Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

«Семья» Владимира Путина: кто «пилит» Россию. Часть 1

«Семья» Владимира Путина: кто «пилит» Россию. Часть 1
«Семья» Владимира Путина: кто «пилит» Россию. Часть 1

Последние лет десять нам регулярно рассказывают, что Газпром — это национальное достояние, и он нас всех кормит. Редакция Kermlinrussia обратила внимание на неравномерное распределение еды и решила назвать главных едоков поименно. А также перечислить что (и кого) они успели съесть, пользуясь ресурсом газовой монополии.

Китайский контракт

В последнее время провластные СМИ много писали о триумфальном подписании Путиным газового контракта с Китаем. «Россия пошла на Восток», «Китай — это альтернатива Европе».

Кажется, зачем Газпрому эта маленькая Украина на западе, когда есть такой огромный Китай на востоке?

Но если не смотреть Первый канал, а считать циферки, то можно увидеть, что никакой заменой Европе Китай не станет. В Европу Россия экспортирует 160 млрд. м3 газа в год. В Китай будет 35-40 млрд. м3. Поставки начнутся только в 2018 году, а до этого Газпрому придется вложить $55 млрд. в освоение месторождений и строительство газопровода «Сила Сибири». Это первоначальные оценки. Если вспомнить, как росли сметы затрат на проведение Олимпиады в Сочи и саммита АТЭС, к 2018 году мы рискуем увидеть суммы в $200-300 млрд.

В лучшем случае Китай станет заменой... Украине, которая только в 2013 году импортировала 28 млрд. м3 российского газа. В 2012 году — 33 млрд. м3. Украине газ стоит дороже, чем Китаю: $385 против $350 за 1 тыс. м3. Вся инфраструктура для его экспорта уже есть. Поэтому не исключено, что большой Китай принесет Газпрому меньше прибыли, чем маленькая Украина. Или вовсе убыток, о чем говорят многие публицисты — от Милова до Коха. Но здесь я бы поспорил. Внутренняя цена на газ в России меньше $100 (при этом уже выше, чем в США). Неужели за дополнительные $250 Газпром не может разведать месторождение и доставить газ в Китай?

Однако тезисы Милова косвенно подтвердил сам Путин, обнулив НДПИ для китайского контракта. Именно в этом налоге выражена та рента, которую получают российские граждане от экспорта природных ресурсов. В этот раз российские граждане свою ренту не получат.

Однако Газпром не спасло даже обнуление налога, и Путин начал говорить о докапитализации компании. Китай дает в кредит на строительство инфраструктуры только $22 млрд. Остальные $33 млрд. (или $233 млрд.?) придется откуда-то брать. Например, из Фонда национального благосостояния. А это означает, что уже не Газпром кормит граждан, а граждане — Газпром. Или кого-то еще, кто кормится от Газпрома.Раз при неплохих доходах Газпром становится убыточным, самое время покопаться в его расходах.

Роман Аркадьевич и Аркадий Романович

За время правления Путина целый ряд лояльных ему бизнесменов стали очень богатыми благодаря Газпрому.

Это Абрамович, у которого в 2005 году Газпром за $13 млрд купил компанию «Сибнефть», которую он сам в 1996 году приобрел на залоговом аукционе всего за $100 млн. Под эту сделку Газпром взял кредит у синдиката западных банков на $12 млрд, тем самым увеличив свою долговую нагрузку.

С урегулирования конфликта между старым руководством Газпрома и новой путинской командой во главе с Алексеем Миллером начал свой путь к статусу самого богатого бизнесмена России Алишер Усманов.

Но особняком стоят два клана. С помощью средств, выкачанных из газовой монополии, они запустили руки в самые отдаленные уголки российской экономики.

Спрут-1: Братья Ковальчуки

Была такая песня, в которой рэпер Noize MC жаловался на качество отечественного телевидения. Из окна гостиничного номера ему стоило бы выбросить телек на мерседес Юрия Ковальчука. Именно он отвечает за все то, что мы видим на экране.

Старый друг Путина контролирует примерно все большие телеканалы в стране: Первый канал, Рен-ТВ, СТС, НТВ, ТНТ и Петербург-пятый канал. Проще сказать, какие федеральные каналы не принадлежат Ковальчуку. Это каналы группы ВГТРК, которой напрямую владеет государство, возглавляемое его другом Владимиром Путиным.

Вот такая у нас напряженная конкуренция на медиа-рынке.

