Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Что случилось с гривной? И когда она стабилизируется?

Что случилось с гривной? И когда она стабилизируется?
Что случилось с гривной? И когда она стабилизируется?

Разрешив Нацбанку опустить гривну до 9 грн./$ в декабре 2013, тогдашний президент Украины Виктор Янукович убил сразу несколько зайцев одним выстрелом. С одной стороны, была решена чисто экономическая задача: как регулировать обменный курс в условиях критического истощения золотовалютных резервов НБУ.

 

С другой — приближенные к главному телу бизнес-группы получили дополнительные прибыли за счет удешевления производственных расходов своих предприятий. Кое-кто из приближенных «наварился» на курсовых спекуляциях.

А еще власть дала гражданам мощный информационный посыл: протесты против нее наказуемы не только дубинками «Беркута» по голове. Но и гривной по карману. В итоге В.Янукович уже больше месяца как смещен с должности, но обменный курс и не думает возвращаться к прежним значениям. Наоборот: ему уже покорилась отметка в 11 грн./$. И то ли еще будет? Ведь общественно-политическая ситуация в стране по-прежнему далека от желанной стабильности.

Краткое пособие по оленеводству

Когда в начале декабря 2013 в обменниках на столичном Крещатике и в окрестностях курс прыгнул с 8,15 до 8,5 грн./$ и далее пополз к 9 грн./$, это было вполне ожидаемой реакцией. Для всех: банкиров, Кабинета министров и Национального банка Украины. Общеизвестно, что есть категория людей, которые при первых признаках нестабильности сломя голову бегут в магазины запасаться солью и спичками.

Не совсем даже отдавая себе отчет — а зачем им мешок соли и ящик спичек, что с ними делать? Есть эту соль вместо хлеба? Просто так отложилось на генетическом уровне: аналогично поступали их бабушки и прабабушки в гражданскую и Великую Отечественную войну ХХ века. Банкиры в разговорах между собой ласково именуют таких паникеров «оленями». Они относятся к «оленям» с искренней и трепетной любовью.

Ведь эти чудные представители фауны дают прекрасную возможность «навариться» на ровном месте. Вот разве еще в середине ноября кто-то согласился бы купить доллары по 9 грн.? А тут они пошли в ход, словно горячие пирожки в буфете на школьной перемене. Впрочем, дальше этой отметки курс не провалился. Хотя в октябре 2008 он рухнул сразу в 2 раза, с 5 до 10 грн./$. И готов был падать дальше. Просто тогда, напомним, кризис ударил по самой банковской системе.

Тогда спекулятивная стратегия собственников и менеджмента ряда крупных финучреждений вызвала проблемы с возвратом вкладов в Проминвестбанке, Укрпромбанке, Родовид-банке, Надра-банке. В результате люди кинулись забирать депозиты во всех банках. А что делать с массой гривны, оказавшейся на руках? Правильно, вложить ее в доллары.

И это решение уже из относительно недавнего опыта, со сказочными купонными миллионами первой половины 1990-х и обвалом курса с 1,8 до 5 грн./$ в 1998 г. Но в тот момент, повторимся, не было массового изъятия вкладов.

Наоборот, за декабрь 2013 объем депозитов в банках вырос на 16,7 млрд грн. (в эквиваленте), или 2,6%. А собственно в гривне прирост вкладов еще больший: на 4,9%. И тут опять возвращаемся к предыдущему украинскому опыту. Теперь уже ноября-декабря 2004 г. Тогда во время «оранжевой революции» курс тоже взлетел до 8 грн./$. Но как только политическая ситуация стабилизировалась, вернулся на прежние позиции: 5 грн./$.

Вот потому, несмотря на рост курса, очередей возле «обменников» не наблюдалось ни в декабре 2013, ни в последующие месяцы. И это отсутствие ажиотажа в свою очередь удерживало банкиров от дальнейшего раскачивания курса.

