Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Ярема: «Власть намеренно повязала «Беркут» кровью. Им сказали: ребята, или в тюрьму, или служите нам, как собаки»

Ярема: «Власть намеренно повязала «Беркут» кровью. Им сказали: ребята, или в тюрьму, или служите нам, как собаки»
Ярема: «Власть намеренно повязала «Беркут» кровью. Им сказали: ребята, или в тюрьму, или служите нам, как собаки»

«Уникальность нашего президента не только в том , что он — единственный на земном шаре имеет две судимости. Он — единственный, кто игнорирует такое количество людей».

В Киеве сейчас есть «четыре вора в законе». Каждый отвечает за какой-то участок, утверждает народный депутат, бывший начальник столичной милиции Виталий Ярема, в интервью журналу «Країна».

Народный депутат Виталий Ярема делает себе четвертую чашку кофе за день. Он — в рабочем кабинете Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Верховной Рады. Одет в темно-синий костюм, белую рубашку в широкую голубую полоску. Черные кожаные туфли начищенные до блеска. Садится за стол напротив, на котором только компьютер и несколько листов бумаги. Позади Яремы на стене метровая картина с пейзажем осенней столицы, где виднеется Киево-Печерская Лавра.

— Сегодня дежурю на Майдане. Так складывается, что именно во время моих дежурств возникают серьезные ситуации. Вот сегодня заступаю, а коллеги говорят: «Может, ты не придешь?» — улыбается Виталий Григорьевич. Это его единственная улыбка за двухчасовое интервью. — Я дежурил во время зачистки Майдана в ночь на 11 декабря, когда был конфликт с гаишником, который не пропускал дрова митингующим, и когда избили Таню Черновол.

— Когда второй раз зачищали Майдан, вы стояли на баррикадах или вели переговоры с «Беркутом» как их бывший начальник?

— Сначала мы с Татьяной Черновол были на верхней баррикаде на улице Институтской. Когда подъехал МЧСовский автомобиль и тросом хотели растягивать баррикады, Таня обвязалась этим тросом, некоторые депутаты упали под колеса, а мы с мужчинами останавливали ЗИЛ руками, не пускали. Затем перебазировались внутрь. Конечно, я просил бойцов: ребята, не вздумайте бить. Лучше пусть будет толкотня, но без жертв. Уже ближе к шести утра начали собираться люди, и они снялись...

— «Беркутовцы» узнавали в вас бывшего своего руководителя?

— Это для них не имеет никакого значения. Еще когда Майдан зарождался, мы поставили пару палаток возле Украинского дома. Около десяти вечера я столкнулся с одним «беркутовцем». Он сказал убираться. Я вытащил свое удостоверение, а он выбил его из рук. Хотел ударить в лицо, но я уклонился Говорю: прекрати, я народный депутат, показал тебе удостоверение.

Он хватает меня за горло и начинает душить. Я отбился — сунул руку ему под шлем, взял за горло, сорвал этот шлем с головы и толкнул. Говорю: если не прекратишь — сейчас начну тебя бить. Тогда мы их оттеснили к гостинице «Днепр». Депутат ты или бывший милиционер со званием — никого не интересует, — последнюю фразу Ярема повторяет дважды.

— Все-таки вы были их руководителем.

— Вы задаете вопрос, на которые мне трудно отвечать. С точки зрения морали, переживать это тяжело, потому что я со многими из них работал. Мало того, некоторые еще предъявляют мне удостоверение с моей подписью. Но когда «беркутовцы» признались, что получили по 4000 гривен за избиение студентов, я понял: мой статус народного депутата или милиционера для них ничего не стоит.

— Что происходит в МВД сейчас?

— Среднее звено руководящего состава уже четыре года, как заменено. Это люди из Донецка, Луганска, Полтавы, Харькова, которые пришли служить конкретному клану. 80 процентов работников милиции поддерживают Майдан. Им тоже надоело жить и работать по-беспределу, когда все разворовывается. Но они запуганы и стали заложниками Януковича. Если что-то скажут не так — их уволят и оставят без работы минимум до 2015 года. А так имеют хоть какую-то зарплату и жилье.