Когда кто-нибудь начнет рассказывать, как в 90-х ужасные олигархи Гусинский и Березовский контролировали ведущие каналы страны, расскажите ему про Юрия Ковальчука, пусть снова напугается.

На последней большой пресс-конференции один из журналистов хотел задать Путину вопрос, как так получилось, что его друг получил контроль над всем телевидением. Но вопрос забанила пресс-служба. Не исключено, что Путин нашелся бы, что ответить, потому что Ковальчук владеет каналами довольно хитро.

Непрофильные активы

В 2004 году Газпром решил избавиться от одного из непрофильных активов — страховой компании Согаз.

Когда начали обсуждать возможного стратегического инвестора, Путин дал Генри Форда и сказал, что инвестором может быть любая компания при условии, что эта компания — банк «Россия». Его либеральные подчиненные Греф и Шаронов удивились, но предпочли не вынимать изо рта оказавшийся там странный предмет.

Сделке с Согазом позавидовали бы организаторы залоговых аукционов. Ковальчук купил компанию за 1,7 млрд. руб. (около $60 млн.) В следующие 2,5 года компания принесла новым акционерам 7,5 млрд. руб. чистой прибыли. Почти в пять раз больше стоимости покупки. Для сравнения: Абрамович с Березовским купили Сибнефть на залоговом аукционе в 1996 году за $100 млн. Прибыль компании в первые два года не превысила этой суммы.

Доходы Согаза так резко выросли, потому что Юрий Ковальчук всегда умел положить в сделку самый ценный на российском рынке актив — административный ресурс. Клиентами Согаза помимо Газпрома сразу стало множество госкомпаний и олигархических групп — от РЖД до Росэнергоатома и Евраза. Согаз превратился в самую динамично растущую страховую компанию России.

Однако даже столь выгодная покупка меркнет на фоне приобретения управляющей компании Лидер. Чем уникальна эта сделка? Представьте, что вы покупаете маленькую матрешку, внутри которой находится несколько огромных матрешек. В физическом мире это невозможно. Но возможно в финансовом. Точнее, в специфическом финансовом мире путинского госкапитализма для друзей.

Ковальчук купил УК Лидер в 2006 году всего за 880 млн. руб. ($33 млн.). Уже в следующем году чистая прибыль Лидера составила 1,2 млрд. руб. Но главное — внутри хоть и очень прибыльной, но довольно маленькой матрешки оказалась куча матрешек, поражавших своими размерами.

УК Лидер управляла «Газфондом», в котором лежали пенсионные накопления сотрудников Газпрома. В свою очередь, Газфонд и некое ООО «Новфинтех» совместно владеют контрольным пакетом Газпромбанка. Это третий по активам банк в стране — больше него только Сбербанк и ВТБ. Акции Газпромбанка, принадлежащие этим компаниям, находятся в доверительном управлении УК Лидер.

Газпромбанк, а не сам Газпром как многие думают, в свою очередь владеет Газпром-медиа. Газпром-медиа — это крупнейший медиа-холдинг страны, в который входят:

  • телеканалы НТВ и ТНТ

  • спутниковое телевидение НТВ-плюс

  • кабельная сеть «Триколор-ТВ»

  • радиостанции Эхо-Москвы, Сити-ФМ, Relax-FM, Детское-радио, Comedy-радио

  • Comedy-club production

  • Издательский дом «Семь дней»

  • Второй по размерам на российском телерынке продавец рекламы

Это не все, но мы замучились перечислять.

А! Недавно Газпром-медиа купил у Владимира Потанина компанию Проф-медиа и под контролем Юрия Ковальчука оказалась еще целая пачка телеканалов и радиостанций:

  • Телеканалы: 2Х2, ТВ3, Пятница

  • Радио: Авторадио, Радио—Energy, Радио-Романтика, Юмор-FM

  • Кинокомпания Централ Партнершип

Матрешка Газпромбанка оказалась настолько большой, что в ней еще осталось место для крупнейшей нефтехимической компании страны «Сибур», флагмана атомной промышленности «Атомстройэкспорт» и «Объединенных машиностроительных заводов».

И снова федеральный

Особенность бизнеса Юрия Ковальчука заключается в том, что он может платить за покупки чужими деньгами. В 2005 году администрация северной столицы решила продать ТРК-Петербург. У этого канала довольно печальная история. Печальная, прежде всего, лично для Владимира Путина. Когда в 1996 году Путин работал заместителем мэра Петербурга, федеральный центр усмотрел в его боссе Анатолии Собчаке потенциального конкурента Ельцину на президентских выборах и начал играть против него. ТРК «Петербург» в то время был федеральным каналом, и первым делом Собчака лишили медиа-ресурса, отдав кнопку питерцев лужковскому ТВЦ.

Собчак выборы проиграл, грустный Путин пожил пару месяцев на даче с собакой, а потом собрал вещи и уехал в Москву. Следующие годы ТРК Петербург продолжал влачить жалкое существование регионального канала.

Пятый купили структуры банка Россия, скорее всего, заплатив за него деньгами новых акционеров банка — Северстали и Сургутнефтегаза. В декабре 2003 г. Северсталь купила 8,8% акций «России» за 600 млн руб., оценив его стоимость в 11,5 капиталов. Даже на пике в 2007-2008 г. редко кто-то платил за банки больше пяти капиталов, но «Россия» — особый случай. Северсталь верила в особые перспективы этого актива и не прогадала.

Россия купила жалкий никому не нужный канал за $25 млн. И тут Пятому поперла удача. Почти сразу был объявлен конкурс, на котором разыграли частоты в 43 регионах страны. Конкурентами Пятого были еще не принадлежавшие тогда Ковальчуку Рен-ТВ и СТС, а также Звезда и «Детское телевидение». Но они конкурс проиграли. Затем Пятый канал получил еще 30 частот, после чего Путин подписал указ о присвоении ему статуса общероссийского, согласно которому ему полагалось финансирование из госбюджета — $40 млн. в год.

Маркиз Карабас

В последующие годы Юрий Ковальчук получил контроль над Рен-ТВ, Первым и холдингом СТС, в который кроме одноименного канала входят еще «Перец» и «Домашний». За четверть СТС Ковальчук смог заплатить Альфе $1 млрд., благо в тот момент уже много лет управлял окологазпромовскими финансовыми структурами.

Кроме телеканалов, он также купил Известия и Лайф-ньюз. Есть вероятность, что подконтрольна Ковальчуку и Комсомольская правда — в совете директоров сидят его люди.

Ковальчук контролирует не только сами каналы, но и их доходы — в 2011 году он приобрел рекламное агентство «Видео-интернешнл», доля которого на рынке телерекламы до 2010 года составляла 70%. Затем специально против ВИ был принят антимонопольный закон, ограничивавший долю продавцов на рынке рекламы 35%. Но агентство нашло способ обойти его, подписав с каналами договоры на консалтинг. Консультации были настолько ценными, что каналы платили агентству по 12% своей рекламной выручки.

Всего за несколько лет российский медиа-рынок стал напоминать сказку «Кот в сапогах».

— А кому принадлежит этот канал с охватом в 100 млн.?

— Маркизу Карабасу.

— А это чья газета тиражом 2 млн. экземпляров?

— Маркиза Карабаса.

— А эти два сейлзхауса, которые контролируют 98% рекламного рынка?

— Ты тупой?

В сказочной истории Ковальчука в сапогах ходит агентство «Михайлов и партнеры». «Михайлов» оказывает PR-поддержку большинству проектов олигарха (а также его партнера по кооперативу «Озеро» Якунина), а основатели и многолетние руководители агентства — супружеская пара Сергей Михайлов и Юлиана Слащева заняли стратегические для медиа-магната высоты в российских медиа.

Несмотря на то, что Ковальчук владеет лишь блокирующим пакетом СТС в 25%, он каким-то образом смог назначить генеральным директором компании очень лояльную себе Юлиану Слащеву. У Юлианы отсутствовал опыт управления не только телевидением, но и публичными компаниями. Поэтому первый разговор с инвесторами закончился сильным падением акций.

Но это не помешало ей сохранить пост. СТС чисто развлекательный медиа-холдинг, но все равно имеет доступ к телевизорам миллионов граждан. Поэтому контролировать его важно политически. В то же время, СТС считается одной из самых грамотно организованных и прозрачных компаний на российском телерынке, постоянно генерит поток кэша, демонстрирует прибыль и платит дивиденды акционерам. Юрию Ковальчуку это помогает совмещать приятное для него с полезным для Владимира Путина.

История с Первым каналом прямо противоположная. В 2012 году Сергей Михайлов возглавил ИТАР-ТАСС. Двумя годами ранее Юрий Ковальчук официально приобрел у Романа Абрамовича 25% акций Первого канала. Всего Абрамовичу на тот момент принадлежало 49% акций — ранее он выкупил их у сбежавшего из России Березовского.

Однако некоторые источники утверждают, что Абрамович продал Ковальчуку все 49%. Кто-то скажет: подумаешь, Ковальчуку принадлежит 49% канала, но остальные-то 51% у государства. И будет прав, но только формально. Государство в свою очередь владеет Первым каналом через три юридических лица:

  • Росимущество — 38,9%

  • ФГУП «Телевизионный технический центр» — 3%

  • ФГУП «ИТАР-ТАСС» — 9,1%

С сидящим во главе ТАССа преданным Михайловым, чье агентство Ковальчук с друзьями и сыновьями долгие годы снабжал заказами, Юрий Валентинович фактически контролирует 58,1% акций ведущего телеканала в стране. К тому же, никто не мешает Сергею Михайлову как гендиректору ТАССа однажды продать Юрию Ковальчуку 1% акций Первого канала. Или передать тассовские акции в управление УК «Лидер».

Будучи формальным владельцем Первого и контролируя его доходы через Видеоинтернешнл, Ковальчук не контролирует расходы телеканала. Это является источником серьезной напряженности.

Начнем с того, что за 25% Первого Ковальчук официально заплатил $150 млн. То есть самый популярный российский канал был оценен в $600 млн. В то же время капитализация группы СТС на нью-йоркской бирже составляла $3,5 млрд. Хотя ее каналы имеют меньший охват и генерируют меньше доходов.

Дело в том, что СТС прибыльный, а Первый — убыточный. Причиной этой убыточности Ковальчук считает гендиректора канала Константина Эрнста.

Большую часть программ для Первого делает студия «Красный квадрат», которая принадлежала супруге Константина Эрнста Ларисе Синельщиковой. И Ковальчук подозревал, что стоимость этих программ сильно завышена.

Одна коррупция столкнулась с другой, и внутривидовая борьба, как обычно, оказалась острее межвидовой. Важно понимать, с каким настроением Ковальчук покупал Первый. С одной стороны, эта транзакция — переход собственности на самый электорально значимый российский телеканал от лояльного Путину олигарха к суперлояльному. Но Ковальчук ожидал, что вместе с выполнением важной политической миссии он получит надежный генератор кэша.

Несмотря на близость к Путину и огромное количество активов, у Юрия Валентиновича никогда не было простого и надежного источника денег, как нефтегаз и телеком. Финансовый бизнес — это постоянные схемы и махинации. В общем, сплошная головная боль. Первый канал должен был стать долгожданным простым и понятным кэшегенератором.

По словам инсайдеров отрасли, между ним и Эрнстом произошел жесткий разговор. Ковальчук пригрозил, что если в «Красный квадрат» будет уходить слишком много денег, бывший ученый-физик растворит тело талантливого телепродюсера в водах Москвы-реки.

В путинском капитализме формальная собственность давно заменена сложной системой неформальных договоренностей. Ковальчук может поставить Юлиану Слащеву, не имея контрольного пакета, но не может убрать Эрнста, имея контрольный. Потому что у Эрнста персональные отношения с Путиным. Он делал лично для него много вещей — от увольнения Доренко в 2000-м до организации церемоний открытия и закрытия Олимпиады в Сочи. Да и в банке «Россия», который играет роль одного из «общаков» путинской группировки, у Юрия Ковальчука нет контрольного пакета. У него около 40%. Еще 10% у другого члена кооператива «Озеро» — Николая Шамалова.

Также пакеты «России» есть у Тимченко, Северстали и Сургутнефтегаза. Когда-то акционерами банка были Фурсенко и Якунин. Ковальчук — что-то вроде управляющего партнера в бизнесе, который принадлежит коллективному (или не коллективному) Путину. Поэтому не Ковальчук — русский Мердок, а Путин — русский Берлускони. Престарелый мачо с пластикой, возглавляющий исполнительную власть и владеющий огромной финансово-медийной империей. Правда, Путин еще и русский Рокфеллер. И русский Гитлер до 1939 года. И еще много кто.

Персональные отношения Эрнста с Путиным не настолько близки, чтобы чувствовать себя в безопасности, сталкиваясь с Ковальчуком. Поэтому гендиректору Первого срочно понадобилась помощь кого-то, кто дружит с Путиным более лучше. Собственником контрольного пакета «Красного квадрата» стали Ротенберги. Эрнст сделал это очень вовремя — конфликт мог обостриться после того, как из-за американских санкций Ковальчуку больше не приходят дивиденды от СТС.

Казалось бы, самое время перейти от братьев Ковальчуков к братьям Ротенбергам, чье миллиарды также вытекли из газпромовской трубы. Но это было бы несправедливо по отношению к петербургским физикам, чьи интересы распространяются далеко за пределы финансовых компаний Газпрома и всего российского телевидения.

Академики, энергетики и вертолеты

Мы опишем их довольно кратко. Сын Юрия Ковальчука Борис возглавляет Интер РАО ЕЭС. Это сохранившаяся в собственности государства часть РАО ЕЭС, которая когда-то занималась экспортом электроэнергии и владела энергетическими активами за рубежом, а затем получила доли почти во всех возможных российских энергокомпаниях. Она же отвечает за реформирование электроэнергетики.

Борис Ковальчук возглавил Интер РАО в 2009-м, когда ему было 32 года, из которых опыт в электроэнергетике — ноль. После этого интересы его отца распространились и на этот сегмент российской экономики. Например, после введения западных санкций государственным энергокомпаниям рекомендовали перевести расчеты в СМП-банк Ротенбергов и в банк «Россия». В апреле 2014 года банк «Россия» сменил Альфу в качестве оператора расчетов между игроками оптового энергорынка, объем платежей на котором составляет 1,3 трлн. руб. в год.

Разгон Российской академии наук связывают с тем, что академики не выбрали её президентом старшего брата Юрия Ковальчука Михаила. Сейчас он возглавляет Курчатовский институт. Академия наук — это не только наука, но и множество привлекательных объектов недвижимости.

Когда правоохранительные органы обнаружили министра обороны Анатолия Сердюкова в трусах дома у руководителя Оборонсервиса Евгении Васильевой, ему понадобилось срочно отмывать репутацию. Это привело его в офис «Михайлов и Партнеры». Как утверждали близкие к проекту люди, пришел он туда по рекомендации Ковальчука.

Вся история с Путиным и кооперативом «Озеро» немного напоминает плохой латиноамериканский сериал. Тесть Сердюкова Виктор Зубков, будучи средней руки чиновником в Ленинградской области, когда-то выделил землю под кооператив «Озеро». Это позволило ему в будущем стать премьер-министром, а его зятю министром обороны. И когда у зятя начались неуставные отношения с подчиненными, это вызвало гнев Зубкова и повлекло за собой репрессии в отношении Сердюкова.

Но есть человеческие отношения, а есть столкновения бизнес-интересов. Российские министерства — это большие корпорации, которые монополизировали целые сектора экономики и сражаются за финансовые потоки.

Одной из причин отставки назывался конфликт вокруг тендера на поставку вертолетов. Документация была составлена таким образом, что условиям соответствовали только вертолеты Eurocopter (подразделение концерна EADS, выпускающего Айрбасы). Это привело к конфликту с еще одним старым другом и сослуживцем Владимира Путина — Сергеем Чемезовым.

Чемезов возглавляет Ростех, в который входит концерн Вертолеты России. «Вертолеты» — один из немногих прибыльных активов Ростеха. Прибыльными они стали прежде всего благодаря сильно разросшемуся оборонному заказу. Вместо них Сердюков хотел закупить около 100 вертолетов Eurocopter. Также шли переговоры об организации производства Еврокоптеров в Ленинградской области. Переговоры с французами вел как раз Юрий Ковальчук.

Еще по крайне сомнительному конкурсу министерство обороны передало структурам банка России Таврический дворец в Санкт-Петербурге. Он расположен на Потемкинской улице и в нем когда-то жил тот самый князь Григорий Потемкин-Таврический, который согласно легенде строил в конце XVIII века в только что отвоеванных у Османской империи Новороссии и Тавриде знаменитые «потемкинские деревни».

(Окончание следует).

Опубликовано на сайте  kermlinrussia


Теги статьи: Путин

Дата и время 30 июня 2014 г., 10:25     Просмотры Просмотров: 3300
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году Украине не хватает 50 млрд грн на перерасчет пенсий в 2017 году 02.12.2016
На перерасчет пенсий в 2017 году Украине необходимо 50 миллиардов гривен. Подробнее
Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским Сумские фискалы стали заложниками монополизации рынка тканей Бедриковским 26.11.2016
События последних дней, происходящие в ГФС Сумской области, носят явные признаки четко спланированного возмездия за пров… Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте