Найем: сидим в суде. Ну, как сидим — ходим туда-сюда по коридорам, сидеть особо негде, Насиров — в зале рядом

Найем: сидим в суде. Ну, как сидим — ходим туда-сюда по коридорам, сидеть особо негде, Насиров — в зале рядом
Найем: сидим в суде. Ну, как сидим — ходим туда-сюда по коридорам, сидеть особо негде, Насиров — в зале рядом

Сидим в суде. Ну, как сидим — ходим туда-сюда по коридорам, сидеть особо негде, полтора стула на этаж.

Вокруг ходят адвокаты подозреваемого, сам клиент — в зале рядом. Адвокаты всеми силами пытаются доказать, как неправо НАБУ и как тяжело клиенту. (Тем временем на улице уже восемь часов в не очень тёплую погоду стоят сотни людей, а километрах в 600-700 от зала суда — окопы и траншеи.) Отдельная песня — похихикивая хвастаться, как хитро удалось обмануть время и дотянуть 72 часа. Вообще, «ловкость рук» никто особо не скрывает.

Не уверен, что режиссер этого спектакля понимает как стремительно руками вот таких вот дельцов и ловкачей власть теряет доверие и легитимность. Конечно, адвокатскую находчивость и юридические уловки никто не отменял. Но если подобные трюки происходят на глазах у миллионов людей с обманутыми ожиданиями, наперстничество может закончиться плачевно.

Я не знаю, чем закончится эта ночь, этот суд, этот процесс, но я точно не хотел бы провести остаток своей жизни на подобных баррикадах. Я хочу строить, создавать, помогать, а не тратить львиную долю сил и времени на войну с последствиями жадности и тупости кучки идиотов, которым не хватает сил просто остановиться, отойти и дать строить страну тем, кто хочет жить нормально.

Само по себе это явно не произойдёт, видимо, баррикады — реальные, ценностные или смысловые — неизбежны.

Мустафа Найем

Дата и время 06 марта 2017 г., 10:42     Просмотры Просмотров: 1737