АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 2°C
Харьков: 2°C
Днепр: 4°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 1°C
Сумы: 1°C
Львов: 0°C
Ужгород: 3°C
Луцк: 1°C
Ровно: 1°C

Языковая война: почему соседи ополчились на Украину

Языковая война: почему соседи ополчились на Украину
Языковая война: почему соседи ополчились на Украину

За одну неделю практически все страны-соседи обрушились на Украину с волной обвинений. Формальным поводом стала языковая составляющая реформы образования.

Она легла на удобренную былыми разногласиями и правыми настроениями почву. Как следствие – Украина стала заложницей политических игр в соседних государствах. Венгрия, Румыния, Польша, Молдова и, разумеется, Россия заявили, что принятый Верховной Радой закон нарушает права национальных меньшинств. Пока смолчали разве что Словакия и Беларусь.

Наиболее проблемным является венгерское направление. Будапешт занял самую жесткую и агрессивную линию относительно языковых нововведений, фактически объявив Киеву холодную дипломатическую войну.

Что стоит за ожесточенной критикой реформы образования и с какими международными последствиями может столкнуться Украина – разбирался "Обозреватель".

"Нож в спину" Венгрии

Согласно новому закону, с 1 сентября 2018 года дошкольное и начальное образование дети смогут получать на языке нацменьшинства, параллельно изучая государственный язык. А уже с пятого класса будет задействован обратный принцип. Именно этот пункт вызвал наиболее ожесточенные дискуссии в парламенте, а впоследствии спровоцировал шквал критики со стороны стран-соседей, которые апеллируют к якобы нарушению конституционных прав нацменьшинств.

Еще на прошлой неделе свою обеспокоенность законом высказали Румыния и Польша. Но формулировки их критических заявлений были довольно дипломатичными, чего не скажешь о реакции Венгрии. Сначала министр иностранных дел Петер Сийярто назвал реформу образования "ножом в спину", видимо, позаимствовав яркую фразу из лексикона президента России Владимира Путина. Потом Будапешт сообщил, что собирается препятствовать Украине на международной арене и по возможности блокировать важные для Киева решения и инициативы. И эффектный жест – жалоба Венгрии в Европейский Союз, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе и Организацию Объединенных Наций.

Для Киева это крайне некомфортная ситуация, но едва ли Будапешт сможет единолично поставить крест на евроинтеграции Украины. Нужно принять во внимание, что ввиду эксцентричного политического курса венгерское руководство воспринимается в ЕС как маргинальное. Страна находится в конфронтации с Брюсселем, и ее влияние ограничено.

Впрочем, создать Украине дополнительные сложности Венгрии все же по силам. Да и дипломатическая война с соседним государством Киеву не нужна, особенно в условиях российской агрессии, перманентного конфликта с Польшей и витиеватой позицией Беларуси. В то же время не стоит забывать, что Будапешт никогда не был преданным и последовательным союзником Киева.

Венгерский маятник

Украино-венгерские разногласия имеют куда более глубокий корень, чем образовательная реформа. В соседней стране все еще сильны фантомные боли, связанные с утратой территорий в результате распада Австро-Венгерской империи. На теме прав нацменьшинств и венгерских автономий, в том числе в контексте украинского Закарпатья, там спекулируют уже давно, причем на официальном уровне.

К примеру, в марте этого года вице-премьер-министр Жолт Шемьен призвал пропагандировать венгерские партии и автономии в других странах. "Выживание венгров, проживающих за границей, зависит от того, смогут ли они достичь успеха, двигаясь в направлении достижения автономии", – отметил вице-премьер.

Реформа образования в Украине оказалась идеальным поводом для новой волны политических спекуляций. И во многом заявления официального Будапешта направлены именно на внутреннее потребление, учитывая рост националистических настроений.

Есть и другой важный аспект – руководство Венгрии не раз делало реверансы в сторону России. Не говоря уже о позиции ультраправой партии "Йоббик" – третьей по величине политсилы в парламенте, представители которой с трибуны ПАСЕ называли Крым российским, а Закарпатье – мадьярским.

"Чтобы понравиться избирателям, поднимаются темы, которые не являются правдивыми и здравыми. Политика венгерской стороны очень часто напоминает маятник. Сегодня Будапешт и Киев осуществляют качественное продуктивное взаимодействие, завтра – Венгрия склоняется к решениям, которые вписываются в парадигму России", – отметила в беседе с "Обозревателем" народный депутат от Блока Петра Порошенко, председатель подкомитета по вопросам регионального и трансграничного сотрудничества между Украиной и странами ЕС парламентского комитета по вопросам европейской интеграции Оксана Юринец.

Российский привкус

Возмущения Молдовы из-за реформы образования отчасти тоже имеют российский привкус. Показательно, что раскритиковал украинский закон именно президент Игорь Додон, а не премьер-министр или глава МИД. Дело в том, что сейчас в Молдове наблюдается, по сути, внутриполитический раскол: Додон нацелен на сближение с Россией, правительство – на последующую евроинтеграцию. Скандал из-за отправки молдавских военных на учения в Украину красочно иллюстрирует остроту распри в официальном Кишиневе.

Сама Россия, надо признать, грамотно использует языковой раздор. Именно от РФ Киев ожидал первой волны нападок, но Москва молчала почти неделю, позволив разгуляться Венгрии и другим странам. Уже после жалобы Будапешта в ООН, ОБСЕ и Евросоюз российский МИД выпустил следующее заявление: "Со своей стороны убеждены в востребованности коллективных усилий, в том числе на площадках международных организаций с целью противодействия политике властных структур Украины, попирающих общепризнанные правочеловеческие стандарты".

Так оправдана ли критика?

Претензии стран-соседей носят скорее политический, чем правовой характер. На деле Закон Украины "Об образовании" не противоречит Конституции и Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств.

Более того, языковой пункт выписан с учетом устойчивой тенденции на снижение уровня среднего образования у детей, которые учатся на языке национальных меньшинств. В ответ на запрос "Обозревателя" Минобразование предоставило следующую статистику: в 2016 году более 36% выпускников Закарпатья сдали внешнее независимое оценивание по украинскому языку с результатом от 1 до 3 баллов по 12-балльной шкале. Худшие результаты зафиксированы в Береговском районе, где компактно проживает венгерская община. 75% выпускников этой местности получили от 1 до 3 баллов по 12-балльной шкале.

Всего в прошлом году 60,1% школьников, относящихся к венгерскому и румынскому меньшинствам, вообще не преодолели порог тестирования по украинскому языку. В итоге возможности детей из нацменьшинств получить высшее образование в Украине ограничены.

"Такие тенденции являются крайне тревожными, и Украина не может не реагировать на них, ведь речь идет об образовательных шансах детей, являющихся гражданами нашего государства, а также об их конституционном праве на труд, закрепленном в статье 43 Конституции Украины", – отметили в министерстве.

Несмотря на ожесточенную критику, Украина дала понять, что не пойдет на внесение правок в реформу образования в части языка. С однозначными заявлениями выступили и в МИД, и в Минобразовании, и в Верховной Раде.

"У нас есть плохая привычка: позволять вмешиваться во внутренние дела. Реформа образования – это исключительно внутреннее дело. Страны, которые сейчас обвиняют Украину в нарушении прав нацменьшинств, имеют куда более жесткие законы, прописывающие знание государственного языка", – подчеркнула Оксана Юринец.

Дело еще и в том, что принятие образовательной реформы – одно из ключевых достижений действующего правительства, которое оно будет с наитием защищать.


Теги статьи: РеформаОбразованиеУкраинаРоссия

Дата и время 12 сентября 2017 г., 20:54     Просмотры Просмотров: 1363
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
18 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.10837