Cобственник компании ProAgro Николай Верницкий почуял неладное, когда его банк перестал проводить платежи. Первый день осени, начало бизнес-активности, а «Денег нет!» – приблизительно такой ответ получила компания Верницкого от начальника Шевченковского отделения банка «Киев».

Верницкий обслуживается в этом финучреждении последние 13 лет и похожую ситуацию уже переживал в 2009 году. Тогда банк заморозил его счета на полгода. Почему остался? «Маленькие банки всегда лояльнее относятся к клиентам», – пожимает он плечами.

По состоянию на среду, 17 сентября, на корреспондентских счетах банка «Киев» в НБУ было около 50 000 гривен. «Столько же, сколько  у меня на счетах «Киева», – грустно произносит Верницкий. Если банк ликвидируют – я эти деньги потеряю».

Сейчас банк «Киев» находится на 72 месте по размерам активов. Пять лет назад он был на тридцать позиций выше. Что пошло не так?

Старый багаж

Кризис 2008 года больно ударил по строительной отрасли. Замораживались объекты, банкротились строительные компании. Банки, которые финансировали эти постройки, страдали от вала неплатежей по кредитам.

Банк «Киев», который в основном занимался кредитованием строительных компаний, тут же ощутил эту проблему. К середине лета 2009 года доля проблемной задолженности в банке составляла уже 95% – наивысший показатель по банковской системе.

Банк перестал получать погашения по кредитам и не мог рассчитываться с вкладчиками, которые хранили на счетах более 2,2 млрд гривен. Начались митинги. Разъяренные клиенты банка, в основном пенсионеры, перекрывали дорогу на ул. Богдана Хмельницкого – напротив головного офиса банка, дежурили под дверью банка день и ночь, просили от НБУ помощи.

kyiv

После долгих раздумий и бюрократических проволочек Кабмин решил рекапитализировать банк. Многих финансистов это удивляло, так как «Киев» и тогда был небольшим банком. Под рекапитализацию он попал, так как был системным и имел 1% депозитов населения по системе. Именно такие требования были у  Кабмина к банкам, которые могут претендовать на рекапитализацию.

В середине 2009 года банк «Киев» вместе с Укргазбанком и Родовид Банком рекапитализировали. В общей сложности государство на спасение этих банков выделило более 25 млрд гривен. Из них – 3,6 млрд гривен получил «Киев». Вкладчикам тут же начали выплачивать депозиты, паника поутихла, но кредитный портфель лучше обслуживаться не стал.

Большую часть кредитов банк выдавал компаниям предыдущего собственника – Николая Марченко, у которого Минфин фактически отобрал банк. Бизнесмен просто отказывался погашать долги. В конце 2010 года Марченко задержали сотрудники СБУ.

Криминальных историй, связанных с этим банком, много. То внезапно умер первый временный администратор банка «Киев», то сотрудники правоохранительных органов нашли оружие в кабинете Марченко, то задержали его людей, когда они выносили из банка более 20 земельных актов. Также было возбуждено уголовное дело против бывшего председателя правления банка Юрия Маслова, который возглавил банк после рекапитализации.

Правительство после национализации не могло придумать стратегию развития для банка «Киев». В стенах Минфина и НБУ постоянно обсуждалась возможность присоединения банка то к Родовид Банку, то к Укргазбанку. Остановились на идее создать земельный банк на базе «Киев». Но и эта идея с треском провалилась.

Государство в 2012 году создало с нуля Госзембанк – команда, которая в «Киеве» работала над этим проектом, перекочевала туда. Разговоры о необходимости присоединить «Киев» к Укргазбанку возобновились.

Подвешенные годы

Летом этого года банк «Киев» отпраздновал пятилетие с момента рекапитализации государством. 99,94% акций финучреждения принадлежат Минфину. За это время банк с 44 места по размерам активов спустился на 72-е. Его активы сократились почти на 40%, депозиты населения и предприятий – на 90%. Проблемная задолженность банка  - с 95% до 78%.

Почти весь кредитный портфель «Киева» – это займы, которые банк выдавал еще до рекапитализации, и кредиты, выданные временными администраторами, правомерность которых потом изучали правоохранительные органы. Сейчас банк не кредитует вообще – работает над возвратом кредитов. В прошлом году ему удалось вернуть около 180 млн гривен, в этом – 95 млн гривен. По итогам первого полугодия «Киев» получил 2 млн гривен прибыли.

Если раньше Минфин озвучивал надежду, что государство вернет вложенные в спасение национализированных банков средства, то уже больше года чиновники об этом молчат.

Продать проблемный «Киев» за $260 млн (3,6 млрд гривен по курсу 14 грн/$) – просто нереально. Недавно Николай Лагун купил Универсалбанк – 30-й по размеру активов – за 95 млн евро.

Скелетов в шкафу банка «Киев» с годами меньше не стало. НБУ требует доформировать резервы на 600 млн гривен и отдать рефинансирование – еще 700 млн гривен. Именно этот долг стал причиной ухудшения ситуации в банке с начала сентября. 29 августа этого года НБУ списал с корсчета «Киева» около 50 млн гривен в счет погашения долга по рефинансированию.

Для правления банка списание этих денег оказалось неожиданностью. Они планировали в счет погашения части долга перед НБУ отдать здание, в котором расположен головной офис. Здание большое, в центре города. Оценщики полгода назад оценили его в 400 млн гривен. По свежему курсу оценка может составить около 600 млн гривен. Потом банкиры ждали, что НБУ запишет их в список банков, которым дали отсрочку по погашению рефинансирования до декабря. Этого тоже не произошло.

На корсчете банка в НБУ осталось около 50 000 гривен, большинство нормативов регулятора банк не выполняет. Все платежи остановились. Картотека банка по выплатам на 18.09.2014 составляет около 25 млн гривен.

Председатель правления банка «Киев» Олег Тютюннык написал заявление об уходе с 22 сентября. Депозиты населения в банке составляют немногим более 300 млн гривен, большая часть из них подпадает под Фонд гарантирования вкладов. Но у Фонда тоже денег на выплаты нет.

Вчера вкладчики банка уже приходили под стены головного офиса. Среди них те же лица, что и в 2009 году, но ведут они себя пока спокойно. Надолго ли? «Скоро будет бунт», – прогнозирует один из сотрудников банка «Киев».

Хубс