АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 10°C
Харьков: 8°C
Днепр: 11°C
Одесса: 16°C
Чернигов: 9°C
Сумы: 8°C
Львов: 14°C
Ужгород: 16°C
Луцк: 13°C
Ровно: 13°C

«Скоро всё это не закончится»: бывший сослуживец Надежды Савченко о войне на Донбассе

«Скоро всё это не закончится»: бывший сослуживец Надежды Савченко о войне на Донбассе
«Скоро всё это не закончится»: бывший сослуживец Надежды Савченко о войне на Донбассе

Часто говорят, что эта война многое открыла. Многое - о жизни, о стране, о простых украинцах. Но прежде всего, каждому, кто через неё прошёл, она открыла его самого. На войне человек иногда может проявиться так, как порой он и сам от себя не ожидает...

Алексею Лабунцу 41 год. Живёт в городе Первомайском Харьковской области. В 2014 году ушёл добровольцем на Донбасс. Позывной – «Старый». Служил в батальоне «Айдар» в подразделении Надежды Савченко. Получил три контузии. Был в плену у боевиков подразделения Моторолы. Имеет медали «Участник АТО», «Участнику боевых действий» и «За оборону рідної держави».

– Алексей, что лично для вас стало тем переломным моментом, когда вы почувствовали и осознали, что попали на войну?

– Когда в меня начали стрелять. До этого всё было как во время службы в армии, а вот когда совсем рядом раздались выстрелы и разрывы… Рустама убило, «Камаза» убило…

– Вскоре после объявления антитеррористической операции из разных неофициальных источников стали поступать сообщения о вопиющей ситуации со снабжением наших бойцов. Сообщалось, что не хватало самого необходимого: оружия, формы, – некоторые ребята чуть ли в шлёпанцах воевали...

– Так точно, действительно так и было. В батальоне «Айдар» у нас в то время один автомат был на три человека. Использовали следующую тактику: один на позиции ведёт огонь, второй заряжает магазины, третий на подхвате приносит боеприпасы. Если первый выходит из строя, второй берёт его ствол и дальше продолжает бой. Тогда у нас основным оружием были сапёрские лопатки, заточенные как бритва. Поначалу на весь батальон имелось три шестьдесят шестых «газона» (грузовой автомобиль ГАЗ-66. – Прим. авт.), два БРДМа, которые ремонтировались своими руками, – и это вся техника.

– Держались на патриотизме?

– Патриотизм действительно был на высоте. Скажем, о деньгах в «Айдаре» не думали, не было такого, чтобы вставал вопрос зарплаты. Костяк батальона, процентов 80 тогда составляли люди, которые пришли с Майдана. В том числе и девчата, одной – Катя её звали – было всего 17 лет. В батальоне многие ребята-добровольцы по 16-17. Но сила духа тогда чувствовалась просто необыкновенная.

1

– А нехватка людей ощущалась?

– Поначалу с этим было сложно, а потом постепенно люди сами стали приезжать. Как вы знаете, «Айдар» формировался как добровольческий батальон, и в первое время министерству обороны не подчинялся. Сейчас это уже полк, который насчитывает около полутора тысяч человек, и оборудование, и техника есть...

– Первый бой помните?

– Конечно. По-моему, это было числа 13-го июня в 2014-м, когда двумя группами брали мост в посёлке Счастье. Тогда мы его удержали, не дали подорвать. После приезжали Андрей Парубий, Юрий Луценко (в 2014-м – секретарь СНБО и советник президента соответственно, – прим. авт.) выразить благодарность, что удержали мост через Северский Донец...

Потом бой начался 17 числа затяжной, когда «Пуля» – Надя Савченко – попала в плен. Тот бой продолжался аж пока мы не дошли до посёлка Металлист за два с половиной дня. От моста.

А после этого с 18 июня объявили перемирие недели на две...

– Про тот бой, в котором попала в плен Надежда Савченко, уже очень много рассказано и написано. Каким он запомнился с вашей собственной позиции?

– «Пуля» была командиром разведвзвода. Она в основном занималась разведкой. Я в качестве разведчика-пулемётчика входил в её подразделение. Женя «Дикий» был командиром роты. Часть разведчиков находилась под командованием «Пули», часть – у заместителя комбата «Бати». Того самого «Бати» (Валентина Лыхолита), которого не так давно (в начале июля) арестовали, а после акций протеста отпустили на поруки. О нём могу сказать одно: боевой офицер. В звании – капитан, очень серьёзный грамотный стратег.

Так вот, 16-го числа прошла информация, что представители Кавказа беспредельничают в районе гольф-клуба (это километрах в пяти от Счастья). Мародёрствуют, «наезжают» на местных и тому подобное. В это время как раз на центральную базу Мельничук приехал (Сергей Мельничук – депутат Верховной рады Украины VIII созыва, бывший комбат «Айдара». – Прим. авт.). Забрал с блок-поста на мосту «Батю» с четырьмя ребятами, и они рванули туда. Бой начался примерно в 6 утра. Потом, буквально минут через 20 Мельничук привозит «Батю» раненого... Вернулся на центральную базу, забрал Надю и ещё нескольких ребят из тех, что были на мосту (в том числе и меня). Мы погрузились в машину к Мельничуку и рванули обратно к гольф-клубу. Там забрали тех ребят, которые ранее оставались отбиваться, и отошли назад к позициям артиллерии.

– Отошли вместе с Надеждой?

– Так точно.

– После этого что было?

– Отработали артиллерией. Там на позиции 4-5 пушек стояло, Надежда их корректировала, но только это было около 9 часов утра. Так что погибших в тот день около полудня российских журналистов повесили на неё определённо зря.
Возвращаясь к тому бою. Отработали территорию артиллерией, и опять пошли в наступление. Сепары отступили. Однако за гольф-клубом проходит пересохший канал, его глубины как раз достаточно, чтобы по нему незаметно могла проехать машина. По этому каналу часть сепаров и ушла в Луганск.

Тут к нам подошло подкрепление, Мельничук приехал, начали обсуждать дальнейшие планы.

Потом Надя ненадолго отошла и чуть позже откуда-то притянула за собой танк. И решила на броне идти в наступление вместе с полтавчанами.

Первый предупредительный блок-пост они прошли тараном, а второй блок-пост оказался более укреплённым. И из гранатомётов этот танк сожгли. Пацанов, которые были на броне раскидало, они остались живы, их всех взяли в плен. А экипаж сгорел, 3 человека... Насколько мне известно, тех ребят, что остались живы, месяца через два обменяли.
Где-то в полдень пришла информация, что Надя тоже попала в плен. Так вот, она физически не могла убить российских журналистов, погибших около 12-ти, если уже в 10 часов она была в плену.

1

– Надежда Савченко громко заявила о себе и как политзаключённая, и как политик. А какой была Надежда в то время, когда воевала в «Айдаре»? Какое она производила впечатление среди прочих бойцов?

– Женщина-танк. Решительная, дважды не повторяла, сказала – как отрезала. Тактически очень грамотная, физически сильная. Она сама говорила: кто у меня будет стоять на пути – растопчу, лучше уходите. С парнями была на равных, не требовала к себе какого-то особого отношения. Говорила: на войне все равны.

– Конфликты с бойцами у неё случались?

– Она требовательная, строгая девушка, могла и подзатыльник дать… Но мы не обижались, её любили, уважали... Она такие советы давала, что…

– Оказавшись в плену, она вышла на связь, а потом что было?

– Потом мы рации поотключали и всё. Дальше всеми этими вопросами занимался Мельничук.

– А у вас как дальше сложилось?

– Батальон две недели проходил слаживание. Потом, 5 августа, был направлен в Краматорск. В конце августа отправились разведгруппой на задание и нарвались на засаду. Шли через зелёнку, замыкающий зацепил растяжку (осветительную ракету). Сепары повылазили так быстро, как грибы, из ниоткуда. Может даже, кто-то информацию слил о нас… Нас окружили, мордой – в землю, маленько поколотили и… Словом, стандартный вариант.
Попали мы в подразделение Моторолы (позывной недавно ликвидированного террориста Арсения Павлова, главаря банды «Спарта». – Прим. авт.). Восемь дней в яме просидели. Есть нам давали, воду – тоже, курить давали. Вообще, первые три дня помучили, а потом ждали: кто-то должен был приехать и забрать нас в центральный концлагерь.

– И как мучили?

– Мне клали руки на бревно и арматурой ломали кисти. Другим пацанам, я знаю, сухожилия на ногах ещё резали. В основном – офицерам, чтобы никуда не убежал, и на всю жизнь остался калекой.

– А что их интересовало, что спрашивали?

– Да всё: и позиции, и в каком подразделении служим, – всё.

– Идеологические взгляды тоже?

– Что касается вербовки – не дошло до этого дело.

Позже мы узнали, что через пять дней, так и не дождавшись с нами связи, из расположения запустили вторую группу по этому маршруту. Но те пошли не точно по нашему маршруту, они разделились на две полугруппы и пошли по флангу. И у них получилось в конце концов взять сепаратистов в кольцо. Взяли их врасплох. И нас освободили.
Благо, что нас не успели в центральный лагерь отправить, документы наши – у них, оружие наше – здесь же. Так что после плена свои нас не мурыжили, – СБУшники, контрразведка…

– А как воспринимали украинских солдат местные в зоне АТО?

– Да там на людей столько всего навалилось, что для них просто уже не имело значения, что за солдаты. Контактировали с нами по разным вопросам. Но точно так же они контактировали и с сепарами.

После плена под Краматорском, помню, случай был… В жилой дом прилетела мина, мы зашли посмотреть, и увидели жуткою картину. В одной комнате – два разорванных тела, а в другой под завалившей стеной – девочка. Мы достали ей из-под плиты и взяли с собой. Девочке на тот момент было 4 года. Она забрала с собой кошку, и пошла с нами. Только когда начали перебазироваться под Дебальцево, смогли оставить её в Славянске, в соцслужбе. А до того девочка жила у нас два месяца: пряталась с нами по блиндажам во время обстрелов, ела вместе с нами… Я готовлю неплохо: даже из обычной тушёнки и голубцы делал, и перец фаршированный и пельмени… Девочку звали Наташа, а нас она через некоторое время стала называть папами: «папа Лёша», «папа Андрей»… Наташа каталась с нами и на броне: мы привязали матрац к башне, и она там любила сидеть.

1

Вообще, местная детвора на удивление быстро привыкла к войне… Вот, вроде, рядом стреляют, а они в соседнем дворе бегают, играют. Как будто ничего особенного не происходит.

– А сейчас какое ощущение: как скоро это всё закончится?

– Скоро всё это не закончится. Года два ещё точно будет. У них там, на той стороне, недостатка в вооружении нет, – и вооружение это лучше, чем у нас.

– Из России?

– Откуда же ещё? Всё, что там было в местных воинских частях, разбито ещё в первом году.

Если у нас называется новым тот танк, который был покрашен, то у них танки действительно новые.

– А боевой дух?

– Чем больше обкурятся и обколются – тем смелее. Бывает, смотришь и думаешь: чего он за валун не прячется? А всё потому что мозг задурманенный, вот и прут вперёд.

1

– Как на передовой восприняли минские соглашения?

– Как нереальную сказку.

– Если начнется эскалация конфликта, несмотря на то, что вы уже полностью выполнили свой долг, – пойдёте опять на фронт?

– А кому ещё идти? Я, по крайней мере, уже всё знаю, долго привыкать не придётся.

Беседовала Елена Чернобай, СЛЕД.net.ua


Теги статьи: Донбассвойна АТОАТОБойцы АТОЛабунец Алексей

Дата и время 19 октября 2016 г., 12:12     Просмотры Просмотров: 1591
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

Почему украинцы не вправе обижаться на Меркель за «Северный поток-2»
Разведка: Оккупационные войска на Донбассе - в наивысшей боеготовности
Пропагандисты Путина «повесили» гибель МН17 на Навального

Военные ВСУ нанесли сокрушительный удар: Минометная батарея «сепаров» уничтожена до основания
Город слепцов, которым управляет террорист Слепцов
Битва за Донецкий аэропорт: сегодня отмечают четвертую годовщину

ВСУ взяли новую стратегическую высоту: террористы устроили панику
Его выдал женский голос. Генерал ГРУ - ключевой фигурант дела о сбитом «Боинге» MH17
Катастрофа МН-17: нардеп сказал, как накажут Путина

Погибло два "Камаза" россиян: в сети вспомнили знаковое событие на Донбассе
Наемники РФ 13 раз обстреляли из тяжелого вооружения позиции ВСУ, двое воинов ранены, - штаб ООС
Под Волновахой сбит беспилотный самолет - ООС

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Какой из кандидатов уже заявивших о своем участие в президентских выборах самый достойный?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.163633