Киван был не первым, кто начал уничтожать Французский бульвар. Но Каркашадзе провел в Одессе немного больше времени, и строил на бульваре 10 этажей, а не 18.

Все поведение Кивана демонстрирует пренебрежение к одесситам и уверенность в том, что согласие можно купить за деньги. Что нередко и происходит: так, молчание СМИ по поводу деятельности Кивана куплено большими объемами размещаемой им рекламы.

В “Жемчужинах” покупатели квартир оказываются заперты в условиях, типичных для малосемейных общежитий. Например, 11 квартир на лестничной клетке с одним лифтом.

На Екатерининской стройка Кивана изуродовала архитектурный ансамбль, закрыла жильцам окна и дымоходы, зато с барского плеча им согласились дымоходы перенести. В результате, квартиры оказались через стену от торгового центра – кто согласится жить в таких условиях?

Тотальное пренебрежение к зонированию Киван демонстрирует и на Асташкина. Он предложил жильцам отремонтировать трещины в их домах, которые образуются в результате его строительства. Попросту, заштукатурить их. Какой нормальный человек согласится, чтобы в его доме устраивали трещины? Район с низкой плотностью населения и малоэтажной застройкой становится очередной “жемчужной” клоакой с блоками многоэтажек. Но если в спальных районах многоэтажки хотя бы строят с большими дворами, то Киван это не нужно: за счет окружающей низкоэтажной застройки нормы плотности не превышены, и в тихом районе он может лепить многоэтажки в любом количестве.

Напомним, что на торжественном мероприятии в “Приват-эллинге” по случаю майских выборов, Киван и его юрист занимали центральные места.

 Храбро