Россия приготовила ответ на инициативу Игоря Коломойского национализировать российские активы в Украине. Спустя неделю после того, как в начале октября в команде губернатора Днепропетровской области признались, что собираются присвоить столичный торговый центр Ocean Plaza, принадлежащий другу Владимира Путина Аркадию Ротенбергу, Госдума приняла закон, который дает право проводить ответную экспроприацию.

По иронии судьбы в народе документ называют «законом Ротенберга». И хотя российский миллиардер от причастности к закону своего имени открестился, это не отменяет его права на компенсацию потерянного за пределами России, в том числе в Украине, имущества.

Суть «закона Ротенберга» сводится к тому, что граждане России, пострадавшие от зарубежных санкций, имеют право на компенсацию. Причем убытки пострадавших от «западной несправедливости» россиян покроют за счет продажи конфискованного имущества, принадлежащего «стране-обидчику».

Кому есть что терять

Пока речь идет только о конфискации государственного имущества. То есть если, например, у Ротенберга все-таки заберут Ocean Plaza, то друг российского президента сможет обратиться в российский суд с требованием компенсировать его убытки. А чтобы обеспечить эту компенсацию, суд имеет право конфисковать и продать любое имущество Украины. К примеру – здание посольства.

Но не факт, что все ограничится исключительно госсобственностью. «Закон Ротенберга» принят только в первом чтении и по требованию российского правительства отправлен на доработку. Поэтому, учитывая активность команды Коломойского, действие документа вполне могут распространить и на собственность частных компаний. Ведь казенного имущества Украины в России практически нет. А напугать Киев конфискацией нескольких административных зданий вряд ли получится.

Другое дело – собственность бизнеса. Конечно, масштабы проникновения украинских миллиардеров в Россию не сопоставимы с тем, насколько «проросли» в Украине россияне (о российских активах в Украине читайте в материале «Какие российские активы в Украине могут национализировать»). Тем не менее, за живое можно задеть даже самого президента – Петр Порошенко все еще владеет кондитерской фабрикой в Липецке.

Есть что терять и первому замглавы Администрации Президента миллиардеру Юрию Косюку. Бизнесмену принадлежит «Крымская фруктовая компания», по названию которой не сложно догадаться, где она находится. И, исходя из позиции России – «Крымнаш» – крымские активы украинских бизнесменов также вполне могут быть национализированы.

Справедливости ради нужно сказать, что у самого Игоря Коломойского как в России, так и в Крыму отбирать уже нечего. Российскую дочку «Приватбанка» он успел продать. А активы в Крыму – отделения того же «Приватбанка» и заправки, управляемые «Укрнафтой», – забрали безо всяких «законов Ротенберга».

У кого из украинских бизнесменов есть активы в России или Крыму

Кликните по картинке, чтобы увеличить

active-ukr-rus

Как появился «закон Ротенберга»

Официальное название документа – «Закон о компенсации россиянам потерь от конфискации активов за рубежом». Автор столь гениальной идеи – депутат Госдумы от «Единой России» Владимир Поневежский. Идею помочь российским обиженным олигархам, а ведь только они пострадали от санкций, народный избранник озвучил всего чуть более двух недель назад. Тем не менее, документ очень быстро нашел поддержку как в правительстве, так и среди однопартийцев.

Закон получил имя Ротенберга вовсе не потому, что журналисты подозревали друга Путина в причастности к авторству. Все дело в том, что документ был внесен в Госдуму в тот же день, когда у миллиардера, близкого к Кремлю, конфисковали имущество в Италии – 23 сентября.

Тогда итальянская финансовая полиция нашла квартиру, принадлежащую миллиардеру, четыре виллы и люксовый отель в центре Рима. Все это оценили примерно в 30 млн евро. Итальянские силовики обратилась в суд с требованием арестовать активы россиянина, аргументируя свою позицию постановлением Евросоюза, который летом 2014 года включил российского бизнесмена в санкционный список, запрещающий ему въезжать на территорию ЕС и вести там финансовую деятельность.

Хубс