Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Год России в Первомайске: как живет один из наиболее пострадавших городов Луганщины

Год России в Первомайске: как живет один из наиболее пострадавших городов Луганщины
Год России в Первомайске: как живет один из наиболее пострадавших городов Луганщины

Многолетний грабеж города «надзирающими» от Ефремова не мог не привести к социальному бунту. Но российские спецслужбы и их помощники из Партии регионов и КПУ направили энергию людей в «русскую весну». Как результат — в город пришла война...

Приложились к этому и «донские казаки», с которыми заигрывали много лет местные регионалы. Усилия местной патриотической общественности остановить катастрофу оказались напрасными. Как результат — в город пришла война, превратив его в одно из самых сильно пострадавших от боевых действий мест Донбасса. Впечатления от этого года в репортаже обычного жителя Первомайска специально для издания «Тиждень.UA».

Предчувствие бунта

Началось все в Первомайске задолго до событий этого года. Российский бизнес скупал за бесценок не один десяток лет жизненно важные, стратегические предприятия и заводы областного значения. Российский же бизнес по определению связан со спецслужбами РФ. Распродажей и «распилами» в области занимался лично Александр Ефремов и его ставленники. Причем, захват промышленных активов проводился независимо от того, кто на данный момент был у власти.

В конце 2000-х Первомайск оказался в зоне интересов некоего Ивана Аврамова, который на президентских выборах 2010 года вовсю поддерживал Юлию Тимошенко, а впоследствии стал правой рукой Юры Енакиевского. Под его контролем оказались ГП «Первомайскпогрузтранс», как и многие другие предприятия угольной промышленности. И это при том, что президентом Украины был прозападный Ющенко.

С приходом же к власти Януковича и Партии регионов «енакиевскую», «семейную» и ефремовскую группировки уже не сдерживало ничто. В советы разных уровней буквально назначались депутаты, директора заводов, руководители государственных учреждений. В Партию регионов начали загонять принудительно. Первомайск всегда был в лидерах этих процессов. На всех выборах неизменный председатель горсовета Василий Гарбуз рапортовал о поддержке партии и вождя не менее, чем на 80%.

В области был создан комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью во главе с казачьим генералом Валерием Староконем, в Первомайске его возглавлял некий Константин Зимовец. Хлопцы «стригли» деньги, имея на руках удостоверения СБУ, и об этих проделках знали в городе и милиция, и прокуратура. Был в этой компании и будущий серийный убийца Александр Чепурной, который в дальнейшем был осужден на пожизненное заключение за зверское убийство семьи известного в городе бизнесмена Олега Труфанова.

Добиться правосудия стало практически невозможно. Прокуроры города Ткач, а позже Скляров, начальник УМВД Кравцов и хозяйка суда Сегал четко следили, чтобы «вопросы решались». Бизнес в городе подмял под себя мэр Борис Бабий. В 2010 году этот миллионер выиграл местные выборы от КПУ, а чуть позже перешел в Партию регионов, став «смотрящим» от Ефремова за городом.

Кражи на государственных предприятиях были просто вопиющими. Топ-менеджеры умудрялись закупать шахтные оборудование и материалы в разы дороже, чем это делали другие кланы. По черным схемам шел из Первомайска и уголь. Шахтеров администрация насильно загоняла обслуживаться в «Сбербанк России».

Феодализация Первомайска покрывалась на самом верху, и беззаконие продолжалось, несмотря ни на что. Жители устраивали массовые акции протеста, обращались во все абсолютно инстанции, даже ходили пешим маршем с акцией «Донбасс! Вставай с колен» по маршруту: Первомайск — Ирмино — Стаханов — Брянка — Алчевск — Луганск. Но это не помогало.

Все это не могло не закончиться социальным бунтом. Но российские спецслужбы и Партия регионов с коммунистами направили социальный протест в нужное им русло. С начала Майдана предприятия стали направлять своих работников бороться с «фашистами, рвущихся к власти» и «бандеровцами» на «антимайдан». Шахтерам и заводчанам за двухдневные туры в Киев платили по 400-500 грн. А еще даже закрывали двойной выход на работу — по возможности. А дальше «антимайдан» незаметно перешел в «Русскую весну».

«Русская весна» в Первомайске

1-го и 5-го марта 2014-го года были проведены многолюдные, хорошо организованные сепаратистские митинги. Кроме городской администрации, на них выступали «казаки», представители КПУ. Бюджетников гнали на центральную площадь, туда же организовано свозили и шахтеров.

«Гопники» разных мастей на каждом шагу пугали народ кровожадными «правосеками и бандерлогами». На площади возле исполкома мэр Бабий с заместителями и активистами из горсовета, которые «случайно проходили мимо», торжественно призвали население к неповиновению «киевской, фашистской власти».

Звучали призывы брать в руки оружие и защищать всенародно избранную местную власть. При первомайском горотделе милиции была сформирована общественная организация «Щит», при участии все того же «Донского казачества».

Масштабы надвигающейся катастрофы можно было представить, судя по набранным в «народное ополчение» кадров. Той ранней весной, проходя мимо исполкома, автор этих строк увидел четырех «защитников города», что грелись у бочки. Все были из района, где я вырос, знал их с детства. Трое из защитников были ранее судимы, двое — многократно. За всем этим пристально следил начальник милиции полковник Кравцов.

Плодотворное сотрудничество местных властей с сепаратистами только набирало обороты. Так, к концу весны милиция передавала правонарушителей непосредственно ополчению, а они уже привлекали наркоманов и алкоголиков-дебоширов к рытью окопов и возведению других фортификационных сооружений.

над городом быстро взвился российский триколор, государственные флаги с учреждений были сняты по звонку из исполкома. В мае «ополчению» был передан Первомайско-Попаснянский военкомат. Там была устроена крепость-комендатура с до зубов вооруженными боевиками. В Первомайске вскоре состоялся съезд мэров городов «ЛНР» (туда так же согнали бюджетников), где мэры убеждали людей, что «Путин им поможет». Украинские силовые структуры никак не реагировали.

Даже в таких условиях городские активисты пытались остановить это коллективное безумие. Ездили в Луганск на прием к вновь назначенноым чиновникам: председателю ЛОГА Михаилу Болотских, начальнику ГУ МВД в Луганской области Владимиру Гулевскому, обращались в СБУ и прокуратуру области и требовали остановить сдачу города.

Мэр Первомайска был письменно предупрежден об уголовной ответственности за проведение референдума. Но в назначенный срок Борис Бабий и начальник управления образования Анатолий Фомичев открыли все избирательные участки города. За проведением референдума 11 мая следила местная «братва», они же позаботились, чтобы 25 мая в Первомайске не состоялось президентские выборы.

Война и перемирие

Но несмотря на все это, реальную войну в Первомайске никто не ожидал, поэтому пришла очень неожиданно. По стечению обстоятельств город оказался на пути подразделений боевиков, отступавших со славянского и северодонецкого направлений. За короткое время несколько тысяч хорошо вооруженных бандитов превратили населенный пункт в неприступную крепость. В округе были подорваны почти все мосты, а из транспорта ГП «Первомайскуголь» возвели баррикады.

Первый месяц боевых действий жители были шокированы происходящим. Такого не ожидал никто. В кварталах со стороны Попасной защитники «русского мира» ежедневно осуществляли намаз, ведь там располагались чеченские наемники. Очень быстро были разграблены все магазины. Люди тащили не только продукты питания, но и бытовую технику: плазменные телевизоры, ноутбуки, планшеты и вообще все, что осталось без присмотра. Началось мародерство.

Обстрелы города начались 22-го июля и не прекращались больше месяца. Первомайск оказался в состоянии гуманитарной катастрофы. Не стало воды, света, газа, не работал ни один продуктовый магазин, старики собирали по дорогам окурки, а погибших под бомбежкой хоронили прямо у жилых домов.

Те, кто не смог уехать, спускались в подвалы, выбегая на улицу только для того, чтобы разжиться где-то питьевой водой и приготовить на кострах еду. В самом Первомайске не осталось практически ни одного дома с целыми окнами, больницы были разрушены, как и школы с детскими садами. Город, наряду с Шахтерском, является одним из наиболее пострадавших от боевых действий.

С началом осени объявили перемирие. Первомайск перестали обстреливать и из него ушли основные силы боевиков. Оставшиеся стали называться «Первый казачий полк им. Платова» и вошли в «31-й округ Всевеликого Войска Донского». Возглавил его известный еще по Северодонецку деятель Павел Дремов. Впоследствии «казаки» назначили «народного» мэра Евгения «Малыша» Ищенко, и город окончательно перешел от Ефремова под их контроль. Под командование Дремова стали и бывшие милиционеры, и уголовники — такой вот странный симбиоз.

А десятки тысяч жителей города разбрелись по всему миру, спасаясь от войны где угодно. Город закрыли как изнутри, так и снаружи. К жесткому паспортному режиму добавилась экономическая блокада. Для того, чтобы въехать в город на транспорте и для вывоза личных вещей, въезда иногородних, нужно иметь «спецразрешение» комендатуры.

Впоследствии украинская власть перестала платить пенсии, зарплаты бюджетникам и другие социальные выплаты на оккупированной территории, и в городе наступил окончательный коллапс. Войска перекрыли все дороги. Сейчас казаки раздают населению по 250 граммов хлеба в одни руки, из кафе сделали пункты бесплатного питания, действует жесткий паспортный режим.

Те же, кто грабил годами Первомайск, неплохо чувствуют себя и сейчас. Бежали в Россию лишь немногие, включая мэра Бабия. Так, экс-начальник милиции полковник Евгений Кравцов теперь отпустил бороду и стоит на блокпостах, продолжает «служить» и экс-начальник УБЭП Виталий Кравченко. Бывший директор ГП «Первомайскуголь» Николай Ковалев пристроился в пока еще контролируемое «семьей» Януковичей ГП «Макеевуголь» на должность главного инженера шахты «Ясиновская-Глубокая».

Директоры остальных предприятий Первомайска, что передавали взрывчатку и государственный транспорт боевикам, и дальше продолжают занимать свои должности в Минэнергоугля. Спокойно гуляет на свободе и Ефремов, прекрасно чувствуют себя даже на освобожденных территориях люди и предприятия Юры Енакиевского и Курченко.

Больше всего жителей Первомайска волнует сейчас вопрос: а зачем все это было?

 

Сергей Троицкий, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

 


Теги статьи: ЛНРПервомайск

Дата и время 30 декабря 2014 г., 09:35     Просмотры Просмотров: 3453
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи:

Журналіст: Це мінімальне, шо може зробити наша барижна влада хорошого. Поганого вже зроблено багато
Украина откажется признавать паспорта РФ
Суперская идея: Киеву дали остроумный совет по поводу "паспортов" "Л/ДНР"

По пути Абхазии: К чему приведет признание Россией документов "ЛНР" и "ДНР"
Путінські вояки влаштували "вогнепальні" розваги: вбили людину та поранили сержанта
ВСУ сотрет их в порошок: Гиркин рассказал о немощности армии "ЛДНР"

Боровой о признании Путиным "паспортов" "ЛДНР": Цель, как и раньше, – впихнуть этих бандитов в Украину
Бутусов: Все, маски сброшены, разговоры про "услышьте Донбасс" - пустой треп, игра в "демократию" и "выборы" прекращена
Гиркин: признание «паспортов ЛДНР» РФ «страшно запоздалый» шаг

Указ Путина станет настоящим подарком для Украины - журналист
Кровавые символы: Геращенко объяснила связь между годовщиной Майдана и решением РФ по "паспортам Л/ДНР"
Путин подписал указ о признании РФ "документов", выданных "ДНР" и "ЛНР"

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто по вашему мнению лучший президент за историю независимой Украины?









Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте