Блокада Донбасса. Почему Порошенко не убедителен

Блокада Донбасса. Почему Порошенко не убедителен
Блокада Донбасса. Почему Порошенко не убедителен

В понедельник президент Порошенко предпринял в очередной раз попытку убедить украинский народ в том, что блокада оккупированных территорий – абсолютное зло.

Выступая на заседании Совета регионального развития, гарант Конституции снова заговорил об ущербе отечественной экономике от блокады. Ущерб, по его мнению, будет столь ощутим, что даже МВФ испугался и отложил принятие решения по выделению Украине очередного транша.

Конечно, глава государства не упустил возможности, чтобы снова въедливо покритиковать инициаторов блокады. Правда, теперь депутатом среднего рода никто назван не был, но к супермастерам политического пиара, которые грамотно вычислили болевую точку, Порошенко их отнес.

Впервые досталось и региональной элите. А именно – элите тех областей, где местные советы поддержали блокаду оккупированных территорий, чем, говорят, изрядно напугали Петра Алексеевича.

«У вас множество аргументов для того, чтобы убедить депутатов и общество. Еще раз подчеркиваю, это означает, что вы либо не вели разъяснительной работы, и где отсиделись – или в окопе, или вообще за печкой. Или объясняли так, что вас никто не понял. Или вам не хватает политического авторитета в своих областях», — публично пристыдил Порошенко представителей регионов.

Думаю, что все поняли: тема блокады – очень сложная и многогранная. И только время покажет, кто прав, кто виноват.

Лично мне кажется, что президент остается неискренним в оценке «блокадных» процессов, чуть-чуть манипулирует цифрами, что-то недоговаривает или лукавит.

Во-первых, меня смущает, что власть не посыпает голову пеплом. Хотя появление «редутов» на железнодорожных путях во главе Семенченко и Парасюком стало возможным в результате провальных управленческих и политических решений.

К примеру, Порошенко считает, что появление «блокадников» создало «гуляй-поле» в зоне АТО. А скажите, разве это гуляй-поле не появились значительно раньше? Если там был порядок и контроль, кто и почему расстрелял мобильную антиконтрабандную «группу Эндрю» еще в сентябре 2015 года? Ведь борцы с контрабандой явно наступили кому-то высокопоставленному на хвост и этот кто-то дал команду нажать на курок. И, заметьте, это преступление до сих пор не раскрыто.

Во-вторых, глупо опровергать, что зона АТО за последние пару лет не превратилась в «черную дыру», в которой шел никем не контролируемый «обмен товарами» с использованием как автомобильного, так железнодорожного транспорта.

Меня вообще удивляло олимпийское спокойствие властей, когда целые эшелоны бесконтрольно шуровали туда-обратно. А если бы боевики запрыгнули в вагоны и высадились в тыл украинской армии?

В связи с этим – вопрос: почему только блокада заставила Кабмин упорядочить торговлю с оккупированной территорией? Почему нельзя было сделать это раньше?

Но самый большой блок вопросов к власти касается работы принадлежащих Ахметову предприятий на оккупированной территорией и действие злополучной формулы «Роттердам+».

Итак, «роттердамскую» формулу ввели, чтобы поднять цены на электроэнергию. На дополнительные доходы от энерготарифов компания ДТЭК и «Центрэнерго» (государственная, но контролируемая окружением президента) должны были получить возможность закупать антрацитный уголь в любой точке планеты.

Но, в результате, ДТЭК и «Центрэнерго» ввозили уголь с оккупированных территорий и платли за него «старую» цену, а население и бизнес, как лохи, оплачивали повышенные тарифы за электроэнергию, будто уголь действительно ехал к нам из-за морей-океанов. По мнению эксперта Андрея Геруса, за 2016 год кое-кто заработал «лишних» 10 миллиардов гривен.

Может ли Герус ошибаться? Может. Но вы где-то слышали внятное объяснение этой щекотливой истории от главы НРКЭКУ Вовка? Молчит, как партизан. Будто кусок киевского торта проглотил.

Заверения премьера и министра энергетики не в счет. Как-то невнятно опровергали они существование «Роттердама+» (да и их опровержение, в последствии, было опровергнуто журналистами и экспертной средой).

А как же программа уменьшения зависимости от оккупированных территорий? Кто и почему ее не выполнил, имея 10 миллиардов дополнительных доходов? (Кстати, еще тепловики не отработали сезон на тех тарифах, а Вовк пугает новым повышением цен на электроэнергию). Может, наказали кого-то, уволили за провалы в работе?

Кстати, а как бы реагировали, если бы боевики в самый неподходящий момент сами заблокировали ввоз угля? Чтобы говорили тогда? Или были уверены, что кремлевские марионетки на срыв взаимовыгодного бизнеса не пойдут?..

Есть еще ряд нестыковок.

К примеру, говорят, что предприятия Ахметова, находившиеся в ОРДЛО, были зарегистрированы на подконтрольной Киеву территории и платили в бюджет налоги. Возможно, и платили. Но ведь и боевикам тоже платили. Никогда не поверю, что предприятия СКМ просто так всяческие «гиви» и «моторолы» не трогали. Ведь многие заводы, чьи руководили проявили гражданскую позицию еще в 2014 году, были тут же отобраны или уничтожены.

Тогда почему президент из-за предприятий Ахметова так яростно нападает на блокадников? Может, потому, как пишет журналист Сергей Рахманин, что Ахметов для Порошенко – ситуативный союзник и очень выгодный бизнес-партнер?..

Идем дальше.

Вот президент обвиняет блокадников в том, что они, якобы, создали основание для того, чтобы предприятия были захвачены, конфискованы и ограблены. Но ведь практически все эксперты в один голос уверяют: теперь, когда Америка взяла паузу в перезагрузке отношений с Россией, Путин взял курс создание подобия «приднестровской дыры» на оккупированной части Донбасса. А посему мириться с работой предприятий под украинской юрисдикцией он не стал бы.

Ну, согласитесь, ведь это более, чем похоже на правду. Доказательство – внезапное стремление Кремля легимитизировать паспорты «ДНР/ЛНР».

Наконец, и с МВФ как-то совсем уж трагикомично вышло. Так старались напугать всех и вся последствиями блокады, что неожиданно для себя напугали самого главного кредитора – Международный валютный фонд. Теперь он взял паузу, а НБУ и министр финансов, скорее всего, должны предоставить менеджерам финансовой организации новый план, где будет отражено «положительное влияние блокады на экономику страны».

Хотя, на самом деле, еще не известно, чего больше испугались в МВФ – последствий блокады, ареста человека по фамилии Насиров или внезапно обострившегося стремления украинских властей установить контроль за Национальным антикоррупционным бюро. Ведь МВФ в своих заявления не раз подчеркивал важность борьбы с коррупцией в Украине…

Николай Бабич, журналист

Дата и время 20 марта 2017 г., 23:26     Просмотры Просмотров: 1786