АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 4°C
Харьков: 0°C
Днепр: 1°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 2°C
Сумы: 0°C
Львов: 3°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 3°C
Ровно: 3°C

Ценные свидетели: показания бывшей посла США в Украине Мари Йованович

Ценные свидетели: показания бывшей посла США в Украине Мари Йованович
Ценные свидетели: показания бывшей посла США в Украине Мари Йованович

На прошлой неделе Палата представителей США официально формализовала свою процедуру импичмента против Дональда Трампа. За резолюцию, которая поддержала начатые процедуры в рамках импичмента, проголосовало 232 конгрессмена против 192 не согласившихся. Для одобрения документа требовалось большинство в 218 голосов, так что демократы были близки к провалу. Тем не менее, первое голосование в рамках импичмента в Конгрессе они провели успешно.

Резолюция расширяет охват процедуры импичмента, предписывая комитетам по разведке, финансам, иностранным делам, надзору и реформах, бюджету и юридическому поддержать импичмент, а также координировать свои усилия в расследовании деятельности Трампа. Кроме того, именно этот документ отныне переводит все показания и свидетельства чиновников по скандалу Трампа с Украиной в публичную плоскость. Таким образом, Конгресс начал публиковать уже взятые показания участников, фигурантов и свидетелей скандала вокруг Трампа и Зеленского, который и стал основанием для объявления процедуры импичмента. И первым обнародованным свидетельством стали показания бывшей посла США в Украине Мари Йованович, которая фигурировала в документах о вероятном давлении Трампа на Украину, и заявляла, что её могли уволить с занимаемой должности по политическим мотивам.

Вашему вниманию – перевод текста показаний Мари Йованович на слушаниях профильных комитетов Конгресса, который произошли 11 октября этого года. Поскольку весь текст показаний – это 317 страниц, я сознательно сокращал его, чтобы перевести самые важные моменты, при этом стараясь оставить максимально много внимания словам самой Йованович. С ПОЛНЫМ текстом показаний вы можете ознакомиться здесь.

Председатель: Хорошо. Занимайте свои места, пожалуйста. Доброе утро, г-жа посол, и добро пожаловать в специальный постоянный комитет по разведке, который в сотрудничестве с комитетами по надзору и иностранным делам проводят расследование в рамках официальной процедуры импичмента, запущенной Палатой представителей США […]

Уважаемая посол, прошу вас поднять свою правую руку вверх и встать для приведения к присяге. Клянётесь ли вы, что будете говорить на этих слушаниях правду и ничего, кроме правды?

М. Йованович: Клянусь.

Председатель: Спасибо. Стенограмма отобразит, что свидетель был приведён к присяге по полной процедуре. Теперь вы можете сесть. Насколько я понимаю, у вас есть вступительное выступление. Прошу вас.

М. Йованович: Спасибо. Председатель Шифф, г-н Джордан, другие сотрудники комитетов, кто сегодня с нами, благодарю вас за эту возможность выступить с заявлением. Сперва, я хочу представиться. Для меня было большой честью служить американскому народу на протяжении последних 33 лет в качестве сотрудника дипломатической службы при шести администрациях – четыре республиканские и две демократические. Я работала в семи разных странах, пять из которых были трудными должностями. Меня трижды назначили послом, дважды во время республиканского правления и один раз в период работы демократической администрации.

На протяжении всей моей карьеры я оставалась верной присяге, которую дипломаты обязаны чтить и помнить каждый день – что я буду защищать Конституцию Соединённых Штатов от всех врагов, внутренних и внешних, и я буду верной ей во все времена […]

Благодаря самопожертвованию и отдаче своих родителей, я сумела поступить в Принстонский Университет, где фокусом моего обучения стали страны постсоветского пространства. И учитывая мой бекграунд, для меня было честью воплощать эти принципы в жизнь, работая на дипломатической службе. Я была послом США в Украине с августа 2016 года по май 2019 года. Наша политика, полностью поддержанная и демократами, и республиканцами, состояла в том, чтобы сделать из Украины стабильное, демократическое государство с сильной рыночной экономикой, интегрированной в Европу. Украина – суверенная страна, чьи границы нерушимы, и чей народ имеет право самостоятельно определять свою судьбу. Это – фундаментальные принципы нашей политики.

Из-за геостратегического расположения Украины, граничащей с Россией на востоке и четырьмя странами-членами НАТО на западе, омываемая тёплыми водами богатого на нефть Чёрного моря на юге, для нас критически важным остаётся сохранение Украины как свободного и демократического государства, продолжающего сдерживать экспансионизм России.

Аннексия Россией Крыма, её вторжение на восток Украины и установление де-факто контроля над Азовским морем чётко свидетельствует о том, что Россия собирается проводить подрывную политику в отношении Украины. Если мы позволим России делать всё, что она пожелает, мы создадим прецедент, о котором будем жалеть много десятков лет в дальнейшем.

Таким образом, поддержка евроинтеграции Украины и противодействие усилиям России по дестабилизации Украины стало приоритетом нашей политики, особенно после протестов украинцев на Майдане в 2014 году, когда они потребовали стать частью Европы и жить в соответствии с верховенством права. Таковой была политика США, когда я стала послом в августе 2016 года, и эта политика была поддержана снова с приходом новой администрации в 2017 году […]

А теперь я хочу коротко рассказать о некоторых конкретных вопросах, упоминаемых в медиа, и о которых, я так предполагаю, вы меня сегодня будете спрашивать. Значит, ещё раз повторюсь. Я прибыла в Украину 22 августа 2016 года и покинула эту страну 20 мая 2019 года. Несколько событий, которые имеют отношение к сегодняшним слушаниям, произошли ещё даже до того, как я стала послом. Вот некоторые из них:

Обнародование так называемой «чёрной бухгалтерии» и последующая отставка Пола Манафорта из штаба Трампа; письмо посольства, отправленное в апреле 2016 года в Генпрокуратуру Украины касательно расследования против Центра противодействия коррупции (ЦПК); уход со своей должности генерального прокурора Виктора Шокина, с которым я никогда не встречалась. Все эти события произошли до моего прибытия.

Существуют и некоторые процессы, произошедшие уже после того, как меня отозвали из Украины. Это телефонный разговор Президента Трампа  с Президентом Зеленским 25 июля, многочисленные обсуждения этого звонка в прессе и приостановка военной помощи Украине летом 2019 года, о которой сообщали в СМИ. Всё это произошло после того, как я уехала из страны.

Касательно период моего пребывания в Украине. Я хочу чётко, категорически заявить, что я никогда, самостоятельно или через других людей, прямо или косвенно, не поручала, предлагала или просила в каком-бы то ни было виде государственные органы Украины или кого-то ещё воздерживаться от расследования реальных коррупционных дел.

Как недавно признал г-н Луценко – бывший генпрокурор Украины – утверждение о том, что я якобы создавала, распространяла или озвучивала ему в устном порядке какие-то списки лиц, против которых нельзя проводить расследование, является ложным. И это история, от которой сам г-н Луценко в течение времени отмежевался.

Таким же ложным является и утверждение о том, что я являюсь нелояльной Президенту Трампу. Я слышала из СМИ обвинения в мой адрес о том, что я якобы просила своих сотрудников в посольстве игнорировать приказы Президента, поскольку его должны были подвергнуть процедуре импичмента. Это ложь. Я никогда не говорила такого никому из сотрудников посольства или кому-нибудь ещё.

Идём дальше. Из администрации Обамы ко мне не поступало никаких просьб помочь предвыборной кампании Клинтон или нанести вред кампании Трампа, а если бы они даже попросили, то я бы никогда не сделала этого. Я никогда не встречала Хантера Байдена, и не имела с ним никаких прямых или непрямых контактов. Разумеется, я виделась с Вице-президентом Байденом несколько раз на протяжении моей многолетней службы в правительстве. Однако ни он, ни кто-либо в администрации, никогда не поднимали со мной – прямо или косвенно – вопрос компании «Burisma» или Хантера Байдена.

Относительно мэра Джулиани, я виделась с ним совсем немного, всего раза три, насколько я помню. Ни одна из этих встреч не касалась обсуждаемой сегодня ситуации. Я не знаю мотивов, стоящих за критикой Джулиани в мою сторону. Однако определённые лица, упомянутые в СМИ и связанные с Джулиани, могли считать, что наша антикоррупционная повестка в Украине могла помешать их личным или финансовым интересам.

Наконец, в конце апреля Госдепартамент попросил меня остаться в Украине в качестве посла ещё на один год до 2020 года. Однако вскоре меня резко отозвали в Вашингтон, приказав прилететь ближайшим рейсом. Понятно, что мы захотите спросить меня, почему же моя каденция так быстро завершилась. Я тоже хотела это узнать, и пыталась выяснить, что произошло.

Я встретилась с замгоссекретаря, который сообщил мне, что моя миссия в Украине была завершена досрочно. Он сказал мне, что Президент утратил ко мне доверие и более не желает видеть меня в качестве посла. Замгоссекретаря заявлял, что против меня развернули скоординированную кампанию, и Госдепартамент находился под давлением со стороны Президента, желавшего меня сместить с должности с лета 2018 года. Он сообщил мне, что я не сделала ничего плохого, но этот отзыв не был похож на все остальные. Этим маем я покинула Украину навсегда.

Хотя я понимаю, как и все здесь, что моя служба зависит от воли Президента, однако мне сложно было поверить в то, что правительство США решило избавиться от посла, основываясь, насколько я могу судить, на ложных и безосновательных утверждениях со стороны людей с довольно сомнительными мотивами. Что ещё хуже: всё это происходило в особенно тяжёлый для наших двусторонних отношений с Украиной период после избрания нового Президента. Это был момент, когда преемственность в посольстве США была крайне важной.

Перед тем, как я закончу, я хотела бы выразить своё разочарование и огорчение, которые я испытывала, когда происходили эти события. Я служила стране более 30 лет. Я с гордостью защищала и продвигала американские интересы как представитель американского народа и шестерых разных Президентов на протяжении трёх десятилетий. И всё это время я, как и мои коллеги в Госдепартаменте, испытывала сакральное доверие к нашему правительству […]

Эти базовые понятия уже утеряны. Сегодня мы видим, как Госдепартамент последовательно атакуют извне и выхолащивают изнутри. Руководство Госдепартамента и Конгресс должны вместе действовать, дабы защитить эту великую институцию и её тысячи лояльных и эффективных сотрудников. Нам необходимо возродить дипломатию как первостепенный инструмент продвижения американских интересов и как первую линию обороны США. Боюсь, что если мы этого не сделаем, то нанесём интересам нашей нации непоправимый ущерб, не только в виде бесповоротных и продолжительных увольнений многих из лояльных и самых талантливых госслужащих. Но это также будет проявляться и в том, что наши дипломаты, прилагая все усилия, чтобы представлять нацию за рубежом, будут постоянно сталкиваться с вопросами от наших партнёров, а действительно ли они говорят от имени Президента, а значит: можно ли им доверять как надёжным партнёрам.

Вред наноситься, когда частные интересы обходят профессиональных дипломатов ради собственной, а не общественной выгоды. Вред наноситься, когда наши враги и другие акторы видят, как легко манипулировать нашей системой, используя домыслы и обман. В таких условиях, единственные интересы, в пользу которых играет эта ситуация – это стратегические интересы наших противников, таких как Россия, распространяющая хаос и подрывающая институты и нормы, которые США помогали создавать и бенефициарами которых мы являлись на протяжении последних 75 лет.

Я горжусь своей работой в Украине. Посольство США под моим руководством представляло и продвигало интересы нашей страны так, как они были артикулированы сперва администрацией Обамы, а затем и администрацией Трампа. Наши усилия были целенаправленными, и вскоре успешными, в борьбе с коррупцией в Украине, которая нанесла ответный удар, продавая необоснованные теории заговора всем, кто готов был их услышать. К сожалению, кто-то прислушался, и наша страна не достойна этого. Спасибо вам за предоставленное время, я готова ответить на ваши вопросы.

Председатель: Спасибо за ваше вступительное слово, г-жа посол.

Сессия вопросов-ответов

Комитет: Когда вы впервые узнали, что Руди Джулиани проявляет интерес или уже контактировал с кем-то в Украине?

М. Йованович: Вероятно, где-то в ноябре-декабре 2018 года.

Комитет: Опишите обстоятельства того, как вы впервые узнали об этом.

М. Йованович: По сути, это некоторые люди в украинском правительстве, которые рассказали о том, что бывший генпрокурор г-н Луценко контактировал с мэром Джулиани, и о том, что у них были какие-то планы и что они намеревались что-то сделать, в том числе касательно меня.

Комитет: То есть, вы впервые узнали об этом от украинских представителей?

М. Йованович:  Верно.

Комитет: Знали ли вы, как они получили эту информацию?

М. Йованович: Ну, я могу рассказать своё мнение, это не какой-то факт. Впечатление, которое у меня сложилось и как мне это доносили: г-н Луценко слишком свободно это обсуждал в определённых кругах, если вы понимаете, и поэтому об этом узнали те, которые захотели поделиться этим с нами.

Комитет: Это были представители украинских властей?

М. Йованович: Да.

Комитет: Можно вас попросить описать для нас, кто такой бывший генпрокурор Луценко, и дать нам немного контекста о его бекграунде и оценить его деятельность?

М. Йованович: Конечно. Он украинский политик. Он находится в украинской политике где-то около 20 лет, и в разные времена занимал высокие должности. Он политический союзник бывшего Президента Порошенко. По крайней мере, он БЫЛ им на момент моего отъезда. Я не знаю, какая у них ситуация сейчас. Он также был главой политической фракции партии Порошенко в Верховной Раде (это украинский парламент) до весны 2016 года, когда его назначили генеральным прокурором.

Комитет: А он юрист?

М. Йованович: Нет.

Комитет: А как тогда он стал генпрокурором?

М. Йованович: Верховная Рада проголосовала за закон, который позволил сделать для него исключение, и это прописали, насколько я помню, то ли в отдельном законе, то ли в Конституции.

Комитет: То есть, он был генпрокурором всё время, пока вы были послом в Украине, всё верно?

М. Йованович: Верно.

Комитет: Можете кратко описать, какова роль генерального прокурора в Украине?

М. Йованович: Да. Поскольку Украина – это страна в состоянии перехода, то эта должность всё ещё подлежит реформированию. Позиции генпрокуратуры довольно сильные – это наследие Советского Союза. Генпрокурор ответственен как за расследования по типу ФБР, так и, к примеру, за процессуальные действия. Это огромные полномочия.

Г-на Луценко назначили туда для реформирования этого органа, разделения процессуальных и следственных функций, проведения реальных реформ, поскольку ГПУ виделась многими как инструмент коррупции, который даёт людям выгоды. Они могли открыть или закрывать дела, в зависимости от того, от кого и к кому переходят деньги, и это влияло на жизни обычных людей. Таким образом, по иронии судьбы, это место было источником расцвета коррупции. И Луценко пришёл туда, чтобы всё очистить.

Комитет: Ему удалось это?

М. Йованович: Нет.

Комитет: Как бы вы описали его лично?

М. Йованович: Он очень умён, и может быть весьма очаровательным. На мой взгляд, он – оппортунист и будет дружить с теми (а иногда и со всеми одновременно), чья политическая или экономическая повестки лучшего всего отвечают его интересам.

Комитет: Можете ли вы охарактеризовать его как коррумпированного человека?

М. Йованович: Конечно же, я слышала, как многие люди называли его коррумпированным, и, безусловно, существует множество историй о его деятельности, которые могут об этом свидетельствовать.

Комитет: В своём выступлении вы упоминали о том, что вокруг вас распространяли ложные утверждения. Был ли г-н Луценко среди тех лиц, которые распространяли о вас ложную информацию?

М. Йованович: Да.

Комитет: А теперь давайте вернёмся к первому разу, когда вы узнали об участии в этом Руди Джулиани. Тогда, в конце 2018 года, какие, по вашему, интересы преследовал Джулиани в Украине?

М. Йованович: Я не была уверена полностью, но у него были клиенты в Украине, так что, возможно, дело было в этом. Однако он также является и адвокатом Президента. Поэтому я не совсем понимала, что происходит.

Комитет: Вы сумели в итоге узнать о том, что его интересовало в Украине?

М. Йованович: Я читала новости и смотрела телевизор, как и все присутствующие, так что да, я уже знаю.

Комитет: Были ли у вас в дальнейшем какие-либо разговоры с представителями украинского правительства об интересах Джулиани в Украине?

М. Йованович: Да, были. Большинство из них проводились не со мной лично, а с сотрудниками посольства, но да, у меня были и другие разговоры.

Комитет: И что вы узнали об интересах Джулиани в Украине из своих обсуждений или переговоров ваших сотрудников в посольстве?

М. Йованович: Я узнала, что, по сути, между Джулиани и г-ном Луценко было несколько встреч. Они пытались…вернее, я вынуждена сказать, что г-н Луценко пытался найти способ мне навредить. Я понятия не имела, что это могло значить. Но, как вы понимаете, сейчас я уже вижу.

Комитет: Что вы видите?

М. Йованович: Ну, что я больше не в Украине.

Комитет: Справедливо. Но опишите цепочку вашего понимания о том, что г-н Луценко хотел нанести вам вред в США.

М. Йованович: На мой взгляд…И я повторюсь: отчасти, я узнала об этом из разговоров с людьми, которые могли или не могли знать, что на самом деле происходило, и также из медиа, как украинских, так и американских. Я не могу сказать, что я…

Комитет: Позвольте перебить вас здесь. Была ли какая-то часть этой информации получена от заявлений непосредственно самого Джулиани?

М. Йованович: Да, которые он давал прессе.

Комитет: Хорошо.

М. Йованович: Так вот. Я думаю, что г-н Луценко не был рад тому, что наше посольство продолжало требовать реформирования ГПУ. Он ведь пришёл на эту должность с тремя целями: реформировать ГПУ, привлечь к ответственности тех, кто убивал невинных людей на Майдане во время Революции Достоинства, и расследовать дела, связанные с отмыванием денег для возвращения более чем $ 40 млрд., которые разворовали предыдущий Президент и его окружение. Ничего из этого не было выполнено. На наш взгляд, это были хорошие цели, и мы хотели стимулировать его и дальше к ним двигаться. Но этого не произошло.

Мы продолжали его подталкивать, и, мне кажется, ему это не нравилось. От нашего посольства он хотел организации встреч с генпрокурором, директором ФБР и т.д. Он всегда говорил, что у него есть важная для них информация. Как, вероятно, многие из вас знают, у нас для этого существуют определённые процедуры. Руководители не могут просто так приехать на встречу, а иностранный представитель будет осыпать их информацией, которая может или не может быть полезной члену американского правительства. Это так не работает.

Поэтому, мы продолжали твердить ему, что он может встретиться с нашим юридическим атташе, представителем ФБР в посольстве. Именно для таких целей – для обмена информацией с представителями страны пребывания – у нас в посольствах работают сотрудники ФБР, вне зависимости, какая это информация. Но он не хотел делиться информацией. Теперь я уже понимаю, что это была лживая информация обо мне.

Комитет: Что за лживая информация?

М. Йованович: Ну, например, то, что я упоминала в своём вступительном слове – о списке лиц, которых ему нельзя трогать, который я якобы передавала ему.

Комитет: А вы передавали ему список?

М. Йованович: Нет.

Комитет: Была ли какая-то дополнительная информация, которой он хотел поделиться с представителями США?

М. Йованович: Я думаю, там было много чего из той же оперы.

Комитет: В СМИ чаще всего сообщали о том, что г-н Луценко мог иметь информацию, связанную с Полом Манафортом и выборами 2016 года.

М. Йованович: Ага.

Комитет: Вы сумели узнать что-либо об одной из этих тем?

М. Йованович: Он не делился со мной информацией.

Комитет: А делился ли он чем-то с другими представителями украинских властей, от которых вы узнали об этом?

М. Йованович: Думаю, да. На мой взгляд, они могли знать, что это часть более обширных данных, которыми он планировал поделиться с г-ном Джулиани. […]

Комитет: Было ли там что-либо о Поле Манафорте или выборах 2016 года?

М. Йованович: Думаю, что да. Мне кажется, это упоминалось и в его статье для издания «The Hill».

Комитет: А что насчёт бывшего Вице-президента Байдена и компании «Burisma»?

М. Йованович: Думаю, это также упоминалось в статье.

Комитет: Имели ли вы какие-либо переговоры либо с гражданами США в посольстве, либо с официальными лицами Украины об информации, которую вы увидели в публикации в «The Hill»?

М. Йованович: В посольстве мы пытались понять, что происходит. Разумеется, я также была на контакте с коллегами в Вашингтоне в Совете по национальной безопасности и в Госдепартаменте, чтобы попытаться понять, что это было.

Комитет: И что вы узнали?

М. Йованович: Немного. Вернее, мне кажется, никто не был до конца уверен. 25 числа, на следующий день после появления статьи в «The Hill», Госдепартамент сделал довольно сильное заявление, в котором назвал обвинения со стороны г-на Луценко ложными, а затем, в течение недели, как вы сами знаете, это было во всех новостях. Госдепартамент старался понять, как им лучше реагировать. Это продолжалось в ту неделю и последующую. Но я немного узнала из этого всего.

Комитет: В этом контексте, были ли вы в курсе того, что г-н Луценко и г-н Джулиани встречались до этого?

М. Йованович: Да, думаю, это стало понятно очень быстро.

Комитет: Что вы имеете в виду?

М. Йованович: Ну, это было в новостях, и, по-моему, они даже сами об этом сообщили.


Теги статьи: ТрампТрамп ДональддопросИмпичментЙованович МариСША

Дата и время 05 ноября 2019 г., 23:58     Просмотры Просмотров: 1432
Комментарии Комментарии: 0


Похожие статьи

Бандитские ценности. Как Фирташ связан с мафией
США ввели санкции против российской киберпреступной организации Evil Corp
Американские власти вскрыли коррупционную схему в ведомстве Соколюка с участием Юрия Онищенко и Максима Степанова из ПК Украина

Нардеп Дубинский встретился с Джулиани
Домработницы Трампа раскрыли, что его компания нанимала нелегальных иммигрантов — The Washington Post
Трамп торопит демократов с импичментом

Стало известно, с кем встречался адвокат Трампа в Киеве
Коболев дал показания по делу адвоката Трампа Джулиани, – AP
В интернате Днепропетровщины пытали больных

Грэм «на 1000% уверен» в том, что нацкомитет Демпартии взломала Россия, а не Украина — The Hill
Россияне пытались в обход санкций купить в США турбину для бурения в Арктике: им грозит 20 лет тюрьмы
Трамп и Макрон поспорили в НАТО из-за России и ИГИЛ

Комментарии:

comments powered by Disqus
06 декабря 2019 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Надо ли сажать в СИЗО экс-нардепа Олега Ляшко?






Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
2.500036