АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 0°C
Днепр: 1°C
Одесса: 1°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 0°C
Ужгород: 2°C
Луцк: -1°C
Ровно: -1°C

Как юрист Епифанов “реформирует” научный совет Минкультуры по культурному наследию

Как юрист Епифанов “реформирует” научный совет Минкультуры по культурному наследию
Как юрист Епифанов “реформирует” научный совет Минкультуры по культурному наследию

О двух юристах по образованию -  Тамаре Мазур (замминистра) и Александре Епифанове (начальнике Управления охраны культурного наследия), назначенных весной 2016 г. (до введения в действие 1 мая 2016 г. ЗУ «О государственной службе») министром культуры Е.Нищуком руководить сохранением культурного наследия Украины, я писала много и часто в надежде, что министр все же проведет конкурсы на эти должности.

Но… не случилось. Широко распространенная в украинских властных структурах тенденция назначать «своих» людей, не имеющих профильного образования, на высокие должности сработала и здесь. Результаты таких назначений плачевные. 

Ставленники Е.Нищука как юристы специализируются на нахождении слабых мест в законодательстве (идеальных законов не существует), используя их для обоснования повсеместных нарушений в этой сфере в пользу застройщиков и других ценных клиентов. О сохранении недвижимого культурного наследия даже не может быть речи – таких примеров нет. Но справедливости ради скажу, что и у других министров «сохранять» не получалось – цель такая и не ставилась. Слишком велики соблазны. И вот почему.

КОРРУПЦИОННЫЕ РИСКИ

На сайте Минкультуры приведены Информационные карточки административных услуг, которые предоставляет Управление охраны культурного наследия (редакция от 29.10.2015 г.) .
Что входит в обязанности начальника Управления? Я выбрала те из них, которые несут в себе серьезные коррупционные риски. Перечень ошеломляет:
- согласование проектов землеустройства по отводу земельных участков, расположенных на территориях памятников национального значения, их охранных зон и охраняемых археологических территориях;
- выдача разрешения на проведение археологических разведок, раскопок, других земляных работ в границах территорий, на которых расположены памятники, и в зонах их охраны, на охраняемых археологических территориях, в исторических ареалах населенных пунктов, а также исследования остатков жизнедеятельности человека, которые располагаются под земной поверхностью, под водой;
- выдача разрешения на возобновление земляных работ;
- согласование программ и проектов градостроительных, архитектурных и ландшафтных преобразований, мелиоративных, путепроводных, земляных работ на памятниках национального значения, их территориях, в историко-культурных заповедниках, в исторических ареалах населенных пунктов, а также программ и проектов, реализация которых может сказаться на объектах культурного наследия;
- согласование научно-проектной документации на выполнение работ по консервации, реставрации, реабилитации, музеефикации, ремонту и приспособлению памятников национального значения;
- выдача разрешения на проведение работ на памятниках национального значения, их территориях и в зонах охраны, на охраняемых археологических территориях, в исторических ареалах населенных пунктов;
- согласование размещения рекламы на памятниках национального значения, в зонах их охраны, в исторических ареалах населенных пунктов.

Если учесть, что только в столице насчитывается около 3500 памятников архитектуры и археологии, то сколько их должно быть на древней украинской земле в исторических больших и небольших городках и даже поселках?! Фронт работы для Управления охраны культурного наследия огромный – есть что подписывать.

Как же могло случиться, что право подписи предоставлено людям, не имеющим специального образования и опыта работы в этой сфере. Как такое стало возможным в стране, которая стремится в Европу?!
Понятно, почему так настойчиво (с судебными разбирательствами) боролся за это место А.Винграновский – инженер –авиатор по специальности, назначенный в 2010 г. на должность начальника тогда Госслужбы (ныне – Управления) по вопросам культурного наследия Партией регионов кем-то вроде «смотрящего».

Сегодня удивительным выглядит аудит деятельности Винграновского и его зама Вечерского, проведенный Е.Нищуком в первый его приход на должность министра, который показал множество служебных злоупотреблений этими чиновниками. Почему сейчас не проводите аудит деятельности Ваших ставленников - юристов, господин Нищук?! Уже пора.

Кроме того, что эти «юристы» не являются специалистами в доверенной им работе, в настоящее время А.Епифанов проявил инициативу по "совершенствованию" работы Научно-методического совета (НМС). Так как ни сам Епифанов, ни его прямая начальница Т.Мазур и даже сам министр Е.Нищук не пытаются понять, для чего им нужен Научно-методический совет (честно говоря – не нужен), то и недолго думая, подписывают то, что сотворил А.Епифанов – необходимо проявлять активность хоть в чем-то?!

О ненужности совета «юристам» говорят факты подписания без консультации с советом чрезвычайно важных для киевской общественности Историко-градостроительных обоснований (ИГО) на застройку территории бывшего Сенного рынка (члены совета просили дать им на рассмотрение ИГО - отказали) и Театра на Андрееском спуске. Объясняя свою позицию, Т.Мазур настаивала на том, что ее должность и личный вкус позволяет ей это делать. Но, господин Нищук и госпожа Мазур, почитайте требования к таким должностям в Законе «О государственной службе», тогда станет понятно, что ни Епифанов, ни Мазур не имеют таких прав, прежде всего как люди без специального образования и опыта работы.

ПОЛОЖЕНИЕ О СОВЕТЕ ОТ ЕПИФАНОВА

Теперь поговорим о новом Положении о Научно-методическом совете, предложенном Епифановым и поддержанном в сентябре этого года Нищуком и Мазур. Если коротко, то при огромном перечне возложенных на совет обязанностей (совет работает на общественных началах, то есть бесплатно!) состав его безжалостно выхолащивается. Видимо, «юристам» важно понизить профессиональный уровень совета до собственного уровня (чтобы не мешал «управлять»). 
В состав совета не допускаются специалисты, работающие в сфере забот (подчиненности) Минкультуры: «Членами НМР не можуть бути посадові особи Мінкультури та підприємств, установ й організацій, які належать до сфери управління Мінкультури, центральних та місцевих органів виконавчої влади та органів місцевого самоврядування, за винятком відповідального секретаря НМР».
Уточню. По новому Положению о совете, членами совета, например, не могут быть директор и специалисты НИИ памятникоохранных исследований - единственного в Украине пока еще «живого» института, сосредоточенного на проблеме сохранения культурного наследия, директора и специалисты национальных заповедников и музейных комплексов. Что, Мазур и Епифанов им не доверяют? Или не хотят, чтобы «подчиненные» наблюдали их некомпетентность?
Не могут войти в состав совета также специалисты местных органов охраны наследия. На кого же будут опираться «юристы» при принятии решений по важным вопросам? Хотя, как я уже писала, они «и сами с усами». Но… выход найден.
24 октября текущего года на сайте Минкультуры появилось объявление о начале сбора предложений относительно кандидатур для включения в состав Научно-методического совета. 
В нем пишется: «Оновлення складу утворюється та формується Мінкультури на паритетних засадах із залученням провідних вчених, науковців, експертів і висококваліфікованих фахівців-практиків у сфері охорони культурної спадщини - представників різних адміністративно-територіальних одиниць України».
Интересно, какие предложения сегодня уже собрали «юристы»? Кто из специалистов в сфере охраны культурного наследия остался «за пределами» подчиненности Минкультуры или местной власти? Я таких не знаю.

За годы независимости Украины (в 2007 г.) был ликвидирован КиевНИИТИАГ (Научно-исследовательский институт теории и истории архитектуры и градостроительства).

После разгрома Януковичами Гостиного двора, в котором много лет располагался институт «УкрНИИпроектреставрация» (он подчиняется Минрегионстрою), специалистов выселили в непригодные для работы помещения, и теперь института почти не существует.

Есть частные мастерские. Но захотят ли эти специалисты бесплатно работать в совете, решая задачи, которые прописаны в Положении, да еще без гарантий того, что «юристы» будут с ними считаться (а уже известно, что не всегда будут).

Если говорить о приезжих специалистах, то им нужно все-таки оплачивать командировочные. Вопросов много. Да, еще есть бывшие сотрудники Минкультуры, которые могли бы соответствовать требованиям Положения о совете. Это Е.Сердюк и В.Вечерский. Наверное, «юристам» они бы подошли. Поживем, увидим. Надеюсь, что на сайте вскоре появится информация о составе нового Научно-методического совета. Ну, а затем и протоколы заседаний нового совета. Срок подачи заявлений истек 30 октября 2017 г.
Ниже приведены выдежки из Положения о совете.

РОЛЬ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКОГО СОВЕТА, СУБЪЕКТИВНОЕ МНЕНИЕ

Впервые с работой Научно-методического совета (НМС) Минкультуры я познакомилась, когда вместе с киевлянами боролась в 2009-2010 гг. против строительства над ст. метро «Театральная» торгового центра (ТЦ). Ныне там расположился т.н. Музей истории Киева, для экспонатов которого катастрофически не хватает места, хотя много их разворовано за последние годы из помещений верхнего этажа Украинского дома. Но сейчас не об этом.
Архитектурно-градостроительный совет Минрегионстроя тогда выступил категорически против строительства ТЦ, и на заседании совета речь даже шла о лишении лицензии на проектирование архитектора А.Пашенько. Совершенно иначе выглядела Госслужба по вопросам культурного наследия Минкультуры. Было проведено заседание президиума (а не НМС!) под руководством заместителя начальника Госслужбы Я.Дихтяря (он по странному стечению обстоятельств и сейчас руководит НМС Минкультуры), который одобрил это строительство – поддержал застройщика. Готовил материалы к заседанию совета В.Вечерский, который позже стал заместителем начальника Госслужбы А.Винграновского. При Винграновском В.Вечерский стал еще и председателем НМС, который, как я узнала от членов совета, ставил напротив вопроса повестки дня отметки, как нужно голосовать. Состав совета подбирался таким образом, чтобы обеспечивалось лояльное к руководству минкульта большинство.

Знакомые мне специалисты - члены совета жаловались на то, что их голоса всегда оказывались в меньшинстве, и советом одобрялись совершенно неприемлемые проекты. Часто сложные вопросы рассматривались только президиумом совета. О негативных результатах такой работы Минкультуры и НМС свидетельствует застройка исторического центра Киева (и не только Киева) после обретения Украиной независимости. НМС специально делался ручным и служил прикрытием для незаконных действий чиновников по отношению к культурному наследию. Тогда и появились в панораме Киевских гор дома на ул. Грушевского, 9а, на ул. Мазепы, 11 а и множество других уродующих столицу сооружений, но выгодных для тяготеющих к строительному бизнесу представителей власти. Таким образом роль НМС сводилась к «прикрытию» чиновников.

После Революции достоинства, в 2014 г. появилась надежда на изменение ситуации. На должность министра культуры был назначен «Голос Майдана» Е.Нищук. Должность замминистра по вопросам наследия заняла О. Островская-Лютая. Был сформирован новый состав совета. Пригласили и меня как инженера-строителя, кандидата техн наук, журналиста. На первом заседании совета новый замминистра сообщила о том, что НМС получает права, которых раньше у него не было: выбирать председателя совета и президиум, самому решать свои внутренние проблемы – приглашать новых специалистов, вносить на рассмотрение актуальные (в том числе скандальные) вопросы сохранения наследия, принимать заявления от общественности о рассмотрении тех или иных вопросов, касающихся сохранения наследия, открыто голосовать и принимать решения и др.
Председателем совета была избрана архитектор-реставратор с большим опытом работы, кандидат архитектуры О.Пламеницкая. Очень помогала нам в работе специалист управления К.Голота. За короткий период членами совета было разработано новое Положение о совете, новые Рекомендации по разработке Историко-градостроительных обоснований к землеотводам и проектам застройки. Было принято решение публиковать на сайте Минкультуры протоколы заседаний совета (каким-то чудом это делается и сейчас). Работали с энтузиазмом.

Но проявились и сложности в работе. Совет работал на общественных началах, однако задачи, которые перед ним ставились министерством и даже самим советом, были слишком трудоемкими. Они требовали сосредоточенности и времени. Совет заседал один раз в 3 недели, но бывало и раз в две недели, примерно по 5,5 часов. В повестку дня вносились рассмотрения Историко-архитектурных планов исторических городов (их в Украине насчитывается 401), иногда нужно было рассмотреть 2 или 3 опорных плана, и другие вопросы, от 7 до 10 за одно заседание совета. О.Пламеницкая увеличила состав совета до 24 чел., пригласив опытных архитекторов и градостроителей. До заседания совета многие из них носили домой для ознакомления тяжелые тома опорных планов и ИГО. После возвращения Е.Нищука на должность состав совета «юристы» уменьшили вдвое.
Сегодня я понимаю, что на бесплатно работающих специалистов сбрасывается работа, которую должны были выполнять специалисты министерства или официально приглашаемые оплачиваемые эксперты. Кроме того, некоторые вопросы ставились в повестку дня спонтанно (возможно, умышленно), что сказывалось на качестве рассмотрения и правильности принятия решений. Примером может служить положительное решение, принятое советом по скандальному объекту на ул. Мечникова, 11а в Киеве (это позор для Я.Дихтяря, совета и Минкультуры!). Были и другие ошибки.

В ноябре 2016 г. блогер Василий Крутчак обвинил А.Епифанова в получении взятки за согласование строительства высотного комплекса на ул. Мечникова, 11 а

 

ЖК «Сигнатюр», ул. Мечникова, 11 а, строится в историческом центре Киева у подножия высокого оползнеопасного склона

 

Вопросы о том, кто должен быть членом совета (по специальности, статусу, опыту работы), сколько их должно быть, какие вопросы должны рассматриваться, на мой взгляд, сегодня не решены, и даже задача такая серьезно руководством Минкультуры не ставится.

Я уверена, что советом должны рассматриваться, в основном, методические вопросы, территории и объекты, вызывающие резкий диссонанс в обществе.

Общественный НМС должен реагировать на сигналы от общественных организаций местных общин о нарушении законодальства по охране наследия. А чиновники обязаны считаться с мнением членов совета.

Я была членом совета с августа 2014 г. до ноября 2016 г. Ушла из совета по собственному желанию из-за злоупотребления служебным положением председателя совета Я. Дихтяря, а также чиновников минкультуры А.Епифанова и Т.Мазур. 
Сегодня у меня создается впечатление реванша старой власти, для которой Научно-методический совет служил прикрытием для творимого беззакония.

Ирина Карманова, для "Ні корупції!"


Теги статьи: КоррупцияМинкультурыНищук ЕвгенийЕпифанов АлександрМазур Тамара

Дата и время 08 ноября 2017 г., 13:56     Просмотры Просмотров: 810
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Привилегия на коррупцию. Что стоит за атакой власти на НАБУ
Суд арестовал генерала, попавшегося на миллионной растрате
Полиция раскрыла коррупционную схему в Одесском облсовете

Высший совет правосудия подставляет Президента Петра Порошенко
Оксана Томчук: конвертация репутации
Украинское общество желает эффективности в борьбе с коррупцией, его не интересует название суда

Кадр Януковича: Глава ГАСИ Алексей Кудрявцев развел в ведомстве невиданную коррупцию и поборы
"Суд Божий, он такой!" Священникам УГКЦ выдали инструкции по борьбе с коррупцией
Луценко: Провели зачистку коррупционного гнезда в Затоке в Одесской области

На Одесчине на взятке в $72 тысячи задержали депутатов и чиновников
На Киевщине следователя полиции задержали за взятку в $ 2000
Виктор Трепак: в Украине разрушены не основы коррупции, а новая антикоррупционная система

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.069438