Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Поле, усеянное трупами. На подступах к «цитадели киборгов»

Поле, усеянное трупами. На подступах к «цитадели киборгов»
Поле, усеянное трупами. На подступах к «цитадели киборгов»

Всего за три последних месяца территория суперсовременного донецкого аэропорта превратилась в руины, нашпигованные осколками мин и снарядов, — бои между украинской армией и террористами из ДНР здесь не прекращаются ни на минуту.

Журналист «Вестей» Александр Сибирцев побывал на самом близком к аэропорту боевом рубеже — в поселке Пески — и выяснил, как украинским солдатам удается отбивать атаки террористов.

Дорога смерти

Автомобильная трасса, которая ведет в Донецк со стороны аэропорта, практически пуста — сразу после села Карловка несколько километров дороги уже два месяца похожи на смертельный аттракцион для безумцев: дорога простреливается сразу с нескольких точек. Любой движущийся транспорт невидимые снайперы могут за секунды превратить в решето. Посторонние здесь не ездят, лишь иногда на бешеной скорости пролетают военные машины, волонтеры на видавших виды бусах и особо безбашенные журналисты на автомобилях с наклейками «Пресса» и «ТВ». За несколько километров до Карловки слышна канонада — непрерывно работает артиллерия разных калибров.

На трассе то и дело попадаются воронки от снарядов — по полотну время от времени со стороны Донецка долбят из минометов и «Градов» боевики. Прямо посреди трассы перед Песками — остов сгоревшего бронетранспортера, попадаются и покореженные скелеты легковушек. Ночью к дороге часто подбираются вплотную диверсионные группы сепаратистов, охотясь за одиночными машинами украинских военных. Еще одна цель диверсантов — ближайшие блокпосты на автотрассе перед аэропортом, в Карловке и перед Песками. В «зеленку» — лесопосадки рядом с трассой — лучше не соваться. Можно запросто наткнуться на растяжку с гранатой, противопехотную мину или нарваться на вооруженных корректировщиков артиллерии ДНР или украинских спецназовцев, которые, в свою очередь, охотятся за этими корректировщиками. Каждую ночь из посадок слышится стрельба.

В свою очередь, на ближних к аэропорту блокпостах украинские военные стараются обезопасить свои форпосты от нападения диверсантов. Подступы к блокпостам плотно заминированы с обеих сторон дороги. Опасность минные поля и растяжки представляют не только для диверсантов ДНР. За полчаса до моего приезда в Карловку рядом с местным блокпостом рванула растяжка гранаты — как раз в камышах у речки за сельской церковью горел камыш и вздымался столб дыма. Кто пострадал от взрыва — человек или животное, выяснить так и не удалось. Просто пойти и осмотреть место взрыва практически невозможно — подходы к блокпосту превращены в смертельный лабиринт из минных полей.

Пески

За несколько сот метров до Песков — крайний блокпост. Его соорудили под аркой недостроенного моста через автотрассу. Наверху арки — блиндажи, окопы, артиллерийские и зенитные установки. Внизу, под массивным бетонным пролетом моста — «жилой сектор». На обеденном столе — домашние закрутки, сало, хлеб. Вокруг сидит тесная компания бойцов. Даже во время обеда парни не выпускают из рук оружия: в одной руке — ложка, другая лежит на автомате. Здесь держат оборону бойцы из батальона «Днепр-1».

Фотографировать блокпост парни в камуфляже разрешают неохотно — мол, после каждого общения с журналистами их рубеж сразу же начинают обстреливать из артиллерии.

«Особо не любим телевизионщиков — они сразу свое видео дают в эфир. А потом по «загадочному стечению обстоятельств» нас сразу бомбят. В общем, снимайте, но без крупных планов — без привязки к местности», — бормочет один из бойцов.

Бомбят блокпост регулярно — только вчера отсюда увезли несколько раненых и погибшего бойца.

Вместо песка в поселке Пески на дороге — толстый, в несколько сантиметров, слой серой пыли. Улицы и полуразрушенные дома в поселке безлюдны — местных жителей осталось всего несколько человек. Это старики и малоимущие люди, которым просто некуда ехать. Снаряды и мины со стороны Донецка летят ежедневно, попадают в частный сектор поселка. Почти каждый день отсюда вывозят раненых и убитых местных жителей. Окраины поселка превращены в крепость — практически на каждом метре здесь огневой рубеж, из окопов и дотов торчит ствол либо пулемета, либо орудия.

Если попробовать объяснить сегодняшнюю ситуацию под донецким аэропортом, то Пески сейчас напоминают передовую крепость, а пассажирские терминалы и наблюдательная вышка сравнимы с редутами, далеко вынесенными за стены крепости. По словам заместителя командира 93-й бригады Александра Василенко, чье подразделение совместно с добровольцами держит оборону здесь, сейчас украинские военные контролируют оба терминала.

«Старый терминал несколько суток назад мы отбили у сепаратистов. Территорию аэропорта контролируем почти полностью. Боевики атакуют каждый день. Помимо этого идет интенсивный обстрел наших позиций. Однако мы держимся, отходить не собираемся. Слухи о том, что якобы нам дана команда потихоньку уводить войска, не соответствуют действительности. Команды к отступлению не поступало, поэтому будем держать позиции, сколько нужно», — рассказал нам замкомбрига Александр Василенко.

Помимо 93-й бригады оборону в Песках и аэропорту держат бойцы 73-й бригады, а также добровольцы из отрядов ОУН, «Правого сектора» и батальона «Днепр-1».

Потери

Вопрос о потерях среди украинских военных заместитель командира бригады предпочел не комментировать. Однако один из офицеров 93-й бригады, попросив сохранить анонимность, признался, что только погибших в его подразделении уже насчитывается 71 человек.

«И более двухсот раненых. Это потери нашей бригады. В других подразделениях примерно такие же цифры. Всего, по моим оценкам, за последний месяц здесь погибло более 300 наших бойцов не только из регулярных войск, но и среди добровольцев. А раненых — под тысячу человек, — утверждает военный. — Самая большая проблема — что никаких подземных ходов к терминалам из Песков не существует, поэтому прорываться к ним для того, чтобы подвезти новых бойцов и боеприпасы, приходится на большой скорости по взлетной полосе, которая полностью простреливается».

Несмотря на высокую опасность снабжения вышки и терминалов, в боеприпасах и новых бойцах недостатка на терминалах не испытывают. По словам Александра В., солдата батальона «Днепр-1», почти половина боеприпасов у ребят на терминалах — трофейные.

«Снимаем боекомплект с трупов сепаратистов. Они как будто договорились нам подносить патроны. Добегают до терминалов и вышки, умирают. Только мы отстреляли те патроны, которые они нам принесли, уже новые бегут. Видимо, для них аэропорт — что-то вроде священной коровы, которую нужно хоть мертвой, но захватить», — говорит доброволец.

Интересно, что официально украинские военные отрицают наличие подземных ходов под аэропортом. Однако по секрету признаются, что коммуникации под взлеткой все же есть. «Огни взлетные вдоль взлетных полос — есть коммуникации с кабелями. Есть ливневка. Но точную информацию обо всем этом никто не скажет. В любом случае все это используется в обороне», — говорит боец.

«Двухсотых забрать не можем — лежат прямо на поле!»

«Половина атакующих нас боевиков — местные, донецкие. Другая половина — российские солдаты, которые якобы «находятся в отпусках». Руководят ими российские офицеры и инструктора. Недавно мы взяли в плен около десятка атаковавших нас боевиков. Шесть из них — россияне. Пленных мы сразу сдаем сотрудникам СБУ. Их отвозят в тыл», — рассказали бойцы батальона «Днепр-1».

Интересно, что, по мнению обороняющихся украинских военных, боевики ДНР намного лучше экипированы и вооружены.

«Даже униформа у них уникальная — «цифра», идеально маскирующая в зеленке и среди развалин терминалов. Недостатка в артиллерии, легком стрелковом вооружении вообще боевики не испытывают, их снабжают по первому классу. Снарядов и мин они выстреливают в нашу сторону в разы больше, чем мы. Но есть и у них проблемы. Например, их танкисты явно набраны с миру по нитке, какие-то левые. Многие явно прошли лишь базовую подготовку. Поэтому их танковые атаки часто беспорядочны. А иногда они сами подставляются под свой огонь и несут потери от своей же артиллерии», — признался один из украинских офицеров в Песках.

По мнению офицера, наши военные в аэропорту и в Песках лишь недавно начали регулярно получать вдоволь боеприпасов. Однако тяжелой бронетехники все же недостаточно.

По словам замкомбрига Александра Василенко, погибших с обеих сторон по несколько суток невозможно забрать с поля боя.

«Неделю назад сепаратисты сожгли наш танк. Троих погибших танкистов неделю подряд не можем забрать — прорваться к сгоревшему танку невозможно. Простреливается каждый сантиметр. Сепаратисты тоже многих своих двухсотых забрать не могут, трупы лежат на поле», — говорит офицер.


Теги статьи: СепаратистыАто

Дата и время 17 октября 2014 г., 12:34     Просмотры Просмотров: 3439
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Прожорливое брюшко Прожорливое брюшко 08.12.2016
Глава комитета инвалидов в день на яхте тратит на еду больше, чем 60 пенсионеров дома за месяц Подробнее
Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко 08.12.2016
Помощь в получении украинского гражданства российскому олигарху Вадиму Новинскому оказал в свое время Петр Порошенко. Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте