Председатель наблюдательного совета МАУ Арон Майберг впервые с начала кризиса решил провести пресс-конференцию. Его можно понять. Последнее время крупнейшую авиакомпанию Украины лихорадит. Просьба к правительству о выделении кредита, судебные разбирательства с контрагентами, обвинения в монополизации рынка за счет новых правил Госавиаслужбы - не лучший  нформционный фон для бизнеса.

Было заметно, что встреча с прессой для него важна. По крайней мере, одному из журналистов он позвонил и пригласил на мероприятие лично. Майберг много говорил, проводил параллели между МАУ и западными компаниями, горевал об уходе своих менеджеров в руководство Госавиаслужбы и аэропорта Борисполь, рассказывал о старых планах и новой бизнес-модели.

Совладелец МАУ постарался убедить журналистов, что, по крайней мере, в следующем году его компании ничего не угрожает. Получилось ли? Впечатление неоднозначное. Ключевую в этом смысле фразу – о поддержке МАУ со стороны акционеров – из него пришлось вытаскивать дополнительными вопросами.

Рецепт выживания компании прост: финансовая помощь акционеров, жесткая экономия и перевод вспомогательных функций на аутсорсинг. Если все получится, МАУ рассчитывает вернуться на докризисные показатели 2013 года.

Вот основные тезисы «плана Майберга».

Год для раздумий

Авиация очень сильно зависит от политики. В ноябре 2013-го мы оказались в новой для себя бизнес-среде. Естественно, понадобилось определенное время, чтобы понять, как прогнозировать дальнейшие бизнес-процессы.

Поначалу мы ориентировались на опыт 2004-2005 года и не предполагали, что ситуация будет настолько долгоиграющей. К сожалению, она продолжается до сегодняшнего дня. Но мы считаем, что поняли, как развиваться дальше и вернуться, по крайней мере, в зону безубыточности.

Помощь акционеров

В ноябре 2013 года у МАУ возникли проблемы с ликвидностью и она написала письмо в правительство (о выделении $100 млн стабилизационного кредита – Hubs). Кроме того, компания параллельно работала со многими финансовыми институтами и банками.

Кредит от государства мы не получили, но такое же письмо компания отправила своим акционерам. У МАУ на сегодня нет проблем с ликвидностью и выживанием. Во-первых, акционеры оказали достаточную поддержку МАУ, чтобы она чувствовала себя комфортно в рамках бюджета 2015 года. Это долгосрочные займы.

Во-вторых…  Зачем компании нужны были $100 млн? Модель развития 2013 года была построена на больших инфраструктурных проектах. Предполагалось, что компания создаст свой центр технического обслуживания самолетов. Пытаясь получить стабилизационный кредит, мы хотели сохранить эту модель развития.

Жесткая экономия

Арон Майберг на пресс-конференции

Арон Майберг (справа) на пресс-конференции

В 2015 году мы переходим на другую модель. Мы отказываемся от амбициозных планов по крайней мере на ближайшие годы и больше переходим на аутсорсинг – покупку услуг на стороне. Это сильно облегчает нам существование. МАУ концентрируется на главном бизнесе – перевозке пассажиров. А все сопутствующие услуги компания будет покупать на стороне.

Тридцатью самолетами мы планируем реализовать программу, которую запустили в 2013-м, используя 37 машин. Мы сократим 26% сотрудников (в 2015 году МАУ планирует перевезти 4,8 млн человек – 25%-ный рост к 2014 году – данные презентации).

Новые кадры

В МАУ поменялся целый ряд менеджеров. При подборе нового состава менеджмента мы руководствовались тем, что мы меняем свою модель развития. Вице-президентом по сервису и логистике  взяли человека, который работал в Wizzair. На вице-президента по финансам  также подобрали кандидата, у которого есть очень большой опыт снижения расходов в кризисных ситуациях.

Лоукост-проба

Новый опыт – развитие бюджетных перевозок из регионов Украины. Лоукост – это хорошая модель, мы ее внимательно изучаем и внедряем отдельные элементы. У них прекрасный маркетинг, хорошая сетевая модель. С одной стороны, они правильно генерируют спрос, с другой – меняют тарифы в зависимости от близости даты вылета.

Валютный коридор

Пока идет девальвация, тарифы в гривне будут расти, потому что большую часть услуг мы покупаем за валюту. Естественно, мы смягчаем этот процесс,  учитываем возможности украинского рынка. Но топливо, запчасти, самолеты, зарплата вне Украины – все оплачивается в евро или долларах.

Ставка на транзит

МАУ видит себя флагманским перевозчиком. Сетевая модель особенно важна для нас – за счет пассажиров из других стран мы можем увеличивать свой трафик. Наш хаб – аэропорт «Борисполь». Недавно он сделал серьезный шаг, открыв зону внутренних рейсов в терминале D. Это поможет выполнять транзитные перевозки на более высоком уровне.

«Открытое небо» с ЕС

Присоединение к единому европейскому авиационному пространству выгодно МАУ намного большее, чем любому другому украинскому перевозчику. Это соглашение для нас – серьезная диверсификация рисков. К примеру, когда девять месяцев назад резко обвалился украинский рынок, мы бы нашли себе альтернативную работу в Европе.

Мы также будем способствовать, чтобы Украина либерализовала свои отношения с восточными направлениями. Сегодня все могут летать в Тбилиси. Мы бы хотели, чтобы такое было возможно и в Азербайджане, Армении, ближневосточных и среднеазиатских странах. Но пока не могу сказать, что достигли в этом какого-то результата.

Хубс