АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

Юрий КАСЬЯНОВ: В Генштабе надо через одного ставить к стенке

Юрий КАСЬЯНОВ: В Генштабе надо через одного ставить к стенке
Юрий КАСЬЯНОВ: В Генштабе надо через одного ставить к стенке

Суровый волонтер Юрий Касьянов в бескомпромиссном интервью рассказал о том, почему глава Генштаба Муженко не справляется и отчего Порошенко не хочет его уволить; как и кому удалось промыть мозги жителям Донбасса; с какой стати гламурный Гелетей несколько раз поднимал флаг над Славянском и почему лучше свой диктатор, чем кремлевский император.

Юрий Касьянов - один из тех волонтеров, поздоровавшись с которыми хочется несколько дней не мыть руку. Один из организаторов движения "Армия-SOS", он снабжает наших военных еще с крымских времен. Именно Касьянов и его коллеги помогли украинской армии в самый тяжелый период - когда драться ей приходилось голой, босой и практически безоружной. Как проклятый, Юрий носился на своей машине, подвозя военным необходимое. Рисковал жизнью, здоровьем - и это, пока штатные снабженцы Минобороны, раскрыв рты, растерянно смотрели на происходящее. Или набивали свои карманы, пользуясь сложившейся неразберихой.

Сейчас Касьянов - признанный авторитет волонтерского движения, человек, опыт которого бесценен. О таких англичане говорят: "speaks volumes". При этом он не забронзовел, не разменивается на благоглупости, говорит прямо, не разбирая чинов и званий. Перемирия не признает, действия Генштаба называет провальными. Паникер, говорите? Попробуйте-ка сказать об этом военным в зоне АТО - они вас разорвут в клочья! И потому, что уважают Касьянова. И оттого, что знают: он говорит правду…

"ЕХАЛИ ПОД ДОНЕЦКОМ: КРУГОМ РАЗРЫВЫ ОТ "ГРАДОВ" - А В 150 МЕТРАХ ГУЛЯЮТ ДЕТИ…"

- На днях один коллега сказал мне: "Зачем ты продолжаешь делать эти интервью с военными и волонтерами? Успокойся, дай людям пожить спокойно, перестань их накачивать: деньги для фронта, деньги для фронта…".

Вот что говорить таким людям, желающим сейчас жить спокойно, в свое удовольствие?

- Это нормально, когда люди хотят жить спокойно, мирно, вне войны. Но ситуация такова, что мира нет. У нас в стране идет война, идет уже давно, и это не секрет. Необъявленная, неузаконенная, не нами начатая. Если факт войны не признает наше политическое руководство, то это не значит, что войны нет. И мы не можем ее отменить, не можем сказать: "Нет войны, забыли ее". Да, кто-то уезжает за границу, кто-то просто делает вид, что ничего страшного не происходит, отворачивается, замыкается в своей "хате", которая у многих, как всегда, с краю... Но, в конце концов, война коснется каждого. Я видел на окраине Донецка, под Славянском шикарные особняки; в них жили богатые, обеспеченные люди. Теперь эти имения превратились в решето…

Видел обычные многоквартирные дома, где жили простые обыватели, небогатые граждане. Эти скромные жилища в таком же состоянии. Пригород Донецка - практически мертвый: простреленные гаубичными снарядами дома, раскуроченные гусеницами танков и артиллерией дороги… Там живет очень мало людей. Но они там есть. Некоторые даже открывают магазины, привозят на продажу какие-то овощи, молоко…

Противоестественно выглядит обычная человеческая жизнь в таких нечеловеческих условиях. Но самое сильное впечатление - это дети на войне. Представьте: всю ночь шел обстрел, по городу работали гаубицы, "Грады", минометы. Пересидев ночь в подвале, мы утром едем и видим на дороге гуляющих детей. Метрах в 150 - разрывы, а дети гуляют…

- Очень многие на Донбассе продолжают относиться к украинским войскам, украинской власти с недоверием, многие - с ненавистью. Но я читал ваш пост в Фейсбуке - про сценку на улице Лисичанска. Цитирую: "Разговор на улице. "Вы ведь не уйдете?.. Нас не бросите?.. Только жизнь наладилась, а орудийная пальба снова - все ближе... Страшно за детей. Неужели снова придется уезжать?..".

Вы проводите в зоне АТО большую часть времени. Скажите, насколько много тамошних жителей просто хотят спокойной жизни - и ничего что под киевской властью? И как много принципиально ее ненавидят?

- Людей, которые хотят покоя, наверное, - абсолютное большинство. Покоя хотят все - кроме совершенно оторванных от жизни, от реальности истеричных особ, которые готовы всеми силами вести войну.

А сколько людей доверяют нашей власти или не доверяют - вопрос, скорее, философский. Я помню свои впечатления от Изюма конца апреля-начала мая, еще до начала АТО. На машинах местных жителей я видел георгиевские ленточки; в кафе за соседним столиком, не стесняясь, говорили про то, что, вот, "скоро надают этим украм". И для того времени это было "нормально". Наши люди, патриоты, тогда молча приходили под больницу, когда туда привозили раненых и убитых. Стояли женщины, плакали, старались как-то помочь. И это ощущение - того, что ты находишься на чужой территории, где заправляет враг, - угнетало. Было страшно даже ходить по городу. Ночью в двери стучали, угрожали; пришлось переселиться в другой отель. Шли разборки где-то рядом в парке, там стреляли из пистолета. За окном была почти ДНР. И это в Изюме, который тогда был основной базой АТО! Теперь Изюм - совсем другой, наш город. Почитатели Путина в городе есть, конечно, но они теперь ведут себя тише воды, ниже травы.

Есть и другие примеры. Помню первые дни после освобождения Славянска, когда по улицам в истерическом состоянии бегал какой-то человек и кричал: "Ну, зачем меня обманывали, что придут бандеровцы - и всех вырежут?! А они привезли воду, хлеб!"

- У вас есть мысли по поводу того, как огромный промышленный регион оказался с промытыми до такой степени мозгами?

- Конечно, есть. Наши великие феодалы, богатые люди Востока, которые зарабатывали тем, что превратили большую часть населения в рабов, использовали пропаганду (в первую очередь российскую) для того, чтобы этих людей удержать в повиновении. Они постоянно апеллировали к советским ценностям, к подвигу отцов и дедов, постоянно противопоставляли одну часть страны - другой; говорили, что там - бандеровцы, вы должны за нас голосовать, мы вас защитим. Люди в это верили.

А недавно мы сидели в подвале в Песках. Шел постоянный обстрел, и мы ночью смотрели телевизор, который взяли из разрушенного дома сверху. Антенна сохранилась - и вот мы смотрим телевидение, которое транслирует Донецк. Ни одного коммерческого ролика! Там были российские каналы с постоянной пропагандой "ДНР" и "ЛНР", сюжеты о том, какой хороший Захарченко, как важно пойти проголосовать на сепарских "выборах". О том, как батальон "Кальмиус" под Мариуполем сражается с "укропами", какая у них замечательная артиллерия. Постоянно муссируется мысль о том, что мы, русские, русских в беде не бросим. В новостях говорят о пресловутом "русском мире", о "братстве" народов, о том, что "великий" В.В.Путин распорядился помочь Донбассу…

И эта реклама направлена не только на Донбасс, а на всю Россию! Они методично и непрерывно готовят людей к войне, приучают к войне: рассказывают, что нужно делать в случае обстрела, какой стороны дома держаться, какие подвалы занимать, а какие - нет; как оказывать медицинскую помощь. И все это постоянно давит на мозги - как донецких украинцев, так и россиян.

- В общем, режим осажденной крепости.

- Я жил при Советском Союзе, это жизнь за железным занавесом, жизнь в условиях массированной пропаганды. Которая стала еще круче, еще лучше, построена на новейших технологиях, и, естественно, сильно давит на мозги. Это истерия, мощное психологическое воздействие; людям, подвергнутым такому испытанию, надо потом время, чтобы заново научиться адекватно оценивать окружающий мир… Я побывал практически во всех освобожденных городах после того, как они были покинуты боевиками. И могу сказать, что люди меняются.

- В каком смысле?

- Некогда зазомбированные люди видят, что никто никого не убивает, жизнь налаживается. И люди меняются. И это большое благо - что люди из Горловки приезжают за пенсией из Макеевки в Артемовск. С утра до вечера у отделений банков стоят огромные очереди у банка: люди получают пенсии. И, приезжая на освобожденные территории, люди видят: здесь нормальный город, порядок, в магазинах продукты, мирная жизнь. Они потом с этими продуктами и впечатлениями возвращаются домой.

Были случаи, когда мы в военной форме шли с военными по городу, из очереди у банка выбегали люди - и чуть ли не падали на колени. Целовали руки, спрашивали: "Когда вы придете нас освобождать?".

"ЛУЧШЕ СВОЙ ДИКТАТОР, ЧЕМ КРЕМЛЕВСКИЙ ИМПЕРАТОР"

- Донецкие феодалы, о которых мы говорили, "ломанулись" в Раду по мажоритарке. И прошли, причем в достаточно большом количестве. Вы уже после выборов общались с нашими военными на фронте? Как они отнеслись к выборам в целом и к этим персонажам в частности?

- До выборов, во время голосования и после выборов я все время был там. Я знал, что не попаду на голосование, и не особенно стремился. Что касается ребят на фронте…Бойцы интересовались выборами, спрашивали, как все прошло, обсуждали, переживали...

- А вы сами?

- Сам я не интересовался и никаких надежд на эти выборы не возлагал.

- Почему?

- Я считал и считаю их несвоевременными. Прежнее законодательство, прежний админресурс, те же комиссии…Проводить выборы при таких условиях - значит зафиксировать статус-кво того, что было.

- Ну, это как сказать. Все же 53% избранных депутатов в прежней Раде не было…

- …Того, что было - с некоторыми вариациями. Нет, мое мнение, безусловно, спорное… Я просто вижу ситуацию на фронте, и считаю, что сегодня, когда страна находится в страшной опасности, нам нужна жесткая тоталитарная система управления, по факту недемократическая. Иначе мы проиграем, как в 1918 году.

- Что конкретно вы вкладываете в эти слова?

- Я считаю, что нам нужен разумный диктатор, который может объединить людей, все ресурсы страны, и направить их на решение этой чудовищной проблемы. Я понимаю, что "разумный диктатор на время" - это звучит очень сомнительно (улыбается. - Е.К.), но концовка в этой истории может быть совершенно другой. Лучше свой диктатор, нежели кремлевский император.

- Даже если конец, как вы говорите, будет совершенно другой, такого человека еще нужно найти.


- Он должен сам появиться. Мы не можем его назначить. Лидера, настоящего лидера, назначить нельзя.

"ДАЖЕ ЕСЛИ ВЕСЬ КИЕВ НАШПИГОВАН АГЕНТАМИ ФСБ, ЗАЩИТА РОДИНЫ НЕ ПОТЕРЯЕТ СМЫСЛ"

- Вы по-прежнему убеждены, что Стрелков-Гиркин ушел из Славянска по договоренности?

- Да. Я в то время был там, ездил по его следам, искал, как уходила сепарская техника. Разговаривал с военными, контрразведчиками, СБУ-шниками. Вывод один: Гиркин ушел "по договоренности": направил маленькую группу бронетехники на убой по дороге на Краматорск, где стоял наш хорошо укрепленный блокпост. Этих смертников артиллерия с Карачуна расстреляла, в упор их гранатометами сожгли.

- То есть Гиркин сознательно отправил своих людей на смерть?

- Да. А ушел он двумя колоннами совсем в других местах. И если предположить, что наши не знали, что он уходит, то какая же у нас разведка? А если знали, но ничего не сделали, то это уже предательство. Не могли не знать, потому что люди Гиркина собирались сутки. Это была большая "движуха" по городу, я вот об этом знал: передавали информацию, что что-то готовится. Наши ребята, которые находились в плену и которым удалось вырваться, тоже это видели и слышали. Нам звонили прямо оттуда: "Гиркин собирается уходить!". Никто ничего не предпринял, и Стрелков со своим отрядом ушел в Краматорск, потом пошел в Донецк. Везде, по всей дороге, его можно было уничтожить. Он ушел туда - и своим влиянием, своим авторитетом сделал из мелких, разрозненных отрядов реальную боевую силу. Донецк тогда был практически наш, но он организовал боевиков, и в итоге наших силовиков выдавили из Донецка и Луганска.

- Я сейчас задам как бы паникерский вопрос. Часто ли у наших военных возникают такие мысли: "Вот мы здесь стоим насмерть, а там, в Киеве, у Путина агентов тьма"?

- Об этом говорят, но не часто. На фронте очень много умных людей, здраво мыслящих людей, такой концентрации в тылу нет... И очень много настоящих патриотов, которые, может, и думают такое, но нечасто обсуждают.

- …потому что если думать такое, то все теряет смысл?

- Нет. Защита Родины, своей земли, своих семей никогда не может потерять смысл. Даже если у нас весь Киев продажный и нашпигован агентами ФСБ… Даже если власть продажная и потворствует Москве, это не значит, что не надо защищать Украину. Это совершенно очевидные вещи, здесь нет никаких внутренних противоречий. Конечно, люди не хотят просто так умирать - бессмысленно, как это было с 32-м блокпостом, когда их там фактически бросили. И не только их, а и десятки людей, которых командование отправляло на помощь этому посту. Совершенно бессмысленная жертва… Люди готовы сражаться, но не идти на убой.

И таких случаев много. Наши войска могут воевать в пять раз лучше, если ими будут руководить грамотные офицеры и командиры. Я не говорю, что там, на фронте, - неграмотные. Есть предатели, есть просто безмозглые недоумки, волею случая оказавшиеся в командирах. Но еще больше прекрасных офицеров, мне посчастливилось со многими познакомиться, и они представляют собой золотой фонд наших Вооруженных сил. Их действительно очень много, на уровне "командир взвода-командир бригады" плохих командиров трудно сыскать. Но что делает большинство людей в штабах секторов, в штабе АТО? Что делает наш генеральный штаб? Чем они заняты? Для меня это загадка… Результат их "работы" - трагические поражения и бессмысленные жертвы. Это, безусловно, предательство. Или бесталанность и недоумие, что в условиях военного времени приравнивается к предательству. В Генеральном штабе надо через одного ставить к стенке…

В какой-то момент нас поставили перед фактом - будет перемирие. Много говорили в оправдание такого решения: дескать, именно нам очень нужно перемирие. Мол, перемирие позволит нам зализать раны, подготовиться к будущим боям, усилить Вооруженные силы… И что в результате? На участках 31-го, 32-го блокпостов трактора и экскаваторы, необходимые для рытья блиндажей, появились только сейчас. Вот только в субботу (то есть неделю назад. - Е.К.) мы там были, и при нас под дождем землеройки копали окопы. Только теперь стали привозить бревна. А там голая степь, людям негде дерево взять. Бетонные плиты не у кого попросить… Даже лопат не было, чтобы окопаться; мы им их привозили. И вот все это время, пока было перемирие, у них не было ничего - ни лопат, ни мешков, ни бревен, ни блоков, ни инженерной техники…

- Юрий, власть вас наверняка читает, возможно, делает выводы. А сейчас этот ваш пессимистический анализ прочитает и простой читатель…

- …да у меня нет пессимистического анализа! Я просто рассказываю, что вижу, говорю о том, что происходит. Случаются на фронте и оптимистические вещи - и новые танки мы порой видим, и подготовленные, обученные подразделения занимают позиции… Но сегодня, когда Путин делает всё, чтобы нас покорить, надо говорить о серьезных проблемах, надо их решать. Мы не можем закрыть глаза на неготовность войск к войне. Мы не можем сказать: "у нас армия не готова - поэтому, пожалуйста, с нами не воюйте". Ага! - Путина это не остановит. Но его надо остановить.

"ПОРОШЕНКО ТРУСИТ ПЕРЕД ПУТИНЫМ, ПЕРЕД ЕГО АРМИЕЙ"

- Я все-таки задам свой вопрос. Если бы вы были не волонтером, который большую часть своего времени проводит на фронте, а нормальным, патриотически настроенным обывателем, и прочитали бы то, что вы сейчас сказали, - что бы стали делать?

- Старался бы помочь армии в тылу - вещами, деньгами, своим участием. Покупал бы, шил бы форму, стирал, мыл, одевал… Всё, что нужно делал бы. Занимался бы техническими средствами ведения войны: радиостанциями, тепловизорами, прицелами, беспилотниками... В общем, делал бы то же самое.

- Понятно, что лучше отдать собранные средства людям, которые лучше разбираются в том, что необходимо войскам. И все-таки: назовите три главные позиции, которые на данный момент нужны нашей армии.

- Позиция первая - теплые вещи, включая теплую обувь, шапки, перчатки, куртки. Стараемся сейчас возить ребятам флисовые поддевки, теплое белье, обувь. Возим и резиновую обувь, плащи, потому что идут постоянные дожди; людей это изматывают, они болеют.

Второе направление - обогревательные приборы, работающие в полевых условиях: буржуйки, дизельные обогреватели, складные мини-печки... И третье - всевозможные технические средства: радиостанции, тепловизоры, бинокли, автомобили, которые мы пригоняем из-за границы, восстанавливаем, бронируем и передаем в зону АТО…Средства ведения радиоразведки и радиоэлектронной борьбы, беспилотные летательные аппараты - всем этим мы активно занимаемся.

Панорама донецкого аэропорта с высоты птичьего полета. Кадры с беспилотника АРМИЯ SOS

- Вы считали, сколько суммарного времени провели в зоне АТО?

- Когда я поехал туда в первый раз, провел безвылазно полтора месяца. Дальше так: в тыл обычно приезжаю на десять дней - две недели, чтобы как-то скоординировать деятельность и подготовить новые технические средства для работы. Плюс, разумеется, собрать разнообразную гуманитарную помощь для фронта. И уезжаем опять на две-три недели.

- Что говорят друзья, родные? Не сообщают вам, что вы сошли с ума и что неплохо было бы пожить для себя?

- Друзей-то почти не осталось. Друзья - это те, кто на фронте. Жена и дети поддерживают волонтерскую деятельность, безусловно. Это мой личный крепкий тыл.

- Давайте поговорим о власти…

- Власть у нас - понятие очень эластичное, растяжимое. У нас во власти разные люди. Так получилось, что я с первых дней операции под Славянском контактировал с Аваковым, который на первом этапе войны проявил себя как большая умница. Он и Антон Геращенко много сделали для создания первых добровольческих частей, которые смогли - вместе с профессионалами из МВД и военными остановить расползание этой дряни. Мы, в свою очередь, помогали добровольцам: одевали, экипировали, снабжали… С тех пор я поддерживаю связь с этими людьми из власти. Контактирую с Полтораком (министр обороны. - Е.К.), когда мне это необходимо. Но действуем мы - АРМИЯ SOS - всегда самостоятельно. Мы берем на себя ответственность за решение проблемы, и ни на кого не оглядываемся. Понимаете, когда говорят, что у нас власть все решает - это абсолютно неверно. Да, у нас пытаются что-то решать наверху. Но у нас настолько громоздкая система управления, настолько неэффективная, что даже самые правильные управленческие решения гибнут в ее недрах. Сегодня самое узкое место в системе управления войсками - Генеральный штаб. Уверен, что надо эту структуру разогнать, сократить на 90%, привлечь талантливых командиров с фронта…

- К начальнику Генштаба Муженко у вас, я так понимаю, негативное отношение?

- Абсолютно. Я присутствовал при ситуации, когда на фронте ему объясняли, что нужно сделать, а он отвечал: "Мне нужно посоветоваться". А речь шла о том, чтобы переместить блокпост на 100 метров…

То есть это человек не самостоятельный, не начальник Генерального штаба. Он может быть командиром бригады, не больше.

- А разницу между Гелетеем и Полтораком вы сразу почувствовали?

- Я лично никак не мог почувствовать. Думаю, что в войсках - тоже. Просто было абсолютно очевидно, что Гелетей находится не на своем месте. Эти его показушные подъемы флага над Славянском - в третий, четвертый раз... Бутафория, гламур, не имеющие никакого отношения к войне. А Степан Тимофеевич, даже если он и не стратег, не великий полководец, - хороший организатор. Министерство обороны выполняет функции логистические, снабженческие, хозяйственные. И здесь он, наверное, на своем месте. Да, я вижу, что на передовой всего этого мало. Но я знаю, как плохо Министерство обороны взаимодействует с Генеральным штабом, который фактически и управляет передовой.

- Скажите, а Муженко, в этой своей нерешительности и несклонности принимать решения, - от кого ждет отмашки?

- В данной ситуации, я так понимаю, от Президента. А в те дни, когда он фактически командовал силами АТО - от министра обороны и тогдашнего командующего Генштабом.

Такие люди как Гелетей и Муженко - это фатальная ошибка Президента. Петр Алексеевич уже растерял три четверти доверия людей, и потерял две области Украины, только ради своего личного спокойствия. Я вам скажу, почему Президент так упрямо "не сдавал" Гелетея, и теперь не сдает Муженко - потому что эти люди управляемые, лично ему преданные. Должность министра обороны, как я понимаю, была предметом торга президентской команды с Аваковым, Турчиновым и Яценюком; и в конце концов Президент назначил Полторака. Но это решение временное… Будет новое правительство - и неизвестно, кто станет министром обороны…

- А почему Муженко его устраивает?

- Видимо, Петр Алексеевич всерьез считает, что через начальника Генерального штаба он управляет войсками. Это не так. Во-первых, Петр Алексеевич - совсем не Главнокомандующий и очень далекий от армии человек. Во-вторых, он явно не стратег и в этом сильно проигрывает Путину. И, в-третьих, он труслив.

- Труслив? В чем-чем, а в трусости Петра Алексеевича вроде не обвиняли. Что вы имеете в виду?

- Он трусит перед Путиным, перед его армией. Он боится остаться без газа. Без поддержки Запада. Переживает за свою липецкую фабрику… Боится добровольческих батальонов. Поэтому не меняет начальника Генерального штаба: видимо считает, что если тронуть армейских генералов, то армия в итоге будет не на его стороне. А что тогда противопоставить добровольческим батальонам, если вдруг они пойдут на Киев? Я думаю, он этого боится. И вряд ли догадывается, что настроения в среде армейцев куда более радикальные… Понимаете? - В войсках очень много патриотов; не меньше, чем в добровольческих батальонах. Потому что последние годы, когда шло разрушение армии, служить шли либо дураки, либо патриоты. Дураков тяжелая армейская доля всегда мало привлекала, поэтому патриотов в армии оказалось предостаточно... И Муженко в этой среде не авторитет.


"КОГДА ПЕРЕГРУЖАЛИ ЭТИ ИЗУРОДОВАННЫЕ ТЕЛА, ИЗ НИХ НА АСФАЛЬТ СЫПАЛИСЬ КИЛОГРАММЫ ОПАРЫШЕЙ…"

- Как говорил профессору Преображенскому доктор Борменталь, контрреволюционные вещи говорите, Филипп Филиппович…

- Я всегда говорю то, что думаю, тут уж извините (улыбается. - Е.К.). Так вот, поэтому Порошенко и не меняет Муженко. И совершает большую ошибку, которая сказывается не только на имидже Президента, но на судьбе всей Украины. Эта ошибка может обернуться трагедией - мы теряем время, оно уходит, как песок сквозь пальцы. На фронт приходят неподготовленные части территориальной обороны, набранные из мобилизованных, которые, может, лет 20-25 назад служили в армии. Что они знают? Чему научены?.. Перед ними ставится простая задача: не потерять автомат, меньше пить и постараться удержаться на заданной позиции. Но это даже не смешно! Нам не нужна территориальная оборона на фронте. На фронте нужны кадровые воинские части; профессионалы, прошедшие многомесячную подготовку, хорошо экипированные и вооруженные. Сколоченные из месяцами готовящихся профессионалов. Умеющих не просто жать на гашетку или курок автомата, но и знающие тактику, понимающие, что такое слаженная работа в составе подразделения. Наученные не только отсиживаться в блиндажах под бомбежкой, но и вести наступательные операции.

Это должны быть реальные боевые части. Когда я вижу, что там-то и там-то стоит батальон теробороны, я понимаю, что этот участок у нас фактически никем не защищен.

- Что, настолько плохо воюют?

- Да нет, некоторые воюют прекрасно. Есть подразделения территориальной обороны, которые отлично себя зарекомендовали. Я говорю о ситуации в целом. - Они плохо вооружены, у них нет, как правило, боевой техники, отсутствует слаженность… Половина бойцов может иметь автоматы калибра 5,45; другая половина - 7,62. Какими патронами они будут пользоваться? Вообще, эти батальоны на фронте - нонсенс. Они должны охранять и оборонять свои поселки и города по месту жительства. На войне нужны профессионалы. Надо создавать новые кадровые воинские части, а не латать дыры в обороне партизанскими отрядами…

- О всем, что вы сейчас рассказываете, население если и знает, то смутно, в очень общих чертах. Как объяснить жителю тыла, что на самом деле происходит на фронте? И как донести до него, что такое война?

- Чтобы понять войну, надо быть на передовой. Телевизор, интернет дают только самое общее представление. Заявления СНБО не дают ни черта… Войну можно прочувствовать лишь на передовой, в боевой обстановке. Тогда наступает то, что у нас принято называть "разрывом шаблона". У меня такого разрыва давно нет, но к некоторым вещам я до сих пор привыкнуть никак не могу.

- Например?


- Например, ситуация на 31-м блокпосту, когда приехал подбитый грузовик с телами наших пацанов, которые погибли по дороге на 32-й пост. (На той дороге до сих пор лежат 30-50 трупов наших солдат, которые никто не забрал и о которых не сказали по телевизору). И вот на этом грузовике, с пробитыми колесами ребята с 32-поста привезли обратно приблизительно 8-10 тел. "Приблизительно", потому что от большинства тел остались только куски. И когда перегружали эти изуродованные, порванные, сгоревшие тела, из них на асфальт сыпались килограммы опарышей, их там сгребали даже не вениками, а совками… По ним ходили журналисты, искали живых героев и задавали одни и те же вопросы: "Скажите, а что говорит ваше начальство? Когда будете выходить из окружения? Что делается для разблокирования поста?.." Спрашивали у бойцов, которые не ели, не пили… По телевизору этого не показали, и обыватель этого не знает. Не чувствует. Он знает: привезли тела. Он слышал: блокпост в окружении. Он уверен, что начальство решает проблему… А что это за тела, как и почему погибли эти люди, кто виноват в их гибели - все это осталось за кадром. Вот это реальная война: когда трагедия одного человека, одной, двух, трех, шести и более семей превращается в цифры статистики и несколько килограммов опарышей…

Евгений Кузьменко, Цензор.НЕТ

 


Теги статьи: Касьянов Юрий

Дата и время 10 ноября 2014 г., 22:26     Просмотры Просмотров: 2747
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи:

Взрыв на складах с боеприпасами: Россия готовится к наступлению, — Касьянов
Трагедия в Балаклее — это страшный удар по обороноспособности страны. Отвечать должны первые лица государства,-Касьянов
Касьянов: Политик должен быть моральным авторитетом, жертвующим чем-то важным ради людей

Касьянов: это «хоть что-нибудь» обходится слишком дорого. Мы за это дерьмо платим кровью
10 января 2014 года гражданин Юрий Луценко получил от беркутни по голове. Теперь генеральный прокурор Луценко хочет наказать депутата Парасюка за похожее поведение
Порошенко лучше застрелиться, чтобы сохранить остатки чести - Касьянов

Явное зло семеновской блокады в том, что весь пар вышел в свисток - Касьянов
Юрій Касьянов: Аброськін забрав у Семенченка «пальму Мерцалова»
"Украинцы обяжут олигархов вернуть награбленное. Каждый получит по той будке, которую заслуживает", — Касьянов

Волонтер: а если бы тогда в январе мы ушли с Груши, то сейчас, наверное, уже бы получили справки об освобождении
Касьянов: Люди хотят справедливости
Будка ваша краденая, Пётр Алексеевич! А совести нет вообще

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто по вашему мнению лучший президент за историю независимой Украины?









Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте