Настоящим ставим Вас в известность, что действия чиновников Фитосанитарной службы Украины в Одесской области парализуют перевалку зерновых грузов (90% переваливаемой номенклатуры грузов) в порту Рени.

Основными клиентами порта Рени являются молдавские агротрейдеры. Львиная доля зерновых грузов перегружается по прямому варианту вагон-борт судна, остальная часть по варианту вагон-склад –борт судна.

Схема перевалки до 28.08.14 выглядела следующим образом: – Вагоны подаются на фронт выгрузки в пункт пропуска порт Рени (данная процедура занимала до 1-2 часов). -Таможня оформляла прибытие вагонов («раскредитовывала вагоны»), проводила предварительный документальный контроль (ПДК) и ставила груз под таможенный контроль (данная процедура занимала до 6 часов).

Декларант оформлял таможенную декларацию на прибывший груз на основании документов прошедших ПДК (данная процедура занимала 2-4 часа).

– Экспедитор на основании таможенных деклараций оформлял поручения на погрузку груза с ЖД вагонов на судно (данная процедура занимала 2-3 часа). Итого максимально время задержки выгрузки вагонов с момента подачи под выгрузку составляло: 15 часов. Регламентированная норма выгрузки вагона-зерновоза — 60 мин. Штраф за сверхнормативного пользования одним вагоном составлял – 107,63 Швейцарских франков или 1600 грн. Вместимость одного вагона зерновоза составляет 65 тонн (если груз пшеница). Благодаря существующей «бюрократической машине» стоимость перегрузки одной тонны пшеницы увеличивалась на 24 грн. Это прямые финансовые убытки клиентов порта. Начальником областной Фитосанитарной службы Украины в Одесской области, была предложенная следующая схема перевалки зерновых грузов в порту Рени с 28.08.14: – Вагоны подаются на фронт выгрузки в пункт пропуска порт Рени (данная процедура занимает до 1- 2 часов). – Таможня оформляет прибытие вагонов («раскредитовывала вагоны»), НО НЕ ПРОВОДИТ предварительный документальный контроль и ставит груз под таможенный контроль. Без отметок о проведении ПДК декларант не может оформить таможенную декларацию на ТРАНЗИТНЫЙ груз (данная процедура занимает до 6 часов). – От экспедитора фитосанитарная служба требует заявку, НА КАЖДЫЙ ВАГОН ОТДЕЛЬНО, на проведение фитосанитарного контроля груза (данное требование не регламентируется действующим законодательством Украины) (данная процедура занимает до 2 часов). – После поступления заявки фитосанитарный инспектор организует отбор проб груза из вагонов. Затем выставляет счета в адрес Заявителя-Экспедитора.

Поскольку вагоны прибывают в вечернее время, экспедитор может оплатить данные счета только на следующие сутки. После оплаты счетов фитосанитарный инспектор организует доставку проб в лабораторию находящуюся за 60 (шестьдесят) км от порта Рени в г. Измаил. Режим работы с Лаборатории с 09:00 до 17:00. В выходные дни вызов лаборанта необходимо согласовывать экспедитору заранее с руководством Одесской областной фитосанитарной лабораторией г-ном Дегуляром В.В.! Ориентировочное время на получение результатов проб – 24 (двадцать четыре ) ЧАСА. Ориентировочное время на постановку груза под фитосанитарный контроль еще плюс 2 часа – постановка печати на грузовых документах «Ввоз разрешен» . – Декларант имеет право подать на оформление декларацию на транзитный груз, после получения грузовых документов от фитосанитраного инспектора с проставленной печатью «Ввоз разрешен» (данная процедура занимает 2-4 часа)).

– Экспедитор на основании таможенных деклараций оформляет поручения на погрузку груза с ЖД вагонов на судно (данная процедура занимает 2-3 часа). Итого максимально время задержки выгрузки вагонов с момента подачи под выгрузку составляет: 43 часа. Регламентированная норма выгрузки вагона-зерновоза — 60 мин. Штраф за сверхнормативного пользования одним вагоном составляет – 301,35 Швейцарских франков или 4481 грн. Вместимость одного вагона зерновоза составляет 65 тонн (если груз пшеница). Стоимость новшества фитосанитарной службы составляет: 0,85 грн/тонна принятого к перевалке груза. 90 грн стоимость лабораторного анализа одной пробы груза с вагона. или 1,38 грн с тонны принятого груза. Благодаря новой «бюрократической машине» стоимость перегрузки одной тонны пшеницы увеличивалась с 24 грн до 71 грн . То есть прямые финансовые убытки клиентов порта увеличились почти на 300 (ТРИСТА)%. Время оформления груза в режиме транзит увеличилась с 15 часов до 42 часов. Более того выше указанные убытки в расчете произведены только на одну ставку вагонов 15 вагонов. Для полной загрузки судна необходимо от 60-90 вагонов, а это 3- 6 ставок. А это 5,25 – 10,5 суток. В среднем простой судна 5000 DWT составляет 3500 USD/сутки. Простой судна составит 18 375 до 36 750 $. Клиенты порта Рени уже заявили что что на такие дополнительные затраты они не согласны. Выше указанный саботаж фитосанитарной службы и таможенной службы могут привести к ПОЛНОЙ остановке перевалки зерновых грузов в порту Рени. И пере направлению транзитных грузов зернотрейдеров р. Молдова в соседний порт Галац, Румыния. Хотим заметить, что 95% выручки порта Рени и субъектов хозяйствования действующих в на его территории поступает от зернотрейдеров р.Молдова или их контр агентов. Сокращение валютной выручки приведет к дальнейшим финансовым потерям и БАНКРОТСТВУ всех субъектов хозяйствования.

Банкротство порта Рени и предприятий приведет к возрастанию социального напряжения в регионе, что может привезти к неконтролируемым общественным протестам и самосуду и так депрессивного региона.

P.S. В то время когда наша страна стоит на гране дефолта, мы находимся под угрозой вторжения некогда дружественной России, в бюджете страны катастрофически не хватает денег на армию — внутренние враги — «гидры» в лице беспринципных чиновников, остатков порождения «семьи Януковича» продолжают придумывать бюрократически проволочки.

Цель этих действий ясна, чтоб предприниматель пришел и дал ВЗЯТКУ для ускорения процесса оформления груза. Просим все заинтересованные органы: Министерство юстиций, Прокуратуру, СБУ, УБОП и МВД проверить законность действий Фитосанитарной службы Украины в Одесской области и Таможенной службы Украины. 2-я статья О том, как непросто живется некогда преуспевающему предприятию морской отрасли, которое, являясь градообразующим для бюджета древнего Аккермана, сегодня еле-еле сводит концы с концами, «Вечерняя Одесса» рассказывала недавно, в номере за 1 марта, в статье «Выдуманная забастовка». Напомним, что поводом для подготовки публикации стала информационная атака на порт. Возвращение предприятия с 1 марта на работу в режиме полной рабочей недели некоторые средства массовой информации преподнесли как «победу» трудового коллектива, который якобы пригрозил администрации забастовкой. Чтобы понять, что на самом деле все было не так, достаточно привести один факт. Белгород-днестровские портовики о своем намерении бастовать узнали из… Интернета. Тут же появилась информация, объясняющая, кому из влиятельных людей региона была бы выгодна нестабильная ситуация на предприятии.

В частности, всеукраинский интернет-портал «Багнет» назвал в их числе руководителя Белгород-Днестровского филиала ГП «Администрация морских портов Украины», члена Партии регионов Алексея Хайменова и лидера городской структуры ВО «Свобода» Игоря Усова, который якобы контролирует работу ветеринарно-карантинной службы и фумигации. Дескать, вышеназванным «товарищам» раскачивание лодки необходимо для того, чтобы установить полномасштабный экономический контроль над предприятием. Газета попыталась разобраться в ситуации. И выяснилось, что главной проблемой Белгород-Днестровского морского торгового порта является борьба с вредителями. В прямом и переносном смысле. Вначале — о первых. Основной номенклатурой грузов порта уже пятнадцать лет является лес. Белгород-Днестровский — ворота экспорта древесины в Турцию. Лесные грузы занимают до 90 процентов всего грузооборота. Порт, конечно, с удовольствием переваливал бы зерновые, навалочные и генеральные грузы. Но, увы, глубины не позволяют. Ну а лес — груз капризный, в древесине могут завестись всякие жучки-вредители. Поэтому фитосанитарный контроль должен быть жестким.

К чести Белгород-Днестровского порта следует отметить, что за все время работы с экспортной древесиной не было ни одного случая, чтобы страна-импортер вернула груз по причине того, что он, дескать, испорчен. Тем не менее, нашлись желающие порядок фитосанитарного контроля… «усовершенствовать». В апреле 2011 года Государственная фитосанитарная инспекция в Одесской области проинформировала порт о том, что вводится новая «технологическая схема фитосанитарного контроля лесных грузов». Нововведение, которое кардинально противоречило приказу Министерства аграрной политики Украины от 23.08.2005 года № 414, заключалось в том, что если раньше карантинный осмотр древесины с отбором образцов для фитосанитарной экспертизы проводился до погрузки леса на борт и последующего таможенного оформления, то теперь все вышеперечисленные процедуры следовало проводить непосредственно на судне. После окончания погрузки инспектор карантина растений формирует пробы и отвозит их в Одессу, в соответствующую лабораторию, которая делает анализ в течение 72 часов. К чему данная «новация» привела, неоднократно сообщал в своих письмах тогдашний начальник Белгород-Днестровского морского торгового порта О. Манитенко. В частности, в одном из них он отмечал, что навязанная предприятию технологическая схема «…приводит к значительным простоям транспортных средств в ожидании фитосанитарной экспертизы, непродуктивным простоям бригад докеров-механизаторов и перегрузочной техники, к дестабилизации работы порта, что является серьезной угрозой потери основного экспортного грузопотока». Специалисты порта подсчитали убытки от нововведения. Так, если в течение месяца у причалов ранее обслуживалось 40—50 судов с лесными грузами при средней продолжительности погрузки до двух суток, то теперь, с внедрением новой технологической схемы фитосанитарного контроля, не более 25 судов. Доходы порта от обработки одного теплохода составляют в среднем 40 тысяч долларов. Таким образом, потери порта ежемесячно доходят до 1 миллиона долларов! Бюджеты всех уровней теряют налоговые отчисления, у портовиков падает зарплата, предприятие сто ит без работы. Есть и другие потери. К примеру, один день непроизводственного простоя судна обходится грузовладельцу около 2,5 тысячи долларов. Один час непроизводительного «отдыха» бригады портовых рабочих и перегрузочной техники стоит порту 1111 гривен. Кроме того, суда не могут находиться у рабочего причала после окончания их погрузки. Однако нужно дождаться результатов лабораторного анализа. Поэтому суда приходится перешвартовывать. Стоит это «удовольствие» недешево, от полутора до двух с половиной тысяч долларов. Если же по результатам фитосанитарной экспертизы вдруг выяснится, что груз на судне, в том числе уже погруженный, требует фумигации, то его придется — на борту обеззараживание проводить нельзя — выгрузить на баржу, там уничтожить всех вредителей, а потом загрузить обратно. От такой непроизводительной «эквилибристики» пострадают все: порт, судо- и грузовладелец. Какие у них будут непредвиденные расходы, — трудно подсчитать. Спрашивается, зачем было «усовершенствовать» порядок фитосанитарного контроля, если от него только проблемы и финансовые потери? При том, что старый механизм ни разу не дал сбоя? Данные вопросы пытался задать председатель ГП «Администрация морских портов Украины» Юрий Васьков председателю Государственной ветеринарной и фитосанитарной службы Украины В. Горжееву и начальнику Государственной фитосанитарной инспекции в Одесской области Д. Кузишену в одном из своих писем. В нем отмечается, что «непроизводственные простои судов, трудовых и технических ресурсов негативно влияют на деловую репутацию порта и ухудшают финансово-экономические показатели государственных предприятий, работающих в Белгород-Днестровском морском торговом порту». Однако мнение председателя ГП «Администрация морских портов Украины» услышано не было. Так что же получается? Новый порядок фитосанитарного контроля, несмотря на уничижительную критику, действует три года. Если в Николаевском или Херсонском портах данное нововведение не оказало существенного воздействия на их хозяйственную деятельность, так как лесом они практически не занимаются, то для Белгород-Днестровского оно стало просто убийственным.

Тем не менее, его не отменяют. Как говорится, если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно? Осталось понять — кому конкретно? Кто заинтересован в существовании порядка, который, с одной стороны, создает идеальные условия для коррупции, а с другой — является отличным инструментом давления на судо- и грузовладельцев. Действительно, попробуй выразить недовольство какими-то порядками в порту, как сразу же получение результатов анализов будут задерживать до трех суток, а вредителей «найдут» и в незараженном лесе. В результате Белгород-Днестровский морской торговый порт подошел к черте, за которой уже нужно выбирать: жить или умирать? Начиная с 2011 года, как только вступили в силу новые правила фитосанитарного контроля, грузооборот стремительно падает. В прошлом по сравнению с 2012-м — на 28 процентов. По сравнению с 2010-м — на 36 процентов. Перевалка на портопункте «Бугаз» снизилась на 57 процентов. Можно, конечно, говорить об общей тенденции падения грузооборота в украинских морских торговых портах, в частности, в Белгород-Днестровском. Однако если об ъективным негативным обстоятельствам еще и помогать неэффективными управленческими решениями по организации фитосанитарного контроля, которые дают повод вслух говорить о коррупции, то стоит ли удивляться тому, что некогда успешное государственное предприятие дошло, как говорится, до ручки. Ну а нет работы — нет зарплаты. С сентября прошлого года по март нынешнего портовики работали неполную рабочую неделю из-за отсутствия средств на заработную плату, да и та выдавалась с задержками. А ведь порт является градообразующим предприятием и от его успешной хозяйственной деятельности зависит большая часть населения города. По мнению людей, знающих ситуацию на предприятии изнутри (материалы на эту тему публиковали упоминавшийся выше интернет-ресурс «Багнет», а также сайты «Думская.nеt», «Инфоречье», «Альфа Ньюз»), проблемы у порта начались после назначения руководителем Белгород-Днестровского филиала ГП «Администрация морских портов Украины» Алексея Хайменова. До этой должности он с морской отраслью никогда ничего общего не имел. Понятно, что и соответствующим профильным образованием также не обладает. По всей видимости, его назначение, как и все кадроые решения, которые проводила прежняя власть, было продиктовано необходимостью поставить на должность надежного человека, который «присматривал» бы за предприятием. Неожиданно быстро руководитель филиала ГП «АМПУ», несмотря на принадлежность к антагонистической политической силе, нашел общий язык со «свободовцем» Игорем Усовым, которому народная молва приписывает контроль над работой ветеринарно-карантинной службы. Вместо того чтобы заниматься решением реальных проблем порта, например, организовать дноуглубительные работы (это прямая обязанность филиала «Администрации морских портов Украины»), г-н Хайменов вместе с партнером по «бизнесу» начал «щемить» грузовладельцев. В частности, были придуманы кабальные договоры на вымышленные услуги. Непомерные поборы привели к увеличению комплексной ставки перевалки грузов. В итоге грузовладельцы стали искать замену Белгород-Днестровскому порту. Свою деятельность тандем из представителя Партии регионов и объединения «Свобода» продолжал и в дни Майдана, даже в самые драматические моменты гражданского противостояния. Вот уж поистине — ничего личного, только бизнес. По словам докеров-механизаторов, которые согласились дать интервью на условиях анонимности, Усов подстрекал их к экстремистским действиям против руководства порта. Призывал к неповиновению, угрожал физической расправой. Основная цель — ввергнуть предприятие в состояние нестабильности, дабы потом было легче им управлять. В общем, как говорят работники Белгород-Днестровского морского торгового порта, если сейчас не предпринять кардинальных мер — сменить непрофессиональных руководителей предприятия и не очистить территорию от «блатных» фирм, которые всем диктуют свои условия, — толку дальше не будет. Аккерман останется без морских ворот. А о славном прошлом Белгород-Днестровского морского торгового порта будем только вспоминать… Олег Суслов

 Храбро