АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 3°C
Днепр: 4°C
Одесса: 3°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 1°C
Ужгород: 2°C
Луцк: 1°C
Ровно: 0°C

Николай Гапонюк: "Прокурор, насмерть сбивший моего сына, продолжает работать и даже получил награду"

Николай Гапонюк: "Прокурор, насмерть сбивший моего сына, продолжает работать и даже получил награду"
Николай Гапонюк: "Прокурор, насмерть сбивший моего сына, продолжает работать и даже получил награду"

Несмотря на то что вина сотрудника Генеральной прокуратуры подтверждается показаниями очевидцев и другими объективными фактами, этот человек не является даже подозреваемым в уголовном деле

— Авария, в которой погиб мой сын, случилась ровно два года назад. За это время виновнику ДТП уже должны были вынести приговор, а он до сих пор на свободе, — говориткиевлянин Николай Гапонюк. Николай Анатольевич пришел в редакцию «ФАКТОВ», чтобы опубликовать в газете некролог ко второй годовщине гибели 32-летнего сына Богдана. —В мотоцикл сына врезалась иномарка «Audi A8». Момент столкновения зафиксировали камеры видеонаблюдения близлежащего ресторана. На записи видно, как водитель «Audi», решив развернуться в неположенном месте, пересек двойную сплошную и резко выехал на встречную полосу, по которой на мотоцикле ехал Богдан. Очевидно, понимая, что столкновения не избежать, сын попытался затормозить и положил мотоцикл на землю. Но машина не остановилась и переехала Богдана. От полученных травм сын погиб на месте.

В тот момент Богдана ждали дома жена и четырехлетний сынишка. Екатерина была на седьмом месяце беременности. О гибели мужа женщина прочитала в Интернете.


*Богдан с женой и сыном незадолго до трагедии (фото из семейного альбома)

— Обычно я чувствую, когда мои близкие в опасности, — говорит Екатерина. — Но в этот раз предчувствие меня подвело. В тот день у мужа был выходной, который мы решили провести вместе. После обеда с сыном Давидом пошли в детское кафе, потом погуляли. А уже вечером, когда вернулись домой, мужу захотелось прокатиться на мотоцикле. «Сделаю кружочек — и домой», — сказал Богдан. Мы с Давидом как раз собирали какую-то игрушку, и я даже не стала провожать мужа до двери. Думала, он уехал минут на двадцать, не больше… Прошло полчаса, но его все не было. Телефон не отвечал, я начала волноваться. Попыталась посмотреть телевизор, но все каналы вдруг отключились. Помню, взяла планшет и написала в Интернете запрос: «8.10.2013. ДТП. Мотоцикл». Сделала это автоматически. И сразу увидела статью: «Авария на Краснозвездном проспекте». Там же была фотография: нечеткая, размытая, но я рассмотрела белый бак мотоцикла с красной полоской. Прочла надпись: «Мотоциклист погиб».

Я закричала. Прибежали родители (они жили с нами), стали звонить в милицию, в «скорую», в морг… Не знаю, как я все это пережила. Наверное, мне помог справиться еще не рожденный сынишка. Я поняла, что любой ценой должна сохранить ребенка.

— «Audi», которая сбила мотоцикл Богдана, с места происшествия скрылась, — говоритНиколай Гапонюк. — Сыну бросились оказывать помощь прохожие и водители других автомобилей. От иномарки, которая врезалась в мотоцикл, остались только фрагменты: зеркало, противотуманная фара, кусок бампера. Все это зафиксировали эксперты. Эти детали дали возможность установить марку автомобиля.


*ДТП случилось на Краснозвездном проспекте в Киеве. «Audi A8» с места преступления скрылась

А показания свидетелей помогли вычислить номер иномарки: «AA 0600 AC». Водитель грузовика, ехавший в момент аварии по Краснозвездному проспекту, рассказал следствию:

«Проезжая пешеходный переход на пересечении с улицей Художественной, меня обогнал легковой автомобиль с таким номерным знаком. Этот автомобиль пересек двойную сплошную и выехал на встречную полосу, врезавшись при этом в мотоцикл».

Такие же показания дала еще одна женщина, пешеход. Она стояла на тротуаре и смогла рассмотреть автомобиль, врезавшийся в мотоцикл. Женщина запомнила номерной знак, в котором было три нуля и шестерка. Сотрудники милиции выяснили, что в Украине зарегистрирована только одна «Audi A8» с таким номером. И принадлежит она старшему прокурору отдела экстрадиции международно-правового управления Генеральной прокуратуры Украины Никченко (имя изменено).

— О том, что сына сбил непростой человек, нам сказал один из сотрудников автомойки, которая находится рядом с местом аварии, — продолжает Николай Гапонюк. — Оказалось, этот сотрудник прокуратуры постоянно у них обслуживается. А запись с камер видеонаблюдения на автомойке (камеры однозначно должны были заснять аварию) таинственным образом исчезла. Позже мы поняли, почему. Когда следователь милиции добился распечатки телефонных звонков Никченко, мы увидели очень интересную картину.

Николай Анатольевич показывает сведения, изложенные в результатах служебного расследования Службы внутренней безопасности Генеральной прокуратуры Украины. В документе сказано, что телефон Никченко в момент ДТП был зафиксирован в аккурат на месте аварии. После чего с этого номера было сделано несколько звонков — администратору автомойки и родному брату, который является сотрудником прокуратуры Киева. Звонки совершались в период с 21.44 по 4.00 уже следующего дня.

Правоохранители отследили и действия администратора автомойки, которому в 21.42 позвонил Никченко. После звонка администратор, который в тот момент уже находился дома на улице Курнатовского (на левом берегу Киева), вернулся на автомойку и созванивался с братом Никченко.

— Не исключено, что администратор мойки поздно вечером возвращался на работу именно для того, чтобы убрать запись с камеры видеонаблюдения, — говорит Николай Анатольевич.

— Машину, которая сбила мотоцикл, нашли?

— В том-то и дело, что нет. Она пропала. Никченко сказал, что продал ее 13 октября — через пять дней после аварии. Но сделал это, не оформляя никаких договоров. Говорил, что отдал ее мужчине по имени Сергей на Столичном шоссе за 20 тысяч долларов в девять часов утра. Вот только телефон Никченко в тот день, 13 октября, «высвечивался» совсем в других местах.

Эти сведения отражены в результатах расследования Службы внутренней безопасности Генеральной прокуратуры Украины: «13.10.2013 с 8.13 до 9.16 Никченко находился в районе базовых станций на улице Героев Войны, 16 (поселок Жуляны) и проспекта Науки, 46 в Киеве, что делает невозможным его пребывание возле авторынка на Столичном шоссе в 9 часов утра и вызывает сомнения в правдивости показаний».

— Но даже если Никченко продал автомобиль, как он мог это сделать после аварии? Неужели не понимал, что машина является вещественным доказательством?

— Никченко утверждает, что… невиновен, — продолжает Николай Гапонюк. — Говорит, вообще не попадал в аварию. Он дважды давал показания следствию, причем разные. Все это зафиксировано в документах. Сначала он заявил, что просто проезжал мимо места ДТП и, дескать, даже не остановился там — сразу поехал домой. Но потом поменял показания, заявив, что действительно находился рядом с местом аварии — сидел в кафе неподалеку вместе с братом и отмечал день юриста.

— А его машина в этот момент сама поехала и сбила мотоцикл?

— Нет. Он утверждает, что автомобиль, целый и невредимый, стоял возле кафе. Затем пришла жена и отвезла его на этой машине домой. Мол, ни в какой мотоцикл автомобиль не врезался. А продать машину он решил просто так. Эти слова подтверждают только его ближайшие родственники — брат и жена. Но другие свидетели, очевидцы ДТП, видели машину в тот момент, когда она сбила мотоцикл. То, что в аварию попал именно этот автомобиль, подтвердили и свидетели, и экспертиза оставшихся на месте трагедии запчастей автомобиля.

Противоречивые показания Никченко подробно изложены в материалах дела, а также в результатах служебного расследования Генеральной прокуратуры Украины. Однако уголовное дело до сих пор открыто только по факту ДТП. Даже спустя два года Никченко не получил статус подозреваемого. Он продолжает работать и ездить за рулем.

— Я впервые обратился в Генеральную прокуратуру еще в 2013 году, когда генеральным прокурором был Виктор Пшонка, — качает головой Николай Гапонюк. — Затем обращался к другим генпрокурорам — к Махницкому, к Яреме, к Шокину, ко многим заместителям. Все, кому я рассказывал об этой ситуации, приходили в ужас: «И этому человеку до сих пор не сообщили о подозрении? Не может быть! Мы разберемся!» Этот ответ я слышал десятки раз. Но ничего не менялось. В ноябре прошлого года дело передали из Главного следственного управления МВД Украины в управление по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины. Тогда же я получил результаты служебного расследования из управления внутренней безопасности, где изложены все доказательства вины Никченко. Сказано даже, что ему предлагали уволиться из органов прокуратуры, но он не согласился.

— И даже после этого ему никто не сообщил о подозрении, — говорит адвокат семьи погибшего Олег Бобриков. — Парадоксальная ситуация: в Генеральной прокуратуре признают, что «собрано достаточно доказательств, указывающих на причастность к ДТП автомобиля «Audi A8» с номерами «AA 0600 AC», и в то же время не наказывают владельца этой машины, который явно дает неправдивые показания. Сейчас мы пытаемся добиться, чтобы дело передали в недавно созданное управление по расследованию правонарушений прокуроров. Но этого почему-то никто не делает. Из Генеральной прокуратуры присылают отписки — дескать, следственные действия будут проведены в сроки, предусмотренные законодательством. Но прошло уже два года! Следователь на наши звонки не отвечает.

Отдельный вопрос — поиск автомобиля, вещественного доказательства, от которого Никченко поспешно избавился. Он предоставил следствию копию паспорта человека, которому якобы продал свой автомобиль. Этого человека по сей день никто не нашел. А машину год не объявляли в розыск! В следственную группу, сейчас занимающуюся этим делом, включили трех следователей. Но в ней нет ни одного оперативного работника, который мог бы заниматься поисками автомобиля. Ведь следователь, сидя в кабинете, точно его не найдет.

— Предположим, автомобиля уже нет. Его разобрали на запчасти или вообще уничтожили. Но ведь виновный все равно должен понести наказание.

— Безусловно. Если человек уничтожил вещдок, он все равно должен быть наказан. Особенно в нашем случае, когда есть много других доказательств. Но дело не расследуется. Я присутствовал на одном из допросов Никченко. Тот сильно нервничал, а потом сказал: «Я уже не помню, что говорил раньше. Можно, я посмотрю свои предыдущие показания?»

О том, что дело, в котором, казалось бы, все очевидно, не расследуется, еще летом прошлого года заявляли активисты Майдана. Наказать прокурора требовал легендарный волонтер группы «Аэроразведка» Владимир Кочетков-Сукач, погибший на востоке в марте нынешнего года. Он говорил об этом деле на пресс-конференции, но тоже остался неуслышанным.

— В Генеральной прокуратуре недвусмысленно намекнули, что за Никченко заступился очень влиятельный человек, — говорит Николай Анатольевич. — Что в таком случае изменилось после событий на Майдане? Прокурорам, как и раньше, можно все… Я не отступлю. Сделаю все, чтобы убийца Богдана был наказан. Я потерял сына, дети потеряли отца. Слава Богу, невестка выносила ребенка. Второму внуку сейчас год и восемь месяцев. Он ни разу в жизни не видел своего папу. А Давид очень скучает. Каждое утро внук подходит к фотографии отца, здоровается, рассказывает, как у него дела. И вечером тоже целует фотографию: «Спокойной ночи, папочка. Я люблю тебя».

Кстати, через месяц после ДТП Никченко был награжден нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры». Чтобы узнать, что он сейчас думает о трагическом происшествии, «ФАКТЫ» попытались с ним связаться. Но не дозвонились.

«ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.


Теги статьи: ДТПГапонюк Николай

Дата и время 07 октября 2015 г., 16:05     Просмотры Просмотров: 3406
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.076032