Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Украина, которую мы потеряли

Украина, которую мы потеряли
Украина, которую мы потеряли

Каждая годовщина создания УПА, совпадающая с православным Покровом, всегда отмечалась шествиями и митингами, иногда переходящими в столкновения с политическими оппонентами или милицией. Так в Украине во времена «режима» бурлил плюрализм политических идей – ненавязчиво и никому особо не мешая. Когда каждый мог спокойно выбрать понравившуюся ему идеологию или послать подальше их все.

Но в нынешнем году это были марши победителей, сумевших за каких-то несколько месяцев навязать своё мировоззрение почти всей стране, сделав его практически официальным политическим курсом новой власти. Этому воспротивились лишь в нескольких областях Украины, что, впрочем, привело к еще боле печальным результатам…

Чупринка головного мозга

Хотя Верховная Рада даже с шести попыток так и не смогла проголосовать за признание ОУН-УПА «воюющей стороной», без подарка в этот день украинские националисты не остались. Им стал президентский указ о переносе праздника Дня защитника отечества с 23 февраля на 14 октября с формулировкой «…с целью чествования мужества и героизма защитников независимости и территориальной целостности Украины, военных традиций и побед украинского народа, содействия дальнейшему укреплению патриотического духа в обществе».

А дабы никто не усомнился в том, что это серьезно, что это не шутка, Петр Порошенко грозно добавил: «…чтобы праздник пустил крепкие корни, за ним надо присматривать не один год». То есть украинцев будут «мотивировать» его праздновать – пока не привыкнут и сами не станут каждое 14 октября доставать из буфета штоф и готовиться к «смолоскипної ходи». Остается только надеется, что методами мотивации будут не дубинки национал-патриотических хунвейбинов, выискивающих и карающих «ворогів нації», что уже случается в нашей стране…

Как ни дико это звучит, но в Украине 21-го века «запанувала бандерівщина». А если быть исторически точными, то идеи и методы Романа Шухевича по прозвищу Чупринка, поскольку именно он руководил УПА, в то время как Степан Бандера с 1941 по 1959 год безвылазно находился в Германии и лишь строчил манифесты.

Тенденции к этому появились еще в 90-е годы, когда по вине бестолковой власти и совершенно пассивного общества, подавшихся влиянию правых, смешались понятия патриотизм и национализм. Тогда еще невинно улыбавшиеся националисты добродушно уверяли, что их идеология – это просто «любовь к родине». Но при этом они утверждали, что любить родину по-другому нельзя. То есть уже тогда навязывали согражданам выбор: если вы следуете учению Грушевского, Петлюры, Донцова и Бандеры – то вы сознательный патриотический украинец; в любом другом случае вы «ненавидите Украину и украинцев»», «украиножер», «манкурт» и «пятая колонна».

Одновременно с этим националисты старательно уничтожали альтернативный вариант патриотизма – советский «интернациональный», высмеивая его, осуждая, проклиная, называя «пережитком совка» и тупиковым проектом наравне с социализмом и советской властью. О том, что схожие с ним патриотические идеологи веками существуют в таких державах, как США или Соединенное Королевство, украинские националисты благоразумно помалкивали.

Новая украинская элита советскую власть и социализм тоже очень не любила и не хотела их возвращения. Имеющая хорошие хватательные рефлексы, но не отличающаяся развитым мышлением, она поверила националистам и не стала выдумывать собственную идеологию, а предпочла взять то, что ей настойчиво предлагали на блюдечке. В те годы элита вообще хваталась за всё, что ей красиво и умело подносили: будь то новые модели «майбаха», харизматическая секта или политическая идеология.

Так постепенно «демократы-рыночники» становились «национал-патриотами», играясь в салонный вариант национализма – с элитными фольклорными тусовками в вышиванках от кутюр. А с их дозволения последователи Бандеры и Чупринки привносили учение своих духовных гуру во все сферы жизни государства и общества: в образование, культуру, политику, оборону.

И все же до определенного момента в этом не было большой беды, поскольку добрая половина украинских власть имущих видела и Чупринку и прочих «історичних постатей» на мачтах своих прогулочных яхт. И хотя они не имели собственной идеологии (кроме как «стричь и пилить»), им было наплевать и на чужую. Благодаря этому эпоха их правления ознаменовались действительно плюрализмом мнений: каждый исповедовал то, что хотел.

Увы, никто не смог воплотить этот политический либерализм в идею патриотизма, основанного на ценности свободы, которая реально могла бы стать общенациональной. А её робкие одинокие ростки, появившиеся, было, в первые дни Евромайдана, были тут же затоптаны ботинками противоборствующих силовиков и приверженцев радикального национализма – беспощадного и откровенно дебильного. «Бандера прийде, порядок наведе!» – орали они, ломая памятники Ленину и бросая бутылки с бензином.

В итоге так вышло, что Евромайдан, начавшийся как гражданский протест против внешней политики власти, был взят под контроль радикальными националистами, которые решили устроить ту самую «национальную революцию», о которой они давно мечтали. Отсюда и превращение Евромайдана в эдакий курень «бандеровцев», над которым все время летали выкрики «героям слава». А затем политики, искавшие какое-то обоснование для переворота, были вынуждены опереться на эту толпу и принять её лозунги.

Смысл этих лозунгов их ничуть не смущал, думается, они лишь поинтересовались, не осудит ли их Запад. Думается, что если бы Майдан-2 устроили украинские исламисты, то и Турчинов с Яценюком, и Порошенко с Аваковым тут же стали бы моджахедами, а президент издал указ о Курбан-байраме, а не Дне защитника отечества. Но так получилось, что солдатами февральской революции были украинские националисты…

Украина по Ленину

Какая идеология появилась раньше: национализм или шовинизм? Пожалуй, это спор о курице и яйце, поскольку каждая из них может считаться следствием другой. Как бы там ни было, но обе возникли уже до 1917 года, и уже тогда жеЛенин увлеченно обличал ненавидимый ему шовинизм – как великороссийский, так и пангерманский.

А вот к национализму Ильич был более мягок, считая его одной из форм «самоопределения народов», и вообще сделал очень многое для создания национальных республик, в том числе и Украины. Так что совершенно зря современные «необандеровцы» ломают его монументы: им бы стоило, напротив, возлагать к ним цветы!

Тогда появление Украины (УНР-УНРС-УССР) было встречено в штыки и внешними противниками (Польша, Белое движение), и внутренними (ДКР, Таврическая и Одесская республики, махновцы). Встречено, как в наши дни Майдан-2. Довольно умеренные тогда идеи «мазепинцев» казались просто немыслимыми для приверженцев единого «русского мира» – и они ответили ни них кто великороссийским шовинизмом, кто собственным сепаратизмом. Анархисты же вообще отвергали все национально-державные идеи.

Казалось, что в окружении намного более сильных противников Украина просто не выживет, особенно после того, как Германия, бывшая союзником УНР, вывела из неё свои войска.

Заслуга Ленина была в том, что он уговорил внутриукраинских сепаратистов (Донбасс, Одессу) отказаться от идеи собственных республик, пояснив, что автономия возможна только для национальных образований, каковыми те не являлись. Вопреки распускаемым сегодня слухам о том, что Ленин «передал русский Донбасс Украине», он изначально считал его Украиной, признав оную в границах УНР, очерченных еще Грушевским, и подтвердил это во время заключения Брестского мира. Легенду же придумали на базе другой истории: передаче Донецкой губернии УССР нескольких уездов упраздненного Войска Донского.

Поэтому, в итоге, национальную автономию получил только Крым (крымско-татарскую), в 1921 году изъявивший желание войти в состав РСФСР. Также Ленин попросил «русских товарищей» не расшатывать изнутри молодую Украину, а помочь ей всеми силами Советской России – благодаря чему Украина смогла отбить притязания Пилсудского и Деникина.

Но самое главное, что вождь пролетариата сумел трансформировать идею национальной самостоятельности и государственности, изначально совершенно буржуазно-националистическую, как и другие подобные, – в компромиссные проекты, которые затем были реализованы в СССР. Заодно модернизировав и концепцию патриотизма: если буржуазная предлагает лишь слепую верность своей «стае», то ленинская ставила перед гражданином вопрос, за что именно он любит родину.

Возможно, в мирное время этот вопрос звучал глупо – и на него глупо отвечали нелепым лепетом про березовые ситцы и красную калину. Но во время войн XX века этот вопрос помогал гражданам определиться: защищать свою страну и существующий в ней строй или нет. Во многом благодаря этому была выиграна Великая Отечественная – вопреки планам Германии разыграть для раскола СССР националистическую карту.

Но то, что не удалось Гитлеру, получилось у Путина и его советников, использовавших великороссийский шовинизм как главную движущую силу Антимайдана…

Гримасы «русского мира»

В отношении Украины шовинизм проявился у многих россиян еще в 1991 году, негативно воспринявших её «отделение». То, что Украина не является частью России с 1917 года, а СССР был федеральным союзом, а не «Россией-2», они то ли не понимали, то ли не желали и слушать. Идея «возвращения Украины» (целиком) наравне с идеей «возвращения русских земель на Украине» (частично) надолго завладела умами россиян, для которых вынутый из пыльного чулана великодержавный шовинизм стал идеологией, заполнившей пустоту их души после крушения Союза. И не только россиян.

В Украине тоже проживало некоторое количество «сознательных русских», не все из которых были русскими этнически, увлеченных идеями русского национализма и великороссийского шовинизма. Было их очень немного (теперь осталось еще меньше), и как политическая сила они оставались на маргинальном уровне, не создав собственную политическую силу парламентского уровня, в отличие от своих главных оппонентов – украинских националистов. Так что шансов взять власть и реализовать свои идеи они долгое время не имели никаких. Но всё изменил тот же Евромайдан, породивший Антимайдан.

Вначале Антимайдан был акцией «контрпротеста» граждан, поддерживавших власть. Чистосердечно или за деньги – не важно, главное, что поддержка законной избранной власти является фундаментальным правом демократии. Поэтому обвинения и оскорбления в адрес участников Антимайдана, сыпавшиеся из уст оппозиционеров, были не только беспочвенны, но и нарушали все демократические принципы.

Когда инициативу на Евромайдане перехватили националисты, то с подачи СМИ, в основном российских, это начало освещаться как «фашистский путч». И вполне логично, что Антимайдан (те, кто им управлял) решил разыграть «антифашистскую» партию, нацепив на себя в качестве символа оного гвардейские ленточки, прозванные оппонентами «колорадскими».

Пожалуй, если бы противники Евромайдана и «хунты» держались бы этой линии, совмещая лозунги борьбы за демократию (против переворотов) и за свободу (против национализма и ксенофобии), то их шансы были бы намного больше, как и численность их рядов. Поскольку они могли бы рассчитывать на поддержку всех противников украинского национализма, которых в Украине было очень много. Но они совершили фатальную ошибку, когда подняли над собой российские триколоры и изменили свою риторику на догматы великороссийского шовинизма. Что тут же отшатнуло от них, без преувеличения, миллионы украинцев.

Почему так произошло? Возможно, война за «русский мир» была единственным лозунгом, под которым удалось привлечь к ней массу всевозможных российских добровольцев. Вряд ли там удалось набрать хотя бы пару сотен желающих защищать демократию в Украине или в любой иной стране мира. А вот с православным крестом в одной руке, триколором в другой и воплями «Россия! Россия!» – это уже совсем другое дело. Однако, повторим, позволив вовлечь в украинский конфликт россиян, это одновременно оттолкнуло от дела украинцев: люди, готовые сопротивляться политическому режиму, не желали при этом разрушать свою страну и отдавать её по кускам соседу.

Возможно, так было выгоднее Кремлю – ведь это он «крышевал» данный политический процесс. Лозунги должны соответствовать намеченным целям, и под демократическими и антифашистскими было хорошо сопротивляться Майдану-2 и защищать «живого легитимного» президента Януковича, борясь за Украину в целом. Когда же стало ясно, что переворот необратим, то под лозунгами великороссийского шовинизма решили колоть Украину на части, присоединяя к России что получится.

В любом случае, когда в мае Москва попросила сепаратистов Донбасса убрать российские флаги и изменить свою политическую линию с «возвращения в Россию» на «создание Новороссии», их лидеры продолжили толкать речи о «русском мире» и «русском народе». То ли забывая, то ли не желая замечать, что Донбасс – это украинская территория, и большинство его населения являются хоть и русскоязычными, но всё же украинцами…

Кто не с нами – тот под нами!

Стоит еще заметить, что если использование русского национализма как идеологии Новороссии было не спонтанным, а продуманным и организованным, то оно преследовало еще одну цель. А именно: когда между собой сталкиваются два противоположных, воюющих друг с другом национализма, то они взаимно нагнетают ситуацию, не давая конфликту погаснуть.

Это же можно сказать и о тех, кто в декабре 2013-го привел на Евромайдан радикалов «Свободы» и «Правого сектора». А еще можно предположить, что и украинскими, и русскими националистами управляет одна закулисная сила либо договорившиеся между собою «партнеры». Слишком уж слаженно, выгодно для обеих сторон идет этот конфликт, а его «спонсоры» получают возможность наварить на нем хорошие дивиденды.

Кем были до этих событий радикальные украинские националисты? Чудаками, маргиналами, лишь чудом получившими в парламенте несколько мест. Теперь же они творят украинскую историю, реализовывая свои идеи, еще пару лет назад казавшиеся многим бредовыми.

Вот, например, член парламентского комитета по вопросам национальной обороны, нардеп от «Свободы» Юрий Сиротюк на круглом столе «Имидж украинской армии» долго сетовал, что 23 года приходилось «искать компромиссы между Украиной советской и Украиной украинской», жалел, что с русскоязычным населением не поступили «по прибалтийскому опыту», и настаивал на срочном исправлении этого упущения. Ну и, конечно же, тоже призывал продолжить войну с Россией до полного разрушения Москвы.

Похоже, что депутаты «Свободы» решили всерьез взяться за реформирование украинской армии – в своем понимании. И уже зарегистрировали законопроект, меняющий «старые советские» воинские приветствия и обращения на не менее старые «бандеровские». Так, вместо «товарища» будет «пан», а вместо «здравия желаю» они хотят узаконить свое любимое «Слава Украине – героям слава». Осталось еще переименовать роты в сотни, а батальоны в курени – и тогда украинское войско наверняка станет победоносным.

Шутки шутками, но за этими, на первый взгляд, нелепостями прослеживается четкий план тотальной интеграции украинского национализма во все сферы государства и общества, как и планировали когда-то его идеологи Донцов и Бандера. Процесс, который будет выдавливать, выжигать и уничтожать все альтернативные идеологии – прежде всего, либеральные, демократические, социальные, являющиеся злейшими врагами любого национализма.

Почему? Потому что человеку, выступающему за гражданские свободы или социальные гарантии, национализм не просто не нужен, он ему вообще непонятен. Более того, такой человек – точнее, его идеи – может увести за собой значительную часть националистической паствы. Яркий пример этому всё тот же В.И. Ленин и партия большевиков, которые своей социальной агитацией к концу 1916 года свели на нет официальную великодержавную идеологию Российской империи. И бросившие на дно окопов хоругви «за веру, царя и отечество», миллионы солдат и рабочих подняли красные транспаранты «мира, хлеба, земли» – оказавшихся более актуальными и привлекательными. Еще через пару лет свои желто-синие знамена бросали петлюровцы, массово переходя на сторону Красной армии: в социальном отношении буржуазный национализм проигрывал советской власти.

Так что, видимо, яростная ненависть нынешних «необандеровцев» к Ленину обусловлена еще и страхом проиграть покойному вождю еще один политический бой.

Другое дело – русский национализм, великороссийский шовинизм. Он не является конкурентом украинскому национализму, он его противоположность, такая же бессмысленная и беспощадная, которая своим существованием лишь придает ему силы, равно как и наоборот. Он не уведет к себе его фанатов, потому что если человек выбрал радикально украинскую сторону, то вряд ли он перебежит на радикально российскую.

И сейчас нетрудно заметить, что население Украины насильственно ставят перед выбором между двумя этими вариантами национализма. Без всякой возможности выбрать третью альтернативу или отказаться от такого выбора вовсе. «Кто не с нами – тот против Украины, тот ватник и сепаратист!» – заявляют украинские националисты. «Кто не с нами – тот враг русского мира, пособник хунты, фашист и правосек!» – четко дают понять русские националисты.

По существу, в Украине, по обе стороны фронта гражданской войны создаются воинственные тоталитарные режимы. Причем в одном из самых худших их вариантах: националистического фашистского режима. Да, не удивляетесь – фашизм может быть и с трезубцем, и с гвардейской ленточкой. Фашизм – это не символы, фашизм это система.

Конечно, сторонники национализма могут заявить, что это лучшая идеология в условиях войны, которую необходимо выиграть принципиально, во что бы то ни стало. Что либеральные и социальные лозунги разлагают, склоняют к компромиссу между интересами государства и нации и интересами простых людей, что для националистов равнозначно капитуляции. Однако они будут неправы, и не только потому, что считают реальные интересы людей менее важными, чем абстрактные интересы вождей нации. Кстати, это вообще ненормально, когда эти интересы не совпадают, зачастую это означает, что вожди ведут нацию к пропасти.

Но главная беда в том, что тоталитарный режим, основанный на национализме, никогда не закончит воевать. Победив сепаратизм на Донбассе, он начнет новый конфликт, к которому, кстати, уже готовится.

«Очень важно, чтобы в третьей мировой войне Украина стала её острием», – заявила в своем напутствии добровольческому батальону «Сичь» одна из скандальных лидеров ВО «Свобода» Ирина Фарион. И пояснила, что нынешняя АТО на Донбассе – это не просто война, не просто первый эпизод третьей мировой, а этническая война между украинцами и русскими, в которой должны участвовать все от мала до велика…

Автор материала: Виктор Дяченко

По материалам: From-ua.com


Теги статьи: УПАУкраина

Дата и время 30 октября 2014 г., 17:22     Просмотры Просмотров: 2967
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Прожорливое брюшко Прожорливое брюшко 08.12.2016
Глава комитета инвалидов в день на яхте тратит на еду больше, чем 60 пенсионеров дома за месяц Подробнее
Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко 08.12.2016
Помощь в получении украинского гражданства российскому олигарху Вадиму Новинскому оказал в свое время Петр Порошенко. Подробнее
09 декабря 2016 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте