АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -2°C
Харьков: -1°C
Днепр: 0°C
Одесса: 0°C
Чернигов: -2°C
Сумы: -2°C
Львов: 1°C
Ужгород: 4°C
Луцк: 0°C
Ровно: -1°C

Армия России, «медийный легион»

Армия России, «медийный легион»
Армия России, «медийный легион»

Как они «воюют» и в Украине.

С недавних пор практика использования в военных целях невоенного информационного ресурса стала рассматриваться Россией, как неотъемлемый элемент ведения конфликтов. СМИ РФ уже привлекались для создания необходимого информационного фона в Югославии, Ираке, Афганистане, Сирии. «Воюют» они и в Украине.

Применение военной силы неизбежно ведет к войне средств массовой информации с возможностью участия в ней журналистов — либо с помощью прямой пропаганды, либо путем контролирования репортажей

Арно Мерсье (Centre National de laRecherche Scientifique).

17 апреля 2016 г. в атриуме Национального центра управления обороной РФ российские журналисты получили боевые награды из рук министра обороны РФ С.Шойгу.

Ничего не удивляет? Боевые награды — мирным журналистам ... В мирное время ...

На торжество были приглашены руководство военного ведомства России, главные редакторы центральных телеканалов, печатных изданий и информационных агентств, политики, известные спортсмены и общественные деятели РФ.

Шойгу вручил медали с аверсом «Участнику военной операции в Сирии» генеральным директорам «Первого канала», ВГТРК, «НТВ», корреспондентам телеканалов «Россия-1», «Россия 24», «Звезда», «ТВЦ», «Первого канала», «РЕН-ТВ», «Russia Today», «НТВ», журналистам «Комсомольской правды» и «Московского комсомольца», «Независимого военного обозрения» и другим.

После такого ритуала становится понятно, почему сирийскую кампанию России часто называли «войной в телевизоре».

Последняя церемония награждения очень напоминала события двухлетней давности (май 2014 г.), когда после информационной операции Кремля по аннексии Крыма президент РФ В.Путин наградил 300 лучших журналистов.

В числе «лучших» оказались около сотни медийщиков ВГТРК (телеканал «Россия», радио «Маяк»), более 60 — из «Первого канала», по нескольку десятков от телеканалов «НТВ», «Russia Тoday» и холдинга «Life News». Среди узнаваемых лиц — Маргарита Симоньян (главред«Russia Today»), Владимир Сунгоркин (главред «Комсомольской правды»), Владимир Соловьев (телеведущий канала «Россия»), Арам Габрелянов (гендиректор Life News) и другие.

Еще раньше подобную церемонию можно было наблюдать вначале 2009 г., после завершения оккупации Россией территории грузинской Осетии. Тогда, президент РФ Д.Медведев вручал государственные награды 11 журналистам, освещавшим события в войне с Грузией 2008 г. Семерым достались ордена Мужества, а четверо получили медали «За отвагу». И что характерно — в числе награжденных «оказались» все те же — представители главных федеральных телеканалов («Первый», «Россия» и «НТВ»), а также газет «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец».

Кремль стал активнее привлекать медиа для военных конфликтов малой интенсивности. Применение журналистов в целях войны сами российские репортеры стали называть «информационным легионом». С недавних пор практика использования в военных целях невоенного информационного ресурса стала рассматриваться Россией, как неотъемлемый элемент ведения конфликтов.

Напомним, что СМИ привлекались для создания необходимого информационного фона в Югославии, Ираке, Афганистане, Сирии.

Попытки России создать «информационную колонну» в интересах армии имела свою специфику. Например, на первом этапе информационный опыт освещения боевых действий российской армии вряд ли можно назвать успешным. Примеры — Нагорно-Карабахский конфликт (1990 г.),Приднестровье (1992 г.), первая война в Чечне (1996 г.).

Со временем, российское военное ведомство нарастило опыт информационных операций для сопровождения военных кампаний. Среди них — вторая чеченская война (2002 г.), война в Грузии (2008 г.), оккупация Крыма и Донбасса (2014 г.). При этом, тактика применения медийного ресурса во всех конфликтах основывалась на создании информационной блокады оккупированного региона. Об этом пишет грузинский профессор Олег Панфилов в своих книгах «Россия-Грузия: информационная война» и «Информационная блокада Чечни».

Одним словом, ВС России создали себе еще один военный потенциал — средства массовой информации, которые способствовали достижению целей вооруженного конфликта.

Сегодня российская армия продолжает совершенствовать методы применения информационных ресурсов для достижения военных целей. В этой связи было избрано два направления.

Первое, это создание журналистского корпуса в России, который бы специализировался на военной тематике. Недавний пример — с началом агрессии российских войск на украинскую территорию, в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону и других городах были открыты курсы по подготовке военных журналистов.

Молодых людей обучали не только мерам безопасности в районах ведения боевых действий, но и специфике освещения военного конфликта (правильной риторике подачи новостных сообщений, описанию событий необходимом ключе или поиску информационных акцентов для создания резонансов). Параллельно с этим, в оккупированных регионах Донбасса и Крыма проводились подобные тренинги для региональных журналистов. Их опыт был ценен знаниями местных особенностей населения захваченных территорий.

Второе направление — это мобилизация существующего в России невоенного медийного ресурса к выполнению задач информационного сопровождения деятельности российской армии. Здесь следует говорить о традиционном привлечении ведущих государственных российских каналов к освещению событий в регионах войны. Их можно легко отследить по спискам награжденных (см. выше).

Помимо этого, российское военное руководство предприняло весьма интересный ход для привлечения журналистов из регионов России. Для этого в 2014 г. в российском минобороны был учрежден фестиваль прессы «Медиа-Ас», главной идеей которого стало освещение деятельности военных операций России и пропаганда военной тематики. Бюджет фестиваля относится к фондам министерства обороны РФ и в открытой печати не раскрывается.

Желание участвовать в фестивале в прошлом году выявили около 150 различных СМИ России. Количество номинаций (их в этом году было 15) послужило мотивом для журналистов региональных СМИ.

Нужно сказать, что идея российских генералов по привлечению к работе невоенных СМИ оказалась достаточно продуктивной — за два года военная тематика заняла постоянную нишу в информационном потоке России. При этом, в подавляющем большинстве сообщения об армии РФ носят позитивный и патриотических характер. В прессе практически нет информации об упущениях, оплошностях, просчетах относительно российских военных. В медийной среде России — они идеальны.

Итак, в российской армии создан информационный ресурс, который под призмой гибридной войны (доклад 2013 г. начальника российского ГШ В.Герасимова), представляется, как медийный элемент информационного влияния. Он определен двумя составляющими:

а) авторитетные федеральные СМИ России. Их функция — задавать тональность риторики и обеспечивать информацией аудиторию России, зарубежных стран и интернет-сообществ. Репортеры известных СМИ присутствуют среди российских войск и создают так называемый «эталонный» информационный продукт. Именно он определяет риторику, в которой должно рассматриваться то или иное событие (пример со сбитым над Донецком Boeing 777). Каждый из таких СМИ имеет иноязычные версии и информационные интернет-порталы, что расширяет круг потребителей их информации;

б) региональные СМИ России. Их задача — поддерживать информационный фон и доводить информацию до региональной аудитории, используя «эталонный» информационный продукт. В целях привлечения региональных СМИ России для работы в интересах МО создан ежегодныйфестиваль прессы «Медиа-Ас», в котором участвуют сотни российских изданий. Кроме того, к этой категории следует отнести журналистов оккупированных территорий, которые работают в новых пророссийских медиа.

Фактически, российское военное ведомство выстроило двухъярусную информационную структуру с привлечением невоенных медийных ресурсов. При этом, подобная структура «отработала» свою тактику в военных конфликтах с участием России.

***

Таким образом, за последние несколько лет оборонное ведомство России сформировало круг журналистов и СМИ России («военный пул»), которые продуцируют имиджевые информационные материалы об армии.

Кроме того, группы военных журналистов России, которые работали в интересах оккупации территорий, прошли «обкатку» в зонах военных конфликтов — в Крыму (2014), на востоке Украины (с 2014 г.) и в Сирии (с 2015 г.).

В целях привлечения региональных журналистов к работе в военной сфере, МО России запустило медийный проект «Медиа-Ас», что способствует распространению мнений внутри регионов России о «сильной» и «современной» российской армии.

По мнению информированных источников, российское военное ведомство работает над привлечением зарубежных СМИ, которые бы работали в их интересах.

Вместе с тем, многие российские ВУЗы по госзаказу из МО РФ открыли направления подготовки дипломированных военных журналистов.

Вячеслав Гусаров, эксперт по информационной безопасности, ЦВПИ, опубликовано на сайте группы «ИС»


Теги статьи: Информационные войскаИнформационные войныПропаганда

Дата и время 04 мая 2016 г., 11:41     Просмотры Просмотров: 1016
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
22 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.062836