Смогут ли в действительности экс-акционеры ЮКОСа заставить Россию заплатить $50 млрд? Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, Hubs решил вспомнить несколько прецедентов из международной судебной практики, а также обратился за комментарием к юристу.

Прецеденты

Дело «ЮКОС против России» опиралось на прецедент изначально. Юристы рассматривали  его как аналогичное дело «король Константин против Греции». Его суть заключалась в том, что бывший король Греции обратился в Европейский суд по правам человека, обвинив свою страну в незаконной национализации трех родовых поместьев, на которых были похоронены предки короля. Константин выиграл спор. Правда, $1 млрд, который он требовал от Греции, суд взыскивать отказался и предложил правительству страны самому определить, каким будет размер компенсации.

Очевидно, что добровольно платить $50 млрд Россия тоже откажется. В таком случае может последовать конфискация имущества, принадлежащего российскому правительству. Около  десяти лет назад Украина на своем  опыте убедилась, что  подобное развитие событий вполне реально.

В 2001 году кипрская компания TMR выиграла Стокгольмский арбитраж у Фонда госимущества Украины. Суд признал, что Украина обязана выплатить TMR более $40 млн в качестве компенсации за потерянную прибыль от приватизации Лисичанского НПЗ, инвестором которого выступала компания с кипрскими корнями до продажи предприятия российской ТНК.

Украина  отказалась выполнять решение суда. Как результат – в 2004 году, по требованию TMR в аэропорту Брюсселя был арестован Ан-124-100 «Руслан», принадлежащий государственному концерну «Антонов». Самолет был зафрахтован НАТО и должен был перевозить оборудование в Афганистан. Тем не менее, это не помешало судебным исполнителям наложить арест на технику.

После вмешательства украинских дипломатов «Руслан» из Бельгии все-таки выпустили. Однако сам прецедент подтверждает, что арест имущества, даже движимого, – вполне реален.

Мнение юриста

circleПавел Белоусов, старший юрист ЮФ «Василь Кисиль и партнеры»

Арбитражные решения трибунала Постоянного Третейского Суда по искам акционеров группы компаний ЮКОС, по которым взыскано более $50 млрд, войдут в историю инвестиционного арбитража.

Реакцию на решения суда российских властей, традиционно считающих любое иностранное решение против России политически мотивированным, несложно предугадать.

Так, например, Францу Зедельмайеру понадобилось 16 лет для того, чтобы исполнить арбитражное решение против России. Примечательно, что в отличие от дела ЮКОСа, решение Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма по делу «Франц Зедельмайер против Российской Федерации» в отношении национализации недвижимого имущества было вынесено на довольно скромную сумму – приблизительно 2,3 млн евро. Однако предусматривало начисление процентов в случае несвоевременной оплаты со стороны государства.

Россия инициировала ряд судебных разбирательств, включая оспаривание арбитражного решения в Стокгольме, чтобы не допустить или блокировать принудительное взыскание суммы убытков с государства.

Из-за упорства России инвестор был вынужден участвовать более чем в 80 различных судебных разбирательствах в разных юрисдикциях, включая Россию, Швецию, Германию, чтобы добиться принудительного исполнения арбитражного решения.  С момента вынесения решения Торговой палаты Стокгольма и до момента его фактического исполнения сумма, подлежащая уплате Россией с учетом штрафных санкций, выросла почти до 8 млн евро.

Таким образом, уже можно предположить, что истцам предстоит нелегкий и довольно долгий путь к взысканию с России денег. Вознаграждением в конце такого пути могут стать штрафные санкции, предусмотренные на случай, если РФ не оплатит причитающиеся по решениям суда суммы до 15 января 2015 года.

 ХУБС