Точка компромисса

Кроме того, Нацбанк поначалу тоже по инерции реагировал на попытки взвинтить котировки на валютном рынке. А именно — отключал банки-спекулянты от доступа в электронную систему торгов.

И даже пару раз в начале декабря вышел в предложением продажи валюты из своих резервов по 8,15 грн./$, чтобы сбить ажиотаж. Например, большая валютная интервенция проводилась 9 декабря. В результате, курсовые котировки снизились с 8,24-8,25 грн./$ до 8,19,-8,2 грн./$. Но затем, где-то в высших властных кругах сообразили, как можно использовать ситуацию.

Напомним, что разговоры о неминуемой девальвации гривны в экспертных и банковских кругах шли еще с 2010 г. Главным аргументом в пользу обесценивания нацвалюты относительно доллара называли огромный дефицит платежного баланса Украины. Например, по итогам 2011 он составил $2,448 млрд.

За 2012 еще больше — $4,174 млрд. Это на такую сумму валюты из страны ушло больше, чем пришло. Как с этим бороться? Прекратить отток капитала из страны команда «реформаторов» не хотела и не могла — поскольку сама в нем активно участвовала. Оставалось 2 пути: либо обеспечить приток средств по финансовому счету с помощью новых займов, либо девальвировать гривну. Обесценивание гривны позволяет косвенно стимулировать экспорт: себестоимость украинской продукции, главным образом металла и минеральных удобрений, становится меньше.

Значит, продавать их можно дешевле и больше, увеличивая объемы экспортных поступлений валюты. Но у медали есть обратная сторона: идет рост внутренних цен на все ввозимые товары.

Стоимость в долларах для импортеров не меняется, зато конечный потребитель платит дороже. При этом критическими являются природный газ и бензин с дизтопливом, которые тянут за собой вверх все остальные группы товаров. Ну и конечно, дорожает весь потребительский импорт: автомобили, бытовая и компьютерная техника и т.д. А этого «реформаторам» все же не хотелось допустить чисто из политических соображений: дабы еще больше не нагнетать негатив в настроениях граждан.

К тому же в макроэкономической политике любое правительство все равно вынуждено делать какие-то приоритеты. Явно с подачи Сергея Арбузова, сначала возглавлявшего Нацбанк, основной целью была выбрана стабильность национальной валюты. Это позволило вернуть населению утраченное доверие к гривне: номинированные в ней банковские вклады росли, долларовые уменьшались. Только в 2013 прирост гривневых вкладов как граждан, так и учреждений и предприятий составил 31,6%, сокращение валютных — 1,2%.

Поэтому курс все время правления В.Януковича стоял практически неподвижно в районе 8 грн./$. Лишь во второй половине 2013 его слегка ослабили до 8,2 грн./$. Нет сомнений, что он так и остался бы на этой отметке, т.к. достигнутые в декабре договоренности В.Януковича с российским лидером Владимиром Путиным о кредите в $15 млрд позволяли: во-первых, наглухо заткнуть дыру в платежном балансе Украины.

Во-вторых, пополнить золотовалютные резервы Нацбанка, дав ему поле для маневра с интервенциями на межбанке. И, в-третьих, убрать панические настроения западных кредиторов правительства Украины относительно возможного дефолта по облигациям внешнего госзайма.

Однако революция спутала все карты. Все три вышеуказанных пункта опять стали актуальными. Кроме того, неустойчивая политическая ситуация требовала от властей новых уступок. Либо олигархам, либо народу. В.Янукович предпочел, как обычно, первый вариант. Девальвация гривны до 8,8 грн./$ стала одним из таких жестов навстречу крупному бизнесу.

Как известно, основной опорой правившей Партии регионов считаются совладельцы горно-металлургического холдинга «Метинвест» Ринат Ахметов и Вадим Новинский, а также владелец холдинга OstChem Group Дмитрий Фирташ. Т.е. это те самые люди, в собственности которых сосредоточены основные экспортно-ориентированные предприятия Украины.

И девальвация гривны прежде всего положительно повлияла бы на их экономику, а уже потом, опосредованно, на состояние платежного баланса Украины в целом. Именно поэтому последующие интервенции НБУ на межбанке в конце декабря были уже на уровне 8,8-8,9 грн./$. Тем самым регулятор четко давал понять, каким видит новый ориентир для обменного курса.

Его можно считать компромиссным вариантом, при котором, вроде как, и волки оказывались сытыми, и овцы целыми. В том смысле, что такая девальвация не наносила ощутимый удар по кошелькам граждан, т.е. их покупательной способности.

Так, гривна обесценивалась на 10%, тогда как банки принимали у населения вклады под 17-20% в гривне. Это значит, что доходность таких депозитов хотя и уменьшалась, причем значительно, но все же она оставалась и перекрывала потери. Этим и объясняется отсутствие массового оттока денег из банковской системы — несмотря на то, что гривна начала сдавать позиции.

Кроме того, продолжавшиеся массовые протесты против В.Януковича и его власти поставили жирный знак вопроса относительно получения российского кредита. Альтернативой ему мог стать только займ от Международного валютного фонда. А раз так — требовалось изобразить что-то вроде гибкой курсовой политики, которую МВФ называл в качестве одного из условий кредитования.

Так что, держать курс на прежних 8,2 грн./$ не имело смысла и с этой точки зрения. Хотя официальный курс НБУ продолжал оставаться неизменным: 8 грн./$. Что же касается собственно фактора политической нестабильности, то многие еще надеялись, что Виктор Федорович, человек-скала, гарант стабильности и умелый политик-переговорщик, наконец, скажет свое решающее слово и наведет порядок в стране тем или иным способом.

Тем более, что приближались новогодние праздники и традиционно не хотелось думать о чем-то плохом.

Революционная добавка

Важная деталь: несмотря на все вышеуказанные предпосылки для девальвации, власть могла ее при желании не допустить.

Во многом обесценивание гривны произошло благодаря Нацбанку, который в декабре 2013 выдал коммерческим банкам 27,6 млрд грн. в виде кредитов рефинансирования. До сих пор регулятор избегал столь масштабных вливаний в банковскую систему, справедливо полагая, что полученные деньги будут брошены банкирами на скупку валюты для дальнейших спекуляций на обменном курсе. Для сравнения: в декабре 2012 рефинансирование банков со стороны НБУ было 8,2 млрд грн. Т.е. показатель вырос к прошлогоднему в 3,5 раза.

Кроме того, если сравнить данные за январь-ноябрь 2013, то декабрьский вброс почти в 7 раз превышает сумму, которую банки получали от регулятора в среднем за каждый из этих 11 месяцев. Поскольку, как уже отмечалось выше, оттока вкладов из банковской системы не наблюдалось, то выходит, что вся эта масса денег была брошена банкирами на скупку долларов — по 8,15-8,65 грн./$.

Чтобы сейчас продавать населению уже по 11 грн./$. Вот вам и заработок, можно сказать, на ровном месте. При этом, напомним, ситуация в целом не выходила из-под контроля Нацбанка. А значит, сумма рефинансирования была распределена между «своими» игроками — банками, близкими к представителям тогдашней власти. Т.к. попытки остальных участников рынка поиграться с курсом жестко пресекались, вплоть до отключения от торгов. Почему НБУ на это пошел?

Потому что представилась хорошая возможность заработать, списав падение гривны на революционный хаос. Ведь не было бы Майдана — отсутствовал бы и сам повод для опускания курса. Поэтому Нацбанк в декабре-январе энергично тратил и без того тощие международные резервы, продавая валюту банкам из числа «своих». Так, если в декабре интервенции НБУ на межбанке составили $942 млн, то в январе — уже $1,742 млрд.

При этом уровень резервов упал до $17,805 млрд — значения, не обеспечивающего покрытия критического импорта в течение 3 мес., как это предусмотрено международными финансовыми нормативами. Но и это не остановило ответственных чиновников НБУ — вопреки здравому смыслу уже в феврале они выбросили на ветер, т.е. потратили на межбанке, еще $1,72 млрд по среднему курсу 8,65 грн./$.

Хотя курс в обменках был уже на уровне 9,5 грн./$ и на этот мощный «залп» регулятора рынок отреагировал, как слон на дробинку. Между тем золотовалютные резервы (ЗВР) сократились до $15,462 млрд. В итоге Нацбанку просто ничего не оставалось, кроме как отпустить обменный курс в «свободное плавание» — чего, собственно, и добивался от него МВФ предыдущие несколько лет.

Но тут уж при текущем уровне ЗВР у регулятора просто не оставалось никакого выбора. Уже 7 февраля он оформил капитуляцию, сдвинув официальный курс с 8 до 8,7 грн./$.

Правда, опять же, НБУ четко дал понять, что не собирается при этом пускать ситуацию на самотек.В тот же день, 7 февраля, вышло постановление «О мерах относительно деятельности банков при проведении валютных операций». Этим документом был введен целый ряд дополнительных ограничений, препятствующих спекуляциям на межбанке. Например, покупка валюты банками для своих клиентов ограничивалась суммой остатков на их счетах на момент начала текущего операционного дня.

И хотя некоторые игроки «взвыли» — дескать, ограничиваются платежные возможности предприятий, — на самом деле решение было абсолютно правильным и адекватным. Оно позволяло надеяться, что курс в итоге все же вернется если не круги своя, то хотя бы на какую-то ближайшую орбиту.

А что было дальше — все знают. Когда в центре Киева обе противоборствующие стороны начали стрелять друг в друга из огнестрельного оружия, в воздухе реально запахло гражданской войной. И толпы людей ринулись забирать банковские вклады. Попутно меняя снятую гривну на доллары. Февральский шок-2014 по силе уже вполне был сравним с октябрем 2008.

В этот раз только за одну неделю из финучреждений Украины забрали $3,1 млрд. в эквиваленте. Соответственно реагировал обменный курс, который дошел сначала до 10 грн./$, а потом и до 11 грн./$. И тут динамика уже не зависела от чьих-то игрищ. Просто панические настроения охватили не только население, но и бизнес. Подтверждением может служить ситуация в марте. Несмотря на то, что смена власти в стране произошла, спокойнее от этого никому не стало. Теперь уже из-за крымского фактора.

Поэтому 3 марта котировки на межбанке подскочили до 10,5-11,2 грн./$. Но уже к середине месяца откатились до 9,2-9,3 грн./$ — когда вроде бы как возникло относительное затишье. Новый период напряженности в 20-х числах месяца — и снова котировки на уровне 10,25-10,4 грн./$. А НБУ впервые официально переводит курс за психологическую отметку 10 грн./$, установив на 21 марта 10,11 грн./$ — чего он не делал даже в начале месяца, когда рыночный доллар был еще дороже.

Это лишний раз доказывает, что сейчас на психологическую составляющую железно приходится 1-2 грн./$. Поэтому вопрос «когда курс вернется к 8,5-9 грн./$» следует адресовать не банкирам и не чиновникам из НБУ. Ответить на него могут только политики. Если, конечно, они сами, хотя бы отчасти, ведают, что творят.

Автор: Валерий Байкалов, «ОстроВ»


Теги статьи: НБУГривнаКурс доллара

Дата и время 28 марта 2014 г., 12:34     Просмотры Просмотров: 3058
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Прожорливое брюшко Прожорливое брюшко 08.12.2016
Глава комитета инвалидов в день на яхте тратит на еду больше, чем 60 пенсионеров дома за месяц Подробнее
Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко 08.12.2016
Помощь в получении украинского гражданства российскому олигарху Вадиму Новинскому оказал в свое время Петр Порошенко. Подробнее
08 декабря 2016 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте