АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

Иван Плачков: Вот, представим, вернули мы Донбасс. Куда будем девать антрацит?

Иван Плачков: Вот, представим, вернули мы Донбасс. Куда будем девать антрацит?
Иван Плачков: Вот, представим, вернули мы Донбасс. Куда будем девать антрацит?

Блокада на Донбассе усугубила кризис на рынке энергетики. Как вы считаете, наша энергетика в состоянии адаптироваться к новым условиям или постоянно придется реагировать в пожарном режиме?

- Я говорил и продолжаю говорить о том, что мы слишком беспечно относимся к подготовке страны к отопительным сезонам. Чиновники, как всегда, рапортуют, что страна входит в отопительный сезон с достаточными запасами, что все посчитано и контролируется, но это, как оказывается, не совсем так. В условиях продолжающейся войны у нас должны быть в запасе несколько вариантов прохождения зимнего максимума. Ведь уже было такое, что с оккупированных территорий прекращали поставки угольной продукции. Но мы не сделали выводов. Который год в ходим в зиму с запасами до 1,5 млн т угля.

- По вашей логике, мы сами себе создаем угрозы для дестабилизации?

- Это подтверждается теми событиями, о которых мы уже знаем. Например, вспомним о закупке угля в Южной Африке годом ранее.

После заключения договоров о поставках угля в администрации сказали, что это преступно, не нужно покупать уголь в ЮАР. Прокуратура взялась за это дело, сделала вывод, что уголь не горит и людей, которые занимались этими закупками, нужно посадить в тюрьму. Оказалось, что уголь горит, он сгорел, мы его потребили

После заключения договоров о поставках угля в администрации сказали, что это преступно, не нужно покупать уголь в ЮАР. Прокуратура взялась за это дело, сделала вывод, что уголь не горит и людей, которые занимались этими закупками, нужно посадить в тюрьму. Оказалось, что уголь горит, он сгорел, мы его потребили. Сегодня мы возвратились к ситуации, когда мы снова должны покупать уголь в ЮАР, Китае или Австралии. Вот что у нас происходит на рынке. Ситуативные, рефлекторные и часто непрофессиональные заявления и действия.

- С тарифами также?

- Тарифная политика у нас алогичная. Я, энергетик с 40 летним стажем в отрасли, не понимаю, как формируются тарифы. Поэтому, мы через 1,5 года пришли к тому, что президент решением РНБО дает задание НКРЭКП обосновать тарифную политику в Украине. И таких примеров в отрасли много. Во время своих публичных выступлений я часто говорю об отсутствии энергетического баланса страны. Именно с него нужно начинать в энергетике. Проблема в том, что мы не знаем, сколько нам нужно ресурсов.

- Это интересно, а что тогда означает на практике введение чрезвычайного положения в энергетике?

- Я бы не называл это чрезвычайным положением в энергетике. Это скорее особый алгоритм работы на энергорынке из-за дефицита угля антрацитовой группы. Именно из-за прекращения поставок этого угля два предприятия — "Энергорынок" и "Укрэнерго" — определяют в ручном режиме работу генерирующих компаний, какие энергоблоки АЭС, ТЭС или ГЭС и ГАЭС и др. будут работать в ОЭС и с какой нагрузкой.

- Вы полагаете введение чрезвычайного положения оправдано?

- Сегодня важно мобилизовать страну. Чтобы не допустить отключений, нужно сократить потребление эллектроэнергии четкими организационными мерами со стороны ответственных ведомств, правительства. ОЭС Украины может испытывать дефицит мощности только во время пиковых нагрузок в энергосети (утренний и вечерний максимум потребления). Поэтому нужно эти пиковые нагрузки "разогнать", перенеся начало рабочего дня на час раньше или позже, почасово ограничивая предприятия, и обратиться к населению, чтобы экономно потребляли электроэнергию по областям.

Ситуация на энергорынке критическая, но ее можно решить без социальных потрясений, если профессионально организовать работу.

- Исторически сложилось так, что наши ТЭС работают на углях антрацитовой марки, сейчас этот уголь на оккупированной территории. Почему станции не модернизируют и не переводят на уголь газовой группы? Ведь в большинстве стран мира используется уголь газовой группы. Кроме того, это просто вопрос безопасности...

- Я не согласен с вами, что все страны работают на углях газовой группы. Работают на тех углях, которые есть. Германия, например, работает на бурых углях. Во многом выбор марки угля определяет логистика и его наличие. В Украине сложилось так, что в котлах тепловых станций используют антрацит. В связи с событиями на Донбассе ТЭЦ и ТЭС испытывают дефицит антрацита. Перевести сейчас котлы на другой уголь стоит очень дорого. К тому же у нас нет собственного производства котлов и нет инженеров, которые могли бы это воплотить. То, что сейчас на Змиевской ТЕС переводится два котла на уголь марки Г, это опытные образцы.

- Сторонники блокады аргументируют свою позицию заботой о безопасности, в том числе энергетической...

- Давайте на ситуацию посмотрим с другой стороны.

АТО не может длится вечно. Вот представим, что наступил мир и Донбасс начинает продуцировать антрацит. Куда будем его девать, если котлы будут переведены на уголь другой марки?

Поэтому я бы не торопился. Вот мы делаем два блока, давайте посмотрим на результат. Но, чтобы усиливать энергетическую безопасность, у нас должны быть в запасе еще несколько просчитанных вариантов с организационными мероприятиями технической работы ОЭС Украины.

 

Фото: УНИАН

Фото: УНИАН

 

- В правительстве много говорят о строительстве новых ГЭС и ГАЭС. В перспективе это поможет стабилизации ситуации? 

- Если говорить о гидроэнергетике, то это один из самых развитых секторов энергетического комплекса. Помимо выработки электроэнергии ГЭС решают и социальные вопросы. Кстати, хочу объяснить противникам гидроэлектростанций, которые заявляют, что затоплено много земель. В Николаевской, Херсонской, Черкасской областях благодаря существованию плотин решаются вопросы водоснабжения.

Если бы не было каскада ГЭС, то морская вода поднималась бы по Днепру на 200 км и на этих землях были сплошные солончаки.

Соответственно, эти регионы не заселялись бы и не развивались. Благодаря созданию больших резервуаров воды и возведению барьеров, каскада ГЭС на Днепре на пути морского течения в этих областях стало возможным более интенсивное развитие сельского хозяйства.  Отличительной особенностью ГЭС от ТЭС является легкая маневренность. Основное их назначение - это покрытие пиковых нагрузок. Чтобы удержать частоту 50 Гц, работают в основном гидроэлектростанции, в том числе гидроаккумулирующие станции. Сейчас продолжается строительство новых агрегатов на Днестровской ГАЭС и Ташлыкской ГАЭС. Есть план введения их в эксплуатацию до 2026 г. После реконструкции на Каневской ГЭС производство электроэнергии будет увеличено на 200 МВт. Работы проводятся уже более 20 лет и финансируются за счет Всемирного и Европейского банков.

- Кредиты придется отдавать...

- Кстати, возврат кредитов будет производится не за счет повышения тарифов для населения, а за счет прибыли от дополнительных мощностей. 

- Как-то уже очень долго все строится...

- Если говорить о темпе работ, то строительство идет медленно, но в условиях сегодняшнего дня удовлетворительно. Объекты закладывались еще в 70-х годах и в свое время были брошены. Но энергетики сумели их вернуть к жизни. Сроки сдачи их в эксплуатацию давно прошли. Сейчас их будут вводить по новому графику. Последний строк —2027 г. Причем если все будет сделано, то это будет высочайшим достижением.

- Украина планировала построить завод по производству ядерного топлива, но проект был остановлен. Можно ли его сегодня реанимировать, ведь он напрямую связан с усилением энергетической безопасности страны?

- Строительство такого завода остается актуальным, но из-за ситуации в стране, из-за отсутствия средств его сооружение сейчас не представляется возможным. Этот вопрос откладывается, как говорится, до лучших времен. Кроме того, есть проблема и с отработанным ядерным топливом (ОЯТ).

- А в чем проблема?

- Россия сегодня не берет ОЯТ на переработку. Использованное топливо берется на сохранение и потом возвращается в Украину. На Запорожской АЭС построено хранилище только под хранение топлива этой станции. Все мы знаем о проекте строительства ХОЯТ в Чернобыльской зоне, но он не финансируется. Чтобы быть независимыми, нам нужно построить это хранилище.

- На фоне мрачной картины в электроэнергетике у газодобытчиков большие планы. Как вы считаете, сумеет ли Украина довести годовую добычу газа до 27 млрд куб. м к 2020 г., как планирует правительство?

- Эти объемы зафиксированы в принятой Концепции развития газодобывающей отрасли до 2020 г. Но когда впервые прозвучала цифра 27 млрд куб. м, то я многих переспрашивал, а вы не ошиблись? Как можно, добывая сегодня 18 млрд кубометров, увеличить добычу до 27 млрд? Руководители компаний заявляют, что если будет введено стимулирующее налогообложение на новые скважины, то компании смогу увеличить бурение новых скважин и привнести технологии на рынок, они осилят эту задачу. Но пока газодобытчиков не слышат. Правительство подняло цену на газ для населения, что бы за вырученные деньги инвестировать в государственную добычу. Цены подняли, деньги собирают, а "Укргазвидобування" добычу пока не увеличило.

dsnews.ua


Теги статьи: Плачков ИванАнтрацитДонбассДонбас

Дата и время 01 марта 2017 г., 09:20     Просмотры Просмотров: 3476
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Что нужно сделать с Саакашвили?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.097539