Рейдерство, коррупция в Украине, борьба с коррупцией • Национальный антикоррупционный портал «АНТИКОР»

База данных «Налоговый блок» — колосс на глиняных ногах (документы)

База данных «Налоговый блок» — колосс на глиняных ногах (документы)
База данных «Налоговый блок» — колосс на глиняных ногах (документы)

Руководители и собственники предприятий, бухгалтера, аудиторы, юристы, сталкивающиеся с налоговым правом в частности и налоговыми правоотношениями вообще знают, что любая налоговая проверка, однозначно и неотвратимо оканчивается выявлением «фактов уклонения от уплаты налогов», доначислением штрафных санкций и прочими репрессивными «прелестями». Только не работающее предприятие, не проведшее ни единой хозяйственной операции в проверяемом периоде имеет шансы (да и то не всегда) избежать доначисления налоговых платежей.

            Сегодня есть смысл поговорить об одной из применяемых налоговыми органами технологий доначисления налоговых платежей и штрафных санкций, равно как и метода борьбы с описанной технологией.

            Итак, классическая ситуация: налоговый орган проверяет крупного, а потому «вкусного» в фискальном отношении плательщика (скажем так, строительную компанию), которая находится «на плаву», исправно платит миллионные отчисления в бюджет, зарабатывает и дает заработать другим.

            Проводится проверка взаимоотношений нашего предприятия (назовем его А) с другим предприятием (пусть будет Б), за определенный период. Налоговая устанавливает, что А в прошлом году покупала у Б некие товары (продукцию, услуги). А рассчиталось с Б, как покупатель – получила от Б (продавца) налоговую накладную, которую заявила в качестве возмещения налогового кредита, отразила в налоговом учете затраты на приобретение товаров или оборудования.

            И здесь появляется налоговая инспекция, которая заявляет, что согласно данных информационной базы «Налоговый блок» (украинским языком «Податковий блок») предприятие Б со всех сторон сомнительное, «неправильное» и «стремное». Мотивы такой сомнительности разнообразные, воплощающие самый смелый полет фантазии – Б не находится по месту государственной регистрации, не сдало ту или иную отчетность, либо (тренд последнего времени) – у Б отсутствует оборудование и кадровый ресурс, позволяющий осуществлять уставную деятельность. Последний тезис вообще забавный, ибо для самых популярных хозяйственно-финансовых операций по посреднической перепродаже чего-либо (от гаек-болтов до космических ракет или ценных бумаг) иметь какое-либо технологическое оборудование или штат работников в полторы тысячи человек вовсе не обязательно, коммерческую деятельность может успешно осуществлять всего лишь один человек – директор. Да и налоговая не имеет специалистов-экспертов (да и законных полномочий), чтобы ответственно осуществлять совокупную комплексную технологическую экспертизу производственных активов предприятия, человеческих и интеллектуальных ресурсов, финансов, объектов интеллектуальной собственности, ноу-хау, навыков и технологий, дабы просто так заявить «предприятие Б не может осуществлять термоядерний синтез и продавать его результаты».

            Это все равно, что посмотрев на невзрачного мужичонку на улице, сказать «да это недалекий сомнительный человечишко, ни на что не способный, у него нету ресурсов, опыта и образования чтобы писать книги (картины), изобрести лекарство от рака или спасти из горящего дома ребенка».

            Вопреки бредовости и сомнительности подобных утверждений и явного превышений полномочий налоговым органом (произвольной псевдоэкспертной оценки способности и возможности предприятия зарабатывать деньги, то есть, достигать законной цели своей деятельности) подобная оценка «это невозможно» встречается сплошь и рядом, повсеместно, составляя основу деятельности налоговой системы и технологии «сшибания» денег.

            Ибо, начатый налоговой инспекцией тезис имеет свое продолжение «поскольку согласно базы данных «Налоговый блок» Б не имеет активов и оборудования, позволяющего ему продавать гайки, договор о продаже двух ящиков гаек, заключенный между А и Б – является сомнительным, притворным, мнимым, направленным на создание видимости финансово-хозяйственных операций между сторонами, недействительным, а операции, проведенные между сторонами – бестоварными, в связи с чем А, отразив проведенную операцию и уменьшив налоговые обязательства – поступило нехорошо, скрывшись от уплаты налогов…»

            Ну и дальше следуют сами доначисления налогов и пени со всеми вытекающими последствиями.

            Судебное обжалование действий налоговой не всегда имеет позитивный результат: с одной стороны, наблюдается кадровый «голод» ибо юристов, которые «немножко бухгалтера», соображают в бизнесе и его технологиях и имеют минимальные навыки общения с налоговым органом – не так много. То же самое и с судьями, большинство из которых не знают, чем отличается налоговая накладная от счета-фактуры. Последние, к тому же, имеют нехорошую привычку «ложится» под налоговые органы по нескольким причинам – либо какого-то органического врожденного благоговения «это же ж налоговая, отстаивая бюджет – никогда не прогадаешь», либо из соображений «мы будем нещадно мордовать предпринимателей, чтобы они знали, без денег мы так просто ничего в их пользу решать не будем, решения налоговых органов мы будем отменять далеко не бесплатно, даже если они и незаконные…». Как мы все понимаем, в последнем случае подобная принципиальность судей имеет своим происхождением создание предпосылок для взяточничества, ибо зная о сверхпринципиальности того или иного судьи – истец заранее готовится к «заносу».

            Так или иначе, в Едином реестре судебных решений словосочетания «согласно базы данных «Налоговый блок» и «лицо, с которым истец заключил договор на поставку кирпичей не имеет оборудования для их производства, потому операции имеют безтоварный характер» встречаются до неприличия часто, равно как и процент решений об отказе в иске.

            «Лечатся» подобные творческие изыскания налоговиков и судей, на самом деле, весьма просто и изящно.

            Согласно Закону Украины «О защите информации в информационно-телекоммуникационных системах» собственник информационных систем обязан обеспечить защиту информации, содержащейся в базах данных, кроме того, базы данных должны обладать определенной степенью достоверности с четким контролем процедуры создания базы и пользования ею.

            Утрировано: мы можем самостоятельно создать любую базу данных, скажем так, на своих соседей, в которую в отношении того или иного соседа можем внести запись «причастен к убийству Кеннеди» или «является родственником инопланетян». Завтра мы поменяем эти данные и характеристики на любые иные, еще более фантастичные, в абсолютно произвольной форме по одному нам известному алгоритму. Разумеется, что подобные записи не имеют и принципиально не могут иметь никакого значения или смысла (кроме как быть доказательной базой некоторой доли психической невменяемости собственника такой, с позволения сказать, базы).

            Такая же самая система (подход, алгоритм, парадигма) законом предусмотрена для «государственных баз данных» (в частности, смотрим ст. 8, 9 упомянутого Закона). Каждая информационная система (база данных), разумеется, должна иметь легальное происхождение (быть разработанной на засадах прозрачности, ясности, понятности или быть прозрачно приобретенной у разработчика (автора), иметь регламент, не допускать постороннего вмешательства, не допускать (ограничивать) возможности внесения изменений и дополнений, фиксировать авторство изменений и контролировать аутентичность любого вмешательства. То есть, базы данных государственных органов должны исключать варианты, когда налоговый инспектор, которому девочка-бухгалтер крупного предприятия отказала во взаимности, с целью мести в произвольной форме может внести запись «предприятие не находится по месту регистрации, является сомнительным, не имеет производственной базы для производства и продажи всего, чем торгует последние два года» (со всеми вытекающими последствиями для всех контрагентов данного предприятия).

            Для таких целей специально создана целая отрасль законодательства, законодательство о защите информации, находящейся в информационных системах и целая специализированная уполномоченная структура – Государственная служба специальной связи и защиты информации Украины, письмо которой о характере базы «Налоговый блок» (укр. - Податковий блок) мы предлагаем вниманию читателей.

 

 

            Письмо содержит юридически выверенный анализ тех обстоятельств, которые мы в литературной форме описали выше, а последний абзац письма в комментариях вообще не нуждается – «Налоговый блок» не известен Государственной службе специальной связи и защиты информации в принципе, что это такое, откуда оно взялось, чего с ним делать и  как применять – неизвестно. 

Скажем проще: степень «доказательности» и доверия к базе «Налоговый блок» — примерно такая же, как записям о характере морального облика Лены из класса 8-Б на стене школьного туалета.

            Уже это одно обстоятельство при правильной работе юристов в суде позволяет отсечь и сделать никчемными и бесперспективными 90% потуг налоговиков и недалеких (или коррупционно настроенных) судей, ибо ни те ни другие не имеют права обосновывать свою позицию записями «околотуалетного» (как выясняется) характера, что мы и советуем делать всем, кто столкнется с налоговыми органами и результатами их проверочно-контролирующей деятельности (письмо, как говорится, в помощь).

            Лично я буду сурово наказывать любого налогового чиновника или судью, который позволит себе ссылку на «Налоговый блок» в качестве доказательства.

            В качестве лирического отступления позволю себе поразмышлять на тему происхождения «Налогового блока» еще: подозреваю, что сия база «мостырилась на коленях» местными, налоговыми доморощенными системными администраторами и налоговыми инспекторами в свободное от основной работы время во вред интересам службы.

В этом случае разработчики и внедрители «Налогового блока» должны быть привлечены к ответственности за нерациональное использование рабочего времени, которое они потратили на создание непонятного программного продукта (лучше бы играли в компютерные игры или серфили по порносайтам, по крайней мере – доказать нерациональное использование ресурсов и времени там хотя бы невозможно).

Не исключено, что за «Налоговый блок» (отдельные его фрагменты) было заплачено весьма круглую сумму бюджетных (а каких же еще) денег (да еще и с учетом «отката» разработчикам). Подобная трата также является преступной, ибо, как видим, приобретено (создано) непонятное образование, не имеющее ни смысла, ни формы, ни перспектив применения. Деньги просто были украдены (на них купили нечто крайне сомнительное).

Безусловно, к созданию «Налогового блока» приложили руку представители предыдущей «злочынной влады» (создавая базу явно с намерением «стричь» богатые предприятия путем дискредитации контрагентов), и потому и здесь вопросов пока больше, нежели ответов.

Дабы окончательно попустить ретивость налоговиков – последние необходимо занять таким полезным занятием, как оправдание своей деятельности и пояснение всех обстоятельств приобретения (внедрения) «Налогового блока» перед фининспекцией, прокуратурой, Службой безопасности Украины, Государственной службой специальной связи и защиты информации Украины и другими компетентными органами, к ведению которых отнесены обозначенным нами вопросы.

Но в любом случае очевидно, что фантазии и домыслы налоговой инспекции в плане предполагаемой достоверности «Налогового блока» — ничтожны как по сути, так и по форме и не имеют права на существование в цивилизованном государстве.

 

Алексей Святогор, адвокат


Теги статьи: НалоговаяНалогообложение

Дата и время 15 июля 2014 г., 21:06     Просмотры Просмотров: 2843
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus

Важные новости

Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко Новинский получил украинское гражданство по просьбе Порошенко 08.12.2016
Помощь в получении украинского гражданства российскому олигарху Вадиму Новинскому оказал в свое время Петр Порошенко. Подробнее
Нацполіція опублікувала дані щодо кількості пограбувань і розбоїв у Києві Нацполіція опублікувала дані щодо кількості пограбувань і розбоїв у Києві 07.12.2016
У Києві порівняно з минулим роком кількість розбійних нападів зросла на 54%, а грабежів – на 61%. Подробнее
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Если бы выборы в Раду проходили сегодня, кого бы вы поддержали?












Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте