Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

Екс-голова наглядової ради Брокбізнесбанку Денис Бугай: Не бачу зв’язку між Межигір’ям і Курченком

Екс-голова наглядової ради Брокбізнесбанку Денис Бугай: Не бачу зв’язку між Межигір’ям і Курченком
Екс-голова наглядової ради Брокбізнесбанку Денис Бугай: Не бачу зв’язку між Межигір’ям і Курченком

Денис Бугай - бывший председатель наблюдательного совета Брокбизнесбанка, президент Ассоциации юристов Украины, адвокат и партнер ЮК "Ващенко, Бугай и партнеры".

Все эти регалии не уберегли его от проблем.

"Адвокат дьявола?" - сегодня меня так в шутку назвал один моих знакомых. Мне как-то не понравилось. В украинском обществе, к сожалению, всегда адвокат ассоциируется с его клиентом, а в итоге - страдает от этого", - так говорит сам юрист.

Денис Бугай – адвокат украинского младолигарха Сергей Курченко, которого правоохранительные органы объявили в розыск. Денис Бугай познакомился с будущим молодым начальником два года назад, когда "золотой мальчик" стремительно набирал обороты, шокируя общество динамикой развития, громкими покупками активов, а главное - происхождением капитала.

У бизнеса Курченко явно была "темная" сторона, но была и светлая. Иначе всех журналистов "Украинского медиа холдинга" стоило бы привлечь к ответственности за соучастие в экономических преступлениях. Получая сверхприбыли не вполне законным путем, он вкладывал деньги в легальные активы.

Читайте также: Курченко и его команда

Похожий путь в свое время прошли многие украинские олигархи, но сегодня это забыто, и они просто меценаты, губернаторы и даже посредники между властью и народом. А вот самый молодой олигарх с его миллиардами неясного происхождения оказался на виду, и воплотил в себе весь блеск и всю грязь "молодого" капитала.

Нанимая таких менеджеров, как экс-главу Укрсоцбанка Бориса Тимонькина и президента Ассоциации юристов Украины Дениса Бугая, Курченко явно "отбеливал" свой бизнес, пытаясь придать ему приличное обличие.

Сергей Курченко. Фото sergeykurchenko.com.jpg

Прошедшие два года Бугай называет ярким этапом в своей профессиональной карьере: он успел сопроводить ряд громких и неоднозначных сделок Курченко. А именно, покупку "белых активов" - Украинского медиахолдинга, Брокбизнесбанка и футбольного клуба "Металлист".

В конце марта адвоката задержали в связи с подозрением о совершении ряда преступлений его клиентом Сергеем Курченко, и определили его участником "преступной группировки". Это произошло в аэропорту "Борисполь", при посадке на самолет "Киев-Москва" - адвокат летел на международную юридическую конференцию.

"Какая "ключевая фигура", б…ь? Полная х…ня…" - так прокомментировал арест Бугая его коллега по наблюдательному совету Брокбизнесбанка Борис Тимонькин. По его мнению, Бугай - "взвешенный "белый" юрист..., которого брали (на работу - ЭП) для создания "белого" сектора бизнеса".

Наше интервью с Бугаем – не записки узника из СИЗО, а живая беседа, которую удалось провести в один из последних вечеров, когда Денис Бугай еще был на свободе. Встреча состоялась в одном из киевских кафе. Согласие на публикацию интервью Бугай давал через адвоката уже после того, как его задержали повторно.

Сейчас юрист находится под стражей. Следует отметить, что несмотря на юридическую сложность ситуации, Бугай не отказался от своих слов.

Признавая "токсичность" Курченко, в своем интервью Бугай хвалит своего экс-клиента, отмечая его менеджерские особенности. Эта точка зрения сегодня крайне непопулярна, потому что младоолигарх является общепризнанным воплощением коррупционного прошлого Украины времен Виктора Януковича.

О том, каково быть "адвокатом дьявола", председатель наблюдательного совета ПАО "Брокбизнесбанк" рассказал в интервью "ЭП".

В ближайшее время мы опубликуем еще одно интервью, в котором Курченко предстанет в противоположном свете - как организатор и фигурант "теневых" схем. Но пока что у читателей есть возможность узнать, что о младоолигархе думает представитель "белой" части его бизнеса.

 

- Ваш шеф Сергей Курченко дразнил деловое обществе не только внезапным ростом своей бизнес-империи, неизвестностью происхождения капитала, но и молодостью.

В свои 27 лет он внезапно стал одним из самых богатых украинцев, удивив олигархов, которым далеко за 40. Молодой менеджер Курченко любил окружать себя молодыми менеджерами, вроде вас…

- Ну, я все-таки постарше Сергея Витальевича… (Бугаю 35 лет. - ЭП)

- Исходя из опыта работы в ВЕТЭК, как вы считаете, Курченко вел правильную кадровую политику?

- Я не был управленцем в компании Курченко. Я - нанятый адвокат, консультант группы ВЕТЭК.

- Ну, все же вы возглавляли наблюдательный совет Брокбизнесбанка и были плотно интегрированы в дела компании.

- Сергей Витальевич - довольно грамотный управленец. Он понимал, что кадры решают все. Он подбирал менеджеров, с которыми ему удобно работать, и любил давать им военные команды.

- Что значит "военные"?

- Сделать "сейчас", "срочно", "бегом", "на вчера". Он любил и любит контролировать абсолютно все. Курченко просто поглощал компанию собой, охватывая задачами других, что позволяло бизнесу развиваться сумасшедшими темпами, наращивая обороты.

Курченко обладал уникальной быстротой мышления, для него не было невозможного. И когда он инициировал какую-то идею, сумасшедшую на первый взгляд, а люди пытались объяснить, что так не получится, он вступал в дискуссию.

Ты выдвигаешь аргументы - он с ними не соглашается и, что самое интересное, в итоге оказывается прав. Для Курченко все реально и все возможно.

- Бытует мнение, что без поддержки "семьи" и создания комфортных, а зачастую - льготных условий работы Курченко не стал бы таким успешным и богатым. Как вы думаете?

- Курченко - самодостаточный человек. Ничего не могу сказать о его возможных связях - не знаю, не видел.

- Как так? Неужели вам как человеку, ответственному за юридическую безопасность, Курченко не рассказывал, с кем знаком и на чью поддержку может полагаться?

- Во-первых, мы с ним редко общались один на один. Во-вторых, наши с ним отношения не были настолько доверительными, чтобы он рассказывал мне тайны такого порядка. Он однозначно стал бы успешен, вопрос - в каком обществе?

- А что это за общество, в котором Курченко мог бы стать успешным?

- Скажем, если бы Курченко попал в Силиконовую долину, возможно, мы бы с вами увидели новый Facebook. Если бы он работал в сырьевой экономике, мы бы увидели собственника нефтяных вышек. Все зависит от среды, в которой есть возможность делать деньги.

В интервью ЭП один из ваших бывших коллег по ВЕТЭК Борис Тимонькин очень лестно отозвался о вас. Что вам предъявляют правоохранительные органы, которые назвали вас участником преступной группировки?

- Не знаю. И мне это крайне неприятно как юристу. Учитывая мою активную гражданскую позицию, мне особенно неприятны дискуссии в социальных сетях.

- Означают ли такие действия правоохранителей, что СБУ работает по политической команде, и посадить команду Курченко - это дело чести, политической важности, нежели желание разоблачить "преступную группировку" по соображениям экономической целесообразности?

- Я надеюсь, что для них не является делом чести привлечь Дениса Бугая к уголовной ответственности. А дело чести - установить реального преступника. Быть может, это и будет человек, о котором они так часто говорят.

Я не могу отрицать моей работы как адвоката с группой компании ВЕТЭК. Это была чисто адвокатская деятельность. Но сейчас эта группа настолько токсична, что это передается на всех, кто имел с ними дело. Каждый, кто начинает неплохо отзываться о компании ВЕТЭК, получает клеймо "враг народа".

- Говорят, за месяц до окончания президентства Януковича многие люди, которые были при власти или имели деловой контакт с "семьей", уничтожили документы, подтверждающие это. Единственное, что осталось, - ловить свидетелей и причастных.

В СМИ "гуляет" фото одного из таких документов - голосования членов наблюдательного совета Брокбизнесбанка о предоставлении кредита на 560 млн грн компании "Витрус", а также другие документы.

- Вот этого порванного и кем-то сфотографированного документа по Брокбизнесбанку в реальности не существовало. Это однозначно провокация, которая появилась на непонятном для меня сайте. Такого протокола не существовало. Кто-то взял, что-то разорвал и сфотографировал.

Существует огромное количество примеров документирования. Это и свидетельские показания, и электронные следы, и платежи, которые проводились. Если платеж прошел, его уже никуда не денешь.

- Ну, вы же не будете отрицать, что после того как сотрудники офиса компании ВЕТЭК спешно покинули здание "Арена сити", много документов было уничтожено, а часть - забыта на паркинге.

- Я в "Арене" не работал. У меня есть свой адвокатский офис в другом месте.

- У вас был там рабочий кабинет.

- Он появился четыре месяца назад. Я периодически там появлялся, чтобы провести встречи, поговорить с людьми. Но главное рабочее место было в адвокатской компании.

- Если бизнес Курченко настолько легальный, почему нужно было так быстро покинуть помещение, и кто дал указание уничтожить документацию?

- Я не был внедрен в управленческую структуру ВЕТЭК, поэтому не знаю, кто и какие распоряжения давал.

- Неужели когда возникла паника, и о бегстве сотрудников компании Курченко из "Арены" (здание в самом центре Киева - ЭП) говорил весь Киев, вам не хватило любопытства спросить у своих коллег, что случилось?

- Паника, насколько я помню, началась после того, как в офис нагрянули представители "Самообороны". По моему мнению, поспешное закрытие офиса произошло именно по экономическим соображениям.

Создаваемая империя оказалась не совсем устойчивой к политическим изменениям, к плохой рыночной конъюнктуре, которая изменилась с 30 ноября 2013 года. Вспомните время, когда застыла экономика, продажи и перелеты. Все это вкупе с политикой повлияло на то, что бизнес Курченко масштабно просел.

- Сотрудники офиса Курченко съехали как раз в период бегства Януковича из Межигорья и страны. Вам не кажется это совпадение симптоматичным?

- Вообще не вижу связи между Межигорьем и "Ареной".

- Курченко называли бинес-партнером сына Януковича Александра. Соответственно, когда семья президента отправилась в бега, это повлекло смену планов и Курченко. В этом контексте версия о том, что Курченко свернул бизнес, потому что экономика просела, выглядит неубедительной.

- Я занимался бизнесами вне политической конъюнктуры: Брокбизнесбанк и UMH работают и сегодня. "Форбс" пишет тексты, клуб "Металлист" играет в футбол.

- Пока еще…

- Ну почему же. Я думаю, футболисты будут играть и дальше. Хотя согласен с иронией, наверное, для клуба наступили не самые сладкие времена, потому что, безусловно, любой футбол - это дотация.

- Впрочем, наверное, как и СМИ.

- А почему вы сомневаетесь, что UMH зарабатывает деньги? Как вы думаете, а Ложкин зарабатывал деньги?

- У Ложкина был чуть другой бизнес и другой, как вы сами утверждаете, рынок - сегодня-то рынок СМИ просел.

- Вот видите, вы сами это подтверждаете.

- Объясните, пожалуйста, феномен. Владелец брэнда скрывается за границей, в своей стране его называют лидером преступной группировки, а его проекты продолжают получать финансирование. В чем секрет: недалекие украинские следователи или тонкие схемы финансирования?

- Сложный вопрос. Чтобы арестовать активы преступника, нужно осуществить целый ряд следственных действий. Видимо, следствие еще не дошло до той стадии, чтобы иметь возможность арестовать активы.

- А что говорит ваша интуиция? Будут ли они способны "раскрутить" этот случай, или после выборов процесс сойдет на нет?

- Если честно, мне тяжело комментировать действия следствия, поскольку я лицо, которое в процессе принимает непосредственное участие. Мне это доставляет массу неудобств, и я не знаю, как все будет развиваться дальше.

Сейчас я очень хорошо понимаю своих клиентов. Когда ты консультируешь своих клиентов как адвокат по уголовному процессу, все выглядит очень просто. Ты сильно удивляешься, почему клиент как-то слишком эмоционально воспринимает те или иные события или делает нелогичные поступки.

Сегодня, находясь в другой роли, могу сказать, что действительность воспринимается совершенно по-другому.

- Это как?

- Вся моя прыть, адвокатский дух и легкость в принятии решений куда-то пропали… Не знаю, к чему и куда они придут.

- В интервью ЭП Борис Тимонькин говорил о "белой" и "темной" сторонах бизнеса Курченко. А что это за "темная сторона"?

- Я не согласен с такой дифференциацией, и говорил бы больше о публичной и непубличной сторонах. Передо мной, в частности, стояла задача упорядочить публичную часть бизнеса так, чтобы она соответствовала мировым стандартам.

Компания ВЕТЭК хотела привлекать деньги из-за рубежа и, быть может, выходить на IPO. Хотя я сомневаюсь, что Сергей Витальевич может работать с партнерами.

- В смысле - Курченко никому не доверяет?

- В том смысле, что он может выслушать мнение, но решение принимает сам. Полная централизация управления, единоличное принятие решений.

- Это неудобно и приводит к зависимости от одного человека, а в результате - затягивает бизнес-процесс, особенно когда бизнес разрастается.

- Вот как раз решения затягиваются в компаниях со сложной корпоративной структурой, где существуют отделы, комитеты и необходимость постоянного согласования. Курченко очень быстро принимал решения.

За счет этого компания так быстро росла. Когда мы с консультантами обсуждали возможность выстраивания корпоративной структуры, мне сказали, что не нужно предлагать стандартных решений, скопированных у соседних компаний. Пришли к выводу, что тут это работать не будет и только навредит.

Компания ВЕТЭК работала в классическом режиме go-go, который, к сожалению, так и не перешел в другую фазу.

- ЕС ввел санкции против украинских политиков, которых Европа подозревает в растрате госсредств и нарушении прав человека. Эти санкции также предполагают арест счетов. Как вы думаете, удастся ли вернуть в страну хотя бы часть денег или это заведомо провальная задача?

- Огромный земной шар со скоростью ветра превращается в теннисный мячик, границ уже нет. Еще три года назад в Украине существовали надежные швейцарские банки и офшорные юрисдикции, которые не раскрывали информацию о клиенте. Сейчас же границы разрушены, а система финансового мониторинга тотальная и подконтрольная государству.

Деньги настолько оцифровались, что докопаться можно до любого счета. Системы требований к уровню идентификации клиента регистрационных компаний, банковских и инвестиционных фондов настолько глубоки, что у тебя нет возможности спрятаться. Конечный бенефициар рано или поздно все равно выползет на поверхность. Однако это - высокопрофессиональная работа.

Не знаю, насколько существующий госаппарат Украины способен вести такую работу, потому что для этого как минимум нужно знать английский язык.

- Один из известных способов "отмыть" деньги - ввести их в основной фонд и выдать кредит на ту же сумму, которая не была одобрена набсоветом. Возможно, эта тема станет одной из тех, где вам предъявят претензии. Эта тема - потенциально опасна для бывших топ-менеджеров?

- Однозначно. Это превышение полномочий, и если такие темы были, то они должны были согласовываться с набсоветом. Мы не согласовывали такие большие объемы денег, о которых сейчас много пишут. Если это было, важно выяснить, на каком основании. Вопросы возникнут к председателю правления.

- Насколько совпадает с действительностью информация о том, что основные дыры в балансе банка были еще со времен бывших собственников братьев Буряков?

- Надо говорить честно: банк был проблемным, но привлекательным. Понятно чем: историей развития, широкой сетью отделений. Я не участвовал в сделке. Тимонькин пригласил меня в наблюдательный совет, когда банк уже был куплен.

Это была бы интереснейшая работа для меня: сложная система корпоратизации, упорядочивание работы, налаживание работы корпоративных органов.

- А почему "была бы"?

- Потому что эта работа не была доведена до конца. Как отметил Тимонькин в интервью вам, в какой-то момент Курченко сказал, что он непосредственно будет общаться с менеджментом.

В какой-то момент стало ясно, что Борис Владиславович уже не консультирует банк в том объеме, в котором он делал это раньше, хотя по изначальной стратегии было желание построить второй Приватбанк на базе системного банка.

- Сталкивались ли вы как юрист со случаями недружественной конкуренции со стороны других банков?

Если помните, в одно время на этапе заключения сделки купли-продажи Брокбизнесбанка появились публикации, которые адресно высылались крупным клиентам банка, чтобы те поменяли банк на другой.

- Я не отвечал за операционную работу банка и никак на нее не влиял. Моими задачами были корпоративный контроль и сопровождение работы наблюдательного совета.

При банке работала хорошая юридическая служба, которая занималась такими делами. Я не имел права вмешиваться в такого рода дела. Ни рабочего места, ни секретарши у меня в Брокбизнесбанке не было.

Я не получал там зарплату, вообще не пребывал в трудовых отношениях с банком и даже не получал никакой компенсации за сотрудничество с банком.

- А что это за форма работы такая?

- Такая себе принятая во всем мире форма адвокатской услуги, когда собственник доверяет своему адвокату осуществлять какие-то функции, связанные с пребыванием в корпоративных органах.

- Когда в UMH произошел медийный скандал…

- Какой из них? Там медийные скандалы был через день.

- Когда группа журналистов подала заявления об увольнении из-за попыток изменить редакционную политику. Это произошло спустя некоторое время после того, как Курченко купил UMH.

- Так.

- После этого начался стремительный набор журналистов, которым - лишь бы они перешли - начали предлагать зарплаты выше рыночных.

Да и в целом в своих компаниях Курченко платил хорошие деньги, чем и переманил таких людей как, например, Борис Тимонькин. Да и вы работали там не за бесплатно. Курченко был щедрым работодателем.

- Щедрым, но непривлекательным.

- С имиджевой и репутационной точек зрения - однозначно.

- Да и с точки зрения управленческих рисков.

- Поясните, о чем идет речь?

- Люди, которые устраивалась на работу к Курченко, понимали, что они должны жить работой. У тебя никогда не должно быть выходных, у тебя никогда не должен быть отключен мобильный телефон. Твой жизненный приоритет - работа на достижение результата.

- Иными словами, Курченко относился к категории менеджеров, не умеющих планировать и правильно делегировать? В эффективных и прибыльных европейских компаниях так уже не работают.

- В Европе нет такого растущего рынка. Европейцы уже разленились, им не нужно ничего добиваться, самоутверждаться и чего-то строить. Что касается денег, то я не получал там зарплату.

- Вот не поверим.

- Я оказывал услуги, за что получал гонорар. Сначала это была почасовая оплата, затем это был некий фикс, исходя из того, какой лимит часов ты выбираешь.

- За день до суда, который может определить новый поворот в вашей карьере и жизни, эти имиджевые и репутационные риски стоили того?

- Пожалуй, да. И вопрос не в деньгах. Это была интересная работа. Для нас с моим партнером это была возможность роста компании. Мы вышли на более серьезные корпоративные сделки.

Купля-продажа UMH - одна из самых серьезных сделок в медийном пространстве за последние десять лет, к которой было привлечено огромное количество юристов и специалистов. Одна такая сделка - большой плюс в резюме юриста.

Другой вопрос, что в украинском обществе и адвокатской среде есть одна большая проблема: адвокат всегда ассоциируется со своим клиентом. Курченко для меня такой же клиент, как и все остальные. Токсичность Курченко распространилась и на меня - это неприятно. Но я ни о чем не жалею.

- Будет ли менеджмент UMH после падения Курченко сворачивать бизнес?

- Почему? UMH - нормальный медиа-бизнес, один из лучших на постсоветском пространстве. Безусловно, репутационные потери есть и в какой-то мере - значительные. Но это надежный и перспективный бизнес.

- Правда ли, что в последний месяц в UMH появился некий инвестор, который готов был влить деньги и выкупить компанию?

- Ничего об этом не слышал.

- Откуда тогда у UMH появились деньги?

- Я вообще-то не очень слежу за деньгами UMH. Я был больше корпоративным юристом, и вообще у меня очень плохо с цифрами. Не думаю, что это были вливания, скорее, это рекламные деньги.

Возможно, какая-то депозитная подушка, которую пришлось вытащить из-за падения рекламного рынка, что негативно сказалось на рынке СМИ.

- До того как власти Австрии задержали украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа, рассказывали, что он вел договоренности с двумя запретами Укрэксимбанка о том, чтобы вывести из-под залога активы UMH и продать актив по низкой цене. Как дела обстоят на самом деле?

- Во-первых, я не в курсе, вел ли Фирташ какие-то переговоры по этому поводу, но то, что часть покупки UMH финансировалась за счет Укрэксимбанка, - правда. Кредит выдавался с хорошим покрытием, но ведь не так-то просто все забрать.

Чтобы у банка наступили права на взыскание активов, необходимо, чтобы были просрочки. Некоторые просрочки достигли определенного периода, например, 30 дней. Только после этого у банка появляется право взыскать. Думаю, это слишком радужные описания захвата актива через банк.

- Если теоретизировать, каким образом можно было получить актив из залога за 15-20% стоимости?

- Такая схема возможна, если предприятие - банкрот. По UMH это невозможно, потому что обязательства по кредиту платятся, покрытие большое, с запасом.

- Почему тогда последний месяц были перебои с выплатой зарплат?

- Перебои с зарплатами были во всех изданиях, во всей стране. Не нужно связывать перебои с зарплатами в UMH с какими-то политическими событиями. Перебои обусловлены проблемами на рынке СМИ и, возможно, с необходимостью погашать проценты по кредитам.

- Верно ли, что когда Курченко выкупил UMH у Бориса Ложкина, он начал строить другую финансовую схему?

- Борис Викторович - талантливейший коммуникатор и бизнесмен, обаятельный и привлекательный молодой человек, который умеет выстраивать контакты.

Во многих проектах у него были партнеры, в том числе из-за этого были сложные корпоративная структура и финансовый учет. Какие-то конкретные вещи рассчитывались отдельными проектами.

У него был проект с Порошенко, в другом месте - с Боголюбовым. Когда же появился единый собственник, эту структуру необходимо было оптимизировать корпоративно и финансово, чтобы выработать единую систему принятия решения.

- Как вы думаете, насколько реальна перспектива того, что на политической волне UMH отберут у опального Курченко в пользу государства?

- Если государство попробует экспроприировать, национализировать UMH, то наткнется на волну непонимания со стороны Европы.

Этот бизнес - частная собственность, приобретенная легально. Проблема в том, что в Украине сильно не уважают частную собственность, а рядовой обыватель считает, что хорошо что-то у кого-то забрать и поделить. Это правильно?

- Вы хорошо знакомы с деталями договора купли-продажи. Насколько у Ложкина велики шансы обратно выкупить UMH за небольшие деньги?

- Сделка сконструирована настолько детально и четко, что никто не может развернуть ее назад. Возможна только продажа холдинга новому инвестору.

- Задешево?

- Не думаю, что очень задешево. Это может быть дешевле, потому что конъюнктура рынка сейчас неблагоприятная.

С другой стороны, учитывая, что сегодня в стране пойдет волна либерализации, людей охватило неизбежное ощущение свободы, медиа-активы в стране должны подняться.

В Украине, несмотря на то, что медиа - это бизнес, СМИ всегда тесно сопряжены с политикой. Вспомните, когда произошел расцвет медиа? В сладкие либеральные 2005-2006 годах. Инвестиционный климат улучшался, медиа росли, появлялись новые проекты.

- Виделись ли вы с Курченко после того как он покинул пределы страны?

- Мы виделись один раз, за пределами Украины. Я продолжаю консультировать его по вопросам уголовного права.

- Как вы считаете, у него есть шанс вернуться в Украину без риска угодить за решетку?

- Я же не экстрасенс, и тем более не могу делать политические прогнозы.

- Однако вам как юристу хорошо понятна философия работы украинских правоохранительных и судебных органов.

- Могу сказать как глава Ассоциации юристов, а не как юрист компании ВЕТЭК. Я хочу жить в стране, в которой существуют реальная правовая система и правосудие. Если лицо совершило преступление, оно должно отвечать.

В данном случае вопрос не в жесткости наказания. Ведь почему не воруют в восточных странах? Не потому, что там конечности отрубают, а потому, что люди знают: раз украдешь - тебе отрубят руку.

Если бы у нас работали схожие принципы, я был бы только рад. Потому что без них в Украине не заработает ни инвестиционный климат, ни бизнес.

- Как вы считаете, образ Курченко - медийный проект, созданный и демонизированный журналистами, или же Курченко - одиозный бизнесмен, настолько нестандартный и по-своему гениальный, что о нем не могли не узнать? Третий вариант: Курченко - несовершенный проект "семьи".

- Однозначно медиа создали нереальный демонический образ, которые не соответствует действительности. Безусловно, в каких-то нюансах оценки совпадали. Однозначно, я верю в эру цифровых медиа, ведь стать популярным за такой короткий промежуток времени не смог пока ни один бизнесмен.

Еще полгода тому назад Курченко впервые начали показывать по телевизору и уже тогда о нем знала вся страна. Все это произошло благодаря интернету. Могу сказать, что конкуренты работали интенсивно. Речь идет о профессионально снятых видеороликах, расследованиях, сделанных на заказ.

- Кем - на заказ? Кто такие эти конкуренты?

- Сергей Витальевич как-то сказал, что речь о рынке бензина. Курченко - талантливый трейдер по части выстраивания шикарных схем. И, видимо, действительно потери конкурентов были настолько высоки, что они были заинтересованы в такой активной медийной кампании.

Поэтому образ Курченко - больше медийный, нежели реальный.

Яркий пример: за соседним столиком два парня обсуждали клуб "Металлист" и самого Курченко.

И говорили они не о футболе, а о Курченко как личности. Уникальный случай: за несколько месяцев человек стал очень популярен, антипопулярен и обсуждаем.

- Как вы считаете, покупка "Металлиста" и UMH как громкая попытка заявить о себе в большом мире бизнеса была ошибочной?

- Нет, это были правильные шаги бизнесмена, чей бизнес активно развивался. Право владения такими активами можно было конвертировать в успех.

- Но ведь вышло наоборот.

- Я не понимаю, как покупка "Металлиста" и UMH могли сыграть против Курченко.

- Покупка UMH раздразнила медиа-пространство, "Металлист" как билет для Курченко в большой мир футбола не восприняли многие олигархи и донецкие бизнесмены - другие "владельцы заводов и пароходов".

- "Металлист" - это не "Шахтер". Возможно, планы были настолько велики, как и у Ахметова, но все же Курченко не делал такие дорогие покупки, как Ринат Леонидович. Поймите, мне не совсем этично обсуждать ошибки своего клиента.

ЕП


Теги статьи: Бугай

Дата и время 09 апреля 2014 г., 11:40     Просмотры Просмотров: 3417
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

На Прикарпатье офицер ВСУ устроил солдатам "рабскую службу" На Прикарпатье офицер ВСУ устроил солдатам "рабскую службу" 05.12.2016
Военная прокуратура Западного региона обвинила полковника Вооруженных сил Украины Григория Демьянчика в том, что он испо… Подробнее
В ходе перестрелки в Княжичах только в одного сотрудника Госслужбы охраны всадили 38 пуль В ходе перестрелки в Княжичах только в одного сотрудника Госслужбы охраны всадили 38 пуль 05.12.2016
В теле убитого в селе Княжичи Киевской области сотрудника Госслужбы охраны обнаружили 38 пулевых ранений. Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте