Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Судья Кутья воюет с запятыми, а судьи Артамонов и Ко подставляют коллег

Судья Кутья воюет с запятыми, а судьи Артамонов и Ко подставляют коллег
Судья Кутья воюет с запятыми, а судьи Артамонов и Ко подставляют коллег

Может ли работать судьей человек, который не умеет писать? Наверное, нет, скажете Вы, и ошибетесь, потому что у нас такие работают и даже авторитетными судьями считаются. 28 января я получила решение судьи Ворошиловского районного суда Кутьи, в котором было 72 ошибки на неполных 2 страницы текста. Подала апелляцию. 4 февраля Кутья рассматривал еще одно дело. На этот раз в решении на 2 неполных станицы текста он допустил 85 ошибок. Запятые у этого судьи стояли везде, где их не должно быть, а там, где нужны запятые, их не было. Судья Апелляционного суда Донецкой области Яременко едко заметил при рассмотрении апелляции на решение Кутьи с 72 ошибками, что ошибки – это, оказывается, непринципиально.

  

Криминальная Украина не раз поднимиала тему корупции в судах и прокуратуре, но факты выложеные в этом материале не что инное как вопиющие беззаконие, и так вернемся к нашим баранам.  Я оторопела, но возразила, что в решении судьи ошибки не только грамматические и пунктуационные, но и фактических полно. Яременко хмыкнул. Я объяснила, что Кутья в своем решении перепутал номера уголовных производств, написал, что заявления мы подавали в прокуратуру Калининского района, хотя туда мы ничего не подавали, написал, что прокуратура области отказала нам во внесении ведомостей в ЕРДР, хотя прокуратура не отказывала, а просто после подачи нами заявлений ничего не делала, то есть бездействовала. И тут судья Яременко решил проявить проницательность и спросил: «А Вы хоть знаете, что апелляция не может отменить решение суда первой инстанции и вернуть дело на повторное рассмотрение, а должна принять собственное решение?» Вот этого вопросика я ждала два месяца. Дело в том, что ради прихоти прокурора области Сюсяйло Апелляционный суд Донецкой области уже шесть раз сделал то, о чем сказал судья Яременко, – вопреки нормам УПКУ отменил решение суда первой инстанции и вернул дело на повторное рассмотрение. Просто чтобы прокурору области приятно было. Я сказала Яременко, что его коллеги (15 судей) по этому же делу и аналогичным проделали все это уже шесть раз. И тут тройка судей сообщила нам, что уходит в совещательную до завтра до 10 утра. По закону из совещательной судья может выйти с принятым решением, которое обязан огласить. Судьи Яременко, Артамонов, Мозговенко ушли в совещательную на всю ночь. Они не должны были ни с кем в это время общаться, выходить из комнаты, в туалет не ходить.

Вы себе это представляете? И тем не менее, факт.
Это я к тому, до чего безнаказанно чувствует себя судебная система в криминальной Украине наших дней, до какой степени нагло ведут себя судьи, заявляя, что «ошибки – это ничего страшного», не повод для отмены решения. В 10 утра 7 февраля этого года Апелляционный суд Донецкой области легализовал все то, что написал судья Кутья, оставив его решение от 28.01.2014 в силе. Что дальше? Если это правильно, то на каком основании детям в школе за диктанты с ошибками двойки ставят? За что? Ребенок вырастет, станет судьей, не умея писать, и ничего страшного от выводимых ним каракулей не случится, потому что этот ребенок может договориться со старшими товарищами из апелляционного суда и признать свои ошибки правильным написанием. Или выросший ребенок-судья решит прокурору нажаловаться: «Я, мол, тут в Вашу пользу решения принимаю, а они к запятым цепляются».
За последние два месяца мы («Спілка будівельників Донбасу») прошли 28 судебных процессов против областной прокуратуры. Счет – 17:11 в нашу пользу. Вроде бы радоваться надо, но вместо радости в голове – сплошные вопросы к Генеральной прокуратуре и Высшей квалификационной комиссии судей Украины. Как жить будем, господа? Как реформу проводить с такими кадрами? На прошедших судебных процессах прокуратура просила суд отменить шесть решений или хотя бы убрать из них абзац мотивировочной части, в котором признается бездеятельность прокурора Донецкой области Сюсяйло. Прокуратура имела ввиду, что Сюсяйло как руководитель не отвечает за происходящее во вверенном ему ведомстве. Такие просьбы к суду зафиксированы в судебном решении, которым мы располагаем. Но статья УПК, в соответствии с которой суд имел право принять решение, называется «Рішення, дії чи бездіяльність слідчого або прокурора, які можуть бути оскаржені під час досудового розслідування». И что должны были принять судьи, если решений не было, действий тоже, была бездеятельность прокуратуры в виде полного молчания в ответ на наше заявление о преступлении? Сюсяйло считал, что что угодно, только не признать его бездеятельность.   Дальше дурная игра понеслась в галоп. На решения, которым прокуратуру области обязали внести заявления в ЕРДР, замом прокурора поданы заявления по вновьвыявленным с формулировкой «решение не оспаривается, поэтому мы подаем по вновьвыявленым». Здорово. Вновьвыявленными прокуратура считает то, что на двух судей мы уже когда-то, мол, подавали другие заявления, а на третью судью они (прокуратура) и первый раз не внесли и второй не собирались, но про первый раз суд не знал. Теперь суд знает и должен понять, что раз первый раз не внесли заявления в ЕРДР, то и второй раз не надо. Такая вот потрясающая юридическая подоплека. Тем, кто не знает, объясню, что ст 214 УПКУ предполагает только одно действие прокурора при поступлении заявления о преступлении – внести в ЕРДР. Вот именно это прокуратура Донецкой области и просила суд пересмотреть, посмотреть на ситуацию, так сказать, другими глазами. Мы спрашивали у прокуратуры, под каким ракурсом она предлагает суду оценить норму УПКУ с одношаговым алгоритмом (поступило – внести в ЕРДР за 24 часа, если не анонимка). Кроме того, сам смысл пересмотра в чем? Процедуры изъятия ведомостей из ЕРДР не существует, т. е. по решению суда уже внесено, поэтому надо провести досудебное следствие и закрыть производство, если прокуратура считает, что события преступления нет или нет состава преступления в чьих-то действиях. И вот несмотря на все это 26 заседаний! Еще один суд в эти же два месяца мы выиграли в апелляции, отменив постановление прокурора о закрытии уголовного производства на судью (Постановление Кривенко, в котором 157 ошибок на 7 стр).  26 раз прокуратура ходила в суды, судьи заседали, 26 раз выносились решения по вопросу, который не предусмотрен в УПКУ. И прокуратура просила и просила: «Признайте, что прокурор области не бездеятельный, а очень даже деятельный, просто руки не дошли». Но дальше было еще интереснее.
Апелляционный суд таки затянул петлю на собственной шее, угождая прокуратуре.  Недовольная проигрышем своего заявления по вновьвыявленным прокуратура Донецкой области подает апелляции. Мы в апелляции спрашиваем, а как же вы это рассматривать собираетесь? Решения по вновьвыявленным на стадии досудебного следствия кроме закрытия уголовного производства не могут апеллироваться, потому что апелляция не предусмотрена (ст 392 ч 3, ст 457 ч 2 УПКУ). А судьи, отводя глаза, все шесть апелляций прокуратуры удовлетворили и на повторное рассмотрение отправили (судьи Музыкант, Кулагина, Стратейчук, Ладыгин, Мишин, Рассуждай, Парфенюк, Черкашина, Кондакова, Котыш, Седых, Шик, Герцик, Круподер, Смирнова). Ворошиловский районный суд Донецка отказал в удовлетворении четырех заявлений прокуратуры области, а судья Кутья два удовлетворил. Причем, все шесть заявлений совпадают по тексту слово в слово, решения судов первой инстанции, которые пересматривались, совпадают слово в слово, даже решения апелляций, которыми дела возвращены на повторное рассмотрение, одинаковы. Но Кутья одним решением прокуратуре отказывает, а потом, когда через несколько дней на него расписывают еще два дела, Кутья уже видит, просто сердцем чувствует, что те обстоятельства, которые он же признал в прошлый раз не вновьвыявленными, стали вновьвыявленными, и удовлетворяет заявление прокуратуры. А еще говорят, мол, если найдете решения разных судов, где к одним и тем же обстоятельствам по-разному применены нормы закона, - это основание для пересмотра в Верховном суде. Зачем же разных судов? У нас один и тот же судья Кутья на одинаковые (слово в слово) заявления по вновьвыявленным принял прямо противоположные решения. При этом 72 и 85 ошибок на две страницы допустил. Кто же его накажет, он же в пользу прокуратуры области решения принимал! Апелляция одно такое решение Кутьи уже в силе оставила (72 ошибки). Это были судьи-полуночники (которые в совещательную на ночь уходили) Артамонов, Яременко, Мозговенко.

Прокурор области победил? Пять из шести заявлений мы уже выиграли, одно в апелляции (решение Кутьи было «запасным», т е у нас есть решение суда по этому же заявлению с прямо противоположным выводом). Параллельно с этими исками прокуратура области получила еще и отмену постановления следователя Кривенко (Апелляционный суд – судьи Ладыгин, Мишин, Осоян). Ради чего была вся эта игра? Игра, при которой прокуратура приходила в суд и прямо так и просила: мол, уберите из решения абзац о бездеятельности прокурора Донецкой области Сюсяйло, просьба такая, он не виноват. То есть, прокуратура имела ввиду, что за организацию прокуратуры Донецкой области Сюсяйло не отвечает, работает сам по себе, один как перст в небе. Здорово! Но тут случилась «халепа». Подали мы еще одно заявление, которое должно было высветить отношение Олега Николаевича Сюсяйло и прокуратуры под его руководством к государству как таковому.

3 декабря 2013 года тогда еще депутат местного совета Верзилов собрал митинг под Апелляционным судом Донецкой области (коллегия уголовных дел) и завел 100 человек в суд, сообщая, что тут он как депутат местного совета будет прием граждан проводить. И провел. О мании величия этого «деятеля» я не говорю, но мы решили проверить, и как же у нас отреагирует прокуратура области. Собрали мы публикации по этому поводу, приложили к своему заявлению на Верзилова и группу лиц с квалификацией «масові заворушення» и «хулиганство». Тихо в прокуратуре. Мы – в суд. Судья Ворошиловского районного суда Донецка Переверзева слушает внимательно, как прокуратура просит на недельку слушание перенести, потому что где наше заявление не знает, искать будет, а ей, прокуратуре, чтоб в бумажках разобраться, много времени надо. У Переверзевой на рассмотрение такого типа жалоб по УПКУ 72 часа, слушание происходит на третий день после подачи заявления (т е 72 часа истекают сегодня), но  Переверзева идет  на нарушение сроков рассмотрения и делает перерыв. Потом еще один перерыв. В общем, через неделю выносится решение, да такое… Оказывается, прокуратура Донецкой области наше заявление приняла, но ничего не внесла и через 5 дней (по закону на внесение ведомостей в ЕРДР 24 часа у прокуратуры) отправила в МВД области. Нам показывают в суде Витяг из ЕРДР, где написано, что МВД внесло в ЕРДР ведомости о совершении гр Верзиловым преступления по ст 296 ч 1 УКУ (Хуліганство,  тобто грубе порушення громадського порядку з мотивів   явної   неповаги   до  суспільства,  що  супроводжується особливою зухвалістю чи винятковим цинізмом). Во-первых, мы подавали квалификацию 294 УКУ «масові заворушення», потому что группа лиц заняла часть административного здания суда, во-вторых, милиция внесла хулиганство не группы лиц. Хулиганство группы лиц – это не часть 1, а часть 2 ст 296 УКУ. Я Переверзевой говорю: «Ваша честь, там написано, что заявление от 22.01.2014, а мы наше подавали 10.01.2014, кроме того, мы не обозначены как заявители и квалификация совсем не та. И мы оспариваем бездействие прокуратуры, а не милиции, в милицию мы ничего не подавали». Но судья Переверзева отказывает нам, мотивируя это тем, что на наше заявление в прокуратуру о совершении преступления группой лиц по ст 294, 296 УКУ МИЛИЦИЯ внесла ведомости в ЕРДР о совершении одним Верзиловым преступления с квалификацией ч 1 ст 296 УКУ. Это что было? На кого работали судья и прокуратура с милицией? В чьих интересах прокуратура Донецкой области под руководством Олега Николаевича Сюсяйло в милицию наше заявление пересылала?

Это я к тому, что прокуратура Донецкой области принципиально бездействует в любой ситуации. Действует она только когда надо, чтобы судьи приняли нужное ей  решение в ее личных интересах. Да и пул судей у нее остался – посмотрите на решение Кутьи.
Пыталась я найти, как же в других государствах с такими же проблемами борются. Оказывается, в РФ то же самое. Там долго думали, что делать с судьями, которые пишут хуже детей в начальной школе. В итоге у них Конституционный суд принял решение с интересным выводом: независимость судьи, говорится в постановлении, "не предполагает бесконтрольности и безответственности".  Ошибки они разделили ординарные (описки) и такие, которые могут «свидетельствовать о неспособности судьи исполнять свои профессиональные обязанности". И пример, ну просто как из текстов судьи Кутьи: «один из судей Останкинского суда столицы, вынося оправдательный приговор по делу о незаконном обороте наркотиков, в установочной части написал, что "вина нашла свое подтверждение". Кроме того, в этом приговоре фамилия фигуранта дела была написана то в женском, то в мужском роде. "Я читаю (приговор) и не понимаю, что он (судья) имел в виду. В каком состоянии вы были? Сами, что ли, обкололись?", - задавала вопрос судье председатель Мосгорсуда Ольга Егорова на итоговом совещании». Но Россия вначале эту проблему себе сама создала, включив в УПК РФ разъяснение, что грамматические ошибки, которые не мешают понять суть судебного решения, не являются существенным недостатком решения. Теперь РФ принимает меры, чтобы выползти из той трясины, куда ее затянуло стремление обеспечить независимость судей, в т ч и от грамматики. Но это в России, а у нас в законодательстве нормы, которая разрешает грамматические ошибки судьям, не было никогда!

Неужели и нам в тот же штопор? Может быть, начать с прокуроров, которые, присылая в суд своих представителей, просят убрать абзац про их бездеятельность? Ослепленные манией своего величия, такие прокуроры уверовали в собственное совершенство и уже не понимают, как глупо выглядят перед судьями и обществом, требуя признать свою непогрешимость.
Правда, не в верхах, а в низах после моих галочек на полях, наблюдается некоторый прогресс. Прокурор областной прокуратуры Симонян пришел на процесс, где мы собирались оспаривать очередное Постановление о закрытии уголовного производства, вынесенное его подчиненным Кривенко. Симонян сказал, что сам это постановление уже отменил, как галочки на полях (ошибки) увидел. Мы согласились, что предмета спора нет, раз постановление отменено самой прокуратурой. Судья Лагода закрыла производство по нашей жалобе. Но так поступил один прокурор Симонян. Остальные судьи и прокуроры пытались нам сказать, что грамотность для решения прокурора и судьи – это вторично: может быть, а может и не быть. А что первично тогда?

Наталья КАШКЕВИЧ для ОРД 02 и Украины криминальной


Теги статьи: СудьяДонецк

Дата и время 11 февраля 2014 г., 00:00     Просмотры Просмотров: 3161
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году 02.12.2016
На перерасчет пенсий в 2017 году Украине необходимо 50 миллиардов гривен. Подробнее
Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским 26.11.2016
События последних дней, происходящие в ГФС Сумской области, носят явные признаки четко спланированного возмездия за пров… Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте