АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 6°C
Днепр: 8°C
Одесса: 1°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 3°C
Львов: -3°C
Ужгород: 1°C
Луцк: -2°C
Ровно: 0°C

Алексей Шалайский: ГПУ – это организация, которую следует разогнать и засыпать пеплом

Алексей Шалайский: ГПУ – это организация, которую следует разогнать и засыпать пеплом
Алексей Шалайский: ГПУ – это организация, которую следует разогнать и засыпать пеплом

Алексей Шалайский, главный редактор сайта “Наши деньги”, – рассказал Эспрессо о влиянии судебной реформы, преодолении коррупции, антикоррупционном “гудке” Саакашвили и новые денежные “теми” украинских силовиков Олекса Шалайский о ГПУ, СБУ и АП в коррупционных схемах или На Одесщине Саакашвили занимается не борьбой с коррупцией, а пиаром

Случилось: приняли закон о новом судоустройстве Украины, обнародовали “амбарные” книги регионалов. Будут ли с этого какие-то соответствующие последствия?

На самом деле, я, возможно, буду не в тренде, но начну с этих списков Партии регионов. Я, честно говоря, думаю, что их обнародование, оно не то что не несет какого-то особого позитива, а даже сбивает с колеи.

Дело в том, ну грубо говоря, мы вот сейчас можем анализировать коррупцию Ленина или Сталина, Брежнева и еще каких-то там людей, которых уже забыли и так далее. Вот и сейчас мы вдруг узнаем, что в 2012 году какой-то там Охендовский заработал. Ну, эксперты, даже какие-то минимальные, и так знали об этом. Возможно, не знали точных сумм, но это же не является каким-то откровением. Даже если будет доказано, что эти деньги взяты, – ведь это наличность. Ну, взял он деньги. А за что взял!?

Посадить их удастся?

Нет, абсолютно. Минимальные шансы. Вот берем Охендовского, потому что это яркая фигура, председатель ЦИК, органа, который влияет на выборы. Вот написано, что, мол, Охендовский подписался и взял 20 тыс. долларов. А он говорит, что не брал. Берут на экспертизу, говорят что это как бы ваша подпись. А он говорит, что нет. И даже если взял, то за что? Там же не написано – за что, какие услуги предоставлены, кто раздавал.

Мы, честно говоря, сейчас, когда общаемся с правоохранителями и когда они рассказывают, каким образом надо доказать взятку, то они говорят о множестве разнообразных проблем: и фиксирование, и меченые деньги, и чтобы забежали в тот самый момент и так далее. То есть это слив – будет такое себе моральное влияние, – поиск коррупции, за которую невозможно посадить.

То есть это выведение проблемы в пиар, в “гудок”.

Так. Это выведение в “гудок” проблемы. Потому что вот когда сейчас воруют деньги…

А если говорить о судебной реформе – после нее суды должны бы заработать. Имеем обновленную Генеральную прокуратуру, которая также должна бы помочь посадить всех неуловимых эмиссаров режима Януковича. Потому что уже два года как-то одни кивают на Махницкого, Махницкий в свою очередь кивает на преемников и так далее.

Наша организация уже настолько глубоко залезла в те все правоохранительные реформы, что уже аж противно становится, потому что видишь реальную ситуацию, которая там есть. Я, честно говоря, сейчас частично верю только одной организации – НАБУ.

Если в НАБУ люди шли на зарплату в 30 тыс. гривен и мы понимаем, что на такую зарплату может прийти более-менее честный человек, то прокуратура и милиция все делали в пересчете на старые зарплаты – там выбор шел прервано из сортов одной субстанции.

Поэтому, в принципе, сейчас ГПУ – это организация, которую следует разогнать и засыпать пеплом. По логике должна быть создана новая организация – Государственное бюро расследований, а прокуратура вообще должна заниматься какими-то безделушками.

Но этот ГБР должен был быть создан еще месяц назад, и то, что его еще даже не создали, а только начинают создавать, думаю, что это делается специально, под давлением администрации Президента для того, чтобы дальше рулила Генпрокуратура. Потому что пока не создано ГБР, то ГПУ дальше руководит.

И вот что еще интересно, мы сейчас анализируем разные суды, где ГПУ участвует. И вот они говорят, что, мол, взяли на взятке мегачеловека, а козлы из суда отпустили . И все пишут, что судьи такие плохие. Но, когда читаешь приговор, то часто оказывается, что ГПУ приходит с совершенно какими-то бездарными обвинениями. И если бы я был судьей, я бы тоже его отпустил.

Это же сознательная технология.

Абсолютно сознательная.

Слепить дело так, чтобы оно провалилось в суде.

Малого того, каким образом это выглядит: прокурор приходит на первое заседание и говорит: “я утверждаю, что небо желтое”. Суд говорит: “нет, оно синее. Давайте отпустим”. Прокурор идет в апелляцию и все равно говорит, что небо желтое и так вплоть до Верховного суда. И когда уже окончательно проигрывает прокуратура, то говорят, что это судьи саботируют их работу. Порой судьи саботируют, но не в большинстве.

То есть все таки скрывается в прокуратуре?

Думаю так. Разумеется, лучше всего борется против коррупции страх. Никакие не билборды “Не бери взятки” и так далее – это без шансов. Если даже церковь за 2 тысячи лет не смогла уменьшить коррупцию, то что тут говорить о морали.

Но сначала должна быть какая-то более-менее нормальная зарплата, но сразу, параллельно, и нормальная уголовная ответственность. А у нас этого механизма нет, к сожалению, пока что. Ведь единственная организация, которая имеет достойные зарплаты и еще что-то работает, – НАБУ.

А СБУ?

Честно говоря, за последние три месяца мы увидели 5 историй, когда СБУ выступала как фабрика зарабатывания денег. Она всегда была фабрикой по зарабатыванию денег, но сейчас они получили невероятный штырь, который называется статья о финансировании терроризма.

И пока человек пытается доказать, что это абсурд, начинается выемка всех документов, арест счетов и так далее. И такие истории все под копирку. Потом все отдают, за полгода, когда фирма уже лежит.

А эта веревочка может решаться или завязываться с помощью той самой Администрации Президента? Они же там сидят, что-то анализируют, возможно, мониторят этот наш эфир.

Думаю, если бы вдруг они смотрели этот эфир, то бы сказали: “Действительно. Нужно как-то понажимать на клавиши, чтобы такие эфиры больше не выходили”. Я думаю, что это, на самом деле, единственная их реакция на такие вещи. Историй стало слишком много, а людей, которые ими занимаются – то же самое количество. И они уже не успевают отбивать атаки коррупционеров, а те начали поднимать голову, особенно в регионах, потому что в Киеве концентрация активистов высокая и можно “гуртом батьку бить”.

Какие у нас самые коррумпированные регионы?

На первом месте у нас всегда шел Харьков, он и остается. Там люди вообще, по-моему, “без башни”, без берегов. Причем они очень часто это делают почти официально. Может Кернес сесть и написать указ – “Не выдавать никому никакой информации”. Это не то, что незаконно – это антиконституционно, но эта штука там уже 3 года работает и ничего. То есть, скажем так, чем дальше на Восток, тем больше коррупция.

А Одесщина славная?

Там много коррупции, потому что там морская граница и жирные земли.

А усилия Саакашвили что-то принесли?

А он там почти ничего не делает. Ну, реально. Это только пиар.

То есть только пиар и “гудок”?

Что-то они делают на таможне, но таможня – это же не Одесса. Одесса – это коммуналка, земля, здания и здесь вообще ничего не делается. Вот по пиару это выглядит так: он создает антикоррупционный штаб, люди входят, заседает штаб облгосадминистрации. Там висит ящик: “если вы знаете о коррупции, то бросьте сюда”. Бабки подходят, бросают это все, что “у меня ЖЭК не дает воду с 5 до 8″. Ну вот такого уровня. А люди-то хотят, но это же нужны знания, желание…

Это требует системной работы – это же не просто обвинить кого-то в коррупции.

Да. Это нужна достаточно методическая работа, я бы сказал квадратно-гнездовой метод: “Я хочу проверить все решения сессии горсовета за последние полтора года и понять, где там коррупция”. Но есть проблема с этим.

Вот, например, перед выборами собирается сессия Кировоградского городского совета и, поскольку, это последнее их заседание, так как будут выборы, то между депутатами делят несколько десятков жирных кусков земли. Все в шоке. А им что!? Это как “дембельский аккорд” – разобрали себе и пошли. Мало того, часть из них переизбрали. И все кричат, но они говорят, что все законно. Несправедливо, но законно. Ну вот такая штука.

Есть еще момент относительно рекридитования банков: есть ли шанс создать честный механизм и выяснить, а где же делись те деньги? Они были разворованы, то злые языки плещут на честных банкиров?

В Украине есть очень большая проблема: уровень коррупции снизился там, где мы ее можем контролировать, а там, где не можем – она осталась на том же уровне. Это касается армейских закупок, “Укроборонпром”, налоговая, наличные таможенников и в том числе Нацбанк. Здесь могут работать только правоохранительные органы.

Мы не можем проконтролировать армию, это президентская квота, мы не можем ГПУ проконтролировать, Нацбанк не можем. И они друг друга еще должны контролировать. То есть, условно, я должен прийти к СБУ или ГПУ и сказать, а давайте проконтролируем НБУ, как он там и что рефинансирует. Они скажут, что “мы все проконтролировали, там все нормально”. Поэтому я совсем не удивлен , что тормозится создание Государственного бюро расследований, потому что оно является рисковым для президента, что туда зайдет не президентский человек и …

И Луценко не поможет в такой ситуации.

Не поможет, потому что у него заберут следственные полномочия. И Луценко останется у разбитой бутылки.

То есть, насколько я понимаю, не зря провалилась верховнорадовская ВСК по поводу этого, уже подзабытого, Панамагейта?

Ему, на всякий случай, даже не дали стартовать, хотя все говорили будто, что в этом нет проблем. Ну сделайте ВСК и пусть она скажет , что там нет проблем! ВСК имеет плюс в том, что она, фактически, может допрашивать разных чиновников.

Они могут вызвать Гонтареву и она будет 40 минут отвечать на их вопросы, и если она будет врать, то оно будет иметь какие-то последствия. Вот это единственное. Чтобы в нашей истории украинская ВСК дошло до какой мегаправди, я не помню, но, на всякий случай, пусть и ВСК не будет.

То есть сейчас, если в двух словах, выглядит так, что власть хочет прикрыть кучу вещей и, к счастью, им это не удается из-за давления общественности и с помощью западных стран. Сейчас выглядит так: общественность обращается к власти, власть отстраняется, тогда общественность обращается, допустим, к послу США, тот вновь к власти, но у него есть аргумент…

…даем миллиард, не даем миллиард …

…и власть говорит: “дорогая общественность, мы вам обязательно все расскажем”. Вот только таким методом.

По материалам: politica-ua.com


Теги статьи: Шалайский Алексей

Дата и время 15 июня 2016 г., 23:30     Просмотры Просмотров: 1615
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.055943