Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

ПРАВОСУДИЕ ПО-НИКОЛАЕВСКИ, ИЛИ КАК ВЫБИВАЮТ ПОКАЗАНИЯ С БИЗНЕСМЕНОВ

ПРАВОСУДИЕ ПО-НИКОЛАЕВСКИ, ИЛИ КАК ВЫБИВАЮТ ПОКАЗАНИЯ С БИЗНЕСМЕНОВ
ПРАВОСУДИЕ ПО-НИКОЛАЕВСКИ, ИЛИ КАК ВЫБИВАЮТ ПОКАЗАНИЯ С БИЗНЕСМЕНОВ

Николаевский Корабельный суд завершил уголовное дело, которое длилось вот уже 9 год. Арестованный в 2006 году, бывший соучредитель Шуменского рынка города Херсона Владимир Шпинда, все это время находившийся в СИЗО в Николаеве, получил справедливое, по мнению суда, наказание – пожизненное лишение свободы. Примечателен в этой ситуации факт, что Владимир Шпинда сознался более чем в 10-ти убийствах, написав 17 явок с повинной, но суду понадобилось почти 9 лет для вынесения приговора.

Основываясь на доказательствах полученных методом физического воздействия, 8-го октября судья Елена Кутурланова вынесла приговор по уголовному делу, рассматривающему несколько убийств и покушений на убийства, имевших место начиная 1997 года и заканчивая 2005 годом. Владимир Шпинда и Валентин Ивановский получили пожизненное заключение, Владимир Пахомов - 10 лет, Викторас Фроловатс - 11 лет и Москаленко старший и младший по 12 лет.

По словам адвоката Владимира Шпинды Михаила Величко, Корабельный районный суд города Николаева полностью проигнорировал указания Верховного суда Украины, который отменил приговор апелляционного суда Николаевской области. 

«Вина Шпинды доказывается 2 обстоятельствами: явками с повинной которые Владимир Шпинда был вынужден написать под давлением с применением физического воздействия, что было установлено и доказано. Однако из 17 явок с повинной по суду проходит только 6, суд посчитал, что остальные считаются доказанными. Второе обстоятельство - это показания свидетелей, которые, по мнению защиты являются заинтересованными лицами, так как против свидетелей были возбуждены уголовные дела и, до дачи показаний против Владимира Шпинды, следствие не закрывало их. А в последующем безосновательно было вынесено постановление о закрытии этих уголовных дел и прекращении уголовного преследования. Однозначно следствие использовало данных свидетелей для того чтобы они дали те показания, которые были нужны. Другого варианта, кроме как подавать апелляционную жалобу у защиты нет», - сообщил Величко.

Кроме того, по словам самого Владимира Шпинды, суд был заранее заинтересован в вынесении обвинительного приговора.

«На самом деле, по всем Европейским законам, если человек находится больше трех лет под стражей без вынесения приговора - это уже приравнивается к пыткам. Наша «группировка» скоро попадет в книгу рекордов Гиннеса - без малого 9 лет в СИЗО. В книге рекордов есть эпизод - турок в турецкой тюрьме просидел без вынесения приговора 9 лет и 3 месяца. Скоро мы побьем его рекорд. Вообще меня задержали в Херсоне, потом некоторое время я провел в Одессе, и, непонятно по какой причине, я оказался в Николаеве. Мне ничего не инкриминируют тут», - расказывает Шпинда.

«Все явки я подписал под давлением и под пытками! И это признанный судом факт. Вообще, с первого дня своего ареста я прочувствовал всю мощь правоохранительных органов. Когда меня привезли из Херсона в Одессу, работники УБОП города Николаева Вадим Филашкин и Тарас Педак били меня почти сутки. Били книгами, ногами, руками, били по мягким тканям. Подвесили на швабру, били палкой, похожей на черенок от лопаты. Я много раз терял сознание и приходил в себя. Когда поняли, что я ничего не подпишу, чтобы скрыть побои – меня выбросили из окна третьего этажа. Поставили ногами на подоконник, уперли головой в стекло. Сил сопротивляться у меня не было, я был избит до полусмерти. И конкретно Педак говорит - если ты не подписываешь - летишь вниз головой. Я сказал, что не буду… Легонький толчок - и я открываю глаза уже в реанимации.

По этому факту есть справка со скорой помощи Одесской городской больницы №11, от 2.02.06, в которую меня доставили после того, как выкинули из окна. Врач реанимации указывает на повреждения: закрытая черепно-мозговая травма, гематома затылочной области, перелом нижней трети правого бедра со смещением осколков и множественные гематомы лица, туловища и верхних конечностей. Вот вопрос, если при падении я ударился затылком, как говорит врач, то откуда множественные гематомы лица? Если лицом, то откуда гематома затылка? Кроме того, зафиксированы гематомы не только спины, но и всего тела, рваные раны локтевых суставов и так далее, я что, после приземления прыгал как мячик? Но проводившаяся служебная проверка прокуратуры на все это просто не обратила внимания. Законы корпоративной этики.»

Шпинда также говорит, что сознание он не подписывал после побоев, но его вынудили. «Подельника» Ивановского забили до полусмерти, и он дал показания на супругу Шпинды.

«Ко мне приходит следователь Сергей Зинченко и показывает готовый подписанный протокол задержания моей жены. Якобы моя жена Ивановскому передавала деньги за совершение преступлений. Я сказал: подпишу любые документы, но вы не трогайте жену. Что бы вы сделали на моем месте? На этом они меня и взяли. Причем уже на суде Ивановский сказал, что это выдумал - никогда моя жена ему деньги не передавала. Но на тот момент, не мытьем так катаньем, показания они с меня получили. Я подписал все, все нераскрытые преступления по Херсону. Поднесли там убийства и грабежи, которых просто нет в природе. В районе 15-ти убийств, я уже и не помню. В итоге у следствия на руках оказалось 17 явок, на данный момент в суде рассматриваются 7,  куда делись остальные?»

Неужели просто так можно держать в СИЗО почти 9 лет? Какие есть  доказательства вины?

Как рассказывает осуждённый, по версии следствия, мать «подельника» Ивановского выбросила пакет с оружием в реку Ингулец возле села Садово, а через 2 года следователь находит его возле села Дарьевка. По карте от села Садово до Дарьевки 15 км. Может ли мать-пенсионерка с онко заболеванием выбросить пакет весом 3,5 кг на расстояние 76 метров?

«В суде вообще изучения вещественных доказательств ни разу не было за 9 лет. Нам просто не дают их, мы неоднократно требовали. Основание? - Суд не видит в этом необходимости.

Общая картина самого судебного следствия следующая: моя вина признана только по показаниям двух моих компаньонов Дмитрия Кравченко и Людмилы Панталы, больше не взяты во внимание вообще никакие показания, еще около более 100 свидетелей не допрашивали. Единственное доказательство, неоспоримое, которое есть у нашего суда, это признанный Апелляционным судом Николаева факт применения ко мне недозволенных методов ведения следствия. Судом было вынесено частное определение в адрес Генеральной Прокуратуры, в котором Николаевский апелляционный суд признал факт применении ко мне пыток. Но! По каким-то причинам в нарушении закона - оно так и не было направлено в Генеральную Прокуратуру Украины. Фактически данное определение потерялось в стенах Николаевского областного апелляционного суда.

Вместо того, чтоб привлечь к ответственности применявших пытки Филашкина и Педака, как того требует закон, прокурор требует пожизненного лишения свободы к покалеченным подсудимым.

Ухвалой Верховного Суда Украины  дело было направлено в Николаевский Апелляционный Суд, для рассмотрения в новом составе Суда, а областной суд, нарушая Закон, по странному стечению обстоятельств, направляет дело в Корабельный суд Николаева, то есть, в нижестоящую инстанцию. О какой законности и справедливом приговоре может идти речь, если «шефы» судьи Кутурлановой, нарушая Закон, уже вынесли мне приговор - пожизненное заключение?

Вот поэтому, я думаю, наша судья Елена Кутурланова так разборчива, потому что свидетели в суде говорили бы совсем не то, что говорили на досудебном следствии. Опять же подтверждается, что на свидетелей оказывалось давление. Свидетели неоднократно заявляли, что к ним применяли шантаж и угрозы, чтоб они давали показания против нас, и это не один пример и не два. Но суд не берет во внимание вообще никаких показаний кроме тех, что им выгодны.

В пример могу привести проведения судмедэкспертизы по зрению Ивановского, то, что ему инкриминируют, он даже теоритически не мог сделать. Он не видит на расстоянии даже 10 метров. А его обвиняют в том, что он увидел человека на расстоянии 36 метров, другой случай - на расстоянии 70, увидел и убил. Когда привели врача, он изучил карту Ивановского и сделал заключение - этот человек даже теоретически не мог это сделать. Он слепой. Но судья не приняла во внимание показания врача с 40-летним стажем.

Или экспертиза видеокассет следственных действий, на которых видны следы перезаписи. По закону в деле должен быть оригинал, а они делают монтаж и предоставляют другие кассеты. Мы заявляли ходатайство о проведение экспертиз этих кассет, как думаете, что нам ответили?»

Суд ведется односторонне и с явным обвинительным уклоном. У Шпинды нет сомнений, что Пантала и Кравченко заплатили судье Кутурлановой деньги. И это не безосновательно: «мои интересы в суде защищал адвокат Алик Зурушов, когда свидетель Кравченко приехал из Херсона и давал показания в суде, он сказал, что мой адвокат ему угрожал. В этот же день, только по показаниям Кравченко, Кутурланова выводит моего адвоката из дела, хотя она не имела право это делать. Она обязана была возбудить дело, передать его в милицию, там должны были провести расследование. И, по результатам она должна была вынести определение! Сразу после показаний Кравченко и Панталы в суде,  Кутурланова села на новый Ford Kuga, сама лично за рулем приехала. Это было в 2012 году, весной. Машина почти за 40 тысяч долларов, да. После того как журналисты провели расследование, на этой машине я ее больше не видел, но факт остается фактом».

Шпинда говорит, что  4 раза в суде заявлял отвод Кутурлановой, поскольку это его конституционное право, но ходатайства отклоняются, свидетели не вызываются, эксперты не допрашиваются.

«Суд берет во внимание показания людей о том, что кто-то, где-то, от кого-то слышал. Доказательной базы по нашему уголовному делу нет в природе. И вообще, следствие напоминает суд Линча, где человека судят только за то, что он «чёрный». Вот и меня судят только за то, что я был совладельцем Шуменского рынка».

«Прокурорская правда» не говорит о виновности или не виновности Шпинды, поскольку бизнес в 90-х,  сами понимаете, в каких условиях развивался. Мы акцентируем лишь на тотальном нарушении прав, когда весь аппарат правоохранительной системы не способен законными методами доказать виновность человека; когда фальсификации, пытки и шантаж стали главными инструментами тех, кто по логике вещей должен защищать закон.

Прокурорская Правда


Теги статьи: СудьиНиколаевШпинда Владимир

Дата и время 27 ноября 2014 г., 20:13     Просмотры Просмотров: 2011
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году 02.12.2016
На перерасчет пенсий в 2017 году Украине необходимо 50 миллиардов гривен. Подробнее
Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским 26.11.2016
События последних дней, происходящие в ГФС Сумской области, носят явные признаки четко спланированного возмездия за пров… Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте