Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Гудок Ахметову

Гудок Ахметову
Гудок Ахметову

Последние события на украинском востоке сделали Донецк городом без символов, городом с уничтоженными культурной, социальной, промышленной платформами. Как символ индустриальной Украины стал бандитской помойкой. Итак, вспоминая донецкий Майдан...

 

В этом году исполнится 145 лет со дня основания Донецка и 200 лет со дня рождения его основателя - валлийского предпринимателя Джона Юза. Историю города обычно ведут именно с этого лица. Ведь фактически вокруг завода, который он построил на территории Донщины, начал формироваться город: когда-то Юзовка, впоследствии - Сталино, и затем Донецк.

В 1873 году для оптимизации работы по инициативе предпринимателя на заводе были установлены корабельные поршневые машины, которые выполняли функцию своеобразного гудка, что извещал рабочих о начале и конце смены. «Гудели» четыре раза в день: первый гудок подавали, чтобы рабочий проснулся, второй - приступил к работе, третий - закончил смену, а после четвертого работали только на непрерывном производстве. Отвечал за «гудение» специальный человек. Тех, кто «гудел» невовремя, наказывали, вплоть до увольнения.

Катерина Яковленко. Гудок Ахметову, або згадуючи донецький Майдан

Фактически, гудок ДМЗ работал всегда. Во время Второй мировой войны завод был уничтожен, однако гудок сохранил один из рабочих. При Сталине гудок звучал девять раз в день. В середине 1950-х гг. гудок решили отменить. Но рабочие стали часто опаздывать на работу, и гудок возобновили: только раздавался он трижды в день (в 06.30, 14.30 и 22.30).

Из-за борьбы с лишним городским шумом в 60-х годах, гудок оказался под угрозой. Впрочем, его таки удалось сохранить.

Во времена украинской истории Донецка «гудели» семь раз в сутки (в 6.00, 7.00, 14.00, 15.00, 19.00, 22.00 и 23.00). Однако, это уже был не корабельный гудок Юза, а новый, приваренный к старой основе, механизм. Изменились и основные функции гудка, призванного будить людей утром. Гудок - это неотъемлемая часть города: то, с чего он начинался и каким был. Впрочем, в последнее время на гудок была возложена чисто символическая функция. 15 августа в связи с военными действиями в Донецке гудок замолчал.

Катерина Яковленко. Гудок Ахметову, або згадуючи донецький Майдан

***

19 мая донецкий олигарх Ринат Ахметов выступил с экстренной заявлением на телеканале «Украина» (входит в медиа-холдинг, принадлежащий компании СКМ, то есть самому Ахметову), в котором он в категоричной, и даже истерической форме выразил свой протест против сепаратизма и терроризма в городе. Акцентируя внимание на том, что члены так называемого группировки ДНР не являются жителями Донецка, а являются наемниками, стремящимися разрушить инфраструктуру города.

Тогда он сообщил, что террористы ДНР «совершают геноцид дончан». Во время речи Ахметов призвал своих рабочих ежедневно проводить предупредительные аудиальные забастовки: ежедневно в 12:00 громко выражать свой протест. Сам Ахметов в то время находился в Киеве и не брал непосредственного участия в своей акции.

Зато «гудели» сотрудники его заводов, врачи, студенты, неравнодушные дончане, сотрудники музеев, горсовета и т.д. В акции принял участие и новоизбранный председатель Донецкой ОГА Сергей Тарута. В Интернете выложили видео, где он сигналит, проезжая в своем авто мимо сепаратистов. Медиа быстро окрестили эту акцию «гудком Ахметова». Равно с «визиткой Яроша» эта фраза на время стала трендом украинского твиттера и фейсбук.

«И несмотря ни на что, голос Донбасса прозвучал. А прозвучит еще сильнее! Мне многие задают вопрос: что дальше? Бороться, бороться и еще раз - бороться! За свое счастье, за свое настоящее и будущее»,- сказал вечером после первого «гудка» в своем очередном обращении Ахметов. Запись видео снова транслировали на телеканале «Украина».

Журналисты-новостийщики этого канала тогда отметили: «На Востоке Украины сегодня началась беспрецедентная по своему масштабу акция. Работники крупнейших предприятий региона с 12 до 13 часов остановили работу и вышли на митинг. Автомобилисты поддержали мероприятие гудками клаксонов, в церквях звонили в колокола...».

Однако, акция продлилась недолго. На тот момент многомиллионный город фактически был оккупирован различными террористическими группировками, как местными, так и пришлыми-наемниками. Члены так называемого ДНР всячески препятствовали передвижению по городу людей, которые выступали против сепаратизма: их машины били, или же - экспроприировали на нужды ДНР.

Начались преследования проукраинских активистов, выступавших против пророссийских оккупантов и за целостность Украины. Их похищали и держали в плену. Составлялись «черные списки» идеологических оппонентов, которые каким-либо способом манифестировали свое сопротивление новой «власти» города. Дончане были вытеснены за городское пространство боевиками-«кадыровцами» и радикально настроенными пророссийскими активистами.

Этот процесс продолжался постепенно, все произошло не за один день.

***

Ночью 22 ноября на небольшую площадь перед памятником Тараса Шевченко в Донецке (площадь расположена рядом с Донецкой областной библиотекой имени Крупской, областным художественным музеем и Донецкой областной государственной администрацией) вышли пять человек.

«Способны ли мы что-либо изменить? Изменить себя: перестать списывать на экзаменах, играть в пасьянс на работе, откупаться подарками от детей / родителей давать взятки и пользоваться связями / удостоверениями, не плевать на землю, не молчать, если что не так? Человек меняется, когда у него нет другой возможности выжить. А у нас такие глубокие шахты, жирные черноземы, язык соловьиный... Сегодня в 18-00 пойду к памятнику Шевченко общаться с людьми, которые хотят перемен»,- это написал Евгений Насадюк в своем фейсбуке.

Он - не столь известный, харизматичный журналист с афганскими корнями как, например, Мустафа Найем. Фактически, Насадюка как общественного активиста в Донецке знает мало людей. Евгений долгое время занимался в городе альтернативным театром, играл в спектаклях, ездил на тренинги в Киев и Москву, писал пьесы, организовал в Донецке осенью 2013 года Дни современной украинской драматургии.

Евгений Насадюк, также известный под псевдонимом Петр Армяновский, был тем, кто протестовал в Донецке против закрытия выставки «Украинское тело», устроив одиночную акцию-перфоманс под Донецким областным художественным музеем. В политической деятельности не участвовал. На последних парламентских выборах работал наблюдателем. Во время своей работы снял документальный фильм «Мясокомбинат», который был представлен в этом году на фестивале DocuDays.

Остальные четверо участников первого донецкого Майдана, которые пришли на призыв Евгения, были людьми малоизвестными в медийном пространстве. По словам самих активистов, они всю ночь разговаривали о политической, общественной и экономической ситуации в регионе и в государстве. Фактически, это был тота самый «разговор на кухне», только в публичном месте.

Вопреки всему, активисты решили нести вахту под памятником Шевченко. Они объявили свою акцию бессрочной. Однако массовые акции проводили дважды в день: в 12:00 и в 18:00.

Евромайдан в Донецке понемногу рос. Через два дня после 24 ноября на акцию пришли более 200 человек. Общий лозунг - «Я выбираю ЕС». Также звучали «Путин, если любишь - отпусти», «Евроремонт Украины» и другие. 1 декабря на акции присутствовали 250 человек. Для города-миллионников этот показатель оставался несерьезным.

23 декабря под памятником Шевченко прошла церемония передачи Вифлеемского огня мира. 28 декабря выступили украинский писатель Сергей Жадан и харьковская группа «Собаки в космосе», а 13 января на донецком Евромайдане выступила группа «Гайдамаки». Кроме того, происходили театральные постановки, проект «С вертепом на Восток», уличное пианино, кинопоказы и т.д.. Участниками Евромайдана также были автомобилисты. Свой первый Автомайдан они провели 7 декабря.

В целом среди участников акций были представители разных социальных слоев, разных религиозных групп, люди с ограниченными возможностями, художники, журналисты, общественные активисты и т.п.. Отмечалось, что политические партии могут участвовать в акции, однако без политической символики. Среди представителей оппозиционных партий активными были представители УДАРа Виталия Кличко и ВО «Свобода».

Местные «ультрас» принимали участие в акциях только когда ситуация становилась опасной для активистов. Донецкий Майдан не транслировал какой однозначного идеологической позиции. Здесь случались либералы, профсоюзные деятели, так и правые. Однако, стоит заметить, что потребность именно социального протеста в Донецке вызревала давно. Ведь, все формально левые организации были озабочены жизнью рабочего класса только на бумаге. Часто помощь профсоюзам, учителям, чернобыльцам и другим нуждающимся предоставляли именно либеральные общественные организации.

В январе 2014 года притеснения участников донецкого Евромайдана усилились. Начали появляться радикалы, которые пытались препятствовать активистам. «Последние дни я переживал, что донецкий евромайдан раскалывается и активно дискредитируется, что возможен его «рейдерский захват». А сегодня пришел сюда, пообщался с людьми, молодыми и пожилыми, атеистами, греко-католиками, православными, членами партий и беспартийными, даже противниками евромайдана и понял, что мы имеем право и шанс на лучшую жизнь.

В наших силах маленькие акции, например, убрать мусор, купить лампочки в подъезды, написать жалобу на бездействие органов власти, предоставить юридический совет, выйти на пикет. Главное - общаться и преодолевать неверие дончан в собственные силы»,- написал в своем фейсбуке 9 января Евгений Насадюк.

19 января 2014 года на место проведения мирного протеста в Донецке прибыли представители боксерских клубов Горловки, которые возглавляет пресловутый вице-президент боксерской ассоциации Армен Саркисян. Непосредственно на месте событий находился и Гагик Агавелян, председатель Донецкого областного общества армян, который руководил спортсменами-боевиками.

Собственный корреспондент «Газеты по-украински» в Донецке Татьяна Заровная заявила, что имеет доказательства того, что «армянские титушки» перед нападением на активистов выходили из здания Донецкой областной администрации. Связь между титушками и областной властью, тогда еще управляемой Андреем Шишацким (занимал должность председателя Донецкой областной организации Партии регионов), подтверждают и журналисты других изданий.

После этого инцидента агрессия против участников Евромайдана усилилась. Журналисты, общественные активисты начали получать рассылки с угрозами. Сообщения поступали по телефонам, в социальных сетях, а также на почтовые адреса. Учитывая тот факт, что угрозы поступали абсолютно всем, даже тем, кто территориально не находился в Донецке и не принимал участия в акциях, можно сделать вывод, что рассылка была сделана с помощью определенной базы, подготовленной заранее. Основная цель этого - запугать как можно больше людей.

Впоследствии на донецкий Майдан начали наведываться вооруженные арматурой подростки. Они должны были разгонять участников Майдана. Обычно активистов обливали зеленкой и краской.

26 января участники Евромайдана были вынуждены сделать заявление, где заверили, что не собираются захватывать государственные учреждения, как было сделано в некоторых украинских городах. «Есть информация о том, что сегодня может быть разыгран сценарий «силового захвата Донецкой областной государственной администрации». К подобным действиям, по нашему мнению, могут прибегнуть как неизвестные нам люди за пределами Донецка, так и «местные провокаторы», которые переоденут традиционно привезенных «титушек» в нападающих и защитников.

Официально заявляем, что Евромайдан в Донецке не планирует 26 января захватывать ни одно учреждение или административное здание [...]. Уже традиционно на этой неделе имеем преграду для реализации своего Конституционного права посредством проведения мирного собрания возле памятника Шевченко - митинг на том же месте и в то же время Партии регионов, ее организаций-соратников и привезенных «титушек». Несмотря на заявления местных властей о желании не допускать возможного повторения силовых событий 22 января, видим, что ситуация не особо меняется.

Так, 25 января активиста Олега Желнакова облили краской и избили, на активиста Богдана Новака напали, во время чего порвали государственный флаг Украины. Все это происходило на глазах московского наблюдателя международной правозащитной организации «Human Right Watch» Александра Мнацеканяна. Но стоит отметить, что чуть активнее начала действовать милиция, однако исключительно в контексте разграничения митингующих, а не предупреждения правонарушений или задержания виновных»,- говорится в обращении активистов Евромайдана в Донецке.

Как следствие, агрессия со стороны активистов антимайдана и «армянских титушек» заставила активистов полностью свернуть протест, а некоторых журналистов и наиболее активных участников движения - покинуть город.

Уже тогда власть над городским пространством получили спортсмены-боевики и представители местного криминалитета. Впоследствии к ним присоединилась пророссийские радикальные группировки и военные наемники. Донбасс получил «подавляющее меньшинство» (донецкий писатель Вячеслав Верховский).

Нежелание подчиняться новым правилам поведения в городе, страх потерять город привели к наиболее масштабным акциям «За единую мирную Украину», состоявшимся весной 2014 года, организатором которого стал вновь Комитет патриотических сих Донбасса.

Во время первой такой акции, 13 марта, от рук пророссийских радикалов пострадал (был ранен) 22-летний житель Донецка, пресс-секретарь оппозиционной партии «Свобода» Дмитрий Чернявский. Парень скончался в машине «скорой помощи» от ножевых ранений. Тогда к врачам за помощью обратились 17 человек, 15 из которых попали в больницу.

Как вспоминают участники акции, тогда они вышли не за политические, социальные и другие лозунги, а за право управлять своим городом. Однако, борьба в который раз была проиграна. На смерть проукраинского активиста не последовала реакция политических элит. И Ринат Ахметов еще не призывал «гудеть». А на месте гибели 22-летнего парня установили велопарковку (кстати, похожая ситуация была в 2011 году во время чернобыльских протестов. На месте гибели участника акции, а также на месте разогнанного чернобыльского палаточного городка тогда высадили елки).

Почему донецкий Евромайдан был таким немногочисленным? Почему, несмотря на это, активистов ущемляли, подавляя любое сопротивление? Какую позицию занимали местные элиты? Почему Ахметов не загудел после первого убийства?..

***

Непопулярность донецкого Майдана была вызвана несколькими факторами:

Организаторы донецкого Майдана - молодежь, в основном, андеграунда. Они не имели политического авторитета в город, и были представителями, в основном, не связанных с крупным капиталом организаций.

Из-за небольшого масштаба донецкий протест не получил широкой медийной поддержки. Наконец, в лучших традициях централизации, он остался периферийным и незаметным для киевского Евромайдана.

Недостаток политической организации, четкой мобилизации и субординации вносил дополнительный сумбур в активность донецкого Майдана. Так, например, Евгений Насадюк написал 23 ноября: «Завтра в Донецке 2 евромайдана. Делить пару сотен митингующих будут между пальмой Мерцалова, куда зовет ДемАльянс. И памятником Шевченко, куда зовет Удар и Свобода. Можем взять количеством и сделать 3-й. Но если серьезно, то я считаю, что главное содержание событий в объединении и доверии украинцев между собой. И если завтра митинги не объединятся, то все это бессмысленно». Наконец, Майдан тогда состоялся совместный. Однако, попытки делить его все же предпринимались. Похожая ситуация возникла и во время акций "За мир" весной 2014 года.

Донецкий майдан был слабее и потому, что он так и не смог стать рупором социальных голосов региона, он также не сформулировал политических требований к местной власти для лоббирования своих интересов. Фактически протест вписывали в русло европейской интеграции. СМИ позиционировали его как ответвление киевского Майдана, а не создание своего собственного протеста со своей повесткой дня. Частично они были правы.

Донецкому Майдану не хватало именно социально-экономической составляющей, которая была бы четко озвучена активистами.

Но даже несмотря на замалчивание социально-экономических требований, в регионе понимали, что любой протест против Януковича и Партии Регионов, это протест против существующего олигархического клана. А следовательно - против политической и экономической верхушки Донетчины во главе с самым богатым украинцем Ринатом Ахметовым.

Крупнейшая компания, принадлежащая Ахметову - System Capital Management фактически контролирует все сферы жизнедеятельности города - она задействована и сконцентрирована в горно-металлургической, энергетической, финансовой сферах бизнеса, машиностроении и транспортном бизнесе, промышленной добыче глин, торговле нефтепродуктами, сельском хозяйстве, а также в телекоммуникациях, медиа-бизнесе, недвижимости, розничной торговле, торговле медикаментами. СКМ владеет контрольными пакетами акций более 100 предприятий.

Только СКМ насчитывает около 300 тыс. сотрудников. В 2011 году молодой донецкий поэт написал стихотворение, заканчивающееся строками «Все, что в этом городе творится, контролирует и трах...ет дядя Ринат». Эти строки он продекламировал во время одного из своих выступлений, после чего поэта жестоко избили.

«Интеллигенция» в основном придерживалась нейтралитета. Интересно, что 28 ноября в городе состоялась научная конференция, посвященная Василию Стусу, однако все члены конференции проигнорировали донецкий Майдан. Активисты вышли к Драматическому театру с призывом «Донецкая интеллигенция, где вы?", Однако ответа так и не получили.

Зато на Майдан пришли польские ученые.

Донецкая интеллигенция так же не могла поддержать Майдан из-за своей непосредственной связи с правящей на тот момент партией, местной элитой и олигархами, которые являются меценатами культурных и образовательных учреждений и выделяют некоторые гранты-копейки.

Так, например, благодаря частичному финансированию Фондом Рината Ахметова Донецкой оперы стала возможной новая постановка европейской премьеры - оперы Вагнера «Летучий голландец» на немецком языке. А молодой режиссер Донецкого украинского музыкально-драматического театра в то время получил президентский грант на постановление поэмы Шевченко.

В целом финансирование культуры и образования не было среди приоритетов областного бюджета. За два последних года областные бюджеты на эти отрасли фактически повторяли друг друга. Возможные затраты равнялись возможным потребностям, таким образом выравнивая бюджет области в «ноль». В своем комментарии о нынешней ситуации на Востоке Украины один из культурных андеграундных деятелей города Александр Сушинский в интервью studway.com.ua отметил: «Во всем городе, еще когда было Евро-2012, висели баннеры со слоганом «Сила и Красота». Сила и Красота - заметьте, Разуму, к сожалению, места не нашлось».

В подтверждение этого - инцидент, который произошел в 2012 году. Тогда Донецкая областная библиотека им. Крупской впервые за 86 лет своего существования осталась без подписки на газеты и журналы (правда, после медиа-скандала финансирование таки выделили, хотя и небольшое). Причем, периодика с полок там не исчезала даже во время войны. А иностранные издания на иностранных языках исчезли в библиотеке из-за нехватки финансирования еще в девяностых.

Крупнейшие региональные медиа также не были заинтересованы в продвижении протеста. Три из крупнейших телеканалов Донецкая принадлежали олигархам, один - областной администрации, один - областному совету, последний - городскому совету. Попытка создать на базе областного телеканала общественное телевидение провалилась, видео активистов было доступно только в Интернете.

Хватало медийной поддержки из "центра". И это несмотря на то, что «киевский Майдан» стал непосредственным следствием «донецкой политики». Стоит заметить, что в этом случае риторический троп «услышать Донбасс» был как никогда справедливым. Разве не на местах следовало бороться с донецким кланом, коррупцией, социальными и экономическими проблемами?

В медицине для того, чтобы вылечить любую болезнь, нужно получить анамнез болезни, а до этого - расписать патогенез. В социальных процессах существует подобная схема. Борьба против олигархического клана в Киеве была невозможна без такой же самой сильной борьбы с этим кланом там, где этот клан пустил корни. Ведь именно страх перед тем, что эти корни будут каким-то образом сломаны, спровоцировал такую сильную агрессию против небольшой группы протестующих (двести человек протестующих на миллионный город) в Донецке.

***

Политическая элита города в это время столбила свой нейтралитет. Однако для подавления протеста продолжала использовать админресурс бюджетников, то есть работников тех отраслей, которые финансируются из районных / городских / областного / государственного бюджетов. В основном это медики, шахтеры, педагоги, деятели культуры, работники промышленных предприятий. Заработная плата бюджетников - фиксированная, и согласно Государственному бюджету Украины в среднем составляет 1218 гривен. В то же время средняя заработная плата в Донецке в 2014 году насчитывает 3996 грн. (данные за июнь Госкомстата).

Бюджетники имеют фиксированный рабочий график, фиксированные обязанности, планы и т.п.. Из-за небольших зарплат и непосредственной зависимости от власти, они очень часто используются в массовке на различных мероприятиях, в том числе политических митингах. Обычно бюджетников свозят на мероприятия несколькими рейсовыми автобусами или транспортом предприятий за час или полчаса до начала акции. Обычно такие - эмитированные - массовые акции намечались на шесть часов вечера (завершение рабочего дня), а людей свозили в пять или полшестого.

Таким образом, люди «отрабатывали» свои рабочие бюджетные часа уже на месте, во время акции. Покинуть или не согласиться пойти на акцию де факто было невозможно, ведь людям угрожали отменить доплаты и надбавки. Шесть и семь часов вечера были выбраны не случайно, ведь таким образом, журналисты не могли обвинить организаторов акции в использовании административного ресурса, ведь фактически рабочий день на момент начала массовой акции был уже завершен.

Бюджетников активно использовали для массовки времен антимайдана, и вообще для создания иллюзии социального протеста. Однако, самих бюджетников не спрашивали ни о их политических взглядах, ни о их желании участвовать в протесте. Фактически, они были лишены права голоса в силу своей зависимости от государства и крупного капитала.

Интересный факт, что когда в Донецке были организованы акции "против фашизма", еще с 2012 года они апеллировали к "киевской власти". То есть происходило противостояние "мы" (дончане) и "они" (киевская власть и все остальные). Это разделение между "своими" и "чужими" происходило с начала 90-х.

Так, в 1995-1996 году во время крупнейших шахтерских акций протеста уже звучали лозунги "нас не слышат". Тогда под давлением шахтерских бунтов с поста губернатора был снят Владимир Щербань. Вместо него область возглавил Сергей Поляков, заместителем которого стал Виктор Янукович. Ринат Ахметов тогда возглавил ФК "Шахтер".

Кстати, часть людей, которые ходили на так называемый “референдум ДНР”, говорят, что они ходили туда не потому, что хотели отделиться от Украины, а "в пику" киевской власти.

Существует заблуждение, что ДНР/ЛНР является едва ли не первыми постсоветскими рабочими образованиями и состоят из бюджетников и рабочего класса, которые в конце концов получили право голоса, право высказать свою пролетарскую позицию. Однако, бюджетниками пользовались как и в «антифашистских акциях» в течение 2010-2013 годов, так и в акции «Гудок Ахметова» в 2014-м.

Шахтеры же частично поддержали так называемую ДНР и ЛНР. По словам Председателя Независимого профсоюза горняков Донбасса Николая Волынко, горняки наоборот выступали против любой агрессии и любых протестных действий, ведь понимали для себя опасность подобных акций.

***

Политическая же элита Донецка готовилась к борьбе с "мифическим" Киевом давно. В 2005 году была создана общественная организация Донецкая республика (прото-ДНР), которая декларировала принципы сепаратизма. Разрешение на регистрацию организации было получено в мэрии.

Так называемая общественная организация была создана «людьми Януковича»: Александром М.Цурканом, который работал в штабе Януковича в 2004 году, Олегом Фроловым и Андреем Пургиным (который стал одним из лидеров ДНР). В 2007 году по приказу президента Ющенко против «организации» было возбуждено уголовное дело по фактам сепаратизма, законодательно запретили ДНР в ноябре 2007 года. Но несмотря на это, представители ДНР выходили на улицы с российскими триколорами и красными советскими флагами вместе с КПУ. Акции ДНР были немногочисленны и проходили, несмотря на запрет суда.

В этом году активность организации значительно возросла. К ней присоединились другие люди Януковича, например, Роман Лягин, который так же работал в штабе ПР политтехнологом (окончил исторический факультет Донецкого национального университета). Лягин занимался «референдумом» за признание ДНР и объявил результаты «волеизъявления» уже вечером того же дня.

Впоследствии Лягин возглавил так называемое министерство социальной политики ДНР. Отправив свою семью в Германию, Лягин публично говорил о невозможности сотрудничества с ЕС и США. До начала активной «борьбы» за независимость Донетчины Лягин занимался расселением русских, нанятых для проведения публичных акций против донецкого Евромайдана. Расселение происходило в общежитиях и хостелах города. Информацию об этом распространял сам Лягин, не стесняясь своей сепаратистской деятельности.

«Лидером» ДНР стал Павел Губарев. Его фигура в истории создания ДНР так же не случайна. Губарева связывают с регионалом Николаем Левченко, которого, в свою очередь, считают протеже Ахметова. Во время одной из акций за «независимость» региона, когда пытались захватить Донецкую ОГА, из толпы вышел предприниматель, отец троих детей Павел Губарев. С помощью так называемого «свободного микрофона» он произнес свою речь, основным тезисом которой была фраза «Хватит кормить Киев, мы сами сможем себя прокормить». Такие слова были восприняты аплодисментами. После чего Павел Губарев отметил: «А я и не знал, что революцию творить это круто».

В юности Губарев был членом российского праворадикального неофашистского движения «Русское национальное единство», а в 2006 году стал районным депутатом от блока Натальи Витренко. В том же году зарегистрировал общественную организацию, которую сам и возглавил - «Европейский выбор». Сразу после своего выступления на пророссийском митинга под Донецкой ОГА он получил звание «народного губернатора». Однако, что это был за “народ” и на каких юридических основаниях он это сделал - до сих пор неизвестно. Ведь даже среди вопросов «референдума» пункта о губернаторство никогда не было. Такое почетное звание Губареву подарили медиа.

Еще несколько интересных фактов об отношениях крупного донецкого капитала и так называемой ДНР. Уже после того, как Олега Царева, еще одного регионала, объявила в розыск ГПУ, он был замечен в гостинице «Шахтер Плаза» в Донецке (принадлежит также богатейшему украинцу). Там происходила торжественная церемония «объединения» ЛНР и ДНР в «Новороссию». Правда, впоследствии эту информацию опровергли.

По словам донецкого экономиста (не произношу его имени из соображений безопасности), донецкий крупный капитал удивительно тесно связан с московским капиталом. На территории региона долгое время формировался так называемый “общак”, который, собственно, и был экономикой Донбасса, и решал, что у кого покупать и кому продавать.

По словам экономиста, таких “общаков” в Украине было три - один в Донецке, еще два - в Одессе и Киеве. Все три региона между собой конфликтовали. Эти “общаки” отдавали определенную дань Москве за так называемое «крышевание». По его словам, создание ДНР в начале - это попытка оставить этот “общак” себе (т.е. в московской руке). Фактически активное движение за независимость и федерализацию началось именно тогда, когда Янукович сбежал из Украины, оставив Киев. Очевидно, что Донецк он оставлять не захотел, по крайней мере, свой «донецкий общак». И Москве, очевидно, не хотелось ждать, пока Киев понемногу заберет деньги и влияние себе.

И рядовой рабочий в очередной раз стал жертвой экономических интересов. Причем, как крупных олигархов, так и мелкого криминалитета, которые экспроприировали автомобили, пытали людей и обыскивали тех же бюджетников. Право сильного стало единственным принципом. От террористов в ходе конфликта пострадали учителя школ и преподаватели университетов, священники, шахтеры и даже сотрудники правоохранительных органов, то есть те же бюджетники, о которых шла речь выше.

Теперь, когда все разрушено и нужно потратить немало сил на восстановление инфраструктуры региона, когда энергетики по десять раз восстанавливают работу заводов, которые в то же время снова бомбят, а русские грабят украинские заводы, вывозя технику и станки в «безопасные места», пространство Донецка катастрофически сужается.

Следовательно, возникает вопрос: когда же люди должны были начать свой «гудок» и против кого? Во время шахтерских акций 1996 года, во время гибели чернобыльца в 2011-м, после гибели 22-летнего студента в 2014-м или после первых «гастролеров»?

Донецк, аэропорт, киборги... и нетронутый боевиками ангар с персональным самолетом Ахметова... Есть ещё вопросы? Фото сделано во второй половине октября 2014 года

***

Эта статья была написана 20 августа 2014 года. Донецкий гудок не работал в городе до 11 октября включительно из-за фактической остановки производства. Все это время сотрудники завода находились в отпусках, но получали 2/3 заработной платы (в отличие от шахтеров, на оккупированных территориях вовсе не получающих зарплату.)

Что означает «восстановление гудка»? Фактически ничего. Последние события на востоке Украины сделали Донецк городом без символов, городом с уничтоженными культурной, социальной, промышленной платформами. Однако, городские структуры делают все, чтобы показать, что жизнь продолжается.

Несмотря на постоянные обстрелы и гибель людей, строятся велодорожки, открываются театральные сезоны (несмотря на то, что театры претерпели существенные кадровые и имущественные потери), работают университеты (без разрешения Министерства образования Украины).

Донецкий городской совет делает заявления о «слаженной работе коммунальных структур». Фактически, в Донецке создается очередной симулякр «идеального города»: чистые улицы, восстановленная инфраструктура. В то же время без воды, электроэнергии, газа остается значительная часть населения. Целые семьи живут в бомбоубежищах и не имеют никаких условий для существования.

***

Екатерина Яковленко родилась в 1989 году в г. Ровеньки Луганской области., окончила Донецкий национальный университет по специальности «Социальная коммуникация», ныне аспирантка Львовского национального университета имени Ивана Франко. До 2013 года была собственным корреспондентом газеты «День» в Донецке, с 2013 года - заместитель вебредактора газеты «День».

Екатерина Яковленко, опубликовано на сайте Historians.in.ua

Перевод: Аргумент


Теги статьи: АхметовРинат АхметовДонецк

Дата и время 22 октября 2014 г., 09:31     Просмотры Просмотров: 3008
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

На Прикарпатье офицер ВСУ устроил солдатам "рабскую службу" На Прикарпатье офицер ВСУ устроил солдатам "рабскую службу" 05.12.2016
Военная прокуратура Западного региона обвинила полковника Вооруженных сил Украины Григория Демьянчика в том, что он испо… Подробнее
В ходе перестрелки в Княжичах только в одного сотрудника Госслужбы охраны всадили 38 пуль В ходе перестрелки в Княжичах только в одного сотрудника Госслужбы охраны всадили 38 пуль 05.12.2016
В теле убитого в селе Княжичи Киевской области сотрудника Госслужбы охраны обнаружили 38 пулевых ранений. Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте