Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

В военное время коррупция в Украине может быть столь же смертоносна, как и пуля

В военное время коррупция в Украине может быть столь же смертоносна, как и пуля
В военное время коррупция в Украине может быть столь же смертоносна, как и пуля

Этим летом я получил официальное уведомление о том, что меня призывают на службу в украинскую армию, и что через несколько недель меня направят на восток, где наши солдаты сражаются с поддерживаемыми Россией сепаратистами.

 

Я глубоко переживаю за мою страну и хочу защищать ее». Но я столкнулся с дилеммой: следует ли мне идти на войну, зная, что придется выложить из своего кармана более 2 тысяч долларов на приобретение способного сохранить мою жизнь военного снаряжения, поскольку из-за коррупции в государстве Министерство обороны не в состоянии «адекватно» снарядить новобранцев. Либо у меня есть второй вариант: заплатить взятку в 2 тысячи долларов для приобретения бумаг, которые свидетельствовали бы о том, что по медицинским показаниям я не годен для несения службы.

 

Я всегда выступал резко против коррупции, одной из серьезнейших проблем в моей стране, в том числе и для солдат, сражающихся на востоке страны. Моему брату, который сейчас служит на востоке, когда он пошел в армию, выдали лишь старомодный АК-47. Моей семье, как и очень многим другим семьям, пришлось тратить свои собственные деньги, чтобы купить ему все необходимое. Мы нашли поддержанную НАТОвскую униформу,  бронежилет, каску, подсвет прицела для его оружия, наколенники и ботинки, что вылилось в сумму порядка 2400 долларов, включая зимнюю одежду.

 

Нам повезло, что у нас были эти деньги. А так, среднемесячная зарплата на Украине составляет 260 долларов, что означает невозможность для среднестатистической семьи снарядить своих сыновей и братьев на войну. Зарплата призывника, в зависимости от ранга и специальности, варьируется от 185 до 417 долларов.

 

В мирное время коррупция бьет по людям не напрямую. В военное время коррупция может быть столь же смертоносна, как и пуля.

 

Война в Украине с поддерживаемыми Россией сепаратистами нагрянула внезапно, к чему правительство оказалось неготовым. В советские времена военные были относительно хорошо оснащены, но после десятка-другого лет после завершения той эры, состояние наших военных сил ухудшалось с сокращением бюджетных ассигнований на армию. В последнее время информация о процедуре закупок Министерства обороны не раскрывается – к примеру, не публикуются спецификации снаряжения. Это означает, что правительство может проворачивать махинации с закупкой низкокачественного снаряжения. И именно это оно и делает.

 

Недавно Генеральная прокуратура объявила, что она выдвинула обвинения против нескольких бывших чиновников Министерства обороны, которые закупали низкокачественные бронежилеты для армии. Они обвиняются в растратах на 5,6 миллиона долларов на покупку 17 080 штук низкокачественных бронежилетов, которые, согласно информации украинских СМИ, привели к сотням увечий и смертей во время военных операций на востоке. Было очевидно, что используемая броня не может защитить от прямого попадания пули.

В августе, президент Петр Порошенко уволил из-за коррупции двух руководящих сотрудников Министерства обороны. Согласно сообщениям в СМИ, их обвиняют в нецелевом использования бюджетных средств, но не в убийстве.

Новые процедуры снабжения армии были направлены на то, чтобы предотвратить коррупцию, из-за которой солдаты подвергаются еще большему риску. В 2013 году, Министерство обороны заявило, что его Департамент внутреннего аудита и финансового контроля начинает специальное расследование от имени армии под руководством тогдашнего министра обороны Павла Лебедева. Ранее, для бюрократов в министерстве было легко «развалить» расследование. Но в июне этого года, представители департамента внутреннего аудита были исключены из комитетов по закупкам и утратили свои мандаты на проверку военных контрактов. Чиновник министерства обороны пояснил, что во военное время, руководству армии требуются полномочия и гибкость в проведении собственных закупок, чтобы обеспечить быстрые поставки для своего войска.

 

Мой брат говорит, что ему сообщили, что ему необходимо покупать себе зимнее снаряжение, поскольку армия не гарантирует его предоставление. Если они поменяли систему снабжения, для того чтобы она работала быстрее, почему они все еще говорят солдатам, что те должны сами о себе позаботиться?

 

Татьяна Черновол, бывшая журналистка, которая в новом правительстве занималась вопросами антикоррупционной политики, недавно покинула свой пост. В своем интервью газете она заявила что «в Украине нет политической воли вести бескомпромиссную широкомасштабную войну против коррупции».

 

Обычные жители Украины, хотят помочь своим солдатам. Они покупают специальные браслеты для того, чтобы поддержать военных и уделяют свою время работе в волонтерских организациях. Однако некоторые из недавних инициатив  оказались обычными схемами по быстрому обогащению. Я слышал об одной организации, члены которой собирали пожертвования для покупки военного снаряжения для войск, а потом попыталась солдатам это самое снаряжение продать.

 

Коррупционные скандалы происходят во многих странах. Но на Украине сама система поражена коррупцией. Она смазывает колесики между всеми учреждениями, будь это государственный или частный сектор, добровольческие движения или даже НКО. Без этой смазки ничего не функционирует.

 

Среди украинского народа и среди наиболее дальновидных политических лидеров есть желание провести реформы. Однако с момента свержения предыдущего президента Виктора Януковича этот импульс ослаб. И теперь «из-за напряженности с Россией и нестабильности на востоке» многие из нас обеспокоены тем, что война с коррупцией будет проиграна. Если сейчас не будут проведены реформы, они, вероятно, никогда не будут проведены.

 

Будучи сотрудником офиса связи НАТО я посещал недавно Великобританию, для того чтобы изучать программы по борьбе с коррупцией. Их работа очень важна, поскольку помогает решить проблемы прозрачности на военных предприятиях и в правительствах по всему миру. Однако для Украины подобные усилия недостаточны: «для того чтобы «излечить» страну, должны быть задействованы все слои общества. А также должна быть политическая воля вести эту борьбу».

 

Сейчас, когда бои на востоке стихли, меня, возможно, не станут призывать. Однако я принял для себя решение, что, если все-таки это произойдет, взятку платить я не буду. В конце концов, мне 33 года и я годен для службы. Но если меня призовут сражаться за мою страну, я хочу быть надлежащим образом снаряжен, для того чтобы быть в состоянии защитить себя. Если я рискую своей жизнью, то хочу знать, что правительство берет на себя обязательство предоставить мне лучшую защиту, которую оно может себе позволить. На данный момент я в этом не уверен. И я боюсь за своего брата, который все еще на передовой.

Александр Ляпко, старший специалист оффиса НАТО в Украине.

Опубликовано в 

«The New York Times»

 

In War Time, Corruption in Ukraine Can Be Deadly

 

KIEV, Ukraine — This summer I received an official letter informing me that I had been called up for service in the Ukrainian Army, and that in a few weeks I would be deployed to the east, where our soldiers are fighting Russian-backed separatists.

 

I care deeply about my country and I want to defend it. But I was facing a dilemma: Should I go to war knowing that I will have to pay more than $2,000 out of my own pocket to get the military equipment that could save my life because official corruption has left the Ministry of Defense without enough adequate supplies to issue to new recruits? Or should I pay a $2,000 bribe to obtain papers falsely testifying that I am medically unfit and should thus be taken off the conscript list?

 

I’ve always been deeply opposed to corruption, a major problem in my country, not least for our soldiers fighting the insurgency. My brother, who is serving in the east, wasn’t issued anything but an old-fashionedAK-47 when he joined the army. My family, like too many others, had to spend their own money to buy what he needed: We found a secondhand NATO uniform, body armor, a helmet, a gun sight for his weapon, and kneepads and boots, all for roughly $2,400, including winter gear.

 

We were fortunate to have the money. The median monthly salary in Ukraine is about $260, which means that it’s impossible for the average family to equip their sons and brothers for war. The salary of a conscripted soldier varies from $185 to $417, depending on rank and specialty.

 

In times of peace, corruption hurts people indirectly. In times of war, corruption can be as deadly as a bullet.

 

Ukraine’s war with Russian-backed separatists came suddenly and caught the government unprepared. In Soviet times the military was relatively well equipped, but in the decades since that era ended our forces have deteriorated as defense spending has shrunk. In recent times, the Defense Ministry’s processes of procurement have usually been kept secret — specifications for body armor, for example, aren’t published. This means that the government can get away with purchasing low-quality gear. And it usually does.

 

The Office of the General Prosecutor recently announced that it is bringing charges against several former Defense Ministry officials who purchased substandard body armor for the army. They are accused of spending $5.6 million to buy 17,080 pieces of low-quality body armor, which, according to reports in the Ukrainian media, have led to dozens of casualties and deaths during military operations in the east. The armor was apparently incapable of withstanding a direct hit from a bullet.

 

In August, President Petro O. Poroshenko fired two Defense Ministry procurement directors for corruption. According to media reports, they will be charged with misuse of public funds, but not with manslaughter.

 

New procurement procedures were supposed to prevent corrupt practices that put our soldiers at even greater risk. In 2013, the Defense Ministry said that its Department of Internal Audit and Financial Control was starting a special investigation on behalf of the army under the direction of the then-minister of defense, Pavlo Lebedyev. Previously, it was relatively easy for bureaucrats in the ministry to jeopardize the integrity of an investigation. But last June, representatives from the internal audit department were excluded from procurement committees and lost their mandate to check army contracts. The military’s official explanation was that in times of war the army leadership needs the authority and flexibility to conduct its own purchases in order to supply troops as quickly as possible.

 

My brother says he was recently told he should buy his own winter equipment because the army couldn’t guarantee supplies. If they’ve changed the procurement system to make it faster, why are they still telling soldiers that they must fend for themselves?

 

Tetyana Chornovil, a former journalist who was put in charge of the new government’s anticorruption policy, recently resigned her post. “There is no political will in Ukraine for an uncompromising, wide-scale war on corruption,” she said in a newspaper interview.

 

Ordinary people in Ukraine want to help their soldiers. They buy special bracelets to support the troops and donate their time to volunteer organizations. But there have been reports that some initiatives are simply get-rich-quick schemes. I’ve heard of one organization whose members collected donations from the public to buy military equipment for the troops, then actually tried to sell it to soldiers.

 

Corruption scandals occur in many countries. But in Ukraine, it is the system itself that is corrupt. It greases the wheels between all institutions, be they in the public or the private sector, volunteer movements, or even NGOs. Without this grease, nothing moves.

 

There is a will to reform among the Ukrainian people and among our more forward-looking political leaders, but the momentum has slowed since the protests that helped rid the nation of President Viktor F. Yanukovych last winter. Now, amid the tensions with Russia and the unrest in the east, many of us are worried that the fight against corruption will be lost. If reforms don’t come now, they probably will never come.

 

As part of my job as a liaison officer with NATO, I was recently sent to Britain to research anticorruption programs with Transparency International. Their work is very important, tackling transparency issues in military enterprises and governments around the globe. But for Ukraine, these efforts aren’t enough; to “cure” the country all layers of society need to be involved. The political will to fight must also be in place.

 

As of now, the fighting in the east has quieted down and I may not have to be deployed after all. In any case, if it flares up again and it turns out that I am called to service, I have decided not to bribe my way out of the army. After all, I am 33 years old, and fit and able to serve. But if I am called to fight for my country, I want to be properly equipped to be able to defend myself. If I put my life on the line, I want to know that my government is committed to giving me the best protection it can afford. At this moment, I cannot be so sure. And I fear for my brother, who is still at the front.

 

Aleksandr Lapko  is a senior specialist-assistant in the NATO Liaison Office in Ukraine.

OCT. 7, 2014

«The New York Times»


Теги статьи: АтоКоррупция

Дата и время 11 октября 2014 г., 17:52     Просмотры Просмотров: 3152
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

На Прикарпатье офицер ВСУ устроил солдатам "рабскую службу" На Прикарпатье офицер ВСУ устроил солдатам "рабскую службу" 05.12.2016
Военная прокуратура Западного региона обвинила полковника Вооруженных сил Украины Григория Демьянчика в том, что он испо… Подробнее
В ходе перестрелки в Княжичах только в одного сотрудника Госслужбы охраны всадили 38 пуль В ходе перестрелки в Княжичах только в одного сотрудника Госслужбы охраны всадили 38 пуль 05.12.2016
В теле убитого в селе Княжичи Киевской области сотрудника Госслужбы охраны обнаружили 38 пулевых ранений. Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте