Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Кандидаты липовых наук: коррупция в образовании и медицина

Кандидаты липовых наук: коррупция в образовании и медицина
Кандидаты липовых наук: коррупция в образовании и медицина

Реорганизация ВАК на ДАК – смена буквы вместо реформ

В медицинской науке все начинается с честности и этики; служитель человеческого здоровья, спаситель и врачеватель должен быть выше подозрений, а доверие к нему – один из реальных факторов выздоровления. Именно поэтому со времен Эскулапа врачи более всего заботились о престиже цеха. Однако клятва Гиппократа давно не в чести. О каком престиже можно говорить, если диссертация просто покупается, а диссертант в лучшем случае запоминает название темы работы? Каждый липовый диплом в медицине равносилен халатно оказанной медицинской помощи в будущем.

В медицине нет объективных критериев оценки качества оказания медицинской услуги. Обывателю сложно объективно оценить, насколько правильно прописываются рецепты пациентам, делаются многочисленные операции, оказывается медицинская помощь. В то же время, медицинская отрасль сверхважна, а ее успехи равносильны человеческой жизни – то есть, сверхценны. Именно поэтому роль научных кадров в медицине огромна – едва ли не больше, чем в сфере образования.

Хочется верить, что вышеупомянутыми рассуждениями о роли науки в здравоохранении руководствовались власти предержащие, когда в 2010 году 9 декабря  президент подписывал указ №1085/2010 «Об оптимизации системы центральных органов исполнительной власти», который ознаменовал ликвидацию ВАК (Высшей аттестационной комиссии) Украины – главного органа по аттестации научных и педагогических кадров в Украине.

Многие в один голос облегченно вздохнули: наконец-то ликвидировано одно из самых коррумпированных звеньев в системе высшего образования в нашей стране.  «Звено», потому что в коррупционную схему была втянута не только сама ВАК, но и вся система защиты диссертаций, в которой участвовали многие ученые и диссертанты. Одни писали диссертации и дипломы за деньги, другие покупали «образовательные» услуги. По некоторым оценкам, Украина в этом вопросе обогнала даже Россию, где в научных кругах по-прежнему процветают коррупция и протекционизм.

Итак, Высшая аттестационная комиссия (ВАК) с октября 2011 года трансформировалась в «Департамент аттестации кадров» при Министерстве молодежи и спорта Украины. Именно эти формальные изменения следовало отображать в документации, сопровождающей диссертацию, к примеру, в объявлении о диссертации.  Подавать объявления о защите диссертации нужно было уже не в «Бюллетень Украины», а в его переименованный вариант – «Аттестационный вестник», и это отражалось в документе «Выдержка из протокола специализированного ученого совета про принятие диссертации к защите».

Свято место пусто не бывает

Пока проводили эти формальные изменения в рамках реорганизации ВАК, в Минобразования под руководством Дмитрия Табачника система аттестации научных и педагогических кадров изменялась куда существеннее. Тогдашний министр, хорошо зная потенциал ВАК в качестве коррупционной кормушки, поручил организацию работы ДАК своему доверенному лицу – первому заместителю Евгению Сулиме.

Первый заместитель Минобразования времен Табачника

Первый заместитель Табачника

Как бы ни критиковали ВАК, но во времена ее работы все без исключения диссертации проходили через соответствующий экспертный совет, на котором известные ученые давали объективную экспертную оценку соискателям и их диссертациям. Решения экспертного совета были определяющими и выносились на заседание Президиума ВАК. Председатель экспертного совета был информирован заранее о составе экспертного совета, и ко мнению председателя о составе совета прислушивались в руководстве ВАК. При этом распределение диссертационных работ по экспертам проводилось председателем совета открыто, непосредственно в начале заседания.

После реорганизации уже на первом заседании с председателями экспертных советов новый куратор научного сообщества Евгений Сулима осветил основные задачи, которые стоят перед экспертными советами. На вопрос «Где можно ознакомиться со списочным составом экспертного совета и какими критериями определялся состав его членов?» из уст чиновника незамедлительно последовал ответ «С составом совета вы будете ознакомлены непосредственно на первом заседании совета». Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь – все всем ясно стало теперь.

Имея административные рычаги и протекцию Дмитрия Табачника, первый заместитель министра быстро понял, как можно укомплектовывать составы экспертных советов «под себя». Угодных, то есть своих светил отечественной науки, готовых оценивать диссертации и решать судьбы научных кадров, стали искать посредством адресных писем от ВУЗов за подписью ректора на имя министра с просьбой ввести в состав экспертного совета такого-то профессора.

При анализе материалов по критериям введения специалиста в состав экспертного совета нередки случаи, когда включение специалиста в состав совета проходило посредством письма без предоставления хотя бы краткого резюме по данной кандидатуре и его научной значимости.

Рано или поздно состав экспертного совета становился известным. При таком подходе к комплектации экспертного совета, от ассоциаций нередко поступали письма с отрицательной характеристикой и даже незакрытым уголовным делом, которое рассматривается в суде. Впрочем, неужели важен качественный состав совета, если главный критерий отбора – готовность беспрекословно выполнять волю Евгения Сулимы? Конечно, нет.

Липовые степени

 vak-2

Понятно, что для формирования экспертного совета ДАК все же имитирует систему конкурентного отбора членов совета. Вероятно, департамент Минобразования рассылает в образовательные учреждения письма с просьбой дать кандидатуры для включения в состав экспертного совета. В итоге, разумеется, таких претендентов оказывается больше, чем составляет численный состав совета, и уже в МОН под чутким руководством Евгения Сулимы, без какого-либо совета и согласия с назначенным председателем и его заместителями, формируется угодный состав совета.

Далее, по «системе Сулимы» на заседании экспертного совета представляется составленный куратором экспертных советов  Еленой Поживиловой список диссертаций с уже назначенными экспертами для оценки работы без согласования с председателем экспертного совета. То есть, конкретному эксперту говорят, какую диссертацию нужно одобрить и восхвалить, а чью работу завалить и раскритиковать. Председатель же экспертного совета зачастую лишь перед заседанием проводит оперативные консультации с отдельными экспертами, чтобы понять свою линию поведения на заседании и «не упасть лицом в грязь» перед своими коллегами, задавая «нужную» тональность обсуждения работы и подведения итогов перед соискателем ученой степени.

По имеющейся информации, к каждому заседанию экспертного совета готовится список работ на рассмотрение, который согласовывается с Евгением Сулимой. Последний на свое единоличное усмотрение ставит галочки против работ, которые могут идти сразу на коллегию МОН на утверждение, либо должны направляться на дополнительный внешний отзыв в других специализированных ученых советах.

Как выясняется, ученые ан масс готовы, недолго думая, написать или переписать отзыв с таким содержанием, которое устроит Евгения Сулиму. В случае отказа руководители и работники ВУЗов рискуют остаться без работы или без должности.

О роли Евгения Сулимы и экспертного совета в системе говорят нередкие случаи, когда уже имеется положительное решение экспертного совета по диссертации, а господин Сулима принимает решение о направлении ее на дополнительные внешние отзывы без пояснения в адрес экспертного совета, почему это делается. Последнее унижаем роль и авторитет членов экспертного совета как людей и ученых.

Субъективные решения от главного «распорядителя» дипломами кандидата и доктора наук привели к запаздыванию рассмотрения и вплоть до отказа присуждения более 70 диссертационных работ. Зачастую просто переносятся сроки заседания коллегии МОН по аттестации научных соискателей.

Замена ВАК на ДАК: адреса, телефоны и цены

Реорганизация ВАК на ДАК проявилась только в изменении принципов формирования экспертного совета и критериев принятия решения о присуждении ученых степеней. Кроме этого, ничего к лучшему не поменялось. Ведь основные документы – «Порядок присуждения ученых степеней», «Порядок присуждения научных степеней и присвоения званий старшего научного сотрудника», «Положение о специализированных ученых советах» никто не отменял. Есть положение о ДАК, которое ничего не меняет. Только сформированы новые экспертные советы в Департаменте аттестации кадров при МОН. Процедура на пути к получению заветного диплома кандидата или доктора наук формально та же. Только на практике – многие работы, защищенные в период реорганизации и после, стали идти через дополнительную экспертизу – в других специализированных советах.

В главном аттестационном законе «Порядок присуждения ученых степеней» все формально учтено: объемы, сроки прохождения, процедуры и пр. То есть, все формальные нормы выдержаны. Однако какие-либо логически обоснованные критерии не сформулированы. Взамен – весьма размытые понятия, которые многие годы остаются нетленными: актуальность, цель и задачи, объект, предмет и методы исследования, научная новизна и практическое значение, личный вклад. В сущности, все зависит от порядочности (степени испорченности) соискателя. Немаловажный момент – обязательные отзывы с элементами критики, так сказать для дополнительной объективности. Система аттестации строго очерчивает список нерецензируемых, в основном т.н. «фахових видань», где должны публиковаться результаты. Как жалуются некоторые представители научной среды, публикации за рамками списка даже в трудах международных конгрессов не в счет. Отсюда прямой путь к местечковой науке.

vak-price

Что имеем в сухом остатке? Функции, возложенные на ВАК, отныне выполняет министерство в лице ДАК, созданное при МОН. Однако новая система работы ДАК не способствовала повышению уровня защищаемых работ и подготовки научно-педагогических кадров. Проблема «липовых» диссертаций и защит никуда не исчезла. Напротив, получить ученую степень «нужным» стало намного проще, ведь решение стало зависеть не от ученого сообщества, а от министерских чиновников во главе с Евгением Сулимой.

Если раньше ВАК все-таки контролировался Кабмином и Национальной академией наук, то сегодня c некоторых пор все передано в руки чиновников МОН. Если ранее комиссия имела статус юридического лица, то теперь вопрос «выдать или не выдать диплом доктора или кандидата» стал зависеть от воли одного чиновника. Все равно остается вертикальный бюрократический способ присуждения ученых степеней, а окончательное решение по этим вопросам принимают чиновники.

Как говорят в ученой среде, одним из выдающихся достижений Дмитрия Табачника и Евгения Сулимы на лоне реформирования системы аттестации научно-педагогических кадров было исключение требования к претендентам на звания доцента и профессора о публикации учебников и учебных пособий с грифом МОН.

В общем, все осталось по-прежнему. Только новая вывеска – новые лица, новые подходы. И еще – новый адрес, новые телефоны, новое название вестника для публикации объявления о защите диссертации, новые цены на «образовательные» услуги.

Интернет пестрит сообщениями о том, что тогдашний министр Табачник разрешил наживаться на объявлениях аспирантов. Как утверждают, в ноябре 2011 года – ноябре 2012 ученые платили деньги за публикацию объявления о защите кандидатских и докторских диссертаций частной фирме – ООО «Аттестационный вестник».

Существование бюллетеня «Аттестационный вестник» было узаконено приказом МОН от 14.02.2012. Как известно, до этого объявления о защите диссертаций публиковались в «Бюллетене ВАК Украины» вследствие расформирования ВАК и передачи ее функций ДАК МОН.

Что интересно, в новом бюллетене стоимость публикации объявления выросла почти в четыре раза – с 60 грн. до 230 грн. Более того, подавать объявления теперь нужно было за три месяца до даты публикации, хотя ранее это был один месяц.

Если же ученые торопились «остепениться», то есть опубликовать свои объявления побыстрее, то росла и стоимость услуги: от 570 грн. вырастала в 1440-1920 грн. за «срочность». Для справки: средняя стипендия аспиранта составляет 1600 грн. В месяц.

Деньги выплачиваются на счет госпредприятия «Педагогическая пресса», которое подчинено МОН. Заметим, что «Педагогическая пресса» печатала и «Аттестационный вестник».

vak-check

Оказывается, в 2013 году Госфининспекция установила, что за период с 01.10.2010 по 01.01.2013 в ГП «Педагогическая пресса» отработала с финансовыми нарушениями на сумму 1,08 млн. гривен, а документы бухгалтерского учета вообще отсутствуют.

vak-price-2

ООО «Аттестационный вестник» в сентябре 2011 года основан неким Э. Бекетовым,  а в 2013 году основателем и директором стал И. Парцвания.

Кандидаты чиновничьих наук

В начале марта 2014 года, после смены власти в стране, недовольная положением дел в науке научная общественность обратилась с открытым письмом к новому руководству страны с просьбой обратить внимание на наболевшие проблемы отечественной науки и образования.

Особое внимание было уделено т.н. «липовым» дипломам, которые щедро раздавались во времена хозяйствования Табачника и Сулимы. Речь идет о «научных» степенях и званиях, полученных «плеядой» государственных чиновников разного уровня и рода времен Виктора Януковича. Все помнят, как в свое время всеобщим посмешищем стало ученое звание «проффесор» тогдашнего президента страны. Разумеется, у бывшего хозяина Банковой была целая плеяда последователей. Не секрет, что у нас большинство депутатов и чиновников уже давно кандидаты наук. Кого ни взять в правительстве, Администрации Президента, Верховной Раде – одни кандидаты, доктора наук – «светила» науки и образования. Фактически, дипломы выдаются людям, едва понимающим вообще, что такое наука как система знания.

Интересна статистика. По данным Госкомстата, с 1996 по 2012 год количество научных работников снизилось с 160 тыс. до 82 тыс. человек, тогда как число докторов увеличилось с 10 тысяч до почти 16 тысяч человек, а кандидатов наук – с 58 тысяч до 88 тысяч человек. Казалось бы, наука должна на такой кадровой базе неслыханно процвесть – но что это за кандидаты наук и доктора, которые фактически не занимаются упорядоченной научной работой? Сама статистика – приговор системе. Кроме того, любой настоящий ученый знает, каких трудов и времени стоит научный поиск, достойный стать основой даже кандидатской диссертации, не говоря о докторской. Очевидно, что у государственных мужей нет времени на диссертации, которые пишут за них подчиненные, «научные рабы», за деньги или за перспективы продвижения по службе. Это борьба не за науку, а за корочку, за повышение социального статуса.

Как свидетельствует российский Диссернет, практически все проверенные диссертации российских руководителей высшего звена, депутатов, деканов и ректоров университетов являются плагиатом, то есть компиляцией фрагментов, взятых из других диссертаций и книг без соблюдения правил цитирования. Есть обоснованное подозрение, что в Украине положение дел нисколько не лучше. «Профессор» Янукович – лишь вершина айсберга. На самом деле увенчанных незаслуженными степенями невежд в чиновничьих кабинетах эшелонов власти пруд пруди. В связи этим, порядочная горстка научной общественности небезосновательно требует в своем мартовском открытом письме этого года в адрес руководства страны, чтобы чиновники и депутаты, которые незаслуженно получили «корочки» с 1991 года, отказались от сфальсифицированных «научных» побрякушек. Такой отказ, действительно, мог бы стать сигналом для очищения украинской науки.

Научная общественность требует радикальных действий: чтобы все ученые советы, принявшие к защите и одобрившие фальшивые диссертации, были распущены. Все диссертационные дела должны быть подвергнуты экспертизе, а членам этих советов нужно навсегда закрыть дорогу к такой деятельности, в частности запретить работать в нынешнем ДАК или другом органе, который будет создан на его месте.

Хозяин – барин

Косвенным доказательством того, что деятельность Сулимы была для него крайне выгодной, стало интервью с теперешним первым замминистра МОН Инной Совсун. Оказывается, господин Сулима работал в кабинете с кухней и ванной комнатой и имел под столом «специальную кнопку», благодаря которой можно было открыть входную дверь. Поговаривают, это было сделано для того, чтобы никто неожиданно не вошел, когда в кабинете происходит что-то важное (например, знакомство хозяина с принесенными ему борзыми щенками). К тому же в офисе было специальное устройство для «глушения» телефонных разговоров. По-видимому, было, что скрывать от назойливых ушей. Сейчас в ванной комнате чиновника есть биде и душ, неплохо оборудована и кухня. Инна Совсун считает, что это весьма нетипичная практика для кабинетов чиновников – но мы-то понимаем, что настоящей наукой можно заниматься только в хороших условиях. А те, кто преподает в облупленных кабинетах вузов и рисует на доске советских времен фигуры с помощью мела и табурета – это не настоящие ученые.

Элитные рабочие условия Евгения Сулимы

Элитные рабочие условия Евгения Сулимы

 

Специальный прибор для «глушения» прослушивания телефонных  разговоров заместителя Табачника

Специальный прибор для глушения прослушивания телефонных
разговоров заместителя Табачника

На сайтах «Национального антикоррупционного портала», «Комитета по противодействию коррупции в органах власти» опубликованы некоторые материалы электронной почты бывшего первого замминистра МОН Евгения Сулимы. Судя по информации, чиновник любит «поліпшувати» социально-бытовые условия – например, с помощью кухни царского дизайна.

Пан Сулима знал толк в социально-бытовых условиях

Пан Сулима знал толк в социально-бытовых условиях

Интернет пестрит информацией о том, как Табачник выбивал из ректоров деньги на новые окна в министерстве. Однако для выбивания нужен кнут. В бытность хозяйствования Сулимы существовал отработанный механизм проверок вузов тогдашним руководством.

Схема элементарна: инспектору, который едет проверять тот или иной ВУЗ, заранее дают установку привезти негативный отчет. Затем представители МОН обращаются к ректору, подчеркивая плохое состояние дел в университете, но говорят, что на ситуацию можно «закрыть глаза», если этот ректор сделает «доброе дело» – и заплатит за «ремонт окон, дверей и т.д.».

Например, в свое время и.о. ректора Винницкого национального технического университета Борис Мокин жаловался, что Евгений Сулима предлагал ему сделать «доброе дело», перечислив благотворительный взнос в сумме почти 60 тыс. на счет Харьковской фирмы «Модерн XXI». По признанию самого Мокина, Сулима без ложного стеснения предложил ему проплатить замену окон в министерстве. После чего, недолго думая, вручил соответствующую платежку, продиктовав контакты посредника, с которым надо было связаться, чтобы осуществить оплату.

По словам ректора, аналогичные платежки получали также ректора и других отечественных ВУЗов – Харьковского национального автодорожного университета профессор Туренко, ректор Одесского национального морского университета профессор Морозова, ректор Криворожского государственного педагогического университета профессор Буряк, ректор Тернопольского национального педагогического университета профессор Кравец и еще несколько ректоров.

Академия коррупционных наук

А теперь перейдем к медицине. Для защиты по медицинскому профилю работ «образовательные» услуги по написанию липовых диссертаций стоят несколько дороже, чем обычно. Хотя прейскурант не останавливает соискателей ученых степеней. Только у нас человек, едва умеющий держать в руках хирургические приборы, смело и со знанием дела принимается за щедро оплачиваемые операции, более того – претендует на их проведение с элементами научной новизны.

Интересно, что более 120 только докторских диссертаций по медицине были утверждены без участия экспертов за время переезда ВАКа в новое помещение и перевода ВАК в ДАК. Эти диссертации утверждались единолично Евгением Сулимой, естественно, под контролем «идейного вдохновителя» Дмитрия Табачника.

Президент НАМН А.Сердюк

Президент НАМН А.Сердюк

Тем временем, НАМН некогда заниматься наукой. Под руководством Андрея Сердюка – приятеля Азарова – НАМН превратилась в академию коррупционных наук. Далеко не единичны жалобы на торговлю должностями в академии, коррупцию и кумовство. Так, по сообщениям СМИ, господин Сердюк заставлял руководителей медицинских учреждений Академии направлять пациентов в частную клинику «Лисод».

Ежегодно НАМН закупает оборудования на более чем 1 млрд. грн. По некоторым данным, усредненный откат составляет 50%. С учетом 23% ставки обналичивания бюджетных средств, это гарантирует завышение цен на оборудование минимум в 4 раза, в реальности значительно больше. Большинство оборудования при этом, как и в институте рака, закупается только ради отката, а впоследствии не используется.

За примерами далеко ходить не надо. В свое время руководитель аппарата президиума НАМН А.Евтушенко через свою фирму «КРАС» поставил институту сердечно-сосудистой хирургии имени Амосова оборудование на 30 млн грн. Возникла традиционная проблема: под это новое оборудование нет даже операционной. Оно будет пылиться без дела до тех пор, пока не закончится на него гарантия. Еще один пример из целого ряда: в институт отоларингологии им. Коломийченко закупили линейный ускоритель за 70 млн. грн., что, по оценкам экспертов, втрое дороже его самой высокой цены. Впрочем, это неважно, потому что помещения для него все равно нет.

Академия медицинских наук не достигла заметных успехов в медицине и науке, однако с завидным постоянством разрабатывает новые коррупционные схемы. Например,  сдавая собственные помещения в аренду, НАМН арендует для своих учреждений разбитые здания и списывает баснословные деньги на их ремонт, а отремонтированные с 50%-ным откатом здания затем возвращаются от арендатора их владельцам. Например, под инфекционную больницу арендовали непригодное здание в Киеве, и, пока его ремонтируют за десятки миллионов, срок аренды уже подошел к концу. О других подвигах НАМН читайте в статье «Медицинского контроля».

Имея такой фронт коррупционных работ, НАМН, похоже, не сыщет времени для науки.

ВАК – ДАК – ГАК: аббревиатуры не меняют сути

У нас, как известно, более 900 высших учебных заведений. Это больше, чем в крупнейших европейских передовых странах, вместе взятых. И только некоторые из них по качеству образования могут конкурировать с зарубежными передовыми университетами европейских стран. Аккредитация вузов – это фактически государственное признание его статуса, то есть уровня аккредитации,  и способности оказывать образовательные услуги.

Наш опыт аккредитации вузов несколько отличается от других стран. На Западе лицензированием и аккредитацией учебных заведений и преподавателей занимаются негосударственные частные компании, объединяющие компетентных специалистов в той или иной области. Причем, к примеру, в США аккредитация учебного заведения не обязательная. Дело аккредитации учебного заведения – добровольное, и полностью зависит от желания руководства вуза. Никто не может заставить то или иное учебное заведение проходить эту процедуру – ни правительство страны, ни местные власти.

Однако большинство вузов, заботящихся о своей репутации, этой процедурой не пренебрегают: к примеру, вузы и колледжи подтверждают аккредитацию с течением определенного времени. Без этого обучающиеся в нем студенты не смогут перевестись в другое учебное заведение или поступить в магистратуру: им просто не засчитают курсы, прослушанные в неаккредитованном вузе, и придется начинать учебу заново.

Желание ректоров не конфликтовать с ГАК и Министерством образования и науки понятно. Возможно, и в самом деле, любая независимая структура приведет лишь к большей волне коррупции. Однако, как представляется, дело не столько в неприемлемости для нас западной системы, сколько в менталитете общества и отдельных его граждан.

В Украине, в отличие от развитых демократических стран, все вузы, как частные, так и государственные,  должны проходить аккредитацию в обязательном порядке. Проверяет соответствия вузов единая государственная структура – Государственная аккредитационная комиссия (ГАК).

Что интересно, руководство вузов существующую процедуру аккредитации их учреждений полностью поддерживает. Ведь мало кого беспокоит качество образовательных услуг, главное – возможность свободно «остепенять» свои педагогические кадры.

Процесс аккредитации вуза – серьезное мероприятие, в ходе которого каждую специальность проверяют экспертные комиссии. Как правило, проверяются остаточные знания студентов: они должны отвечать на вопросы и решить задачи по тем дисциплинам, которые изучали один-два года тому назад. При этом срез остаточных знаний проводится по одним и тем же билетам.

В наших условиях аккредитации, часто при крайне низком уровне знаний, в экспертных выводах о состоянии и уровне подготовки студентов неизменно указывается: «качество подготовки студентов соответствует требованиям программ, учебно-профессиональным характеристикам».

На сегодня проходят обсуждения новой системы аккредитации вузов. По задумке нового руководства МОН, система должна значительно упростить функционирование учебных заведений и процесс лицензирования. Новой системой предусмотрена минимизация количества контактов между представителями университетов и разного рода чиновниками и клерками. А это, в свою очередь, должно позволить исключить разрастание коррупции. Но время покажет, будут ли действительно полезными на практике министерские нововведения.

Повернется ли штурвал отечественной науки?

Как видим, решение о ликвидации ВАКа не принесло ожидаемых результатов, а только усугубило положение дел в отечественной науке. Сменилась только вывеска. Чтобы изменения стали реальными, ВАК должна быть независимым органом, президиум которого формируется на паритетных началах представителями национальной и отраслевых академий наук. Главой ВАК должен быть уважаемый в научном сообществе ученый, академик или член-корреспондент НАН Украины. Орган должен быть профессиональным и авторитетным в глазах маститых ученых и соискателей ученых степеней и научных званий.

Система работы должна быть прозрачной – на основании обоснованных и понятных всем критериев оценивания и утверждения. Члены экспертного совета должны предлагаться научным сообществом, а не единоличным решением чиновника в министерстве. Главный критерий отбора членов экспертного совета – научный авторитет и репутация людей, которая ни у кого не вызывает сомнений. Следует более детально прописать нормативные документы относительно работы ВАК и порядков присуждения научных званий и ученых степеней, чтобы не оставить возможности для двусмысленных трактовок.

В Украине же ВАК хоть и ликвидирована, однако проблема остается. Государство решило не отдавать право присуждать ученые степени самим университетам, несмотря на то, что именно так происходит во всем мире.

Впрочем, эксперты скептично относятся и к идее передать вузам право присуждать ученые звания. Ведь в стране сегодня более 900 высших учебных заведений. Специалисты побаиваются, что присуждение ученых степеней в самих университетах может спровоцировать резкое увеличение количества дипломированных ученых. Нетрудно представить, какого качества могут быть диссертации такого количества вузов.

С таким засильем учебных заведений Украина вряд ли готова предоставить право самостоятельно и окончательно присваивать научные звания и ученые степени. По мнению многих ученых, есть смысл на переходной период передать эти функции ВАК не министерству, не чиновникам, а авторитетным исследовательским и национальным университетам. Ведь только отдельным научно-образовательным и научно-исследовательским институтам общество сегодня доверяет.

А для повышения качества подготовки научно-педагогических кадров и преподавательского состава высших учебных заведений Украины нелишне будет ужесточить требования к кандидатским и докторским диссертациям. Закрытие диссертационного рынка, переход к требованиям мирового оценочного уровня с помощью объективных критериев – цель сегодня вполне достижимая. Сегодня будущее отечественной науки в руках у нового министра науки и образования Сергея Квита. Главное, чтобы он не забыл, что без науки и без высокой человеческой нравственности, Украина не имеет никакого достойного будущего.

http://medcontrol.com.ua/


Теги статьи: ТабачникВАКСулыма Евгений

Дата и время 11 августа 2014 г., 12:40     Просмотры Просмотров: 4120
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи:

Дмитрий и Михаил Табачники. Брат за брата
Через цей щомісячний хабар Янукович тримав Табачника міністром
Луценко обсудил с властями Израиля вопрос экстрадиции Ставицкого и Табачника

АМКУ дозволив партнеру брата Табачника отримати контроль над двома агрокомпаніями
У экс-министра Табачника арестовали счета в «Сбербанке России»
В заливе Берковщина стартовала скандальная застройка участка Кобзона и Табачника

На березі Дніпра стартувала скандальна забудова ділянки Кобзона і Табачника
Фиаско Табачника: исчезнувшие издательства и продажа зданий Минобразования родному брату
Рідна фірма Табачників поновлює оренду землі на Хрещатику, де хоче вгатити готельно-офісного монстра

"Земля Кобзона в Киеве должна принадлежать украинцам" - депутат
Ділянку, що належить Табачнику і Кобзону, треба повернути киянам, — депутат
Кобзон и Табачник присвоили пляж на Днепре в Киеве площадью 7.5 Га, - депутат Киевсовета Сандалова. ФОТОрепортаж

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Прожорливое брюшко Прожорливое брюшко 08.12.2016
Глава комитета инвалидов в день на яхте тратит на еду больше, чем 60 пенсионеров дома за месяц Подробнее
Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко 08.12.2016
Помощь в получении украинского гражданства российскому олигарху Вадиму Новинскому оказал в свое время Петр Порошенко. Подробнее
10 декабря 2016 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте