АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: -4°C
Харьков: -2°C
Днепр: -4°C
Одесса: 0°C
Чернигов: -4°C
Сумы: -2°C
Львов: 0°C
Ужгород: 4°C
Луцк: -2°C
Ровно: -2°C

«Семенченко говорил: Бери прессу, и едь в Иловайск», - Трофимович

«Семенченко говорил: Бери прессу, и едь в Иловайск», - Трофимович
«Семенченко говорил: Бери прессу, и едь в Иловайск», - Трофимович

Вот уже два года в Украине скорбят по жертвам Иловайской трагедии. По одним данным, в котле погибли 366 военных, по другим – не менее тысячи. Написано сотни статей и несколько книг о тех событиях. Чаще всего о них рассказывают очевидцы – бойцы, которые выжили в Иловайске и смогли вернуться к мирной жизни. Мы же поговорим с теми, кто был по другую сторону баррикад – тремя девушками из батальона «Донбасс». Физически не были в Иловайском аду, но вполне ощутили, что это такое. Первое интервью – с Василисой Трофимович, в 2014-м – пресс-офицером батальона.

«Режьте быстрее, мне надо работать»

- С чего начинался для вас Иловайск?

- Первый заход батальона в Иловайск был в начале августа – 10-го числа. Потом бойцы вышли, взять город не получилось. Погибли шесть человек. Они якобы попали в засаду. Батальон вернулся на базу в Курахово. 19 августа, они зашли второй раз. Снова – погибшие. Мы постоянно держали контакт с нашими бойцами и кадровиками – в том числе, с Александром Калашником, который в Киеве составлял базу по раненым и погибшим. Мы созванивались до 28 августа. 29-го связь пропала.

Но еще 25 августа стало известно: батальон находится в двойном окружении.  Скорее всего, ничем хорошим это не закончится. Уже тогда в Киеве начались митинги. Родственники бойцов требовали дать помощь батальонам. Сейчас мы понимаем, что сил было недостаточно – они были разбросаны. Мы уже теряли Новоазовск. Под ударом было южное направление. По факту, неизвестно, чем бы обернулось увеличение личного состава. Не закончилось бы это потерей того же Мариуполя?

- Сколько бойцов «Донбасса» было задействовано в той операции?

- Официально – 203, но неофициально их было больше из-за неоформленных в батальоне людей. В итоге больше 100 бойцов попали в плен, около ста погибли, были и пропавшие без вести. До сих пор не идентифицированы тела двенадцати бойцов.

- Изначально Иловайск планировался как очередная победа украинских военных. Когда стало понятно, что «успешная операция» обернулась трагедией?

- 24 августа, День Независимости. Я помню, мы должны были ехать к батальону вместе с журналистами. Я планировала пресс-тур. Когда появилась информация о погибших и раненых, поняла: не до СМИ.

-  Чья инициатива была привезти журналистов в Иловайск?

- Изначально – моя. Хотели осветить празднование Дня Независимости вместе с батальоном. Потом мне пришлось выходить в прямой эфир на нескольких каналах и говорить о том, что никакого пресс-тура не будет. В батальоне объявлен траур. Журналистов не пропускают. При этом 25 августа мне звонил комбат Семенченко и говорил: «Бери прессу, и едьте в Иловайск. Завтра мы возьмем город».

Но, во-первых, я не могла сделать это физически, так как лежала в больнице. Во-вторых, понимала, что журналисты будут для батальона обузой, если придется прорываться. Из журналистов от «Донбасса» там были только фотограф Максим Дондюк и Максим Левин («Левый берег»), от «Днепра-1» - Ростислав Шапошников и Егор Воробьев. Донбассовские журналисты вырвались, а Ростислав и Егор попали в плен ДНР.

- 25 августа, когда Семенченко просил вас везти журналистов Иловайск, сколько людей уже погибло там?

- Около десяти.

- Каково было находиться по ту сторону баррикад?

- Было полное ощущение беспомощности. Ты понимаешь, что должна ехать, но прикована к больнице, тебя не выписывают. Тебе должны сделать операцию, но никак не оперируют. Ты орешь: режьте быстрее, мне надо работать! Я лежала в больнице с 23 по 29 августа. 28-го меня прооперировали, а 29-го я попросила машину и поехала в Днепропетровск. Потому что первых раненых свозили сюда.

- Если бы не больница, вы оказались бы в Иловайске?

 - Так планировалось, ведь я освещала деятельность батальона везде. Это и Артемовск, и Попасная, и Лисичанск, и Курахово. Но окажись я в Иловайске, была бы обузой.

Думали, что война закончится через две недели

- Были ли в Иловайске женщины?

- Было четыре бойца «Донбасса» - Масяня, Строитель, Алина и Кошка, и медсестра Мурка. Девушки попали в плен. Когда я это узнала, была в шоке. Понимала: если они попадут к русским, это полбеды. Если к ДНР, это будет самый худший сценарий. Как к девушкам, к ним могли применить сексуальное насилие. Тем более что они были не военнослужащими, а бойцами добровольческих батальонов. А добробаты, особенно прославившийся «Донбасс», были для ДНРовцев как красная тряпка для быка. К счастью, с девушками все нормально. Вместе с другими ранеными их отпустили, лечили в Мечникова. После тяжелого восстановления они вернулись в строй и подписали контракты с Вооруженными силами Украины.

- Получается, что российские военные вели себя более корректно?

- Оказалось, что российские военные более лояльны. Но при этом они пообещали «Донбассу» не отдавать их ДНРовцам, но обещание не сдержали.

- И зеленого коридора по факту тоже не было…

- Непонятно, кто первым заявил о зеленом коридоре. Тем более что бойцам сказали выходить с оружием и знаменами. Они шли военной колонной. А когда выходят военнослужащие прямой дорогой с техникой, врагу грех не воспользоваться преимуществом. Если бы они выходили маленькими группами по отдельности, было бы больше шансов на выживание.

- Много ли было обращений журналистов в те дни?

- Телефон разрывался. Семен был в больнице, периодически писал какие-то посты. Но все официальные комментарии давала я. Пока давала один комментарий, на телефоне уже было пять пропущенных. Помимо журналистов, звонили родные бойцов.

- Почему родственники звонили вам?

- Родственники звонили всем, чьи контакты они могли найти. А находили они телефон колл-центра и мой. К тому же, когда я приехала в Днепр, была в больнице, рядом с участниками тех событий, и могла предоставить информацию. Сейчас я могу сказать, что тот бой выиграли врачи больницы Мечникова. Они сделали невозможное. В больницу начали стекаться и активисты. Тимофей Хомяк (лидер группы «Вертеп» - прим. Авт.) провел благотворительный фестиваль, собрал деньги для одного из бойцов. Я передала средства замглавврача Юрию Скребцу, они пошли на лечение нашего земляка – тяжелораненого бойца с позывным «Ворон». В основном же, лечение проходило за счет средств больницы. Был оборудован штаб, который превратился в дом. Там были люди, которые ждали вестей по поводу пленных, пропавших без вести.

- Какие СМИ давали наиболее полную картину тех событий?

-   У меня не было времени читать СМИ. Сейчас я гуглю, и понимаю, что меня слово в слово перепечатывали. Мы погнали очень серьезную волну. С одной стороны, мы создали объемную картину. С другой, источник паники.  Была моя ошибка как пресс-офицера, которую я признаю. 19 августа я дала новость о том, что «Донбасс» зашел в Иловайск. Но позже стало понятно, что город до конца не освобожден.

- Почему именно Иловайск стал точкой, которая изменила ход истории?

- Освобождался город за городом. Мы думали, что война закончится максимум через две недели. Понимала это и противоположная сторона. Выход оставался один – ввести российские войска. Почему именно Иловайск стал отправной точкой? Там было такое количество добровольцев, что было бы странно не воспользоваться возможностью уничтожить их. Такие же тяжелые бои были и на Саур-Могиле. Очень пострадал Новоазовск. Мы потеряли Иловайск, Саур-Могилу, Старобешево, Новоазовск. Нас серьезно отбросило назад.

Второго Иловайска в Украине не повторится

- Во время Иловайских событий Семен Семенченко слег в больницу с ранением. Как отразилось отсутствие комбата на моральном духе бойцов?

- Иногда мне кажется, его отсутствие в Иловайске к лучшему. Технически Семен не был комбатом. Был начальник штаба Вячеслав Власенко, который взял на себя командование. Плюс там был кадровый военный - командир «Днепр-1» Юрий Береза.

- Были ли в «Донбассе» дезертиры?

- Нет, ушел батальон «Прикарпатье». «Донбасс» стоял до последнего.

- Многие винят в трагедии военное руководство. В том числе, руководство «Донбасса»…

- Сложно давать оценку, пока идет расследование. Мне не хочется навредить.

- Не думаете ли вы, что расследование тормозится специально?

- Я думаю, что под дела Иловайска подтягиваются другие потенциально возможные дела, которые можно расценивать как военные преступления. Формируется единая картина. И пусть так. Спешка делу не поможет, и потерянных людей не вернет.

- Сделало ли военное руководство страны выводы из Иловайской трагедии?

- Учитывая, что после Иловайска упал Донецкий аэропорт и был котел в Дебальцево, мне сложно об этом судить. Но я думаю, что сейчас у нас уже такое количество военнослужащих, подготовленных и укомплектованных качественно подразделений, а также ветеранов с реальным боевым опытом, что я уверена: второго Иловайска в Украине не повторится.

- Как Иловайск повлиял на то, что вы ушли из «Донбасса»?

- После Иловайска «Донбасса» в старом формате не осталось. Много людей пострадало. Я с октября 2014-го не исполняла обязанности пресс-офицера. У меня внутри был такой надлом! Еще на присяге я ревела, будто ощущала, что что-то может произойти. Они были слишком яркими, слишком заметными, потом они стали слишком известными. Их ненавидели, их боялись по ту сторону все. Прошло уже два года. Мы живы. И мы должны жить в этой стране так, чтобы она стала таким государством, за которое они отдали свои жизни. Помнить, кому мы должны быть благодарны.

citysite.dp.ua


Теги статьи: ИловайскИловайский котелСеменченкоСемен Семенченко

Дата и время 01 сентября 2016 г., 15:51     Просмотры Просмотров: 1498
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Иловайский котел: появились неизвестные ранее фото и видео с места обстрела колонны ВСУ
’’Украины нет, а Россия — круто!’’ Боец АТО рассказал об ужасах плена в ’’ДНР’’
Кримінал на чолі з Генадієм Корбаном має доступ до бюджету Дніпра: подробиці

Сколько было российских войск под Иловайском в августе 2014-го. Версия поисковика
Настоящие следы. Российские войска под Иловайском в августе 2014-го
На одном из зданий Киева заметили флаг ’’ДНР’’: появилось объяснение

Азовское море под очень большой угрозой. Россияне подходят вполтную - военный
Реальные потери российской армии и предположения
Иловайск, 4 года спустя: Убийцы из первого кольца махали руками, «смертникам» велели не сеять панику. ГПУ подтвердила Приказ руководства АТО

Август 2014-го. Иловайск. Часть III: Попытка деблокады «котла», 27-28 августа
Иловайский мартиролог
"Были другие варианты": Муженко раскрыл новые данные об Иловайском котле

Комментарии:

comments powered by Disqus
20 ноября 2018 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Что делать с «евробляхами»?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.058456