После 30 ноября власть намеренно повязала «Беркут» кровью. Им сказали: ребята, или в тюрьму, или служите нам, как собаки. На это подразделение — 3200 человек — Янукович рассчитывает 2015 года. Почему никого до сих пор не привлекли к ответственности за 30 ноября, 1 декабря 10-11 декабря?

Потому что это его боевой отряд. Он знает, что честно выборы не выиграет. По данным социологов, во втором туре он может взять максимум 25 процентов. Поэтому будет фальсифицировать. Понятно, что люди будут недовольны, и тогда его единственный способ — задействовать свои суды, прокуроров и «Беркут». Они за него костьми должны лечь. Если нет — завтра придет новая власть и посадит всех за все.

— Их так шантажируют?

— На День милиции — 20 декабря — Янукович собрал в МВД руководителей «Беркута» и сказал: «Пока я буду — у вас волос с головы не упадет». Так и есть. И это при том, что весь мир признал их действия противоправными, прокуроры и командиры отрядов сказали, что было превышение полномочий. Есть видеозаписи, доказательства, но никого к ответственности не привлекают. И не будут.

— Кто имел право давать приказ «Беркуту» бить людей?

— Такого понятия даже нет. Милиционер имеет право на применение оружия и спецсредств только тогда, когда против него совершают правонарушение. Поэтому «Беркут» действовал незаконно. Должен был выйти их руководитель, предупредить людей, что они что-то нарушают.

Судя по протоколам допросов Попова, Сивковича и Коряка (председатель Киевской городской госадминистрации, заместитель секретаря Совета нацбезопасности и обороны и руководитель столичной милиции. — Ред.), указания бить людей никто не давал. Все отказываются. Нигде нет и письменного распоряжения. Я об этом говорил милиционерам: ребята, письменно вам никто не даст указание бить людей или нарушать закон. Поэтому, когда надо будет отвечать, — все откажутся. И будете отвечать вы, потому что это вы заносили руку над головой человека. Кстати, это категорически запрещено. Бить можно только по ягодицам, рукам, ногам. Но не по ключице или в живот.

— Из протоколов допросов видно, что приказ отдал секретарь Совета нацбезопасности и обороны Андрей Клюев. Это возможно?

— Абсолютно. Решение освободить или вытеснить Майдан принимал не Коряк и не Попов. Просто Сивкович не сдает своего шефа Клюева. Хотя все легко исследовать, приобщив и изучив хотя бы информацию о звонках. Но никто не будет этого делать. Поскольку должны сохранить монолит, чтобы их не расшатали. Основной вопрос для них сейчас — выборы 2015 года.

— Где сейчас Коряк, Попов?

— Коряк ходит на работу, проводит совещания и со всех смеется.

— Но его же отстранили.

— Ну, это такое отстранение. Вместе с ним в.о. Мазан (Валерий Мазан, исполняющий обязанности руководителя столичной милиции. — Ред.) принимает участие в совещаниях, его указания выполняют. Привлекать к ответственности при этой власти Коряка никто не будет.

— А Попов?

— Не знаю где, но — на свободе. Как только какой-то активист себя где-то проявит, попадет под дубинку — его закрывают на следующий же день. А эти трое ходят уже месяц на свободе — как с гуся вода. Хотя они — только пешки в той мафии, лишь выполняли поручения. А ее главный сидит за своим 6-метровым забором и ждет, пока Майдан истощится и разойдется. Ничего подобного.

Если против нас будет насилия, будем давать сдачи. Когда выходит «недоношенный» генерал, который месяц назад приехал из Днепропетровска, и говорит, будто бы милиция имела право применять оружие у Святошинского управления, то мне хочется ему уши понакручивать. Страна сейчас в такой ситуации, что только чиркни спичку. У людей десятки тысяч оружия на руках. И милиционеры возьмут оружие — только неизвестно, против кого его направят.

— Это действительно возможно?

— Есть два пути — мирный и насильственный. В нормальной стране власть уже ушла бы в отставку давно. Но уникальность нашего президента не только в том, что он единственный на земном шаре имеет две судимости. Он — единственный, кто игнорирует такое количество людей. Выйди к нам. Цена вопроса в чем? Освободи незаконно осужденных людей, привлеки к ответственности виновных и хотя бы вернись к переговорам с Евросоюзом. Успокой общество. Но ничего пацаны не уступают.

— Предполагают, что президент уже не знает, что делать.

— Да все он знает. Вот мы сидели на днях на заседании фракции, и каждый выражал свою точку зрения. В «Регионах» — жестокая дисциплина. Они говорят: «Мы — солдаты». Их держат на «крючках» и, не дай Бог, кто-то из них пойдет против мнения президента. Для таких будут серьезные последствия.

— Чем их запугивают?

— Что заберут бизнес. Любое более-менее прибыльное предприятие забирают в «семью». Перед тем утром с поборами приходят бандиты, вечером — УБОП. Даже Ахметов на одном из совещаний сказал: уважаемые, установите уже какие-то правила, по которым нужно жить в этой стране. Если мы — криминалитет, давайте жить по понятиям. Пусть бандиты управляют, как в 1990-х. А если мы — правовая страна, пусть верховодит право. Ну нельзя так, что утром приходят бандиты — ты их отбил, а те на вечер присылают прокуроров и милиционеров, и те отбирают.

— Это правда, что Янукович и Ахметов бьют горшки?

— Не знаю, бьют ли. Я просто прочел высказывание Ахметова, даже ему уже надоело. Он закрывает свои инвестиционные фонды. Так какое развитие экономики может быть в этой стране? Все останавливается, инвестиций нет, бюджет разворовывают. Хорошо, что есть визы с Евросоюзом. Если бы их отменили, полстраны убежало бы.

— Если режим Януковича упадет, вы согласитесь возглавить МВД?

— Не хочу говорить на эту тему. Но мне нравится делать то, что умею. Я 25 лет работал в милиции, и в этом — как щука в воде. Если будет надо, с удовольствием поделюсь опытом, пока есть здоровье. Люди, которые сейчас стоят на Майдане, не из тех, кто будет молчать. Яценюк правду сказал: «Ребята, не думайте, что когда мы придем к власти, то будем кайфовать. Через 100 дней нам напомнят: мы вас привели к власти, еще через 100: козлы, мы вас привели к власти. Если прийти, то за 100 дней нужно будет что-то сделать».

— Возможно, министром внутренних дел вновь станет Юрий Луценко?

— Не хочу ничего говорить. А то еще скажут, что кого-то подсиживаю. Боже упаси.

— Сейчас милиция крышует всех подряд. При вас такого не было?

— Было. Я узнавал и увольнял. Но не было денежной пирамиды — ни мне не носили, ни я не носил. Когда-то правозащитник Эдуард Багиров заявил, что Ярема каждый месяц возит Луценко 3 миллиона долларов. Я ему позвонил, попросил объясниться. Он начал оправдываться, что это — ошибка, его подставили. Попросил его написать опровержение. Он этого так и не сделал.

При мне всякое было, но я мог спокойно выходить к людям и говорить с ними. Пусть выйдет нынешний руководитель милиции. Он не выйдет, потому что ему нечего сказать. И мы раскрывали 60 процентов преступлений. Сегодня — только 7. Милиция больше преследует политиков. Вот два дня назад заметил за собой «наружку».

— За вами следят?

— Да, это автомобили Volkswagen Passat серебристого цвета. Я узнал эти машины, потому закупал их для милиции 2005 года. Заметил это и мой водитель. Я встретился в одном кафе, а водитель ждал в машине. Он тоже бывший оперативник. Говорит: «Вон крутятся за нами наши коллеги». Следят и за Луценко, Яценюком, Кличко. Выставляют посты возле дома, работы, кафе. Фотографируют — с кем зашел, с кем вышел. Это — нормальная работа, но она должна вестись против преступников.

— Не страшно — за себя, за семью?

— Иногда такие мысли появляются. Успокаиваю себя тем, что мафия не перейдет границы. Если же перейдет, мы тоже умеем воевать.

— Сейчас хоть какие-то преступления раскрываются?

— Вы даже не узнаете, сколько их совершено. Этим никто не занимается. Задерживают только тех, кто заснул на месте преступления, или ногу сломал, или потерпевший сам его задержал. Вот в Киеве есть четыре вора в законе. Каждый отвечает за какой-то участок — квартирников, карманников, или тех, кто в авто стекло разбивают.

— Последние очень активизировались.

— Ага. А вы попробуйте дать 200 долларов милиционеру. Он на другой же день привезет все, что у вас украли. Мне знакомый рассказывал, что у него украли барсетку с важными документами. Он позвонил оперативнику, с которым я когда-то работал, и то на следующий день за тысячу долларов все принес. Мне так стыдно было.

— Пожалуй, самое громкое дело последнего месяца — избиение Татьяны Черновол.

— Дело темное. Версия ДТП отпадает, потому что есть видео, что тот Porsche за Таней следил еще с Майдана. Если заказчики, то какой идиот стал бы так светить номерные знаки? Или хотели ее там убить, и думали, что убили. Следствие до сих пор не говорит о мотиве, но вместе с тем — ничего не опровергает.

На протяжении всего разговора Ярема четко отвечает на вопросы. Пристально смотрит в глаза. Изредка — жестикулирует.

— Вы всегда такой безэмоциональный и строгий?

— Не знаю, могу вас с женой познакомить. Спросите у нее. У меня есть эмоции, я переживаю — просто не реагирую. Мы сегодня говорили о таких болезненных темах, что будем смеяться потом, когда будет порядок в стране.

— В кино ходите, театры или музеи?

— Хожу, — отвечает после 5-секундной паузы. — Люблю с женой оперу послушать. На кино нет времени. Детективов терпеть не могу, в жизни их хватает. Как выпадает свободная минута — бегаю кросс, чтобы сердце тренировать. В машине всегда есть сумка со спортивной одеждой.

— Своих троих детей воспитывали строго?

— Не совсем. Но они не пьют, не курят, занимаются спортом. В нашей семье все — друзья. Даже дочь рассказывает мне о своих поклонниках, советуется, что сказать парню, если он руки не туда кладет.

— Какие у вас доходы?

— Пенсия — 10 тысяч гривен. Плюс депутатская зарплата. Жить можно.

— Отдыхаете где?

— Люблю в Трускавце. За границу ездить не нравится, хотя был в Турции, Египте. Но это не мое — лежать, как селедка, на пляже.

По окончании разговора Виталий Ярема звонит водителю и просит отвезти его на улицу Красноармейскую, где у него встреча. Одевает черную куртку, берет такого же цвета портфель. Быстро спускается по лестнице с третьего этажа. Водитель в черном Volkswagen Touareg уже ждет.

Виталий Ярема, 50 лет. Народный депутат от фракции «Батькивщина», бывший руководитель столичной милиции, генерал-лейтенант в отставке. Родился в селе Строкова Переяслав-Хмельницкого района Киевской области. После школы и армии учился в Калининградской школе милиции. Заочно окончил Академию внутренних дел по специальности «правоведение».

Работал участковым инспектором в Днепровском районе Киева. За 20 лет стал первым заместителем начальника Департамента уголовного розыска Министерства внутренних дел. С 2005-го по 2010-й год руководил столичной милицией. С приходом к власти Виктора Януковича подал в отставку. «Это человек, имеющий две судимости. Если пошел на преступление второй раз, исправлен быть не может. Поэтому я принял решение уйти». Любит бывать в Оперном театре. В браке с Маргаритой Яремой имеет сына — 25-летнего Валерия и дочерей — 21-летнюю Илону и 5-летнюю Роксолану.

Галина Остаповец, опубликовано в журнале  «Країна» №206

Перевод: «Аргумент»


Теги статьи: ЕвромайданЯрема

Дата и время 28 января 2014 г., 00:00     Просмотры Просмотров: 3105
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Прожорливое брюшко Прожорливое брюшко 08.12.2016
Глава комитета инвалидов в день на яхте тратит на еду больше, чем 60 пенсионеров дома за месяц Подробнее
Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко 08.12.2016
Помощь в получении украинского гражданства российскому олигарху Вадиму Новинскому оказал в свое время Петр Порошенко. Подробнее
10 декабря 2016 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте