Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Проблема №1 на фронте - аптечки для солдат, первая помощь на передовой и недостаток скорых

Проблема №1 на фронте - аптечки для солдат, первая помощь на передовой и недостаток скорых
Проблема №1 на фронте - аптечки для солдат, первая помощь на передовой и недостаток скорых

Соотношение убитых и раненых украинских бойцов - один к трем. В армии США - один к девяти. Причины.

Соотношение погибших и раненых украинских бойцов - один к трем. Как в СССР во время Второй мировой.

На трех раненых украинских бойцов приходится один убитый. Такие же пропорции имела Россия во время “второй чеченской”. В современной армии США - один убитый на девять раненых. Причины банальны: отсутствие хороших аптечек, медиков на месте боев и транспорта для доставки раненых.

Выяснить, сколько же их, раненых и убитых, нелегко. Официальная статистика, мягко говоря, противоречива. Вы не найдете мартиролог ни на сайте Минобороны, ни МВД, ни СНБО. Заявления руководителей ведомств и чиновников хаотичны и противоречат друг другу.

Попробуем по сообщениям в открытых источниках проследить, как росли наши потери. «Соотношение убитых и раненых, к сожалению, один к трем. Имеем 450 погибших и полторы тысячи раненых бойцов. У нас очень много тяжелораненых, смертельно раненых", - это слова Ярослава Заруцкого, заведующего кафедрой военной хирургии Украинской военно-медицинской академии, сказанные в конце июля, то есть в начале украинского наступления.

Об уже “более трех тысячах раненых и 967 погибших за все время АТО” сказал Президент Петр Порошенко 3 октября, находясь с поездкой на Львовщине. Соотношение такое же - 1:3. Вместе с тем Президент вспомнил о «еще 400 неопознанных тел», из которых, впрочем, по его мнению, «большинство - это сепаратисты или военнослужащие России".

Последние официальные данные привел 11 ноября представитель информационно-аналитического центра СНБО Андрей Лысенко: 1 052 погибших военных, 4079 раненых. Кроме того, добавил он, более 400 человек считаются пропавшими без вести. Есть большое подозрение, что с помощью термина «пропавшие без вести» чиновники скрывают истинные потери.

Интересно, что у других, так же официальных, источников - иная статистика. Так, 11 ноября начальник военно-медицинского департамента МО Виталий Андронатий заявил о 2924 раненых по его ведомствеу.

Несколькими неделями ранее министр внутренних дел Арсен Аваков отчитался о количестве раненых в системе МВД (включая добровольческие батальоны) - 628. Вместе - 3552 бойца, а следовательно, на полтысячи меньше, чем в статистике СНБО.

Если так, то соотношение убитых к раненым - 1:3,5 (то есть на 3.5 раненых приходится 1 убитый). А если предположить (и это будет вполне логичным), что из 400 неопознанных тел большинство - не сепаратисты с террористами, как заявлял Президент, а таки украинские бойцы, и немалое число пропавших без вести находятся на том свете, пропорции окажутся еще печальнее, чем 1:3.

Возможно, близкими к тем, что представлены в последнем отчете Управления ООН по координации гуманитарных вопросов - 1:2,2.

Согласно отчету управления ООН, по состоянию на 14 ноября в среднем на Донбассе, включая мирных жителей и боевиков, погибли 4132 человека, ранения получили почти 10 тыс. чел.

Конечно, методика этих подсчетов страдает приблизительностью. Впрочем, отметим ремарку в отчете: «Реальное количество погибших может быть значительно выше".

На уровне Второй мировой и “второй чеченской”

Это печальная статистика времен Второй мировой войны, когда для советского руководства жизнь солдата не значила ни гроша. Несмотря на то, что в СССР не любили подобных данных, приблизительную картину воссоздал генерал-майор Александр Кириллин, готовя справочные материалы для речи президента РФ к 70-летию «великой победы над фашизмом».

Итак, потери среди советских военных (включая КГБ, войска МВД и пограничников) составили 8 млн. 668 тыс. 400 человек. Число раненых, согласно исследованию генерала Кириллина, исчисляются примерно в 22 млн. Следовательно, пропорции почти те же - 1:2,7.

Возьмем еще одну войну, кровопролитную и «чисто путинскую», “вторую чеченскую”. Вот официальные данные Минобороны за наиболее интенсивный период боевых действий, с 1 октября 1999 года до конца 2002-го. Погибших во всех силовых структурах - 4572, раненых - 15 549. Примерно 1:2.8 (окончательные данные по отдельным ведомствам подводили еще до 2010 года).

Потери США

Давайте сравним с потерями США, страны, которая последнее десятилетие активно воюет. Несложно найти список американских потерь в последний военной кампании в Афганистане. Такие данные ежемесячно выкладывали на сайте Пентагона.

Всего за 11 лет, с осени-2001 по сентябрь-2012, погибли 1996 американских военных, ранения получили 17 644. Соотношение совсем другое - 1:8,7 (1 убитый на 8.7 раненых). Следующий пример - потери американского контингента в Ираке в 2003-2010 годах: 4421 военнослужащий погиб, почти 32 тысячи ранены. Соотношение примерно 1:8.

Украинская рулетка

Упомянутый выше профессор Заруцкий в коментраи Текстам отмечает, что для спасения раненых предприняты действенные шаги. Прежде всего, развернуты мобильные госпитали в соседних с зоной войны областях. Плюс каждое военное соединение усиленно бригадой медиков.

Это для того, чтобы не потерять «золотой час», - так медики называют время с момента ранения, в течение которого боец должен попасть на хирургический стол. Успеют его доставить - выживет, нет - стечет кровью.

«Медики творят чудеса. В госпитале мало умирают. За последние месяцы - человек шесть. Главное - добраться до госпиталя», - рассказывает волонтер Татьяна Ляховецкая, которая занимается Киевским военным госпиталем.

По ее наблюдениям, поток раненых в этот госпиталь осенью почти прекратился, ибо военные действия не очень интенсивны. А летом, говорит, принимали по 16-20 бойцов ежедневно.

«Золотой час» - словосочетание столь же обнадеживающее, насколько и зловещее. Твоя жизнь зависит от тяжести травмы. А значит - от того, сможешь ли ты физически воспользоваться средствами, останавливающими кровь (если, конечно, имеешь аптечку), есть ли рядом побратим, который сможет вытащить тебя с линии огня, найдется ли здесь санинструктор, который окажет первую помощь, случатся ли потом «колеса», пусть и обычный раздолбанный уазик, чтобы отправить тебя на «большую землю», в госпиталь.

Проблема №1 - аптечки

Начнем с самого простого - аптечек. «Поначалу их не было. И сейчас аптечки в той комплектации, которую предлагает Министерство обороны, никуда не годятся», - возмущается волонтер из организации «Народный тыл» Роман Синицын. «Народный тыл» уже снарядил на фронт три тысячи аптечек, так сказать, «натовского наполнения».

«Обязательно мы проводим для бойцов инструктаж, как пользоваться израильскими жгутами и американскими бандажами. Потому что это еще надо уметь», - отмечает Роман. Такая аптечка стоит примерно 100 долларов. Ее аналог в комплектации от Минобороны - 180 гривен. Но, жалуются волонтеры, в ней даже жгуты некачественные.

«Советский» называет эти армейские «меднаборы» вчерашний журналист, а ныне доброволец батальона «Киевская Русь» Олег Снигур. В конце июля под Дебальцево он получил осколочные ранения ноги, отбыл курс лечения в госпитале и теперь, вновь собираясь на фронт, сам формирует аптечку.
«Раздобыл обезболивающее, модные жгуты, сейчас читаю, как этим пользоваться, - рассказывает Олег. - Мы к этому очень серьезно относимся».

Проблема №2 - первая помощь

Идем дальше. Первая медпомощь на месте. Военно-медицинское руководство приняло оптимальное, по мнению специалистов, решение: если мы не можем разбить вдоль линии фронта достаточное количество мобильных госпиталей, следует отправить медиков в окопы.

Однако медицинскими бригадами усилили армейские формирования, в добровольческих батальонах до сих пор нет достаточно профессиональных врачей, а на должность штатного санинструктора записывают кого угодно.

Так утверждает еще один мой собеседник, один из руководителей «Народного тыла» Георгий Тука. «Перевязывал меня, точно знаю, финансовый аналитик», - рассказывает Олег Снигур.

Проблема №3 - колеса

Едем дальше. В госпиталь. На чем? Да на чем придется. «Специально оборудованных вертолетов у нас всего два, насколько я знаю: один - в Минобороны, его почему-то не используют, второй - у пограничников, - рассказывает директор исследовательского центра Defense Express Сергей Згурец. - Поэтому людей «вытягивают» в лучшем случае на обычных Ми-8, которые не пригодны для перевозки тяжелораненых.

 

В украинских военных госпиталях врачи работают отлично. Большая проблема вовремя доставить раненого к медикам

Бронированных «скорых», то есть переоборудованных для таких нужд БТРов, в зоне АТО работает только пять, еще около десяти передали фронту волонтеры.
Остальные - обычные авто-«таблетки», на которых сложно спасать людей под пулями, на бездорожье".

В конце лета СМИ сообщали о том, что два специально оборудованных для медицинских целей вертолета появились в Нацгвардии.

То, что на фронте сейчас нехватка медицинских автомобилей, подтверждает известный полевой хирург Армен Никогосян, который вывез на обычном реанимобиле из-под под огня около 700 раненых бойцов. На вопрос, почему мы потеряли так много людей, он дает только один ответ: «В первые месяцы не было транспорта, чтобы их вывозить».

А Олег Снигур клянется, что за два месяца боев не видел ни одной «скорой». «В больницу в Артемовске везли на каком-то бусике, а уже оттуда в Харьков на каком-то специально переоборудованном американском грузовике. Тяжелые лежали в проходе, а те, кто мог двигаться, - ютились вверху, на полках", - вспоминает боец. «О каких скорых говорится, когда вообще проблема в колесах, любых! Была масса случаев, когда невозможно вывезти раненых, так как вся техника уничтожена “Градами", - свидетельствует Георгий Тука.

Еще один аспект, о котором, на мой взгляд, мало вспоминают медиа, - сам характер войны. Противник держит украинские позиции под почти непрерывным артиллерийским, минометным огнем.

«Ты сравниваешь со Второй мировой, а я - с Первой. Все чаще - по романам Ремарка. У нас сейчас так же - война артиллерии. Именно поэтому так много раненых», - уверен Олег Снигур.

Кстати, официальная статистика показывает, что 60% ранений - осколочные, еще 30% - огнестрельные.

Внимание к жизни бойцов

Муж Татьяны Чорновил - Николай Березовый - погиб от ранения в ногу. Он истек кровью. Когда бойцы вытащили Николая из-под огня снайпера, он еще дышал. У него не оказалось с собой хорошей аптечки и, очевидно, подразделение не имело врача. И его не успели доставить в госпиталь.

Сейчас на линии фронта относительное затишье, ни одна сторона не ведет активных наступательных действий. Украина готовится к большой войне - ремонтирует и закупает технику. За этим следят СМИ и обсуждает общество.

Ужасная пропорция между погибшими и ранеными остается без внимания.

Елена Зварич, Тексти.UA

Перевод: «Аргумент»


Теги статьи: Ато

Дата и время 20 ноября 2014 г., 17:22     Просмотры Просмотров: 2070
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году 02.12.2016
На перерасчет пенсий в 2017 году Украине необходимо 50 миллиардов гривен. Подробнее
Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским 26.11.2016
События последних дней, происходящие в ГФС Сумской области, носят явные признаки четко спланированного возмездия за пров… Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте