АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -4°C
Харьков: -6°C
Днепр: -2°C
Одесса: -1°C
Чернигов: -8°C
Сумы: -6°C
Львов: -6°C
Ужгород: 2°C
Луцк: -6°C
Ровно: -7°C

Эксперт о НАБУ и ГПУ: Хотелось бы, чтобы они рвали друг друга на куски

Эксперт о НАБУ и ГПУ: Хотелось бы, чтобы они рвали друг друга на куски
Эксперт о НАБУ и ГПУ: Хотелось бы, чтобы они рвали друг друга на куски

Украине необходима конкуренция и силовых структур, и политических партий, отмечает кандидат философских наук, политический эксперт общественной организации «Слово и дело» Валентин Гладких. Конкуренция проектов на политической арене позволит провести естественный отбор и ускорить появление партий, способных сгруппировать продуктивную часть общества.

Конкуренция силовиков, в свою очередь, полностью ложится в систему сдержек и противовесов, работающую в цивилизованных странах. «СБУ наблюдает за прокуратурой и НАБУ, НАБУ следит за СБУ и прокуратурой, прокуратура, соответственно, за НАБУ и СБУ. Если кто-то нарушит законы, то он должен знать, что есть еще одна инстанция, которая сможет привлечь его к ответственности», – объясняет эксперт.

Подробнее о том, кто пытается помирить НАБУ и Генпрокуратуру, и том, почему из двух партий, сформировавшихся из антикоррупционного движения Саакашвили, ставить нужно на Касько и Сакварелидзе, а не Лещенко и Найема, в интервью FaceNews рассказал Валентин Гладких.

Без Саакашвили его партии, наверное, приходится сложно

Валентин, давайте начнем с крайних новостей. Жена Михеила Саакашвили стала кандидатом в депутаты грузинского парламента. Как оцениваете такую перспективу? И связано ли это с Украиной, где в последнее время Саакашвили перестал быть одним из ключевых ньюсмейкеров?

Независимо от того, где находится Саакашвили, у него есть своя политическая сила, которая борется за власть в Грузии. И тот факт, что в этой политической силе может быть представлена его жена, меня не удивляет. С другой стороны, это может свидетельствовать и о кризисе жанра, потому что, как по мне, это не очень хорошо. Было бы лучше, если бы в политическую силу вступали молодые, перспективные, умные грузины, которые хотят поменять страну к лучшему. Когда речь идет о жене даже такого человека, как Саакашвили, это все равно будет создавать основания для обвинений в кумовстве. В обществе это неприятно, однако во всем мире эта практика очень распространена.

Проблема не в том, что она жена Саакашвили, проблема в том, является ли она достаточно компетентным человеком, который хочет и может решать проблемы, которые стоять сегодня перед грузинским обществом. Однако я в данном случае не делал бы ни триумфа с этого события, тем более, шока, скандала.

Но Саакашвили – это человек, который приняв украинское гражданство и возглавив Одесскую область, продемонстрировал, что связывает свое будущее именно с Украиной. Параллельно существует партия в Грузии.

Это, условно говоря, «партия Саакашвили». На самом деле, это является партией граждан Грузии, разделяющих определенные общие ценности и подходы к их реализации. Иной вопрос, что, наверное, без такого фронтмена как Саакашвили им там приходится сложно. Тем более, мы знаем, что после поражения в этой политической силе было много кадровых потерь.

Однако, насколько я знаю, сейчас достаточно оптимистические прогнозы и влияние по чуть-чуть возвращается. Вряд ли они выиграют выборы, чтобы партийно сформировать правительственную коалицию или составить основу для правительственной коалиции, но, по крайней мере, могут вернуть достаточно существенное представительство в грузинском парламенте.

Несмотря на то, что мы ассоциируем (грузинскую партию «Единое национальное движение», – FaceNews) с особой Саакашвили, это все-таки коллективный организм. Я не думаю, что эта партия является инструментом реализации партии Саакашвили. Это не так как в Украине. Когда мы говорим о проектах, которые он катал по Украине, например, антикоррупционные форумы, то, думаю, там его влияние было значительно больше.

Хотя опять-таки дальнейшие события показали, что даже тут его влияние оказалось не абсолютным, что внутренние противоречия и внутренние интересы разных структур и групп людей в итоге не позволили создать общий проект. По сути, из этого проекта возникло, уже, как минимум, два политических проекта. Поэтому я бы все-таки не переоценивал роль человека в партии.

Безусловно, в Украине мы очень персонифицируем политику, очень развиты у нас лидерские партии, у нас партии называются именем лидера. Вот партия Саакашвили не называется партией Саакашвили. Это не Радикальная партия Олега Ляшко, не Блок Петра Порошенко, не УДАР Виталия Кличко. Это просто партия, в которой одним из членов, лидером был Михеил Саакашвили. Она и без него может справиться, хотя, безусловно, с ним ей будет легче.

С точки зрения кадрового потенциала я бы поставил на Касько, Сакварелидзе

Вы вспомнили об антикоррупционных форумах. Активные участники этих акций в итоге разделились на две команды. Первая – Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Светлана Залишук – решили создать новую партию на базе существующего «Демократического альянса». Вторая команда – Давид Сакварелидзе, Виталий Касько, Виктор Чумак – готовят абсолютно новую политическую силу. В итоге вчерашние соратники вместо полноценного объединения играют на одном электоральном поле, забирая голоса друг у друга. Какие, по Вашему мнению, перспективы у этих двух партий?

Пусть конкурируют, пусть их конкуренция проявляется в том, кто предложит лучшие пути решения тех проблем, которые есть. Я в этом не вижу никаких проблем.

 

 

Я вижу другую проблему, что и у первого, и у второго проекта, на самом деле, очень маленькая поддержка в украинском обществе. Лично я был симпатиком «Демократического альянса», я за них никогда не голосовал, но симпатизировал. Это длилось, пока они не начали свое смешивание с господином Гриценко («ДемАльянс» и партия Анатолия Гриценко принимали совместное участие в парламентских выборах 2014 года, – FaceNews), то есть пошли на коллаборацию с представителем старого режима. Потом я увидел все эти молодые дарования. Опять-таки все это является проявлением коллаборации, это коллаборация с коллаборантами. Все эти «лещенки», Залищук, «найемы» пошли на коллаборацию со старым режимом. А теперь демальянсовцы вместо того, чтобы пойти и развивать свою партийную структуру, тянут их к себе. Это ошибка партии, потому что партия должна была привлекать в свои ряды людей, являющихся профессионалами, у которых есть ответы на какие-то вопросы, у которых есть какие-то наработки. Взамен они опять-таки идут путем медиапартии, главное, чтобы мы присутствовали в медиа пространстве. У них нет соответствующего кадрового потенциала. Они на сегодня не способны привлекать на свою сторону не прогрессивную, а продуктивную часть украинского общества.

Я, по крайней мере, (состоянием, – FaceNews) на сейчас не вижу законопроектов от Лещенко (согласно сайту Верховной Рады Сергей Лещенко не единожды выступал в числе инициаторов законодательных изменений, – FaceNews), Залищук (законодательные инициативы Светланы Залищук также можно посмотреть на сайте парламента, – FaceNews) и остальных молодых (политиков, – FaceNews). Заявления слышу, а вот системной работы не вижу, что свидетельствует или об их неспособности сформировать команды юристов, экспертов, чтобы они работали и нарабатывали какие-то инициативы, чтобы они потом оглашали их в Верховной Раде…. Нет, они руководствуются исключительно, что «это плохо, это плохо, а мы хорошие». Чем они хорошие, я не понимаю, потому что не вижу результатов их деятельности.

Поэтому, к огромному сожалению, я скептически отношусь к двум этим проектам. Однако с точки зрения кадрового потенциала я бы поставил на Касько, Сакварелидзе, потому что эти люди, по крайней мере, имеют опыт реальной работы, у них есть соответствующее образование. Плохо они работали или хорошо, есть у них результаты или нет, однако у них есть какое-то системное понимание, что происходит в стране.

А партия журналистов и хипстеров – можно организовать их в какую-то кучу и пусть гастролируют по Украине. В принципе, это положительно, потому что они тоже формируют какой-то мировоззренческий дискурс. Я не хочу сказать, что не нужно ездить по эфирам, не нужно критиковать. Нужно ездить, критиковать, нужно формировать хотя бы на мировоззренческом уровне какие-то новые ценностные принципы. Другой вопрос, что они сами, наверное, своим способом жизни не соответствуют ценностям, которые исповедуют. И главное, что им не хватает знаний, умений и навыков, чтобы потом эти ценностные ориентации воплотить в жизнь. Это основная проблема.

А объединяться – давайте все объединимся, но я, честно говоря, не приверженец объединений, я приверженец конкуренции и плюрализма. Чем больше будет идей, тем больше будет конкурирующих проектов, тем больше будет происходить естественный отбор, тем быстрее появятся силы, которые на самом деле являются жизнеспособными и которые на самом деле смогут собрать вокруг себя всю эту продуктивную часть общества.

Мне хотелось бы, чтобы и дальше НАБУ и прокуратура пытались друг друга поймать

Вы говорите о конкуренции. Это слова сейчас все чаще звучит в аспекте действий Генпрокуратуры и Национального антикоррупционного бюро. Будет ли, по Вашему мнению, преодолен конфликт, и как дальше будет развиваться сотрудничество этих ведомств?

Конкуренция между силовыми органами должна быть. Но она заключается в том, что, во-первых, должен быть инструмент сдержек и противовесов. СБУ наблюдает за прокуратурой и НАБУ, НАБУ следит за СБУ и прокуратурой, прокуратура, соответственно, за НАБУ и СБУ. Это сдержки и противовесы – если кто-то нарушит законы, то он должен знать, что есть еще одна инстанция, которая сможет привлечь его к ответственности. Так эта система работает в цивилизованных странах.

В Украине, к огромному сожалению, произошел сговор, когда они просто разделили сферы: «мы крышуем проституток, и нам не мешайте, а вы крышуйте наркотрафик, а мы вам не мешаем», и каждый взял под свою крышу определенную сферу нелегального бизнеса, и они друг друга не трогают. Это наихудший сценарий.

Мне хотелось бы, чтобы и дальше НАБУ и прокуратура пытались друг друга поймать и говорили: «Вы крышуете то-то. Мы зафиксировали такие факты. Посадите этих людей». Это абсолютно нормальная ситуация, которая полностью ложится в систему сдержек и противовесов.

Во-вторых, конкуренция между ними должно заключатся в том, кто лучше выполняет свои функции. А функции их заключаются в том, чтобы бороться с организованной преступностью, просто преступностью и проявлениями коррупции в высших эшелонах власти. Кто будет больше ловить коррупционеров, причем, не так как сейчас, а конкретными уголовными делами, которые будут рассмотрены в судебном порядке и в суде будет признан обвинительный приговор, кто добьется большего количества обвинительный приговоров в суде, тот более эффективный.

Взамен мы видим, что между ними происходит конкуренция по перетягиванию одеяла, они воюют между собой за полномочия. Поэтому опять-таки есть подозрения, что борьба на самом деле ведется за то, чтобы перераспределить рынок предоставления услуг уголовных крыш. Это абсолютно недопустимо. Когда они говорят, что встретятся и поговорят (имеется в виду встреча касательно конфликта между НАБУ и ГПУ, который произошел 12 августа. Во встрече принимали участие, в том числе, Юрий Луценко и Артем Сытник, – FaceNews)... Я не понимаю, это что, уголовный авторитет? Они являются должностными лицами, действующими в рамках действующего законодательства, их полномочия определенны законом.

Если зафиксирован факт нарушения действующего законодательства, его нужно юридически правильно документировать и передавать не в СБУ на проверку, а в суд с доказательствами, и суд должен принимать решение. Я не понимаю, что это такое, когда работники одной структуры задержали работников другой структуры, побили, а потом: «Давайте встретимся, переговорим, не будем держать друг на друга зла». Если у нас есть факт совершения преступления, это должно быть рассмотрено в суде и виновные должны быть привлечены к ответственности и понести наказание. А нам опять рассказывают как кот Леопольд, что «давайте жить дружно». Не хотелось бы, чтобы они жили дружно между собой, они должны выполнять свои функции.

 

 

Верите, что расследования, которые передадут в СБУ, будут успешными?

Не будут они успешными, потому что опять-таки кот Леопольд из Банковой, не знаю откуда, позвонит и скажет, что «давайте жить дружно». Однако я боюсь, что опять произойдет сговор, когда перераспределят сферы, которые будут контролировать и охранять. Это наихудший сценарий.

Мне хотелось бы, чтобы они друг друга рвали на куски, потому что очистить НАБУ от коррупционеров можно лишь усилиями прокуратуры и СБУ, очистить СБУ и прокуратуру можно только усилиями НАБУ, а очистить прокуратуру от преступников можно только усилиями НАБУ и СБУ. Иначе очищение не проходит. Должна быть структура, которую боятся прокуроры. Должна быть структура, которую боятся СБУшники. Должна быть структура, которую боятся работники НАБУ. Вот и все.

И главное – они все должны служить закону и действовать исключительно в пределах полномочий действующего законодательства. Когда они будут это делать, будет меньше проблем.

Бежим марафон и начинаем комментировать, что наш спортсмен вырвался в лидеры, и неважно, что он до финиша может не добежать

Во время общей с Артемом Сытником пресс-конференции, как раз касающейся конфликта НАБУ и ГПУ, Юрий Луценко заявил о вручении уведомления о подозрении бывшему министру юстиции Александру Лавриновичу и о задержании бывшего главы Государственного агентства по инвестициям и управлению национальными проектами Украины Владислава Каськива. Ловкий ход, которым генпрокурор, вероятно, хотел показать эффективность своего ведомства. Как думаете, действия ГПУ при Луценко являются системной борьбой с прошлым или пиаром?

С одной стороны, это, безусловно, является проявлением того, что правоохранительный орган, прокуратура пытается выполнять возложенные на нее функции. Однако я не говорил бы, что она начала выполнять их более эффективно, потому что повторяю: ее эффективность измеряется количеством обвинительных приговоров. Когда Ефремов получит срок заключения, когда прокуратура соберет юридически доказательную базу, а не медийно доказательную... Не нужно убеждать общество, что Ефремов – преступник, нужно убедить суд, что Ефремов преступник. Для этого суду нужно представить соответствующие документы, у которых есть юридическая сила. То же касается и других фигурантов таких громких дел.

Пока прокуратура набирает только медийные баллы. Когда я увижу, что прокуратура начнет притягивать большее количество коррупционеров в суд, к ответственности, когда она лучше начнет собирать улики, когда благодаря этим уликам они начнут выигрывать большее количество дел в судах, тогда я скажу, что прокуратура работает более эффективно. А пока это только бежим марафон и начинаем комментировать, что наш спортсмен вырвался в лидеры, и неважно, что он до финиша вообще может не добежать. Давайте посмотрим на конечный результат такой работы. Так вот, конечного правового результата пока нет, а прокуратура – это орган правоохранительный, а не медийный.

Что касается того, что он (Юрий Луценко, – FaceNews) проводит пресс-конференции по одному вопросу, а потом переходит на другой, и является свидетельством того, что он хочет перевести внимание общества. Безусловно, меня интересует судьба Каськива, Ефремова и всех остальных. Безусловно, мне хотелось бы, чтобы их привлекли к ответственности, собрав соответствующие доказательства, довели их вину в суде и наказали.

Однако мне также хотелось бы узнать, действительно ли детективы НАБУ осуществляли незаконную прослушку, и это можно сделать, для этого просто нужно провести служебное расследование. Мне хотелось бы узнать, действительно ли работники прокуратуры задержали работников НАБУ и пытали их. Если это так, то мне хотелось бы, чтобы этих прокуроров тоже привлекли к ответственности и наказали. Не нужно делать, как Юрий Луценко, что «давайте мы сейчас забудем о НАБУ и прокуратуре и вместе поаплодируем, что мы поймали Каськива». Они должны делать и то, и это, а не «давайте мы этого делать не будем, и вам вместо этого дела предлагаем абсолютно другое». Это очень плохо. И это задача и журналистов, и экспертов не позволять манипулировать общественным вниманием. Есть какое-то громкое дело, давайте ее отслеживать от начала и до завершения. Только так мы можем помочь им лучше выполнять работу.

Сколько было громких ДПТ. Чем они закончились? Вот я хочу узнать, сколько виновников попало за решетку, чем закончилась история, о которой писал господин Логвинский? (По словам народного депутата Георгия Логвинского, в Одессе он стал свидетелем некрасивого обращения с девушкой, когда дебошир-мажор, схватил даму за ягодицу, а потом ударил мужчину, заступившегося за нее, – FaceNews). Почему мое внимание сейчас пытаются переключить на другие события? Я хочу, чтобы это дело было завершено, я хочу услышать конкретный ответ от господина Сытника и господина Луценко. Действительно ли место имел факт незаконной прослушки? Действительно ли место имел факт незаконного лишения воли и применения методов физического насилия по отношению к должностным лицам? Я хочу знать, привлечены ли ответственные, если такие факты имели место.

facenews.ua


Теги статьи: Антикоррупционное бюроГенпрокуратураНАБУ

Дата и время 22 августа 2016 г., 14:41     Просмотры Просмотров: 1062
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Відкрите звернення до Президента із вимогою зупинити цензуру підписали вже 60 журналістів та ЗМІ
Только Рабинович сможет найти управу на коррумпированных олигархов и чиновников, – блогер
ГПУ через чотири роки після розстрілу Майдану заплатила за витягування куль зі стін для експертизи

12 друзей "вышки Бойко"
Антикоррупционное бюро Латвии задержало президента Центробанка страны
ГПУ «копає» під міністра фінансів – силовики вивчають закордонні вояжі Данилюка за 8 років

Порошенко в Мюнхене заявил, что его реформы - не ради МВФ или денег
Крючков отсудил долги у Фирташа
«Дело Труханова» — яркая иллюстрация реального воплощения порошенковского лозунга «жити по-новому»

НАБУ против НАПК: Кто прав и кто виноват в противостоянии между двумя ведомствами?
Дело Труханова разыграли как по нотам
Революція Гідності програла — влада лишилася в руках олігархів та корупціонерів — Шевченко

Комментарии:

comments powered by Disqus
19 февраля 2018 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Имеют ли право Порошенко и Луценко тратить миллионы на отдых?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.354843