АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 1°C
Харьков: 3°C
Днепр: 4°C
Одесса: 4°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 0°C
Ужгород: 1°C
Луцк: 1°C
Ровно: 1°C

Децентрализация: как сбалансировать риски и возможности в условиях войны

Децентрализация: как сбалансировать риски и возможности в условиях войны
Децентрализация: как сбалансировать риски и возможности в условиях войны

После назначения Владимира Гройсмана на должность премьер-министра многие политики и эксперты прогнозируют форсирование процесса децентрализации в Украине. Аргумент в пользу таких предположений – тема местного самоуправления понятна Гройсману, и он может попытаться превратить её в главное дело своей каденции.

Между тем обстановка, на фоне которой будет проходить децентрализация, существенно изменилась по сравнению с прошлым годом. Хотим обратить внимание читателей на ряд важных тенденций и факторов, совокупность которых повышает риски, в том числе – и для Харькова.

Первое. Слабеющий и непопулярный центр. Скандалы и кризисы последних месяцев на фоне тяжелой социально-экономической ситуации ослабили центральную власть. Ощутимые имиджевые удары были нанесены лично президенту. Часть бывших союзников сделала ставку на популизм и досрочные выборы любой ценой. Развал коалиции постмайдановских сил вынудил Порошенко искать поддержки в парламенте у олигархических групп. Правительство Гройсмана уже никто не называет реформаторским. Характер назначения генпрокурора демонстрирует, что власть растеряла моральное превосходство и вынуждена применять сомнительные технологии для решения возникающих задач.

Второе. Нарастающее внешнее давление. Главной темой последних недель является открытый прессинг Запада и России с целью вынудить Украину к проведению выборов на оккупированных территориях Донбасса. Помимо прочего, выборы являются одним из элементов плана по формализации «особого статуса» оккупированных районов Луганской и Донецкой областей.

Как одно из следствий - представители донецких элит, которые два года сидели очень тихо, опасаясь заслуженных преследований за многолетний грабёж региона и открытое пособничество врагу, поднимают голову и возвращают статус игроков на публичной арене.

Третье. Нарастание внутренних центробежных процессов. На фоне обострения проблем, с которыми приходится разбираться центральной власти, активизировались движения, нацеленные на дальнейшее размывание влияния Киева в регионах. В этом процессе ситуативно совпали интересы региональных элит и Кремля. Крупные феодалы пытаются отвоевать себе максимальное пространство для маневра, а Россия системно работает на ослабление всего, что поддерживает целостность Украины.

Эрозия государственного организма происходит на двух уровнях – региональном и локальном.

Региональное изменение

В настоящий момент разного рода «обособленческие» течения открыто работают во многих областях. Как минимум в трёх регионах – Закарпатье, Харькове и Одессе – эти явления с точки зрения восприятия и продвижения в публичном пространстве уже перешли из разряда постыдных извращений в разряд «а почему бы и нет?».

Так, в Одессе набирает обороты движение за «порто-франко». В этом процессе есть интересный нюанс. В Верховной Раде зарегистрировано  полдюжины законопроектов, которые предполагают создание в Одесском регионе некой «зоны приоритетного развития» со специальными условиями для инвестирования, налогообложения и администрирования.

Часть этих законопроектов (в т.ч. – подготовленный харьковским нардепом Евгением Мураевым проект закона №3283 от 09.10.2015 г.), четко ограничивает территорию «порто-франко» пределами Одесского морского порта, максимум – прилегающими к порту районами.

Сходный процесс наблюдается в Харькове. Уже больше года в области разворачивается движение за создание региона приоритетного развития «Слобожанщина». Основными лоббистами данной идеи являются экс-коммунисты, ряд примкнувших к ним деятелей ПР, «Украинского выбора» и другой политический сброд.

Еще в мае 2015 г. эти граждане, оформившиеся в «Общественный совет Слобожанщины», предложили ряд изменений в Конституцию, согласно которым Харьковская область должна быть переименована в Харьковский специальный экономический регион. Причем указанные лица предлагали записать в Конституцию Украины норму (!) о необходимости трансграничного сотрудничества ХСЭР и прилегающих территорий Российской Федерации!

В течение года идею региона «Слобожанщина» прокачивали на разного рода публичных мероприятиях. Причем как в самой Харьковской области, так и в ходе гастролей в Киеве. Часть этих мероприятий была сорвана проукраинскими активистами. Однако поборники «особого статуса» для Харькова обладают значительным ресурсом для покупки СМИ.

В частности, к 9 мая лоббисты «Слобожанщины» приурочили завершение сбора 25 тысяч подписей под петицией к Президенту Украины с целью принятия закона «Об особом регионе развития «Слобожанщина». В СМИ мигом разнеслась эта новость, причем журналисты не задумываясь копипастили информацию, что автором петиции является целый депутат Харьковского горсовета. Хотя инициатор обращения Алексей Перепелица является экс-депутатом от КПУ, а его партия «Нова держава» на выборах в 2015 г. пролетела.

При этом в парламенте уже зарегистрирован законопроект № 3287 от 09.10.2015 «О специальном режиме инвестиционной деятельности на территории города Харькова», автором которого является упоминавшийся депутат Мураев. К слову, Мураев зарегистрировал 10 законопроектов о создании специальных экономических зон. Помимо Харькова и Одессы он предлагает осчастливить гг. Рени (Одесская область), Трускавец (Львовская область), Николаев, Шостку (Сумская область), Нововолынск (Волынская область), 7 районов Черниговской области, 700 га в Закарпатской области, часть Житомирской области.

В отличие от экс-комми, Мураев предлагает особый статус только для города Харькова, без области. Фокус не новый, еще в 1998 г. на парламентских выборах идею «особого статуса» для Харькова эксплуатировал Михаил Добкин.

По мере того, как авторитет Киева в глазах харьковчан и одесситов тает, обособленческие течения набирают сторонников.

Попытки истребовать для своих регионов «особый статус» предпринимались и в других областях. Так, в феврале 2015 г. в Запорожской области началась раскрутка идеи «особого статуса» с упором на экологические проблемы.

В августе 2015 г. областной совет одобрил текст соответствующего законопроекта и направил его в Киев. В декабре 2015 г. в Запорожье намеревались провести съезд в поддержку данного закона, на мероприятие за деньги свозили псевдоактивистов из других регионов. Но это сборище заблокировала СБУ.

Регулярные приступы обособления преследуют закарпатских русинов. В апреле 2016 г. Закарпатский облсовет обратился к высшему руководству страны с просьбой дать региону больше полномочий. Причем это было сделано со ссылкой на референдум 1991 г. об автономии Закарпатья. Губернатор области Геннадий Москаль в ответ решил обратиться в суд и признать этот референдум юридические ничтожным.

Еще одним направлением борьбы за укрепление позиций региональных элит является требование ввести прямые выборы губернаторов областей. Подобные идеи уже поддержал целый ряд областных советов.

Таким образом, возникает следующая конструкция. На региональном уровне формируются два типа «обособленческих» движений. Первый создается пророссийскими элементами (практически все подобные инициативы связывают с именем Виктора Медведчука) с целью если не формальной, то реальной федерализации Украины. Второй тип рождается по инициативе местных элит, которые далеко не всегда выступают с антиукраинских позиций, но хотят единолично распоряжаться благами в своем регионе. Второй тип характерен для областей, где есть таможня либо природные ресурсы / источники ренты, поступающей в государственный бюджет. Именно эти потоки хотят перераспределить феодалы.

На фоне ослабления центра синхронное давление «обособленцев» может завести гораздо дальше, чем хотят алчущие экономических бонусов. Собственно, на Донбассе именно так и произошло. Манёвры региональных магнатов с целью принудить Киев к диалогу привели к тому, что Кремлю удалось развязать войну.

Если Западу удастся продавить формальное «обособление» оккупированных территорий в рамках Украины, это даст мощный толчок движению за «особый статус» во всех регионах, где есть чем поживиться.

Локальный уровень

Дополнением к обособленческим позывам регионального уровня являются процессы на уровне локальных громад. В данный момент набирает обороты процесс формирования объединенных громад, проходят выборы местных властей. Эти выборы представляют особый интерес для крупных латифундистов и владельцев других бизнесов, главным активом которых является земля. Владельцы агрохолдингов, лесозаготовительных предприятий и др. стремятся заполучить контроль над новыми органами управления.

Обеспечив контроль на локальном уровне и сумев «обособиться» на уровне региона, местные феодалы станут полновластными господами. У них в руках будут реальные инструменты влияния на ситуацию. Это идеальный расклад для внешнего врага, который сможет договариваться с региональными магнатами как минимум о проведении информационных акций.

Например, недавно большой резонанс вызвало сообщение о якобы принятом решении Дрогобычского горсовета (Львовская область) требовать для своего города особый экономический статус. Никаких решений не было, была лишь неудачная попытка включить такой вопрос в повестку дня, однако масса российских и пророссийских СМИ в Украине в красках расписали историю о «львовских сепаратистах». В информационной войне наличие таких «автономистов» - это просто подарок.

Как избежать беды

Чтобы децентрализация не превратилась в инструмент расшатывания государства изнутри, Киев должен сделать несколько вещей.

Первое. Довести до ума реформы в силовых органах, разорвать связи между региональными элитами и силовым блоком. Если центральная власть не обеспечит жесткие вертикали, ползучую федерализацию остановить не удастся.

Как один из блоков в этом направлении – необходимо в кратчайшие сроки принять программы развития Вооруженных Сил и всего сектора обороны и безопасности, чтобы начать передислокацию на Юг и Восток воинских частей.Милитаризация и жесткая монополия на насилие позволят отчасти сбалансировать центробежные течения.

Второе. Столица должна чутко реагировать на разумные предложения регионов в экономической сфере. Например, действительно нужно искать модель государственных инвестиций с помощью перераспределения денег от таможни либо ренты. Но эти инвестиции должны идти через прозрачный инструмент в Киеве и на конкретные проекты.

Третье. Киев должен задуматься над развитием лояльной сети общественно-политических проектов, эксплуатирующих региональную повестку. Стержнем этой деятельности должна стать работа с кадрами.

Четвертое. Центральная власть должна уделить особое внимание гуманитарной политике. Очень часто требования «особого статуса» на уровне областей дополнительно обосновывают тем, что Киев не уважает регионы, не учитывает особенности исторического развития, пытаясь свести все к декоммунизации и переименованиям. В качестве одной из форм работы с регионами должно быть возрождение многотомных серийных издании по образцу «Истории городов и сел Украинской СРР» и др. Столица должна модерировать эти процессы, чтобы все регионы были вовлечены и каждый чувствовал себя частью целого.

В общем, когда сильный и уважаемый центр делится властью и ресурсами - это воспринимается как шаг вперед. Когда власть и ресурсы отбирают под давлением - это деградация. Если столица как некий источник силы и собирательный «законодатель мод» станет менее привлекательной, чем региональные проекты, в условиях войны децентрализация может принести только вред.

ИС-Харьков


Теги статьи: Децентрализация

Дата и время 16 мая 2016 г., 09:58     Просмотры Просмотров: 1135
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.081228