Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Геннадий Москаль: «Ефремова в гробу видал»

Геннадий Москаль: «Ефремова в гробу видал»
Геннадий Москаль: «Ефремова в гробу видал»

«Я еще здесь всех переживу. И еще на похоронах ЛНР буду присутствовать лично. Забью последний гвоздь в гроб этой организации.»

У губернатора Луганщины 63-летнего Геннадия Москаля интервью берем в три захода. Облгосадминистрация, которую он возглавляет, сейчас разместилась в 5-этажном здании Северодонецкого технологического института. Занимает три верхних этажа. Кабинет Геннадия Москаля — на третьем. В понедельник, 10 ноября, в 18.00 встречаем его там в коридоре. Несет бумаги своему помощнику.

— Приходите завтра на 7.30, — говорит, когда просим об интервью. — Я к десяти утра еду в Миловский район. Это украинская территория. Если заедем в ЛНР, для нас будет билет в один конец. Хочу проведать там конный казачий театр, единственный в Украине. Что там с ним, жив-здоров?

Когда-то хороший театр был, я их в Словакию брал раз, когда здесь губернатором был (Геннадий Москаль возглавлял Луганскую облгосадминистрацию в 2005-2006 годах. — «Країна»). Должны были выступать один день, а выступали шесть. Пригласили их еще и в Братиславу, но лошади устали. Все-таки шесть дней подряд. Так хочу посмотреть. А то у нас тут мало что осталось.

Театр украинский — там, российский — там, филармония — там, картинные галереи, центральные библиотеки, музеи — там. Все осталось под дикарями. У нас здесь только один муниципальный театр драмы. Горисполком его финансирует. И хочу, это, посмотреть тот конный театр. Эту администрацию мы тут тоже с нуля создавали. Одна служебная машина у нас только осталась, потому что случайно в момент захвата оказалась в командировке на украинской стороне. А так все захватили дикари. Сидят там в наших администрациях. А что мы можем сделать?

Приглашает в свой кабинет. На рабочем столе — кипа бумаг, папок. Компьютера нет. Слева — правительственный телефон и совместный снимок с президентом Петром Порошенко.

— Или эти Минские соглашения, — говорит про себя на ходу.

— Об этом тоже хотим поговорить.

— А я их подписывал? ОБСЕ спросите. Они обиделись на меня, пожаловались Порошенко. Я у них спросил: «Правда, что вы — агенты ФСБ и работаете на Россию? Газеты так пишут». Президент мне звонит и говорит: «Ты что, хочешь стать министром иностранных дел?» Я ему: «Что случилось, кто уже пожаловался?» Потому что мне президент звонит, когда на меня начинают жаловаться. Спрашивает: «Ты чего даешь оценку ОБСЕ?» Но они же ничего не могут урегулировать. Абсолютно. Нахрен они здесь? Когда просятся ко мне, говорю, что занят. Нет времени из пустого в порожнее с ними переливать.

— Цены в Северодонецке почти не отличаются от киевских.

— Здесь когда-то был зачуханный город, а сейчас стал областным центром. Поэтому цены на жилье поднялись на аренду — тоже. Здесь очень много иностранных представительств: Международный Красный Крест, большая миссия ОБСЕ, открыли офис Верховного комиссара по делам беженцев. Различные международные фонды, которые занимаются переселенцами и гуманитаркой. Кого только нет. Сюда съехались все.

Приходите завтра утром. Я здесь целый день в конфликтах. И сегодня закрыли Станично-Луганскую администрацию, потому что обстреливали целый день. Разбомбили дома, огороды, всю инфраструктуру, все управления. Осталась посередине разбомбленной Станицы Луганской одна государственная администрация и памятник Ленину.

Вторник, 11 ноября, 7.38. Геннадий Москаль сидит за рабочим столом. От помощника слушает утренние новости. Входные двери кабинета открыты, охраны нет.

— У других губернаторов бывает по три уровня охраны. Вам нечего терять?

— У меня, кроме головной боли, здесь абсолютно ничего нет. Это единственная администрация в Украине, не имеющая никакой охраны. Я за свою жизнь не переживаю, прошел этот Рубикон. Придерживаюсь принципа: кто должен повеситься — повесится в том или следующем году. Кто должен утонуть — утонет даже в тазике с водой. На все воля Божья, все расписано уже давно.

— Каков ваш рабочий день?

— Прихожу очень рано, в 6.00. Крайний срок — семь утра. Аппарат администрации в основном приходит к восьми. Заканчивается работа у меня во столько, во сколько уже не может воспринимать голова. Она — не компьютер. Все дни заполнены стрессами. Не было еще такого, чтобы было радостно. Документацию и почту просматриваю утром. Вечером уже читать не могу.

Утром собираем все события за сутки в отчет. Это данные Антитеррористического центра, СБУ, МВД, пограничников, МЧС. Как начинаю все это читать — начинаю заикаться. Первое, что интересует, — есть ли погибшие среди мирного населения, были ли обстрелы и разрушения. Если бы знал, что буду иметь такую работу в условиях реальной войны, то закончил бы электротехнический институт, жилищно-коммунальный и институт нефти и газа. Тогда чувствовал бы себя здесь более уверенно.

— Знали, с чем придется столкнуться на должности председателя Луганской областной администрации?

— Я работал здесь в 2005-2006 годах. Через знакомых поддерживал связь. Поэтому все это не упало мне на голову.

— На Луганщине всегда хотели в Россию?

— 10 лет назад таких настроений не было. Оболванивание Донбасса началось с 2004-го, с противостояния Ющенко и Януковича. С плакатов — люди первого, второго, третьего сорта. И пошло: «бандеровец», УПА, «за русский язык отрубают языки на Западной Украине, а если пишешь — то и пальцы». Так было до февраля этого года. Основная проблема, что государство не работало с детьми и молодежью. Старшее поколение — «бабушки» — перевоспитанию не подлежит. Они первые на выборах и референдумах или на митингах с криками «Новороссия» и «Рассея». Им надо Моисея, который бы их 40 лет водил по луганским степям.

Нужно ориентироваться на молодежь. Мы это сейчас и делаем. Въезжаем в проблемные поселка — пожилые люди стоят и смотрят на нас исподлобья. А дети приветствуют, подходят, разговаривают. В 2005 году мы вывозили где-то три тысячи детей на Западную Украину на Рождественские праздники. Теперь думаем 10 000 вывезти. Устанавливаем контакты с партнерами из Восточной Европы. Возможно, отправим туда.

— Зачем недавний «хозяин» Луганщины «регионал» Александр Ефремов раскачивал регион? Какова цена вопроса была для него?

— Я его не видел, не хочу видеть и не хочу его слышать. У него здесь уже нет никакой роли. Он тут потерял всю власть. Я уполномочен президентом на государственное управление территорией, подконтрольной украинскому правительству. А никакой не Ефремов — в гробу я его видал. А где он и что делает, понятия не имею. А то, что он здесь делал... Да, это Партия регионов хотела поднять народ. И это их слова — «киевская хунта», «каратели», «бандеровцы», «фашисты», «Правый сектор».

Но они утратили контроль над массами. Потому что массы были люмпенизированы и деклассированы. Массы были из числа людей ранее судимых, злоупотребляющих наркотиками и тому подобное. И когда они взялись за оружие и пошли на штурмы — Партия регионов больше не смогла ими управлять. Она во главе с Ефремовым сбежала отсюда. Сейчас это единственная область, где не работает областной совет. Мы не можем его собрать, потому что он состоял исключительно из членов Партии регионов.

— Какие настроения людей после освобождения территории от боевиков?

— Не могу сказать, что здесь все проукраинские и очень любят центральную власть. Здесь ее не любят. Но у меня с местными проблем нет. А вот Киев сюда не приезжает. Только президент был, и все.

— Поддерживаете ли связь с самозваным руководством ЛНР?

— Вы хотите, чтобы я за связь с террористической организацией сидел в следственном изоляторе СБУ? Мы просим ОБСЕ, если есть вопросы, чтобы они туда поехали. Но сколько к ним ни обращались, они даже ответа не давали — поедут или нет. Поэтому я их немного покритиковал. За это получил замечание от президента Украины. Теперь делаю вид, что их не вижу, а они делают вид, что не видят меня.

— Совершенно ничего не делают?

— Я этого вопроса от вас не слышал.

— Куда движется ситуация на Донбассе?

— Идет эскалация конфликта и очень большая агрессия с их стороны. Посмотрите, вон на трех листах — обстрелы ежеминутно, — показывает отчет за сутки, который принес руководитель антитеррористического центра в Северодонецке. — Это вдоль границы стреляют. Днем — по райцентрам, селам. Мне кажется, мы идем по тоннелю, зная заранее, что его конец — заварен.

— Потому что Путин пренебрегает всеми договоренностями?

— Нам здесь не надо даже разведчиков — приходит масса людей с той стороны по различным вопросам. Рассказывают, что там российские военные ходят открыто, техники сконцентрировано бесконечно. Я так понимаю, они потом оденут форму ЛНР и ДНР и будут воевать. Хотя я был на 99 процентов уверен, что Путин признает «выборы», но он уклонился и не признал. Видит, что у него и так финансовые проблемы, нефть падает. Ему процветающие ЛНР и ДНР не нужно. Путину нужно болото, на которое он будет своему народу показывать: хотите так жить — идите на митинги и цветные революции.

Сейчас снимет с себя всю ответственность и скажет: «Я здесь ни при чем. Мы их (ДНР и ЛНР — „Країна“) не признали, и мы с ними не дружим. Это ваш внутренний конфликт, мы признаем территориальную целостность Украины. Но и признаем, что у вас есть внутренний конфликт. Поэтому разбирайтесь между собой и не ввязывайте Россию». Он нигде публично не встречается с господином Захарченко или господином Плотницким (самопровозглашенные лидеры ДНР и ЛНР. — «Країна»). Думаю, в 2015 году с Путина снимут все санкции.

— Он сможет пойти на дальнейшее вторжение?

— Если и пойдет, то не своими руками, а ДНР и ЛНР. У них уже прошли «выборы», выбрали «парламент» и «глав». Теперь издают указы. Герб, кстати, один в один, как в Приднестровье. Это «государство» начинено «Градами», «Ураганами» и большим количеством пехоты.

— Украина уже попрощалась с оккупированной частью Донбасса и Крымом?

— За Донбасс я бы так однозначно не сказал. А за Крым — да. Говорить «Кримнаш» и ничего не делать... Министр обороны Гелетей кричал, что проведет военный парад в Севастополе. Видимо, ему к врачу сходить надо, а не выступать с трибуны парламента. Я три раза жил и работал в Крыму. Он ментально был российский. Там так говорили: «Этот человек откуда приехал? С Украины. А ты куда едешь? На Украину».

Автономия Крыма — это была большая глупость и путь к потере полуострова. Это было заложено с самого начала. Пошли на принятие Конституции там. Давайте тогда каждая область будет принимать свою конституцию. Если мы — унитарное государство, то как можем иметь автономию? В чем проблема? В крымских татарах? И в Черновицкой области румын и молдаван больше, чем татар в Крыму. Венгров в Закарпатье больше. Так давайте там сделаем автономию. И потеряем потом. Такая же многонациональная Одесская область. Давайте и там автономию сделаем, потому что там есть болгары и гагаузы, молдаване и румыны. Даже албанцы есть. А потом также ее потеряем.

За Крым ответственна власть, которая в то время была. Можно было взорвать Керченский переправу. Второе — вывести корабли на рейд. Чего они стояли в бухтах? Сорвать переправу, закрыть все аэропорты и сравнять с землей парламент Крыма. Точка. Надо было, чтобы кто-то принял политическое решение. Но никто этого не сделал.

На часах — восемь утра. Геннадий Москаль извиняется и просит закончить встречу. Приходим к нему через день — в четверг, 13 ноября. Тоже на 7.30.

—

— Правительство отказалось финансировать оккупированные территории. Что это даст?

— Правительство приняло правильное решение. Если ЛНР и ДНР взялись за судьбу людей — пусть финансируют их, поддерживают и выплачивают им пенсии. Мы что, должны им посылать деньги, а они нам каждый день будут сыпать «Град» и поджигать дома? Ни одна копейка... Я сказал: как только кто вышлет — первый направляю материалы в прокуратуру и СБУ. Здесь народ этого хотел сам — значит должен быть наказан. Смотрите, 43 обстрела за сутки было (на линии фронта в Луганской обл. — «Країна»).

Если их правительство не справляется — пусть народ его свергнет. Восстаньте, как мы восстали против Януковича. Был в Миловском районе. Там 25 процентов проголосовали за Коммунистическую партию (на парламентских выборах 26 октября. — «Країна»). Предложу Симоненко, поскольку народ его здесь так любит, возглавить Миловскую районную администрацию. Пусть реализует коммунистические идеалы в маленьком районе.

— Может ли быть действенной новая Верховная Рада?

— Да мне до лампочки. Мне толку от тех депутатов, которых выбрали от Оппозиционного блока (на Луганщине его кандидаты победили на выборах в парламент. — «Країна»). Я их не видел, и народ — тоже. Бакулин (Евгений Бакулин, бывший председатель правления НАК «Нафтогаз Украины», выиграл выборы в округе в Северодонецке. — «Країна») в Москве сидит. Так для кого мы их выбирали — для России или Украины?

— Вас здесь еще надолго хватит?

— Хватит. Я еще здесь всех переживу. И еще на похоронах ЛНР буду присутствовать лично. Забью последний гвоздь в гроб этой организации.

Фото: «LB.ua»

— Местные жители относятся к вам благосклонно.

— К сожалению, не так любят украинские власти. Киев любят? Нет. Вот чем мне эту пустоту заполнить? Я в Киеве говорю, а меня никто там не понимает. Если раньше говорили, что Киев не слышит Донбасс, я сегодня говорю: «Киев меня не слышит!». Киев живет коалицией, курсом доллара, еще чем-то. Если бы Киев хоть немного слушал, что мы здесь говорим — такого разрыва между нами не было б.

У нас есть районы, как Станично-Луганский, Попаснянский, где настроены за федерализацию и Рассею. Киев говорит, что я драматизирую. Посмотрите, Миловский район — 25 процентов за коммунистов. Каждый четвертый, кто пришел на выборы, поддержал Компартию — когда все уже от нее шарахаются. Даже ЛНР исключил ее из своих списков.

Собираем актив региона и говорим о проблемах экономики, а мне начинают о федерализации, что нам нужно идти в Россию, а не в Евросоюз. Кто хочет в Россию и в ЛНР, закажу рейсовые автобусы, и они будут регулярно от областной администрации Северодонецка ходить в сторону Луганска и России. Кто желает — езжайте. Только дайте нам здесь возможность работать.

— Политикой президента и правительства люди разочарованы не только здесь.

— Я этот вопрос не слышал, вы мне его не задавали. У меня утром что-то плохо со слухом.

— Так чем заполнить пустоту между Киевом и Донбассом?

— Не знаю. Сюда никто не ездит. Однажды приезжал президент — нормально его люди воспринимали. Больше не было никого — ни одного министра, даже их заместителей. Хотя мы их постоянно приглашаем. По указанию президента сюда ездят губернаторы. Сейчас ждем губернатора Житомирской области. Они привозят гуманитарную помощь, навещают свои батальоны и берутся восстанавливать один из разрушенных объектов социальной сферы.

Но пока они восстанавливают одно, дикари уничтожают что-то другое. Сюда на предвыборную кампанию не приезжал никто, кроме Ляшко. Ни от одной политической партии здесь не было никого: ни из первой пятерки, ни из десятки, ни даже последних в списке. А знаете почему? Боятся. Страх. Вот вы слышали выстрелы? И мы слышим. Так что нам, бежать отсюда? Мы развиваем администрацию, а не сворачиваем.

***

Луганская область — шестая по численности населения и десятая по площади в Украине. До войны на Донбассе жили 2 228 000 человек. Национальный состав: 58% — украинцы, 39% — русские, остальные — другие национальности. Русский язык считают родным около 69%, украинский — 30% населения.

Под украинским контролем находятся 12 районов, в основном аграрных, на севере и западе области. Из крупных городов — Северодонецк, Лисичанск и Рубежное.

Боевики из Луганской народной республики контролируют полностью шесть районов области и четыре — частично. Плюс Луганск и 11 городов областного подчинения. В общем — 8,6 тыс. кв. км, что составляет 32,1% всей площади Луганщины. Здесь живут около 65% населения области.

В ЛНР власть имеют несколько группировок террористов. Подконтрольные самопровозглашенному главе «республики» Игорю Плотницкому отряды во главе с батальоном «Заря» удерживают Луганск. Бригада Алексея Мозгового «Призрак» контролирует Алчевск и Кировск. «Казачья национальная гвардия» «донского атамана» Николая Козицына создала собственную администрацию на территории от Перевальска до Антрацита. Также присутствуют российские военные.

С подконтрольных боевикам территорий выехали около 200 тыс. человек (по данным Совета национальной безопасности и обороны).

 

Галина Остаповец, Андрей Жигайло, фото — Тарас Подолян; опубликовано в журнале «Країна»

Перевод: «Аргумент»


Теги статьи: МоскальЕфремов

Дата и время 28 ноября 2014 г., 18:36     Просмотры Просмотров: 2727
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи:

Ефремов на воле долго не проживет, а в тюрьме из него сделают "девочку" - Ландик
Москаль сделал резкое заявление: може тоді вивеземо з цієї країни все, що має хоч якусь цінність, продамо за копійки
Печерский суд продлил арест Ефремова на 2 месяца

Ефремов уверен, что Генпрокуратура предъявит ему новые обвинения
Суд по Ефремову заседал до 3 ночи, но так и не решил, продлевать ли арест
Екс-регіонала Єфремова хочуть взяти на поруки

Москаль розповів, кого Насіров планує призначити головою Закарпатської митниці
Єфремов відмовився назвати РФ окупантом
Сегодня Печерский райсуд рассмотрит избрание меры пресечения экс-депутату Партии регионов Александру Ефремову

ГПУ вызвала Москаля по делу Майдана на допрос 5 декабря
ГПУ: Москаль игнорирует вызовы на допрос
Сьогодні суд продовжить утримання регіонала Єфремова під вартою

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Онищенко розповів, скільки Ляшко вимагав грошей за потрібні голосування Онищенко розповів, скільки Ляшко вимагав грошей за потрібні голосування 04.12.2016
Стало відомо чому Ляшко підскочив до президента після голосування за призначення Шокіна генпрокурором Подробнее
МВД опубликовало имена и фотографии полицейских, погибших в Княжичах МВД опубликовало имена и фотографии полицейских, погибших в Княжичах 04.12.2016
МВД обнародовало данные пяти полицейских погибших в перестрелке в селе Княжичи близ Киева. Подробнее
04 декабря 2016 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте