У самого богатого гражданина Украины – Рината Ахметова – может добавиться проблем в бизнесе. Как сообщал Hubs, за время войны на Донбассе состояние собственника СКМ уже сократилось на $2,4 млрд.

Теперь из-за войны Европейского союза с выбросами парниковых газов проблемы могут возникнуть с активами в Европе. Напомним, Ринат Ахметов – совладелец трех металлургических предприятий, которые находятся на территории Европейского союза. В его холдинг «Метинвест» входят два завода в Италии – Ferriera Valsider и Metinvest Trametal, и один в Великобритании – Spartan UK.

Проблем у Ахметова может прибавиться из-за стремления европейцев ограничить выбросы парниковых газов промышленными предприятиями. 23- 24 октября в Брюсселе проходит саммит ЕС, на котором лидеры европейский стран планируют утвердить новую «климатическую» политику Евросоюза до 2030 года. Главная цель европейцев – снизить выбросы парниковых газов и потребление энергии в целом в ближайшие 15 лет на 30%.

Металлурги Европы уже успели заявить, что если ЕС утвердит документ в нынешнем виде, то даже самые успешные европейские сталелитейные предприятия будут убыточными. А производство стали в Евросоюзе может исчезнуть как отрасль.

Почему новая политика ЕС в сфере климата губительна для металлургов, накануне саммита в Брюсселе в колонке на The Wall Street Journal рассказал Адитья Миттал, глава европейского подразделения ArcelorMittal и сын собственника крупнейшего метзавода в Украине АрселорМитталКривойРог Лакшми Миттала.

Мы приводим главные тезисы Миттала-младшего, которые, по его мнению, подтверждают, что металлурги Европы не в состоянии придерживаться климатического плана, который предлагает утвердить ЕС.

 

aditya-mittal

Адитья Миттал

Глава ArcelorMittal Europe

В четверг и пятницу европейские лидеры будут обсуждать план снижения выбросов углерода (СО2) до 2030 года. И эта встреча многое ставит на карту как для нас, производителей стали, так и для экономики Европейского союза и в целом окружающей среды.

По сути план сокращения выбросов СО2 имеет четкие цели: снижение выбросов парниковых газов и увеличение доли возобновляемых источников энергии. Фактически европейцы хотят реформировать современную систему эмиссии СО2, поощряя те предприятия, которые снижают выбросы.

Но это – в теории. На практике политика ЕС не приведет к экономическому росту. Европейские лидеры смотрят на промышленность как на монолит, как на нечто целое, к чему можно применять один универсальный набор инструментов. На самом же деле каждая отрасль промышленности требует индивидуального подхода. Декарбонизация промышленности не должна означать деиндустриализацию. Но, к сожалению, это именно то, к чему современная политика ЕС может привести.

Расходы на снижение выбросов углерода сделают европейские сталелитейные предприятия неконкурентоспособными. Бизнес-модель просто рухнет. То, что предлагает Евросоюз, предполагает дополнительные расходы с 2020 по 2030 годы в размере 58 млрд евро. Из своего кармана ArcelorMittal должен будет выделять 2 млрд евро ежегодно. Это значительно превышает прибыль европейского подразделения компании ( во II квартале операционная прибыль ArcelorMittal Europe – 245 млн евро).

Но дело не только в затратах. Предполагаемая политика снижения выбросов ставит цели, которых невозможно достичь. Например, чиновники ставят нереальные планы по сокращению выбросов углерода. Когда  проводились эксперименты, данные брали с учетом идеальных условий на каждом этапе производства. Но в реальной жизни вы не найдете такого предприятия.

Некоторые утверждают: сталелитейная промышленность просто хочет работать по-старому. Это неправда. Речь действительно идет о выживании.

Поэтому мы и просим внести поправки в углеродную политику ЕС. По нынешнему плану даже самые эффективные предприятия будут вынуждены платить штрафы только для того, чтобы продолжать работать. Это плюс к уже существующим расходом на электроэнергию, тарифы на которую безумно высоки. К требованиям по снижению выбросов ЕС должен подходить взвешенно, с учетом секторальных особенностей.

Европе нужна сталь. Но европейские лидеры должны задуматься над тем, нужна ли им сталь, произведенная в Европе. Если ЕС не изменит своих подходов, то в ближайшее десятилетие на биржах уже нельзя будет встретить опцион на покупку «европейской стали». Металлурги просто сбегут в страны с более низкими затратами на энергетику и с не такими строгими экологическими требованиями.

Да, Европе нужна экономика с низким содержанием углерода. Но мы поддерживаем реалистичные методы достижения результата.

Хубс