АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 1°C
Днепр: 3°C
Одесса: 3°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 2°C
Ужгород: 3°C
Луцк: 2°C
Ровно: 1°C

Победившие оккупацию: Крым под Киевом

Победившие оккупацию: Крым под Киевом
Победившие оккупацию: Крым под Киевом

Ты просыпаешься на рассвете от того, что над твоим домом грохочет военный вертолет. А «зеленые человечки» улыбаются сверху, наставив на тебя, сонную, свои автоматы. Так начиналось утро для Наташи Минаковой – 24.03.2014.

У самого Чёрного моря

Они жили как в сказке в Богом данном городе. Именно так переводится с греческого название Феодосия. Здесь Черное море обрывается в море глиняными уступами у мыса святого Ильи, а Феодосийский залив еще помнит византийцев, Золотую Орду и генуэзских купцов. Когда-то Каффа (Феодосия в 15 веке) превосходила по размерам Константинополь. А в 2000-х годах нашего века – это уже был типичный крымский городок, живущий в основном за счет моря, летнего сезона, насыщенной истории и вернувшихся в родные места крымских татар.

Они жили как в сказке и были вновь по-детски счастливы…  Знакомые сызмала (семьи их родителей дружили), Володя и Наташа Минаковы поженились только в 2005 году. И их первый взрослый поцелуй случился в Киеве, когда обоим было уже хорошо за 30, а на двоих –трое детей от предыдущих браков. Тому их поцелую могут и сегодня позавидовать шестнадцатилетние – он длился от станции метро Университет до станции метро Лесная. 

Они начинали жизнь заново, открыв в Феодосии свой салон-магазин «Zest» («Изюминка») на Итальянском бульваре – частный бизнес обычной  крымской семьи. Наташа – художник и хозяйка арт-мастерской, Володя – арт-директор, их помощники (в свободное от основной работы время)– дочка Саша и сын Миша. Первая выставка старых крымских художников, представленная арт-мастерской на Итальянском бульваре, с успехом прошла в  Феодосии 9 мая 2013 года. Следующая была запланирована на осень. Но начался Майдан, и дочка Саша поехала защищать Украину…

Миша со своей девушкой Аленой (феодосийка)

Саша и Дима

Оккупация

27 февраля 2014 года – после расстрела Небесной сотни – дочь Натальи Александра вернулась в Крым. Она должна была сменить маму – ухаживать за приболевшей бабушкой в Саках. С Симферопольского вокзала потрясенная Саша позвонила матери: дорога на Севастополь закрыта, таксисты отказываются ехать в Саки. С трудом 18-летней девочке удалось сесть в маршрутку, которая была утрамбована людьми, как бочка селёдкой. 

Из транспорта, чудом доехавшего до города Саки, Наташа вынимала дочь практически в горизонтальном положении и ещё часа два откачивала лекарствами и отпаивала водой.  Такой забитой маршрутки она не видела никогда в жизни. Ей самой предстояла дорога в ночь на Феодосию - к мужу. «Впервые увидела вымерший Крым, опустевший Симферополь и голое ущелье, по которому едет единственная машина – «Волга», в которой сижу я», - вспоминает Наташа Минакова. С таксистом удалось сторговаться за 100  долларов. В обычное время проезд Саки-Феодосия на такси обходился в 200 гривен. Так начиналась оккупация Крыма: с опустевших городов и дорог и взлетевших на всё цен.  На утро на дорогах появились танки и БТРы.

«Мы уже в России»

«Когда окружили базу морских пехотинцев в Феодосии, стало понятно, что творится нечто невообразимое. Прилетел на вертолете предатель Украины Березовский и стал предлагать морпехам перейти на сторону России, аргументируя тем, что ребят уже слили. Они долго его слушали, а потом просто сказали: «Слава Украине!», развернулись и ушли в казарму», - рассказывает Наташа. Когда она вспоминает о том периоде жизни, подбородок предательски дрожит и рука непроизвольно тянется за очередной сигаретой. В Феодосии практически началось беснование, - вспоминает Минакова.  Российские флаги и народные пляски на улицах перемежались возгласами: «Мы уже в России». Ты проходишь сквозь толпу и не понимаешь как ты раньше жил рядом с ними. Протрезвление от прихода русского мира настало быстро. Вместе с решением, что надо что-то делать. Тогда семья Минаковых связалась с морпехами и начала передавать им еду и сигареты. Чтобы помочь своей стране хоть чем-то. Эта была последняя воинская крымская часть, которая не сдалась россиянам. 

На рассвете 24 марта 2014 года Наташа проснулась от страшного грохота военного вертолета, который висел прямо над ее домом. Из его открытых дверей на нее смотрели дула автоматов и улыбались «зеленые человечки». Так Минакова узнала, что она «проспала» штурм. В  четыре часа утра российские войска с вертолётов, с применением свето-шумовых гранат, атаковали воинскую часть украинских военных морских пехотинцев, расположенную в Феодосии. Дмитрий Делятицкий, полковник 36-й отдельной бригады морской пехоты ВМС и его бойцы с честью держались до последнего – морпехам по договоренности с Украиной был дан «зелёный» коридор и они вышли под Николаев. Эта часть была последней надеждой украинцев в Крыму.

16 марта 2014 года – в день позорного Крымского референдума – сын Миша и дочь Саша выехали из Симферополя в Киев. На этом настояли родители. В то время Минаковым с детьми очень помогла семья из Гостомеля – Лена и Влад, знакомые ранее только по Интернет-общению. В беде не только познаются старые друзья, но и находятся новые. Наташа и Володя готовы благодарить Лену и Влада бесконечно за первый приют и отзывчивость… Вскоре Арт-мастерская на Итальянском бульваре Феодосии прекратила своё существование. Было понятно, что дома у семьи больше нет: пришли «освободители». Накануне Дня Независимости в Киев - к детям в гости – отправилась и Наташа.

«Всё. Переезжаем»

После крымских ужасов и разочарований в Киеве дышалось значительно легче. Здесь люди сплотились и помогали бойцам после Иловайского котла, не бросая и не предавая своих. Здесь шли парадом солдаты и военная техника. Здесь чувствовался единый дух единой страны, сколько бы сепаров не пряталось за углом. И было понятно, что Украина жива, несмотря на войну. «Я хочу участвовать во всём этом лично – это было моей первой мыслью в столице», - рассказывает Наташа Минакова. Муж понял её мгновенно и по телефону просто сказал: «Посиди немного там». Минакова бегала по волонтерским организациям, мечтая о том, чтобы где-то пригодились её руки. «Но все словно «поморозились», - смеётся Наталья. – Зато я нашла нам дом».

Дом – это, конечно, громко сказано. Но тогда было радостно и тому, что появилось. Съёмному жилью на Берковцах, в котором были проблемы с водоснабжением и с соседями. Но Володя решительно сказал: «Всё. Переезжаем». Переезд из оккупированного Крыма занял месяц. Ничего толком забрать не удалось. Картины Наташи Минаковой вывезти из Крыма не дали – достояние России. Как, видимо, и бытовая техника, купленная за деньги семьи. Как и рабочие инструменты мужа. Объяснений особых не было – нельзя вывозить и всё. Но это было уже и неважно. Главное – быть всем вместе, включая вывезенных из Крыма кошку Высю, собаку Марго и рыжего кота Кузьму. 

И началась обычная жизнь беженцев. Дети устроились на работу – дочь кондитером, а сын - пекарем. Нашёл работу и Владимир… Правда, всего лишь разнорабочим в Вишнёвом. Арт-директора и менеджеры проектов в Киеве не особо востребованы, особенно, когда им под 50 лет, они из Крыма, без своего жилья и с большой семьёй. Но Володя не унывал, таская на себе тяжелейшие мешки, чтобы кормить семью и платить за дом, пока Наталья сушила свои первые борщи для фронта, став волонтёром. 

Каждый день она отнимала от своих детей 20 гривен и ехала на базар за капустой, морковкой и буряком. Женщина в косыночке с «ирисами» Ван-Гога. Художник в ней непобедим. В этой косыночке и снял её в своём сюжете о волонтёрах канал 1+1. И Наталью Минакову стали узнавать на Берковецком рынке. В первый же день после эфира ей привезли целый бусик овощей, - с восторгом вспоминает крымчанка.

Димка и кумовья

Но то, что вызывает восторг и одобрение у одних людей, неизменно раздражает других.  Из съёмного дома хозяйка сразу попросила их зимой на улицу – волонтёры из Крыма, делающие борщи для солдат, ей не нужны. Не помогло разбудить человеческие чувства в женщине даже то, что Наташа оказалась беременна.

И вновь началась эпопея с поиском съёмного жилья. На этот раз Минаковых забросило в Дударков (Бориспольский район).  Очередной переезд и Владимир находит себе работу в близлежащих Броварах. Сначала сборщиком мебели на местном столярном производстве, а позднее его опыт и руки пригодились на крупном местном мебельном производстве. Беременной Наталье опять не сиделось спокойно – и тут она продолжила делать сухие борщи для фронта в составе «Кухарского батальона «Разом сила», которую организовала с другими такими же непоседами. Смущало только непригодное к зиме жильё. Но средства не позволяли претендовать на что-то лучшее.

Здесь в Броварском роддоме, недалеко от Дударкова в августе 2015 года и родился Димка Минаков – первый не крымчанин в семье. Записывать его молодые родители пошли в Дударковский сельсовет, где и наткнулись на объявление о сдаче дома. И тут же отправились его смотреть. И нашли не только дом, но и будущих кумовьёв…

Света и Дима настолько подружились со своими новыми арендаторами, что стали крёстными новорожденного Димы. Семья Минаковых уже больше года снимает у них дом в Дударкове. Друг на друга «случайные» родственники просто не нарадуются, как и на всё своё большое семейство. Собака Марго, кошка Выся и рыжий кот Кузьма – тоже теперь дударковцы…  Своих на оккупантов не бросают. А вот старшие дети Миша и Саша устраивают свою жизнь в Киеве.

Годовалый Дмитрий ещё и оказался тёзкой своего крёстного. Хотя назвали его в честь настоящего украинца, которыми не перестают и сегодня восторгаться Минаковы – в честь полковника-морпеха Дмитрия Делятицкого, не сдавшего Крым.  «Ну и немного в честь Дмитрия Яроша», - смеётся Наташа.

Запах Крыма

Мы сидим за столом на залитой солнцем лужайке в Дударкове. По двору по-хозяйски расхаживают петухи. Пять новорожденных котят кошки Выси лениво нежатся на пеньках и в траве. Маленький Димка хитро прищуривается, поглядывая на старшую сестру Сашу, пытаясь вырваться из «оков» коляски на землю. Кумовья Света и Дима с дочкой Дашей угощают нас вкуснейшим кофе. По стенам развешена подсушенная кукуруза, благоухают осенние цветы и такие же осенние, падающие на землю, яблоки. Звонко погавкивает Марго, приветливо помахивая хвостом. Вдалеке над селом поднимается дымок от костра, рисуя в небе крымские горы. И почему-то в воздухе неуловимо пахнет морем. Так выглядят счастье, мир и любовь. Если бы не память об оккупированной Феодосии, если бы не идущая рядом война... На вопрос, как можно выжить, не плакать по Крыму и идти вперёд, Минаковы уверенно отвечают, что надо просто любить Родину, хранить Крым в душе и не бояться любой работы. На прощание Володя гордо показывает мне небольшой сарай, где он оборудовал мастерскую, и будет теперь сам делать крутую мебель, чтобы хватало и на семью и на помощь защитникам Украины. «Завтра же воскресенье, грех работать», - смеюсь я. «Работать не грех – грех не работать», - отвечает Минаков-старший. 

Через полчаса мы уедем из Дударкова в Киев, а Наташа станет к столу резать овощи на борщи бойцам. Потому что не помогать фронту ей и Володе уже не позволит совесть.  После всего того, что они прошли там, в оккупации. И чего никогда не пожелают пережить другим людям. Они просто живут и знают, что их работа, их целеустремленность и их помощь неминуемо приближают нашу Победу и возврат Крыма в Украину. Зачем же лишний раз говорить вслух о том, что  неизбежно наступит.

Наталья Барская, издание МИР


Теги статьи: ОккупацияФеодосияКрымЗеленые человечки

Дата и время 06 октября 2016 г., 12:47     Просмотры Просмотров: 2159
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Поддерживаете ли вы введение военного положения?






Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.093109