АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -1°C
Харьков: 0°C
Днепр: 0°C
Одесса: 1°C
Чернигов: -1°C
Сумы: -1°C
Львов: 3°C
Ужгород: 6°C
Луцк: 1°C
Ровно: 0°C

Геннадий Москаль: «Ефремова в гробу видал»

Геннадий Москаль: «Ефремова в гробу видал»
Геннадий Москаль: «Ефремова в гробу видал»

«Я еще здесь всех переживу. И еще на похоронах ЛНР буду присутствовать лично. Забью последний гвоздь в гроб этой организации.»

У губернатора Луганщины 63-летнего Геннадия Москаля интервью берем в три захода. Облгосадминистрация, которую он возглавляет, сейчас разместилась в 5-этажном здании Северодонецкого технологического института. Занимает три верхних этажа. Кабинет Геннадия Москаля — на третьем. В понедельник, 10 ноября, в 18.00 встречаем его там в коридоре. Несет бумаги своему помощнику.

— Приходите завтра на 7.30, — говорит, когда просим об интервью. — Я к десяти утра еду в Миловский район. Это украинская территория. Если заедем в ЛНР, для нас будет билет в один конец. Хочу проведать там конный казачий театр, единственный в Украине. Что там с ним, жив-здоров?

Когда-то хороший театр был, я их в Словакию брал раз, когда здесь губернатором был (Геннадий Москаль возглавлял Луганскую облгосадминистрацию в 2005-2006 годах. — «Країна»). Должны были выступать один день, а выступали шесть. Пригласили их еще и в Братиславу, но лошади устали. Все-таки шесть дней подряд. Так хочу посмотреть. А то у нас тут мало что осталось.

Театр украинский — там, российский — там, филармония — там, картинные галереи, центральные библиотеки, музеи — там. Все осталось под дикарями. У нас здесь только один муниципальный театр драмы. Горисполком его финансирует. И хочу, это, посмотреть тот конный театр. Эту администрацию мы тут тоже с нуля создавали. Одна служебная машина у нас только осталась, потому что случайно в момент захвата оказалась в командировке на украинской стороне. А так все захватили дикари. Сидят там в наших администрациях. А что мы можем сделать?

Приглашает в свой кабинет. На рабочем столе — кипа бумаг, папок. Компьютера нет. Слева — правительственный телефон и совместный снимок с президентом Петром Порошенко.

— Или эти Минские соглашения, — говорит про себя на ходу.

— Об этом тоже хотим поговорить.

— А я их подписывал? ОБСЕ спросите. Они обиделись на меня, пожаловались Порошенко. Я у них спросил: «Правда, что вы — агенты ФСБ и работаете на Россию? Газеты так пишут». Президент мне звонит и говорит: «Ты что, хочешь стать министром иностранных дел?» Я ему: «Что случилось, кто уже пожаловался?» Потому что мне президент звонит, когда на меня начинают жаловаться. Спрашивает: «Ты чего даешь оценку ОБСЕ?» Но они же ничего не могут урегулировать. Абсолютно. Нахрен они здесь? Когда просятся ко мне, говорю, что занят. Нет времени из пустого в порожнее с ними переливать.

— Цены в Северодонецке почти не отличаются от киевских.

— Здесь когда-то был зачуханный город, а сейчас стал областным центром. Поэтому цены на жилье поднялись на аренду — тоже. Здесь очень много иностранных представительств: Международный Красный Крест, большая миссия ОБСЕ, открыли офис Верховного комиссара по делам беженцев. Различные международные фонды, которые занимаются переселенцами и гуманитаркой. Кого только нет. Сюда съехались все.

Приходите завтра утром. Я здесь целый день в конфликтах. И сегодня закрыли Станично-Луганскую администрацию, потому что обстреливали целый день. Разбомбили дома, огороды, всю инфраструктуру, все управления. Осталась посередине разбомбленной Станицы Луганской одна государственная администрация и памятник Ленину.

Вторник, 11 ноября, 7.38. Геннадий Москаль сидит за рабочим столом. От помощника слушает утренние новости. Входные двери кабинета открыты, охраны нет.

— У других губернаторов бывает по три уровня охраны. Вам нечего терять?

— У меня, кроме головной боли, здесь абсолютно ничего нет. Это единственная администрация в Украине, не имеющая никакой охраны. Я за свою жизнь не переживаю, прошел этот Рубикон. Придерживаюсь принципа: кто должен повеситься — повесится в том или следующем году. Кто должен утонуть — утонет даже в тазике с водой. На все воля Божья, все расписано уже давно.

— Каков ваш рабочий день?

— Прихожу очень рано, в 6.00. Крайний срок — семь утра. Аппарат администрации в основном приходит к восьми. Заканчивается работа у меня во столько, во сколько уже не может воспринимать голова. Она — не компьютер. Все дни заполнены стрессами. Не было еще такого, чтобы было радостно. Документацию и почту просматриваю утром. Вечером уже читать не могу.

Утром собираем все события за сутки в отчет. Это данные Антитеррористического центра, СБУ, МВД, пограничников, МЧС. Как начинаю все это читать — начинаю заикаться. Первое, что интересует, — есть ли погибшие среди мирного населения, были ли обстрелы и разрушения. Если бы знал, что буду иметь такую работу в условиях реальной войны, то закончил бы электротехнический институт, жилищно-коммунальный и институт нефти и газа. Тогда чувствовал бы себя здесь более уверенно.

— Знали, с чем придется столкнуться на должности председателя Луганской областной администрации?

— Я работал здесь в 2005-2006 годах. Через знакомых поддерживал связь. Поэтому все это не упало мне на голову.

— На Луганщине всегда хотели в Россию?

— 10 лет назад таких настроений не было. Оболванивание Донбасса началось с 2004-го, с противостояния Ющенко и Януковича. С плакатов — люди первого, второго, третьего сорта. И пошло: «бандеровец», УПА, «за русский язык отрубают языки на Западной Украине, а если пишешь — то и пальцы». Так было до февраля этого года. Основная проблема, что государство не работало с детьми и молодежью. Старшее поколение — «бабушки» — перевоспитанию не подлежит. Они первые на выборах и референдумах или на митингах с криками «Новороссия» и «Рассея». Им надо Моисея, который бы их 40 лет водил по луганским степям.

Нужно ориентироваться на молодежь. Мы это сейчас и делаем. Въезжаем в проблемные поселка — пожилые люди стоят и смотрят на нас исподлобья. А дети приветствуют, подходят, разговаривают. В 2005 году мы вывозили где-то три тысячи детей на Западную Украину на Рождественские праздники. Теперь думаем 10 000 вывезти. Устанавливаем контакты с партнерами из Восточной Европы. Возможно, отправим туда.

— Зачем недавний «хозяин» Луганщины «регионал» Александр Ефремов раскачивал регион? Какова цена вопроса была для него?

— Я его не видел, не хочу видеть и не хочу его слышать. У него здесь уже нет никакой роли. Он тут потерял всю власть. Я уполномочен президентом на государственное управление территорией, подконтрольной украинскому правительству. А никакой не Ефремов — в гробу я его видал. А где он и что делает, понятия не имею. А то, что он здесь делал... Да, это Партия регионов хотела поднять народ. И это их слова — «киевская хунта», «каратели», «бандеровцы», «фашисты», «Правый сектор».

Но они утратили контроль над массами. Потому что массы были люмпенизированы и деклассированы. Массы были из числа людей ранее судимых, злоупотребляющих наркотиками и тому подобное. И когда они взялись за оружие и пошли на штурмы — Партия регионов больше не смогла ими управлять. Она во главе с Ефремовым сбежала отсюда. Сейчас это единственная область, где не работает областной совет. Мы не можем его собрать, потому что он состоял исключительно из членов Партии регионов.

— Какие настроения людей после освобождения территории от боевиков?

— Не могу сказать, что здесь все проукраинские и очень любят центральную власть. Здесь ее не любят. Но у меня с местными проблем нет. А вот Киев сюда не приезжает. Только президент был, и все.

— Поддерживаете ли связь с самозваным руководством ЛНР?

— Вы хотите, чтобы я за связь с террористической организацией сидел в следственном изоляторе СБУ? Мы просим ОБСЕ, если есть вопросы, чтобы они туда поехали. Но сколько к ним ни обращались, они даже ответа не давали — поедут или нет. Поэтому я их немного покритиковал. За это получил замечание от президента Украины. Теперь делаю вид, что их не вижу, а они делают вид, что не видят меня.

— Совершенно ничего не делают?

— Я этого вопроса от вас не слышал.

— Куда движется ситуация на Донбассе?

— Идет эскалация конфликта и очень большая агрессия с их стороны. Посмотрите, вон на трех листах — обстрелы ежеминутно, — показывает отчет за сутки, который принес руководитель антитеррористического центра в Северодонецке. — Это вдоль границы стреляют. Днем — по райцентрам, селам. Мне кажется, мы идем по тоннелю, зная заранее, что его конец — заварен.

— Потому что Путин пренебрегает всеми договоренностями?

— Нам здесь не надо даже разведчиков — приходит масса людей с той стороны по различным вопросам. Рассказывают, что там российские военные ходят открыто, техники сконцентрировано бесконечно. Я так понимаю, они потом оденут форму ЛНР и ДНР и будут воевать. Хотя я был на 99 процентов уверен, что Путин признает «выборы», но он уклонился и не признал. Видит, что у него и так финансовые проблемы, нефть падает. Ему процветающие ЛНР и ДНР не нужно. Путину нужно болото, на которое он будет своему народу показывать: хотите так жить — идите на митинги и цветные революции.

Сейчас снимет с себя всю ответственность и скажет: «Я здесь ни при чем. Мы их (ДНР и ЛНР — „Країна“) не признали, и мы с ними не дружим. Это ваш внутренний конфликт, мы признаем территориальную целостность Украины. Но и признаем, что у вас есть внутренний конфликт. Поэтому разбирайтесь между собой и не ввязывайте Россию». Он нигде публично не встречается с господином Захарченко или господином Плотницким (самопровозглашенные лидеры ДНР и ЛНР. — «Країна»). Думаю, в 2015 году с Путина снимут все санкции.

— Он сможет пойти на дальнейшее вторжение?

— Если и пойдет, то не своими руками, а ДНР и ЛНР. У них уже прошли «выборы», выбрали «парламент» и «глав». Теперь издают указы. Герб, кстати, один в один, как в Приднестровье. Это «государство» начинено «Градами», «Ураганами» и большим количеством пехоты.

— Украина уже попрощалась с оккупированной частью Донбасса и Крымом?

— За Донбасс я бы так однозначно не сказал. А за Крым — да. Говорить «Кримнаш» и ничего не делать... Министр обороны Гелетей кричал, что проведет военный парад в Севастополе. Видимо, ему к врачу сходить надо, а не выступать с трибуны парламента. Я три раза жил и работал в Крыму. Он ментально был российский. Там так говорили: «Этот человек откуда приехал? С Украины. А ты куда едешь? На Украину».

Автономия Крыма — это была большая глупость и путь к потере полуострова. Это было заложено с самого начала. Пошли на принятие Конституции там. Давайте тогда каждая область будет принимать свою конституцию. Если мы — унитарное государство, то как можем иметь автономию? В чем проблема? В крымских татарах? И в Черновицкой области румын и молдаван больше, чем татар в Крыму. Венгров в Закарпатье больше. Так давайте там сделаем автономию. И потеряем потом. Такая же многонациональная Одесская область. Давайте и там автономию сделаем, потому что там есть болгары и гагаузы, молдаване и румыны. Даже албанцы есть. А потом также ее потеряем.

За Крым ответственна власть, которая в то время была. Можно было взорвать Керченский переправу. Второе — вывести корабли на рейд. Чего они стояли в бухтах? Сорвать переправу, закрыть все аэропорты и сравнять с землей парламент Крыма. Точка. Надо было, чтобы кто-то принял политическое решение. Но никто этого не сделал.

На часах — восемь утра. Геннадий Москаль извиняется и просит закончить встречу. Приходим к нему через день — в четверг, 13 ноября. Тоже на 7.30.

— Правительство отказалось финансировать оккупированные территории. Что это даст?

— Правительство приняло правильное решение. Если ЛНР и ДНР взялись за судьбу людей — пусть финансируют их, поддерживают и выплачивают им пенсии. Мы что, должны им посылать деньги, а они нам каждый день будут сыпать «Град» и поджигать дома? Ни одна копейка... Я сказал: как только кто вышлет — первый направляю материалы в прокуратуру и СБУ. Здесь народ этого хотел сам — значит должен быть наказан. Смотрите, 43 обстрела за сутки было (на линии фронта в Луганской обл. — «Країна»).

Если их правительство не справляется — пусть народ его свергнет. Восстаньте, как мы восстали против Януковича. Был в Миловском районе. Там 25 процентов проголосовали за Коммунистическую партию (на парламентских выборах 26 октября. — «Країна»). Предложу Симоненко, поскольку народ его здесь так любит, возглавить Миловскую районную администрацию. Пусть реализует коммунистические идеалы в маленьком районе.

— Может ли быть действенной новая Верховная Рада?

— Да мне до лампочки. Мне толку от тех депутатов, которых выбрали от Оппозиционного блока (на Луганщине его кандидаты победили на выборах в парламент. — «Країна»). Я их не видел, и народ — тоже. Бакулин (Евгений Бакулин, бывший председатель правления НАК «Нафтогаз Украины», выиграл выборы в округе в Северодонецке. — «Країна») в Москве сидит. Так для кого мы их выбирали — для России или Украины?

— Вас здесь еще надолго хватит?

— Хватит. Я еще здесь всех переживу. И еще на похоронах ЛНР буду присутствовать лично. Забью последний гвоздь в гроб этой организации.

Фото: «LB.ua»

— Местные жители относятся к вам благосклонно.

— К сожалению, не так любят украинские власти. Киев любят? Нет. Вот чем мне эту пустоту заполнить? Я в Киеве говорю, а меня никто там не понимает. Если раньше говорили, что Киев не слышит Донбасс, я сегодня говорю: «Киев меня не слышит!». Киев живет коалицией, курсом доллара, еще чем-то. Если бы Киев хоть немного слушал, что мы здесь говорим — такого разрыва между нами не было б.

У нас есть районы, как Станично-Луганский, Попаснянский, где настроены за федерализацию и Рассею. Киев говорит, что я драматизирую. Посмотрите, Миловский район — 25 процентов за коммунистов. Каждый четвертый, кто пришел на выборы, поддержал Компартию — когда все уже от нее шарахаются. Даже ЛНР исключил ее из своих списков.

Собираем актив региона и говорим о проблемах экономики, а мне начинают о федерализации, что нам нужно идти в Россию, а не в Евросоюз. Кто хочет в Россию и в ЛНР, закажу рейсовые автобусы, и они будут регулярно от областной администрации Северодонецка ходить в сторону Луганска и России. Кто желает — езжайте. Только дайте нам здесь возможность работать.

— Политикой президента и правительства люди разочарованы не только здесь.

— Я этот вопрос не слышал, вы мне его не задавали. У меня утром что-то плохо со слухом.

— Так чем заполнить пустоту между Киевом и Донбассом?

— Не знаю. Сюда никто не ездит. Однажды приезжал президент — нормально его люди воспринимали. Больше не было никого — ни одного министра, даже их заместителей. Хотя мы их постоянно приглашаем. По указанию президента сюда ездят губернаторы. Сейчас ждем губернатора Житомирской области. Они привозят гуманитарную помощь, навещают свои батальоны и берутся восстанавливать один из разрушенных объектов социальной сферы.

Но пока они восстанавливают одно, дикари уничтожают что-то другое. Сюда на предвыборную кампанию не приезжал никто, кроме Ляшко. Ни от одной политической партии здесь не было никого: ни из первой пятерки, ни из десятки, ни даже последних в списке. А знаете почему? Боятся. Страх. Вот вы слышали выстрелы? И мы слышим. Так что нам, бежать отсюда? Мы развиваем администрацию, а не сворачиваем.

***

Луганская область — шестая по численности населения и десятая по площади в Украине. До войны на Донбассе жили 2 228 000 человек. Национальный состав: 58% — украинцы, 39% — русские, остальные — другие национальности. Русский язык считают родным около 69%, украинский — 30% населения.

Под украинским контролем находятся 12 районов, в основном аграрных, на севере и западе области. Из крупных городов — Северодонецк, Лисичанск и Рубежное.

Боевики из Луганской народной республики контролируют полностью шесть районов области и четыре — частично. Плюс Луганск и 11 городов областного подчинения. В общем — 8,6 тыс. кв. км, что составляет 32,1% всей площади Луганщины. Здесь живут около 65% населения области.

В ЛНР власть имеют несколько группировок террористов. Подконтрольные самопровозглашенному главе «республики» Игорю Плотницкому отряды во главе с батальоном «Заря» удерживают Луганск. Бригада Алексея Мозгового «Призрак» контролирует Алчевск и Кировск. «Казачья национальная гвардия» «донского атамана» Николая Козицына создала собственную администрацию на территории от Перевальска до Антрацита. Также присутствуют российские военные.

С подконтрольных боевикам территорий выехали около 200 тыс. человек (по данным Совета национальной безопасности и обороны).

 

Галина Остаповец, Андрей Жигайло, фото — Тарас Подолян; опубликовано в журнале «Країна»

Перевод: «Аргумент»


Теги статьи: МоскальЕфремов

Дата и время 28 ноября 2014 г., 18:36     Просмотры Просмотров: 3076
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Грядет скандал: Взятка Генпрокуратуре в $2 миллиона – правда или вымысел?
Генерал Москаль з гумором прокоментував спецоперацію правоохоронців проти "короля контрабанди"
Гройсман взялся за "латентный сепаратизм" Москаля

Балога про спецоперацію на Закарпатті: 2 роки тому Москаль рапортував Порошенку, що контрабанду поборено
У сотрудников СБУ - свидетелей по делу Ефремова убивают родню и сожгли дом
Москаль про інцидент з угорським прапором у Береговому: Купка маргіналів намагається посварити два народи

На Закарпатье пытались сжечь флаг Венгрии
Москаль: Украина сама развела конфликты с Румынией, Венгрией и Польшей
Хмара: в Донецке и Луганске Корбанов и Коломойских не оказалось, потому что Ахметов и Ефремов – сознательные враги Украины

Появились неожиданные новости о нерастаможенных авто в Украине
"Хочу, чтобы они горели в аду при жизни": Ефремов, Ахметов, Шуфрич и Кернес принесли войну в Украину и убили тысячи людей — Гай
Пора принимать таможенный кодекс Закарпатья: Распоряжение Москаля возмутило владельцев авто с еврономерами

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.447504