АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

«Якбитологія» Крымской войны-2: История одной болезни

«Якбитологія» Крымской войны-2: История одной болезни
«Якбитологія» Крымской войны-2: История одной болезни

О Крымской войне и осаде Севастополя британский военный историк и теоретик Бэзил Лиддел Гарт говорит как о ярком примере того, что профессиональные армии далеко не всегда эффективны. И действительно, сначала русское командование допустило несколько оплошностей,  благодаря которым союзники не только беспрепятственно высадились в Крыму, но и подошли к слабо защищенному городу. Однако тут настал черед роковых ошибок со стороны англичан и французов.

 Чудо, которое 160 лет назад спасло Севастополь от, казалось бы, неминуемого немедленного падения (начало истории см. тут: http://ord-ua.com/2014/10/30/yakbitologiya-kryimskoj-vojnyi-/) и предопределило многомесячную кровавую осаду города, было обусловлено двумя обстоятельствами: особенностью отношений между французским и английским командованиями и болезнью командующего французской армией – маршала Леруа де Сент-Арно.

Этот старый вояка, сделавший карьеру и подорвавший здоровье во время колониальных войн в Алжире (аналог русских войн на Кавказе), еще в Болгарии чувствовал себя неважно. К проблемам с сердцем добавилась еще какая-то дунайская болотная лихорадка. Причем болезнь прогрессировала, так что маршал думал даже сдать командование. Однако накануне высадки в Крыму он почувствовал некоторое облегчение. В битве на Альме Сент-Арно даже смог сесть верхом и лично руководить действиями французских войск. Однако вскоре после победы ему резко стало хуже. На подходе к Севастополю он буквально сполз с седла, лег на землю и больше не вставал. Вскоре у него обнаружилась холера. Через несколько дней Сент-Арно сдал командование генералу Канроберу и умер на корабле на пути в Константинополь.

Анамнез и эпикриз несостоявшегося штурма

Тяжелая болезнь французского командующего самым негативным образом сказалась на действиях всех союзных войск. Надо сказать, что единого командования у них не было. Англичане и французы согласовывали решения (турки имели совещательный голос). Однако британский командующий генерал лорд Фицрой Раглан, хотя и не подчинялся маршалу Сент-Аорно, все же не решался действовать несогласованно. Ведь Сент-Арно был опытным военным, тогда как Раглан последний раз воевал в 1815-м под Ватерлоо, где потерял руку (так что поначалу он даже по старой привычке называл противников «французами», чем удивлял и забавлял союзников).

Подойдя к Севастополю с севера, лорд Раглан, как и большинство его генералов, намеревался немедленно атаковать. Однако его советник – 72-летний генерал инженерных войск Бэргойн, «чей опыт и советы считались бесценными» – предложил обойти город с юга. Вопрос о дальнейших действиях был вынесен на общий военный совет. 

«Многие французские генералы советовали сходу атаковать Северную сторону. Но тяжело  больной, распростертый на кушетке Сент-Арно (ему осталось жить еще ровно семь дней), выслушав  Джона Бэргойна, сказал: «Сэр Джон прав: обойдя Севастополь и напав на него с юга, мы будем иметь все наши средства в нашем распоряжении при посредстве гаваней, которые находятся в этой части Крыма и которых у нас нет с Северной стороны». (Тарле)

«Раглан… спросил Сент-Арно, готовы ли французы принять план генерала Бэргойна? Тот в ответ молча кивнул». (Хибберт) Во время обсуждения Сент-Арно, обычно активный и вникавший в детали, был равнодушен и безучастен. «Когда англичане вышли из палатки Сент-Арно, один из офицеров обратил внимание на необычное поведение французского командующего. В ответ Раглан печально заметил: «Разве вы не видите, что он умирает?» (Хибберт).

«Жребий был брошен – английские, французские, турецкие батальоны, эскадроны, батареи бесконечной лентой потянулись от лежавшей перед ними совсем беззащитной Северной стороны к югу. Генерал Канробер, уже сменивший Сент-Арно спустя четыре дня после этого решения, лишь впоследствии узнал, как русские оценили это фланговое движение. «Впоследствии я услышал из уст самого Тотлебена, с которым встречался, что, если бы мы произвели тогда внезапную атаку на Северную сторону, — мы бы взяли город», — говорил уже к концу жизни Канробер». (Тарле)

Смена «декораций»

Надо сказать, что немедленная атака Южной стороны – еще недостаточно укрепленной – также могла бы быть успешной. Английские генералы настаивали на немедленном штурме, однако генерал Канробер (через семь месяцев, не достигнув никаких успехов, он подал в отставку) не решился на активные действия и принял решение начать осаду Севастополя. А лорд Раглан не решился действовать самостоятельно и тоже стал готовиться к осаде. Однако, когда он сообщил своим генералам об установке осадной артиллерии, то командир одной из дивизий «взорвался от негодования:

— Ставить на платформы осадные орудия?! Но, мой дорогой лорд Раглан, какого черта они должны будут здесь разрушить?!

На тот момент у русских действительно было мало укреплений, однако с каждым часом их становилось все больше и больше. Глядя через оптику на растущие на глазах по периметру города земляные насыпи, английские офицеры не могли не восхищаться решимостью мужчин, женщин и детей, которые работали весь день, а затем и всю ночь при свете фонарей и костров» (Хибберт).

Тем временем, оправившийся от поражения князь Меншиков отправил в Севастополь подкрепления – гарнизон увеличился с 22 тысяч до 35 тысяч человек. «Теперь мы не боимся, что не сможем отразить штурм», — удовлетворенно записал в дневнике Корнилов.

«Если в умиравшем Сент-Арно в критические шесть дней после Альмы потухла боевая энергия и померкла его стратегическая зоркость, то в генерале Канробере, хоть он и находился в совершеннейшем здравии, никогда этих качеств и не было. Это был добрый, честный, прямой человек, но этим и ограничивались его качества. Ничего в нем не было от смелого кондотьера, от быстрого на решения, бесстрашного головореза в генеральских эполетах и орденских звездах, от политического авантюриста большого масштаба, — словом, ничем он покойного Сент-Арно не напоминал». (Тарле)

Таким образом, из-за кризиса союзного командования – с одной стороны, а  с другой – благодаря энергичности и фанатизму руководителей обороны города, вместо мгновенного штурма началась многомесячная осада Севастополя, забравшая более двухсот тысяч солдатских жизней (причем, от болезней умерло больше, чем погибло в боях) и сделавшая город фетишем для россиян.

Дмитро Шурхало, для «ОРД»

(окончание следует)


Теги статьи: Крым

Дата и время 05 ноября 2014 г., 10:18     Просмотры Просмотров: 1881
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи:

Нардеп Гончаренко пожаловался на Ашан и Peugeot в прокуратуру из-за Крыма
Оккупанты заставят студентов строить Керченский мост
Осужденный пожизненно украинец перерезал себе вены в крымской тюрьме

Участник оккупации Крыма казак Панчук о захвате полуострова: "Это организовала власть. Нас обзванивали днем и ночью. Нам государство, Россия дала автоматы"
Очередная российская артистка попала в базу «Миротворца»
Почему российский рэпер Баста выступит в Украине, несмотря на посещение аннексированного Крыма

"Миротворец" внес в "Чистилище" звезду российского кино Гуськова
Самойлова намерена выступить в оккупированном Крыму вместо Евровидения
Крымчанка, звавшая оккупантов, призналась, что при Украине жилось лучше (видео)

В аннексированном Крыму студенты вышли на митинг
«Приготовили нам виселицу». Крымчанка, звавшая оккупантов, призналась, что при Украине жилось лучше
Фантомная власть: Украина тратит миллионы на чиновников без полномочий

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто по вашему мнению лучший президент за историю независимой Украины?









Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте