Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Украина упрямо идет в пропасть по стопам Албании

Украина упрямо идет в пропасть по стопам Албании
Украина упрямо идет в пропасть по стопам Албании

Все чаще в социальных сетях встречаются паникерские реплики ура-патриотов «нас сливают!», «проводим АТО в Киеве», «чистим кулемети», «бьем предателей и коррупционеров». Бить предателей и коррупционеров без стратегии можно сколько угодно, это ни к чему хорошему не приведет и закончится обычной резней.

Как закончилось резней правление Демократической партии во главе с Сали Беришей в Албании. Албанский социально-экономический крах 1997 года является отличным примером как для коррумпированных украинских чиновников, которые не хотят проводить реформы, так и для народных масс, отчаянно не желающих думать головой и стремящихся получить все и прямо сейчас. В Албании остановить насилие удалось только благодаря вводу иностранных войск, в Украину же никто войска вводить не собирается, чтоб не провоцировать Россия. Так что возбужденное народным идиотизмом насилие может продолжаться годами.

До конца 80-х – начала 90-х годов Албания была последним тоталитарным государством Европы. Диктатура сталинского типа сохранялась там довольно долго, поэтому страна всего за четыре года была вынуждена преодолеть путь от десталинизации к свободному рынку, который в СССР растянулся на четыре десятилетия.

После отстранения компартии от власти в Албании относительно быстро были приняты демократичные законы, хотя некоторые пережитки тоталитаризма сохранялись на протяжении нескольких лет (например, самый суровый в Европе «сталинский» уголовный кодекс действовал до середины 90-х). Но какими бы законы демократичными ни были, их реализация была невозможна из-за деградации государственных институтов. Не считая косметических изменений, механизм исполнительной власти оставался тем же, что и при «албанском Сталине» Энвере Ходже.

В период 1991-1997 годов Албания отличалась сильным парламентом. Ведущими партиями были Демократическая и Социалистическая, от них иногда откалывались группы независимых депутатов. Парламентарии были наделены неприкосновенностью, благодаря чему могли безнаказанно преступать закон. Поскольку у власти находились корпоративно-клановые группы, широко практиковалась круговая порука. Депутаты владели легальным и нелегальным бизнесом, тесно сотрудничали с мафией и аферистами, например, с основателями фиктивных банков. Так как президента назначал парламент, не стоит сомневаться, что он был солидарен с развращенными нуворишами.

Судебная система в Албании после 1991 года рухнула. Судьи покупались и продавались, участвовали в политических расправах, принимали одиозные решения по хозяйственным вопросам. Люстрация мало помогла: новички не имели опыта, и когда попадали во враждебную среду, вынужденно шли на поводу у корпоративно-клановых групп, которые с легкостью овладевали их волей. Таким образом, коррумпированная судебная система поглощала и развращала даже тех, кто становился судьей из принципиальных соображений. Во время беспорядков 1997 года судьи и их семьи стали главными целями мятежников. Захватив любой город, повстанцы первым делом громили суд и прокуратуру, искали и убивали их сотрудников, сжигали всю документацию. Надо полагать, что в случае начала беспорядков в Украине развернется беспрецедентная охота на судей, так что люстрация покажется детской забавой.

Создание независимой судебной системы – первый шаг к стабилизации политической и общественной жизни. Украина будет пребывать в ступоре до тех пор, пока в ней не появятся независимые суды, поскольку без них любые реформы являются пустой тратой времени и ресурсов.

Армия в Албании деморализовалась и развалилась. На командирские должности назначались лица, лояльные правящей партии, а также происходившие родом из определенных местностей. Вооруженные силы при Сали Берише строились по китайскому образцу, и в них были отменены воинские звания. Условно демократическое правительство Албании после 1991 года поставило перед собой амбициозную задачу «подогнать» вооруженные силы под стандарты НАТО, и приступило к превращению «китайской» армии в «американскую». Реформы затянулись на несколько десятилетий, и к 1997 году вооруженные силы находились в подвешенном состоянии. Использовать их для наведения порядка было крайне сложно – солдаты или бежали, или сами присоединялись к группировкам бандитов и мятежников.

Переход к свободному рынку оказался более успешным, чем эксперимент с либерализацией политической и общественной жизни. Результат превзошел все ожидания. В Албании родился «дикий» и совершенно никем не контролируемый рынок, который развивался бурными темпами. Хотя официально ВВП страны падал, внутрь нее хлынул поток средств из-за рубежа, ввозимых заробитчанами. Открытием границ воспользовалась и мафия, которая превратила Албанию в транзитное государство для нелегальных мигрантов и контрабанды. Во многом «возвышению» Албании способствовала война в соседней Югославии: пролегавшие через нее маршруты из Азии в Европу стали небезопасными. В криминальную деятельность были вовлечены и представители государственных структур. Например, основным источником обогащения депутатов и чиновников стала нелегальная торговля оружием: Албания в 90-е годы стала одним из главных поставщиков оружия странам Африки.

Национальная экономика Албании полностью ушла в тень. Свои доходы скрывали поголовно все, начиная от бедных заробитчан и заканчивая нуворишами на государственной службе. Оборот теневых средств был огромен, и отсюда такой парадокс, как относительный рост уровня жизни при официальном ухудшении экономических показателей. Кроме того, из-за массовой и систематической неуплаты налогов, отрицательного торгового баланса казна Албании опустошалась стремительными темпами, и на содержание армии, полиции, чиновников не хватало средств. То же мы наблюдаем в современной Украине.

Государство не имело инструментов для регулирования сокрытого рынка. Никто из правящей верхушки и не был заинтересован в их появлении. Это привело к краху внутреннего рынка, когда нувориши совершили грандиозную аферу, обобрав до нитки практически каждого албанца.

Суть ее состояла в создании сети фиктивных банков, которые искусственно раздувались. Эти первые в стране коммерческие банки быстро стали популярны: свои средства доверяли им и простые граждане, и крупные компании. Владельцы банков тем временем никому ничего возвращать не собирались и переводили деньги доверчивых вкладчиков на свои оффшорные счета за рубежом.

В период с 8 по 16 января 1997 года дутые банки в Албании начали рушиться один за другим. Наивные албанцы остались без последних средств к существованию. Одновременно обанкротились фирмы, которые пользовались услугами фиктивных банков, так что произошел резкий рост безработицы. Финансовый крах способствовал обогащению правящих корпоративно-клановых групп и подставных лиц, посредством которых афера была организована. Они бежали в Швейцарию с миллионами, украденными у албанских заробитчан и предпринимателей. Подобное мы можем наблюдать и в Украине: несмотря на то, что с падением курса гривны по отношению к доллару население стало в два раза беднее, кто-то в НБУ неплохо подзаработал и уже думает, на каком из островов встречать новогодние праздники.

16 января в Албании начались мирные демонстрации. К обманутым вкладчикам быстро присоединились предприниматели, жертвы полицейского произвола и продажных судей, студенты и бывшие сотрудники обанкротившихся компаний. Таким образом, крах дутых банков стал лишь поводом к восстанию, и позволил мобилизовать протестно настроенное население.

В феврале наравне с социальными появились первые политические лозунги. Но президент, кабмин и парламент игнорировали происходящее. Итог известен: 1 марта вспыхнул вооруженные мятеж, к которому быстро присоединились деморализованные воинские части. В первый же день в руках населения оказались не только автоматы и винтовки, но и артиллерия, а также танки. Теперь на въезде в каждую захолустную деревушку стоял танк с местными вооруженными гопниками – самообороной.

Нельзя сказать, что свержение президента и правительства, роспуск парламента стали главными целями мятежников. Среди них были разные группировки, каждая из которых преследовала свои узкие цели, начиная от мести чиновникам и заканчивая экспроприацией имущества нуворишей. Построенные по клановому принципу территориальные милиции воевали с органами госбезопасности, с бандитами и друг с другом.

Никакой единой программы не было, стихийное восстание стало бессмысленным и беспощадным актом отчаяния, безуспешной попыткой избавиться от гнета продажных чиновников. Главными жертвами повстанцев стали государственные служащие и представители спецслужб. Во Влёре была организована резня сотрудников службы ShIK – тайной полиции, наследницы Сигурими. Зафиксирован случай, когда сотрудника ShIK намеренно сожгли живьем из чувства мести. В разных уголках Албании повстанцы уничтожали продажных полицейских, по отдельности и массово. Чиновников и судей просто расстреливали. Полицейские участки, суды и административные здания сжигали. Особым шиком была поимка депутата: от вооруженных банд их не спасали даже телохранители. Месть стала лейтмотивом выступлений.

В Украине подобное уже было, а именно год назад во Врадиевке. И полгода спустя на Западной Украине в «ночь гнева». И нет причин, чтобы эти события не повторились много-много раз. Причем ожесточенность расправ от случая к случаю будет возрастать, вплоть до массовых убийств, как в Албании. Интервалы между выступлениями, наоборот, раз от раза будут сокращаться. Врадиевский бунт в разных интерпретациях и в разных местах будет воспроизводиться естественным образом до тех пор, пока не начнутся реальные реформы.

Месть судьям и чиновникам, охота на депутатов в Албании сопровождались всплеском преступности. После исчезновения полиции и армии такие крупные города, как Берат и Влёра, оказались под контролем конкурирующих бандитских группировок, и были поделены на сферы влияния. В руках уличной шпаны оказалось очень серьезное оружие, вплоть до бронетехники. Его было так много, что оно досталось даже детям. Имея в своем распоряжении противотанковое оружие, бандитам удалось штурмовать и ограбить государственную казну в Шкодере. Обыденностью стали похищения людей с целью выкупа.

Школьников с автоматами мы могли наблюдать на Донбассе до прихода регулярной российской армии. Также мы на Донбассе можем наблюдать грабежи банков, налеты на магазины, похищения людей. Следует отметить мудрое решение бывшего и.о. президента Александра Турчинова, который не пошел на поводу у паникеров и провокаторов, и не открыл склады с оружием для всех желающих.

Стихийное насилие в Албании продолжалось до конца мая. Несмотря на то, что парламент и президент пошли навстречу мятежникам, а в страну в рамках операции Alba были введены иностранные войска, уличные банды, не выдвигавшие политических требований, продолжили заниматься грабежом, а некоторые особенно отчаянные группировки мятежников-идеалистов решили почувствовать себя последними из самураев, и под всеобщее одобрение еще несколько недель атаковали полицию и военных.

Албанию от тотальной войны всех против всех спасли Италия и Греция, которые испугались последствий конфликта. Стоило пустить ситуацию на самотек, и они получили бы у своих границ никем не контролируемую территорию, рай для бандитов и контрабандистов, вечный источник беженцев. 11 европейских стран под руководством Италии организовали полицейскую миссию, которая обеспечивала порядок в Албании в апреле-августе 1997 года.

Италия и Греция помогали Албании в восстановлении законности, в строительстве государства «с нуля». Были созданы независимые институты финансового контроля, не существовавшие в Албании до краха 1997 года, восстановлена деятельность органов исполнительной власти. Коррумпированные албанские полицейские тщательно контролировалась итальянскими, которые находились в стране в рамках рабочих командировок. Италия поставила перед собой цель превратить Албанию из плацдарма преступности в государство, не угрожающее европейской безопасности.

Административные и экономические реформы под внешним управлением МВФ, Италии и Греции, различных международных институтов оказались очень плодотворными. После всеобщего краха 1997 года экономика Албании начала восстанавливаться рекордными темпами. Немного статистику подпортило нашествие беженцев из Косово, однако процессы роста были необратимы. Уже к 1998-2001 годам многие сектора полностью покрыли потери, понесенные после социально-экономического кризиса. Инфляцию удалось снизить с 42% в 1997 до 3,5% в 2001. После 1997 года количество зарегистрированных предприятий малого бизнеса увеличилось с 25 тысяч до 40 тысяч.

Достигнуть таких успехов удалось благодаря установлению верховенства закона и успешной борьбе с коррупцией цивилизованными методами, а не с помощью тупой резни. Безусловно, изменения не были одномоментными, и переход к новой жизни продолжается по сей день.

В целом, Албания 1991-1997 годов и Украина 1991-2014 годов во многом похожи. То, что Албания скоропостижно скончалась всего через 6 лет после начала «реформ», а Украина уже 23 года корчится в предсмертных муках и никак не может умереть, объясняется небольшим запасом ресурсов у слабенькой Албании и огромным – у развитой Украины. Для поддержания жизнедеятельности корпоративно-клановых групп нужны колоссальные ресурсы, и богатая Украина идеально подходит для существования такой паразитической системы. Между тем, в России запас ресурсов еще больше, поэтому ее смерть мы сможем наблюдать не скоро.

В конце текущего кризиса Украину ждет, скорее всего, печальная участь Албании, то есть тотальная война всех против всех. У Порошенко есть последний шанс провести жизненно необходимые административные и судебные реформы, но он им, судя по всему, так и не воспользуется. Тогда всплеск народного гнева сметет сначала всех чиновников и депутатов, а потом насилие выльется на улицы городов, и начнутся локальные войны территориальных милиций по донбасскому образцу с его Лисичанской республикой, которая объявила войну Луганской (какой из нескольких Луганских республик она объявила войну, не уточняется).

Небезопасной станет вся территория страны, от Львова до Мариуполя. В зоне риска окажется каждый регион, бандитские республики-однодневки будут возникать повсеместно. Возможно, появятся какие-то «островки безопасности», где монополию на применение силы получат хорошо сплоченные группировки, которые смогут обеспечить на подконтрольной территории порядок. Не факт, что это будут патриоты. Например, на юге Албании в 1997 году сплотились греки-эпироты, которые эвакуировали женщин и детей на Корфу, захватили оружие и смогли защитить свои села от бандформирований, образовав свою автономию с центром в Саранде. Наиболее радикальные представители греческого меньшинства под влиянием идеи Энозиса даже предлагали отделить Северный Эпир от Албании и передать в состав Греции.

В Украине тоже есть регионы, где после краха государства сепаратисты установят свои порядки, гарантировав безопасность местному населению. Например, по такому пути может пойти заселенный болгарами Болградский район, постоянно находящийся в оппозиции Киеву с 1991 года. В случае тотальной войны у болгар хватит сил сформировать ополчение для самозащиты.

Албанию от резни спас ввод иностранных войск – греческих и итальянских. В Украину войска для наведения порядка введены не будут, поскольку НАТО и Россия не рискнут провоцировать друг друга. Поэтому, в отличие от Албании, мятеж в Украине перерастет в тотальную войну, которая будет длиться не три месяца, а годы, пока внутри страны не сформируется новый баланс сил или пока ситуация в мире не изменится таким образом, что станет возможным ввод иностранных войск в Украину.

В связи с этим Порошенко и Путин могут подписывать любые договоры. Соглашение между государствами, чье будущее туманно – это просто бумажка. Сам Путин – наименьшая из проблем Украины. Главная ее проблема состоит в нетерпеливых украинцах, и особенно в ура-патриотах, которые в угаре патриотического припадка разорвут страну в клочья без помощи всяких россий. Как показал случай с Ани Лорак в Одессе, маразм крепчает до такой степени, что ожидать можно чего угодно.

Лучшее, что могут сделать не обличенные авторитетом и властью украинцы – денно и нощно молиться о том, чтобы в глубине неповоротливой и громоздкой государственной машины вызревал заговор. Важно, чтобы заговорщики своевременно воспользовались грядущей волной народного гнева, а после этого расправились с «народними месниками» с целью цивилизованно провести реформы сверху. Если же заговора нет (а о том, есть он или нет, мы узнаем только в кульминационный момент), Украине конец – она будет стерта с политической карты мира благими намерениями ура-патриотов, «нассливальщиков» и любителей «АТО в Раде». Ни одна революция без заговора не совершается, иначе это просто бунт черни.

При этом, без сомнения, «наверху» находится много предателей, которые и в самом деле «сливают» Украину. Но избавляться от них нужно цивилизованно.

У чиновников и депутатов выбор шире – они могут либо сваливать из страны прямо сейчас, чтобы не быть заживо сожженными в своих шикарных загородных особняках, либо думать головой и немедленно приниматься за реальные реформы, а не создавать видимость бурной деятельности. Тогда им будет сохранена жизнь и, возможно, часть имущества.

Хвиля


Теги статьи: АлбанияУкраина

Дата и время 08 сентября 2014 г., 09:40     Просмотры Просмотров: 3263
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Нацполіція опублікувала дані щодо кількості пограбувань і розбоїв у Києві Нацполіція опублікувала дані щодо кількості пограбувань і розбоїв у Києві 07.12.2016
У Києві порівняно з минулим роком кількість розбійних нападів зросла на 54%, а грабежів – на 61%. Подробнее
«Антонов» предложил Трампу свой самолет вместо дорогущего Boeing «Антонов» предложил Трампу свой самолет вместо дорогущего Boeing 07.12.2016
Государственное предприятие «Антонов» предложило свой самолет избранному президенту США Дональду Трампу в качестве новог… Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте