Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Член Правого сектора Тарасенко: Криминалитет прикрывается нашим именем

Член Правого сектора Тарасенко: Криминалитет прикрывается нашим именем
Член Правого сектора Тарасенко: Криминалитет прикрывается нашим именем

Близкий соратник Дмитрия Яроша рассказал Фокусу о штурме парламента, конфликте с Аваковым, финансировании Правого сектора, дорогих автомобилях, борьбе с самозванцами и национальном государстве

«Правый сектор» является одной из самых скандальных и загадочных организаций в Украине. Мифы о его могуществе раздувает российская пропаганда, в Украине их регулярно обвиняют в причастности к рейдерству и прочих незаконных действиях, которые не имеют ничего общего с революцией. Да и сама роль ПС в победе Майдана тоже оспаривается многими. Часть общества возмущается силовыми методами действий националистов и дорогими автомобилями, на которых перемещается их лидер Дмитрий Ярош. Что из этого правда, а что – ложь, Фокус.ua выяснял у одного из лидеров организации, Андрея «Пылыпася» Тарасенко.

Недавно МВД обнародовало свой подробный отчет по убийству Александра Музычко, согласно которому он застрелил себя сам. Вы доверяете этой версии?

Конечно, нет. Абсолютно очевидно, что это было заказное убийство. Согласно версии милиции, может быть два варианта: или они на труп надевали наручники, а это полнейший дебилизм, или Сашко смог выстрелить, когда его руки уже были сведены за спиной в наручниках – а это еще больший дебилизм. Мне кажется, что это абсолютно ненормально, когда группа выезжает на арест человека, убивает его, а потом куда-то уезжает. Они должны были вызвать милицию, судмедэкспертов и всех, кого положено. А они увидели, что Музычко умер и убежали.

Вы и дальше будете пытаться выяснить истину в этом деле?

Конечно. И мы не отступили от требования, что министр Аваков должен уйти в отставку. Кроме того, наши местные ровенские парни проводят свое расследование.

Ситуация вокруг Авакова привела к попытке штурма парламента. Вы можете прояснить: действительно ли под Радой тогда был именно Правый сектор, и был ли штурм как таковой?

Правый сектор организовывал вече, на которое пришло очень много людей. Все эти люди потом пошли к Верховной Раде. Штурма однозначно никакого не было. Более того, наши бойцы стояли на трех входах в Раду и охраняли ее. На протяжении последних трех месяцев мне постоянно задавали вопрос: а это Правый сектор начал бои на Грушевского, а это Правый сектор отличился там-то и там-то? Как говорят наши меньшие братья, «у страха глаза велики». Такое впечатление, что ПС – это многие сотни тысяч бойцов по всей Украине…

А сколько членов ПС есть на самом деле?

Я не знаю. Могу лишь очень-очень приблизительно сказать, что по Украине нас могут быть десятки тысяч. Мы сейчас пытаемся навести в этом порядок.

Сперва, пока продолжался Майдан, было не до того, а потом еще очень мало времени прошло, огромный наплыв людей и перерегистрировать всех очень сложно.

Сейчас мы разработали удостоверение единого образца, с фотографией, ФИО и порядковым номером, который можно будет проверить по базе. Понятно, что это может растянуться на месяцы. К тому же, мы перерегистрируем партию, будут выдаваться партбилеты – это также поможет упорядочить Правый сектор.

Какие организации сейчас входят в ПС?

Тризуб, УНА-УНСО, Социал-Национальная Ассамблея (СНА), «Карпатская Сич», «Солидарность» (это такое небольшое по численности движение).

СНА – это и есть «Патриот Украины»?

СНА – это ассамблея, зонтичная организация, куда входят несколько движений, в том числе и «Патриот Украины».

Если говорить про Киев – сколько бойцов ПС было в кульминационные моменты Майдана в феврале?

Нельзя говорить о цифрах. Кто-то записывался, приезжал на неделю, кто-то на два дня, какие-то киевляне днем приходили на Майдан, ночью уходили домой и т.д. Записалось в ПС тогда очень много людей, но в каждый конкретный момент наверняка было меньше.

В таких условиях вы можете контролировать своих людей? Тогда под Верховной Радой создалось впечатление, что лидеры не совсем контролируют ситуацию.

Надо отличать бойцов Правого сектора от толпы. Если говорить о бойцах – они все разбиты по отрядам, у них есть руководство и четкая иерархия. А толпу в любом случае контролировать очень сложно, особенно если эта толпа очень возмущена и настроена чего-то добиться.

Правый сектор уже сдал незарегистрированное оружие Национальной гвардии, как было обещано?

Все наши люди, которые были в отрядах, выехали на полигон «Десна». Если говорить об охране – у нее есть зарегистрированное оружие, и оно должно у нее быть, если учитывать риски жизни и здоровью лидеров правого сектора.

А в Правом секторе есть кто-то, кроме бойцов? Условно говоря, «цивильные» члены организации, какие-то партийные службы, кроме силовой?

Конечно, есть. Параллельно с тем, что в центре Киева находились наши отряды, лично я занимался развитием Правого сектора по всему городу. И в каждом районе у нас есть люди, местные жители, которые не имеют никакого отношения к боевым отрядам. Пару дней назад мы уже начали подготовку к выборам. Во-первых, мы должны натренировать членов комиссий на президентских выборах, во-вторых, мы планируем, если все сложится, участвовать и в выборах в Киевсовет. Такая же ситуация по всей стране.

А у вас есть оргструктуры на Юго-Востоке Украины?

Есть, конечно. Самые мощные – это Днепропетровск, Полтава, Харьков, хороший отряд есть и в Одессе.

Откуда берется финансирование?

Если бы вы побывали на пятом этаже в Доме профсоюзов, вы бы увидели беспрерывный поток людей, которые несли и несли деньги. Отдельно еще бросали суммы на наши банковские карточки, также приходили денежные переводы со всего мира. И сейчас нас поддерживает очень много предпринимателей, которым надоело решать свои вопросы через взятки и которые хотят что-то поменять в нашей стране. И они поверили, что мы тоже хотим что-то поменять в нашей стране.

То есть, после окончания Майдана вас продолжают материально поддерживать?

Конечно. Во время Майдана люди просто несли, кто сколько мог, кто 20 гривен, а кто две тысячи, сейчас, конечно, пожертвований меньше, поскольку особо активных действий уже не происходит.

И этих денег должно хватить?

Надеюсь, да.

Вы планируете открыть для общественности свою финансовую отчетность?

Такие планы у нас есть. Я не занимаюсь этим вопросом, у нас есть человек, ответственный за финансово-хозяйственные вопросы. В первую очередь, мы хотели бы показать, откуда появились деньги на залог, внесенный Дмитрием Ярошем.

Да, происхождение этой суммы сразу вызвало множество вопросов, особенно если посмотреть на декларацию Яроша с 800 гривнами годового дохода.

Конечно, деньги на заставу – это не его личные средства, это пожертвования от предпринимателей. Мы обязательно обнародуем их фамилии, кто сколько внес денег и почему – я думаю, они и сами об этом расскажут.

А как вы можете объяснить 803 гривны в декларации?

Есть очень простой ответ. Последние годы я жил точно так, как и Ярош. В 2012 году я баллотировался в Верховную Раду по одному из округов на Западной Украине, если поднять ту мою декларацию, вы там даже 800 гривен не найдете. Мы с Ярошем – члены ВО «Тризуб имени Степана Бандеры», которая существует уже около 20 лет. Мы предпринимали больше десятка попыток зарегистрироваться официально, при всех президентах, кроме Януковича, но чиновники нам не давали. Соответственно, никакой официальной зарплаты мы не могли иметь, только неофициальные доходы.

Сейчас по всей Украине люди, именующие себя «Правым сектором», регулярно светятся в рейдерских захватах и прочих незаконных историях. Вы с этим боретесь?

Это очень большая проблема для нас. Мы решаем ее по мере наших сил, даже открыли круглосуточную горячую линию. Я отвечаю за Киев, ежедневно поступает до 5-10 таких жалоб. Иногда хватает обычного телефонного звонка, я говорю, что это не «Правый сектор» приехал на предприятие и захватчики уходят.

А кто этим занимается? Обычный криминалитет?

И криминалитет, и различные майдановские группировки, к которым мы не имеем отношения. К сожалению, мы не всегда успеваем реагировать на такие факты, хотя наши ребята постоянно «рысачат» по всему Киеву.

Вы сотрудничаете с милицией по этой проблеме?

Конечно. Иногда мы сдавали людей милиции. Иногда милиции вызывала нас и спрашивала: это ваш или не ваш? Был даже один случай, когда действительно попался человек с удостоверением Правого сектора. Мы эти удостоверения потом аннулировали и изъяли, у кого могли, но он «ксиву» как-то сохранил. Мы приехали на место событий, узнали его и передали милиции.

Учитывая конфликт между ПС и милицией, это сотрудничество продолжается?

Я хотел бы прояснить: нет конфликта между ПС и милицией. Поверьте, в милиции очень многие тоже недовольны Аваковым. Они рассчитывали на какие-то перемены к лучшему после смены власти, а зачастую вынуждены заниматься тем же, что и раньше: «сдавать кассу» вышестоящему начальству, выпускать людей «по звонку» и т.д. Вспомните историю о захвате Брокбизнесбанка вооруженными людьми – их никак не смогли привязать к Правому сектору и потому тихонько отпустили.

У ПС сейчас осталось много реквизированного в ходе революции имущества?

Вообще не осталось.

А джип Chevrolet, на котором ездит Ярош?

Эта машина куплена, за собранные для нас пожертвования.

Может, стоило купить что-то поскромнее?

Нужен был именно такой автомобиль, поскольку он бронирован. Это вопрос безопасности – во-первых, российские спецслужбы могут что-то сделать, во-вторых, наша милиция – после убийства Сашка Билого можно ждать всего. И было бы глупо, если бы Ярош просто так себе расхаживал по улице. Все рассказы о кортежах из автопарка Януковича – это вранье, у нас была одна машина, которую мы публично передали милиции и все.

А зачем надо было заявлять по поводу этой машины: «Вы что хотите, чтобы в революционное время мы покупали автомобили?!»

Это не было официальное заявление Правого сектора! Это был пост одного из наших ребят, его частное мнение, одно из сотен, которое размещается на наших страницах в соцсетях. Я хотел бы снова обратить внимание журналистов: официальные заявления ПС публикует только на своем официальном сайте.

Во время задержания главы «Нефтегаза Украины» Евгения Бакулина один его советников, Сергей Зилов, угрожал правоохранителям привести на помощь Правый сектор? Что это за история?

Этот человек звонил лично мне.

А откуда у него ваш номер телефона?

С ним был кто-то из афганцев, а с афганцами мы сотрудничаем. У этого афганца был мой номер телефона. Он мне позвонил и сказал, что со мной хочет поговорить народный депутат, дескать, менты наехали на «Нефтегаз», беспредельничают и т.д. Я ответил: «А что вы хотите, чтобы мы пришли и начали воевать с ментами или что?!» И отказал ему. А у него хватило наглости угрожать Правым сектором… Вот и вся история, которую очень сильно перекрутили в СМИ, якобы у нас какие-то связи с людьми из «Нефтегаза».

Перейдем к выборам. Какое задание ПС ставит перед собой на президентских выборах? Неужели победить?

Я люблю повторять фразу Бен-Гуриона, который говорил: плох тот политик, который не верит в чудеса (смеется – Фокус).

А если говорить про реальность?

А если говорить про реальность – никто несколько месяцев назад не мог бы поверить, что произойдет то, что произошло. Господь – наш Проводник, если мы делаем угодные ему вещи, он будет вести нас правильным путем. Мы - идеалисты, если бы мы не были идеалистами, нас бы не было. Мы были бы очередными политиканами, которые создавали бы красивую картинку и зарабатывали бабло.

Сейчас ПС вызывает огромный интерес в обществе. Как вы планируете поддерживать его дальше?

Мы не планируем полностью превращаться в партию. Это будет и партия, и общественное движение. То есть, мы будем заниматься политической борьбой. Но не только.

В Верховную Раду будете идти?

Такой вариант возможен.

В ПС общественность знает лишь нескольких лидеров: Яроша, вас, Игоря Мазура («Тополю») и все. Если уж вы идете на президентские выборы, можете пойти на парламентские, вы можете показать свою команду? Кто при условном президенте Яроше будет премьером, главой НБУ, СБУ, МВД и т.д.?

Повторюсь: мы не политиканы, мы революционеры. Потому для нас самое главное не усадить своих людей на посты, а поменять систему в стране. Система должна быть устроена таким образом, чтобы независимо от того, кто будет на должности, он был бы вынужден работать исключительно на благо украинского народа.

Какой механизм смены системы вы предлагаете?

Через революцию.

То есть, революция…

Революция продолжается. Пока заменили только людей при власти, но не систему. Формы революции могут быть разными: это необязательно должны быть кровавые стычки и стрельба. Все может происходить парламентским путем, например, в ВР будет создано большинство, которое будет принимать правильные законы и контролировать их выполнение.

И не обязательно в этом большинстве должны быть вы?

Необязательно. Главное не лица, а суть изменений.

Если вы идеалисты, то какой вы видите идеальную Украину?

Если очень коротко – это национальное государство, национальное народовластие с выборностью всех и вся, от участкового милиционера до президента, четкий механизм отзыва с выборных должностей, национальная безопасность внутренняя и внешняя, чтобы не допускать коррупции ин в каком виде. Сейчас у нас все так устроено, что человек с рождения и до смерти вынужден платить взятки. И мы должны это сломать.

Например, есть позитивный опыт Грузии. Конечно, их меньше, чем нас, но у них все получилось. Они были самой коррумпированной республикой Союза, но Саакашвили смог это сломать.

Что вы вкладываете в понятие «национальное государство»?

Мы – украинские националисты. Слово националист происходит от слова «нация». «Нацию» мы понимаем так, как понимал Шевченко – «мертвые, живые и нерожденные».

Этнический компонент вы выделяете?

Мы говорим о «кровно-духовной общности». То есть, каждая нация имеет право на самоопределение. Потому украинский национализм всегда выступал против любых империй. При этом справедливость и благополучие государство должно обеспечить для всех без исключения граждан.

В том числе и для национальных меньшинств?

Национальным меньшинствам должна быть обеспечено всестороннее культурно-духовное развитие. Мы, украинцы, как угнетаемая столетиями нация, хорошо понимаем важность этого. Если у человека присутствует какой-то элемент шовинизма, он не может быть националистом в принципе.

Милан Лелич, Фокус


Теги статьи: Правий секторТарасенкоЯрош

Дата и время 07 апреля 2014 г., 21:12     Просмотры Просмотров: 3255
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи:

На Донбассе погиб боец «Правого сектора», собиравшийся уехать в отпуск
Дмитрий Ярош сообщил о пополнении в семье
Американський терорист "ДНР" назвав Стрєлкова фашистом за повагу до Яроша (відео)

Дмитро Ярош повідомив про поповнення у родині
Ярош розповів про домовленості з Порошенком щодо створення ще однієї армії
Порошенко лично вручил орден Хмельницкого Ярошу и его собратьям

Порошенко відзначив орденами Дмитра Яроша та інших добровольців не з ЗСУ
Ярош отреагировал на похвалу Гиркина в свой адрес
Россияне не могут без Киева и сильно ошиблись, когда зашли войсками в Украину - соратник Яроша

Станиславский бы сказал «Не верю!». Почему все украинские диверсанты носят визитки Яроша
Ярош одобряет: УДА тестирует усовершенствованный украинский миномет «Молот»
Ярош объяснил, при каких условиях отдаст приказ "убрать эту власть"

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Нацполіція опублікувала дані щодо кількості пограбувань і розбоїв у Києві Нацполіція опублікувала дані щодо кількості пограбувань і розбоїв у Києві 07.12.2016
У Києві порівняно з минулим роком кількість розбійних нападів зросла на 54%, а грабежів – на 61%. Подробнее
«Антонов» предложил Трампу свой самолет вместо дорогущего Boeing «Антонов» предложил Трампу свой самолет вместо дорогущего Boeing 07.12.2016
Государственное предприятие «Антонов» предложило свой самолет избранному президенту США Дональду Трампу в качестве новог… Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте