АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

К Тригубенко пришла полиция и … тихо ушла?

К Тригубенко пришла полиция и … тихо ушла?
К Тригубенко пришла полиция и … тихо ушла?

Правоохранители блокируют крупнейший угледобывающий актив отставного «смотрящего» Игоря Кононенко.

Самый ликвидный государственный угледобытчик Украины – шахта «Краснолиманская» — оказалась на грани паралича. Организатор гемипареза – Национальная полиция, открывшая уголовное производство против предприятия. Почву для претензий горняки создали сами, вовремя не получив разрешительные документы на работу. Но реальная причина их бед, похоже, не в нерасторопности, а в причастности к одиозному харьковскому бизнесмену Сергею Тригубенко, чьим оппонентом сейчас является новый фаворит Игоря Кононенко — «смотрящий» за углепромом Виталий Кропачев.

1

Виталий Кропачев

Все годы независимости Украины шахта «Краснолиманская» оставалась одним из самых привлекательных предприятий в своем секторе. Учитывая, что все это время она носила статус ГП, стабильность ее работы выглядела феноменально. Но реалии были другими: еще с начала 2000-х арендатором основных производственных мощностей (пластов) госпредприятия было ООО «Краснолиманская» народного депутата ПР Игоря Гуменюка. По сути, с тех пор он был главным куратором этой шахты. Лишь в 2014 г. правила игры поменялись: смена власти в стране лишила влиятельности Гуменюка, а вместе с ней и его статуса «оператора» «Краснолиманской».

1

Игорь Гуменюк

Таким образом, неофициальным куратором этого предприятия стал харьковский бизнесмен Сергей Тригубенко, которого, по слухам, всесильный «серый кардинал» БПП Игорю Кононенко поставил присматривать за угольным сектором страны. Но летом прошлого года обстоятельства изменились: на смену не оправдавшему надежд своего покровителя Тригубенко пришел экс-депутат Донецкого облсовета Виталий Кропачев, который начал вычищать с рынка людей из команды своего предшественника. Подчинить себе «Краснолиманскую» сходу у Кропачева не получилось. Во многом этот провал был связан с отсутствием поддержки со стороны главы Минэнерго Игоря Насалика, к компетенции которого относятся вопросы смены угольных «генералов». «Не то, чтобы Насалик поддерживал Тригубенко. Скорее, министр использовал Тригубенко как своеобразный противовес Кропачеву – чтобы тот «не зарывался», — так «ОЛИГАРХУ» объяснил сложившийся пасьянс представитель министерства энергетики.

Сергей Тригубенко

По его словам, в итоге неоднозначная позиция министра привела к тому, что между «новым» и «старым» «смотрящими» вспыхнул конфликт. Его пик пришелся на осень прошлого года. Тогда в центральном офисе Тригубенко, расположенном на 20-м этаже киевского бизнес-центра «Парус», сотрудниками Национального антикоррупционного бюро был проведен обыск, в ходе которого были изъяты документы о хозяйственной деятельности «Краснолиманской». Самый интересный эпизод, открывшийся в результате выемки документов, касался выкупа угля у «Краснолиманской» по заниженной стоимости (около 700 грн/т) компаниями ООО «Дантрейд ЛТД» и «Торговый дом Ресурс». Таким образом, на отставного «смотрящего» был собран полноценный компромат. Впрочем, его оппонентов это так и не приблизило к главной цели: «Краснолиманская» продолжала оставаться под Тригубенко.

Неуступчивость харьковского нардепа привела к тому, что сейчас многострадальная шахта оказалась на грани производственного паралича: главным управлением Национальной полиции в Донецкой области недавно было открыто уголовное производство по факту нарушения правил безопасности «во время проведения работ с повышенной опасностью на предприятии». Формально повод для этого команда Тригубенко создала сама. С одной стороны, его топ-менеджмент вовремя не пролонгировал разрешение на проведение взрывных работ. С другой – не добился утвержденного плана развития горных работ на текущий год. В сумме эти обстоятельства позволили правоохранителям заявить о том, что сейчас «Краснолиманская» фактически незаконно ведет производственную деятельность.

Игорь Кононенко

Для обоснования своих утверждений, в последних числах прошлого года главному управлению национальной полиции в Донецкой области удалось добиться от суда санкции на доступ к документации шахты. «В данное время в материалах уголовного производства есть достаточные основания считать, что в технической документации, которой урегулировано проведение взрывных работ, содержится важная информация, имеющая значение для выяснения обстоятельств совершения уголовного правонарушения», — так объяснил в суде представитель полиции ее инициативу. Теперь, когда она удовлетворена, оппоненты Сергея Тригубенко фактически получили возможность поставить вопрос об остановке угледобычи на «Краснолиманской», тем самым подвигнув куратора многострадального предприятия на передачу управленческой эстафеты в нужные руки.

«Институт смотрящих» — это структура Президента: лидер шахтерского профсоюза Николай Волынко

Последние события: блокада оккупированных территорий на Донбассе, ЧП в энергетике, «отжим» боевиками государственных шахт — заставляют по-новому взглянуть на тему энергетической безопасности Украины.

По данным ряда СМИ, партнер Президента Игорь Кононенко создает противовес энергетическому олигарху Ринату Ахметову с помощью нового «смотрящего» за угольной отраслью, которым считают бывшего жителя оккупированного Тореза Виталия Кропачева. Ранее, как мы писали, эту роль играл нардеп из БПП Сергей Тригубенко . Бывший депутат Донецкого облсовета «регионал» Кропачев известен, как создатель батальона «Шахтерск», который затем переформатировался в «Торнадо». Именно «Торнадо» явилось тем добровольческим подразделением, которое начало блокаду поставок с неконтролируемых Украиной территорий еще в 2015 году. После того, как «торнадовцы» тормознули первый жд состав с углем из «ДНР», верхушка батальона оказалась в тюрьме – по обвинению в ряде тяжких преступлений, на которые раньше почему-то закрывали глаза. А общество узнало о существовании секретного списка предприятий, которым правительство разрешило торговать с ОРДИЛО и избегать при этом обвинений в финансировании терроризма. Несколько иначе выглядит блокада торговли с «Л-ДНР» в исполнении побратимов «торнадовцев», если учесть, что в поединке Ахметов — Кропачев добровольцы невольно укрепили позиции очередного «младоолигарха». А насколько эти процессы способствовали укреплению национальных интересов Украины – пока не ясно.

О ситуации в угольной отрасли мы расспросили Николая Волынко — председателя Независимого профсоюза горняков Донбасса, и будем развивать тему в следующих публикациях.

Справка «ОРД»: Николай Волынко — весной 2014-го требовал дать патриотически настроенным шахтерам в Донбассе оружие, чтобы они могли отбить шахты, жизненно важные для энергетики Украины. В 2015м говорил, что идея правительства в течение пяти лет сделать угольную отрасль бездотационной – большая ошибка. По данным Волынко, в нашей стране разведанных запасов угля хватит на 300 лет. В 2016-м Волынко поддержал блокаду угля с оккупированной территории. Волынко – беженец из оккупированного Донецка, выступает за переоборудование генерирующих станций на работу с углем газовых марок (вместо «Л-ДНРовского» антрацита).

- Начнем с энергокризиса. Можно ли отказаться от «Л-ДНРовского» антрацита?

- В 2014-м наш профсоюз требовал вывезти на подконтрольную территорию уголь с захваченных территорий, а это десяток миллионов тонн антрацита, добытого государственными шахтами. К кому мы только не обращались – к и.о. Президента, к главе ВР, премьеру… Поскольку антрацитовая группа шахт была уже оккупирована, предлагали либо отбить антрацит у боевиков, либо переходить на «кипящий слой». Еще в 80-х г. под руководством Сургая Николая Сафоновича (покойного) начали внедрять эту штуку. Она позволяет без больших затрат на переоборудование котлов отказаться от антрацита и сжигать все и вся (и бурые угли, и энергетические, и торф). При этом КПД котлов увеличивается на 50%. Кстати, до подписания Юлией Владимировной в качестве премьера газового договора с Путиным (после чего поступила команда все котельные переводить на газ) у нас было более 150 котелен, работавших на «кипящем слое».

Есть и еще один вариант отказа от «Л-ДНРовского» антрацита. Китайцы предлагали возле каждой шахты ставить заводики по переработке угля в газ, но такая схема не дала бы легких денег коррупционерам.

А по поводу угля из «Дыры», я все время был категорически против того, чтобы закупать что-то у боевиков. Надо создавать энергетическую безопасность нашей Державы, а не поддерживать «Л-ДНР». Применив «кипящий слой», можно увеличить добычу энергетических углей, а это рабочие места на нашей, подконтрольной территории. Но вместо этого с 2015 года пошли договорняки. И когда принимался бюджет угольной отрасли в 2015 году, он был урезан так, что ни на себестоимость, ни на оборудование, ни на науку, ни на технику безопасности не хватало средств катастрофически. Поначалу говорили, что таково требование МВФ – нет выхода, кроме как урезать бюджет угольной отрасли и закрывать нерентабельные шахты. Но на самом деле шло планомерное уничтожение энергобезопасности ради покупки угля из «Дыры».

- Ну вот один блок Змиевской ТЭС (входит в состав «Центрэнерго») перевели на «газовый» уголь и депутат Рычкова, выступая против блокады, заявила, что это дорого.  

- Не дорого, не очень трудно и не надо переучивать персонал. Но надо иметь желание. Кстати, здоровьем населения, проживающего вокруг ТЭС, работающих на антрацитовой группе кто-то интересовался? Там большой процент онкозаболеваний, потому что при сжигании выделяется сера. Три года назад надо было внедрить «кипящий слой», установить заводы по переработке угля и не пришлось бы повышать цены на коммунальные услуги.

- Захарченко мечтает, что Украина после «национализации» государственных шахт продолжит покупать уголь у «республик». Обсуждается возможность гонять «Л-ДНРовский» уголь через российские или украинские фирмы-прокладки то ли Курченко, то ли Ахметова. Ваше мнение – чем вся эта «национализация» закончится?

- Среди «национализированных» есть ахметовские и другие частные предприятия. Я слышал, что и у Баранова шахту «Соцдонбасс» в Донецке забрали, и по шахте им. Засядько идет выдавливание старых игроков. Но про частные шахты, которые «отжали» в «Дыре», я вообще не хочу говорить: их хозяева себя перехитрили, пусть сами теперь и разбираются. А меня интересует больше судьба государственных шахт. И в первую очередь – на подконтрольной Украине территории.

В «Л-ДНР» есть шахты, которые зарегистрированы на территории Украины, и через которые проходит уголь с копанок. Вот Ахметов везет уголь, добытый у него на «Ровенькиантрацит», «Свердловантрацит», «Краснодонуголь». А еще есть группа Торез –Снежное – Шахтерск (условно говоря), где тоже добывается антрацитовая группа. Там есть государственные шахты – например, «Прогресс» (еще работает, но добывает немного), через которую проводится уголь нелегальных «копанок». Или шахта «Заря» в Снежном. Они работают, но реализуют в Украину преимущественно уголь копанок и это те, которые были боевиками «национализированы». Так вот у меня самые свежие данные есть о том, что все они работают, грузят на площадки уголь и ожидают, что наши (наделенные властью лица) добьются, что блокаду уберут и этот уголь пойдет в Украину. Добытый в «копанках», проведенный по документам, как добытый на шахте, зарегистрированной в Украине, а на самом деле – с «копанок». В «копанке» он стоит 160 грн. за тонну, всего-навсего! Когда он проходит документацию на шахте, зарегистрированной в Украине, цена сразу становится — 500-600 грн. за тонну. И как только этот уголь переходит линию фронта, его цена становится 1800- 2100 грн. А потом начинает реализовываться по 3200. И вот это все называется «Роттердам +».

Справка «ОРД»: Одна из схем получения сверхприбылей с помощью «закрытой» шахты, поставляющей уголь с «ДНРовских» копанок описана «радио Свобода» (http://www.radiosvoboda.org/a/27707483.html). Шахта имени Киселева в оккупированном Торезе, которая раньше входила в гособъединение «Торезантрацит», хотя была ликвидирована в 2011 году, поставила 350000 тонн угля в 2015 году компании «Центрэнерго» в Украине и подписала контракт на поставку 1,2 миллиона тонн угля в 2016 году. Схема начала действовать при Януковиче. Шахта Киселева со всех сторон окружена нелегальными «дырками». Раньше местные приписывали их Кропачеву, а теперь эти нелегальные шахты «отжаты» боевиками. Накануне войны был издан приказ о создании госпредприятия «Шахта имени Киселева» чтобы легитимизировать нелегально добытый (украденный у Державы) уголь «дырок». Затем шахта-фантом с оккупированных территорий попала в «Перечень субъектов хозяйствования, которым предоставляется право на ввоз и вывоз угольной продукции железнодорожным транспортом через линию разграничения». Антрацит из «национализированных» боевиками «Торезантрацит», «Шахтерскантрацит», «Снежноеантрацит», «Макеевуголь», как и уголь «копанок», поступает в Украину через шату-фантом. 

Если украинская власть не заинтересована в энергобезопасности Державы, она найдет способ покупать в «Дыре». К сожалению, уже в течение трех лет я не вижу заинтересованности в энергетической независимости Украины. Недавно было совещание у Гройсмана в Кабмине с металлургами и один встает и говорит: «Не будет антрацита (из «Л-ДНР»), я закрываю производство. А антарацит отношения к металлургии не имеет вообще. Ищут оправдание покупке угля у Захара.

- Шахтеры говорят, что угольная отрасль поделена между «смотрящими», которые ее дерибанят. Упоминаются фамилии: Тригубенко, Шетилов, Венгрин, а самым главным называют Виталия Кропачева. Вот не этим ли людям угольная отрасль обязана своей нерентабельностью?

- Давайте я вам скажу, что это за «институт» такой… Знаете, откуда они пошли – «смотрящие»? В конце 90-х при президенте Кучме было создана такая должность, которая называлась госсекретарь. Она вводилась во все министерства, а потом была упразднена и плавно ушла в тень. Ее задача – президентский контроль за финансовыми потоками. Без разрешения «смотрящего» в отрасли никаких решений не принималось. И по сей день не принимается. Запомните: это структура Президента. Когда Ющенко стал президентом, он ее не упразднил, так как смотрящие наполняют президентский фонд («общак», в простонародье), из которого финансируются выборы. Оттуда и президентская предвыборная кампания, и покупка депутатов… Вот и сегодня — ни один «генеральный директор» в углепроме не будет назначен без разрешения смотрящего. Смотрящие помельче есть на каждой госшахте и в каждом объединении. Они же контролируют потоки денег из оккупированных районов (ОРДИЛО).

Насколько я знаю, Венгрин отвечает за западное направление («Волыньуголь», «Львовуголь»), на востоке (Луганщина) заправляет Шетилов, а Кропачев – это «Селидовуголь», «Красноармейскуголь». Кропачев, кстати, в сравнении с другими разбирается в угольной теме. Он работал в гособъединении «Торезантарцит» в то время, когда старший сын Януковича — Саша Стоматолог был смотрящим по всей угольной промышленности Украины.

Справка «ОРД». Одну из схем кражи раскрывает «Слідство.інфо»: подконтрольное Кропачеву гособъединение «Селидовуголь» в январе 2017 г. сделало госзакупку шахтерских ламп с переплатой в общей сложности – 2 млн. грн.:

А всего активисты, которые отслеживают коррупцию в госзакупках, утверждают, что объединение переплачивает до 60% стоимости всех закупок, которые проводят через компании, близкие к Виталию Кропачеву: «Донэнергоэкспорт» и «Триалтрейд» — те же, которые до войны доили «Торезантрацит» при Кропачеве.

- Если верно, что Кропачев – человек президентского партнера Кононенко, выходит одна Семья (банда Януковича) сменилась другой Семьей (БПП)…

- Этот институт («смотрящих») надо уничтожить. И опубликовать списки агентов влияния, которые везде присутствуют — в том числе и в шахтерских общественных организациях, и в профсоюзах.

- Как оцениваете нынешнюю ситуацию в угольной отрасли в Украине?

- Бюджет отрасли на текущий год составляет 2, 8 миллиарда гривен, которых недостаточно, но поступило письмо от Минфина с предложением переписать бюджет отрасли в сторону уменьшения на 1, 9 млрд. грн. Оставить 900 млн. Это значит – забыть об охране труда и забыть о новых лавах. По замыслу правительства, вот эта сумма 900 млн. должна включать все, в том числе и науку. А это значит: убиваем отрасль с перспективой покупки антрацита у Захара. Правительство забирает у отрасли деньги, а потом будет без зазрения совести говорить: «Ну вы же уголь не добываете, вот мы вынуждены покупать в «Дыре». Хотя сами делают все, чтобы прекратить добычу. Экс-министр Демчишин начал уничтожение, продолжает уничтожение министр Насалик.

Когда мне говорят, что угольная отрасль должна быть бездотационной, я вспоминаю Маргарет Тетчер. Английские шахты, которые добывали уголь, давали его по цене 43 фунта за тонну. После реструктуризации там остались шахты, дававшие 500 тысяч тонн в год. В это же время под разгрузкой в портах стояли сухогрузы с австралийским и новозеландским углем по цене 5 долларов тонна, и Тетчер обязала: пока не выкупят 500 тысяч по 43 фунта, ни один сухогруз не разгрузится. Это своего рода тоже была дотация.

Завуалировано и в Германии дотировалась отрасль: был введен налог в 1 пфеннинг с любой купли-продажи, который уходил на угольную отрасль.

- Но правление «железной леди» для угольщиков завершилось колоссальным сокращением рабочих мест, а для страны – перестройкой экономики. Может, и нам надо идти по этому пути (тем более, что у нас в стране госдотации разворовываются смотрящими)?

- Будущее за альтернативной энергетикой, а пока переработка угля в газ, которая позволила Китаю выйти в мировые лидеры, не имея запасов нефти и газа, но имея океан угля, могла бы и нас выручить. Китайцы 2 раза нам предлагали кредиты на установку этих своих заводиков, которые могли бы уголь перерабатывать в газ, но у них было условие: мы будем контролировать. Впервые это было еще при Ющенко, второй раз — уже накануне войны. А наши отказались – так как поняли: украсть не дадут. Ответили: «Для нас ваши условия неприемлемы».

По данным СМИ, главный угольный «смотрящий» Виталий Кропачев стал собственником трех углеобогатительных фабрик («Украина», «Комсомольская» и «Россия»), выкупив их у Александра Януковича. Он предложил цену за такой же бизнес Королевской и хочет выкупить фабрики миллионера Андрея Орлова. Цель: загрузить эти свои частные фабрики госзаказами через нового игрока на рынке — некую «Национальную угольную компанию», в состав которой войдут все госшахты. Однако, уже наметился конфликт между Кропачевым и министром Насаликом, который недавно создал свою кампанию «Украинская топливно-энергетическая компания». Якобы с помощью Кропачева Кононенко планировал создать компанию, которая, с одной стороны, позволяла бы по-прежнему рассчитывать на дотацию из бюджета, а с другой – легально выводить госсредства (в виде оплаты за услуги по обогащению) в частный карман. Тем самым планировалось не просто составить конкуренцию крупнейшему в Украине энергетическому холдингу ДТЭК, а создать клон этой структуры, а Насалик – получается – защитил конкурента. Прокомментируете?

- Я слышал, что Насалик создал какую-то структуру «рога и копыта» с тем же юр.адресом, что и у министерства угольной промышленности. Сейчас каждая госшахта и гособъединение – это юридические лица, и чтобы, например, передать с шахты на шахту оборудование, надо заплатить налог. «Национальную угольную компанию» придумали с тем объяснением, чтобы все государственные шахты превратить в одно юридическое лицо. В таком случае можно было бы сэкономить государственные средства и направить их на развитие отрасли.

Скандал между Насаликом и Кропачевым наметился по той причине, что Насалика отодвигают от антрацитовых потоков с неподконтрольных территорий. А и тот, и другой хотят их контролировать. И хотя в министры Игорь Насалик был выдвинут БПП, выходит, что Кропачев поближе к телу Президента. А к «республикам», я считаю, как раз Насалик ближе. Потому что хаотичная покупка угля с неконтролируемой территории, если можно так выразиться — вошла в цивилизованное русло именно с приходом Насалика в министерство. Его поездка к «Ташкенту» («министру доходов и сборов «ДНР», — прим. ред.) под предлогом освобождения пленных принесла договор о торговле углем с террористами.

См. видео: будущий министр Насалик и министр-террорист Ташкент как давние приятели беседуют в оккупированном Донецке, договариваясь о поставках угля с неконтролируемой Украиной территории:

К сожалению, в министры у нас попадают по квотам, а не по профессиональным качествам. «Нравится угольная энергетика?» «Ну, иди командовать». Что министр Насалик, что бывший Демчишин — шахту не видели вообще.

Справка «ОРД». Игорь Насалик – министр энергетики и угольной промышленности из Кабмина Гройсмана. По образованию инженер, глава промышленно-производственной корпорации, считается одним из спонсоров БПП. В электронной декларации не указал ни одного предприятия, конечным бенефициарным владельцем которых является. Задекларировал 4,7 млн грн, $890 тыс., EUR 240 тыс. наличных. А когда был мэром Калуша, оценивал свое состояние более чем в 10 миллионов долларов. Из открытых источников известно, что ему принадлежит ряд энергетических компаний – в.т. ч. корпорация “Техноинвестцентр”, которая опосредованно владеет иными компаниями, в т.ч. Калушской ТЭС. В комитете ВР депутат Насалик тщательно изучал и клеймил схемы разворовывания бюджетных средств ставленниками Януковича, которые сам и продолжил. Получив министерский портфель, первым делом отправил некоего Евгения Шетилова в командировку на оккупированные территории за государственный счет – договариваться с боевиками: http://ord-ua.com/2016/07/01/ministr-energetiki-igor-nasalik-naznachil-smotryaschego-po-zakupkam-uglya-iz-dnr-lnr/

Экс-министр Владимир Демчишин – по образованию экономист-международник, эксперт в области инвестиционных банковских услуг. За 2015 год заделарировал 128,5 тыс. грн. доходов, никаких вкладов и никакого бизнеса, но 2 участка общей площадью около тысячи кВ. м., дом в 400 квадратов, квартира и два авто бизнес-класса.

Из угольной отрасли за последние пару лет ушли порядка 4 тысяч шахтеров. Последний скандал с «Львовуголь»: поступили деньги на зарплату, а исполнительные службы арестовали эти деньги, хотя, не имели право это делать. Арестовали потому, что отрасль банкротят. Возле «Львовуголь» и «Волыньуголь» сейчас крутится такой себе Виктор Викторович Вишневецкий — спец по закрытию/открытию шахт. А схема такая: закрывается шахта, потом под другим названием открывается, но уже как частная структура.

- В «Лисичанскугле» рассказали сплетню: смотрящий по кличке «Малахит» (стоял менялой под магазом «Малахит» в Донецке) заплатил 300 тыс. долларов за то, чтобы его человека поставили «генералом». Вот вы говорите, что «институт смотрящих» — президентская структура. А зачем платить друг другу, если все из одной команды и назначения проходят согласования на высшем уровне?

- Хочешь войти в команду? Плати. Но, по моим данным, там гуляют цифры с другим нулями… На порядок больше.

- Какова сегодня себестоимость угля в Украине? В иных гособъединениях добыча тонны обходится в 15000 за тонну и выше! А это значит, что почти 13000 (разница между установленной ценой и себестоимостью) должно выделить из своего кармана государство… Откуда берется такая гигантская себестоимость?

- Накручивают «угольные генералы». Но не просто так накручивают, а по согласованию. «А если я 20 000 за тонну нарисую?». «Ну давай, рисуй, только ты же помнишь – сколько ты должен отнести наверх?». При Януковиче была такса — 70%. Думаю, что и сейчас примерно такой процент выплывает. Себестоимость может быть какая угодно. Но! Если в 2014 году еще был бюджет у угольной отрасли, то сейчас это не имеет смысла: денег-то нет, значит и не возместят тебе разницу между завышенной себестоимостью и установленной ценой тонны.

- Пишут еще, что Кропачев намерен участвовать в конкурсе по приватизации 78% акций «Центрэнерго». Конкурс запланирован на следующий год. Приватизация «Центрэнерго» — хорошая идея?

- Мы уже до того доприватизировались, что не только энергетическую безопасность, но и Украину скоро потеряем…

Справка «ОРД»: Виталий Кропачев – сам о себе в интервью заявил: «Все мои объекты «национализировали» по прямому указанию Захарченко и «министра доходов и сборов ДНР» Тимофеева по прозвищу Ташкент». До войны был замом гендиректора ГП «Торезантрацит», которое управлялось сыном Президента Сашей Стоматологом и активно поставляло титушек на Антимайдан. Жители оккупированного Тореза называют Кропачева бывшим хозяином своего города. По словам местных, бизнес Кропачева до войны составляла преимущественно нелегальная угледобыча. СМИ пишут, что за три месяца кураторства у нового «угольного короля» появился новый «Mercedes-Maybach», а бюджет потерял около $50 миллионов.

- Ожидается кредит в 1 млрд. гривен, который обещают направить на то, чтобы сделать угольные предприятия бездотационным. Как вы думаете, получится?

- Растащат деньги, на том все и закончится.

- А перспективы угольной отрасли в «Л-ДНР» имеются?

- Утопиться и закрыться. Государственная шахта Абакумова при «Дыре» затопилась. «Октябрьский рудник» — еще чуть-чуть и утонет. Шахта 421 в Петровском районе – уже была закрытой (до войны), при «Дыре» открыли и стали брать оттуда уголь вокруг ствола, который нельзя трогать — чтоб не завалилось. Если завалится ствол, половина поселка уйдет под землю. Никто не заинтересован в цивилизованной добыче, все заинтересованы в самом дешевом угле «копанок» — чтобы урвать. А шахты — они же между собой связаны подземными коридорами и водами, и если не вести откачку воды, то, затопив одну, затапливаешь соседние. Если не вести откачку, будет экологическая катастрофа, вода выйдет на поверхность. Но боевикам оно до лампочки. Бывший сопредседатель донецкого стачкома Михаил Крылов, который выводил людей на улицы против так называемой «хунты», удрапал в РФ. Сепаратисты создали свой «профсоюз», но вот на шахте Челюскинцев в прошлом году 4 дня была негласная забастовка, организаторов нашли и забрали на подвал. Взял их на поруки председатель профкома, который сам же и сдал забастовщиков в «МГБ ДНР». Поддержавший сепаратистов горняк Дятлов сорвался в Украину и где-то закамышился, а горняк Богатищев, вместе с ним создававший «профсоюз республики», сидит в Крыму. Председателей теркомов, с чьего молчаливого согласия выводили шахтеров на пророссийские митинги, боевики потом повыгоняли поджопниками. А я их всех – тех, кто был за «ДНР», уговаривал бросить это дело. Объяснял, что России донбасские шахтеры не нужны. Путин свои шахты в Ростовской области все позакрывал. Не слушали… В депрессивных Шахтерске, Торезе и Снежном было много придурков, которые бегали с битами за «республику», а сейчас на всех поселках рабы погибают в копанках за 160 грн. антрацита за тонну, которая затем многократно дороже продается в Украину. Ситуация на этих поселках еще хуже, чем до войны. Закрываются магазины, потому что покупателей нет. Идет массовое вымирание и обнищание.

Беседовала Татьяна Заровная, «ОРД»

Продолжение следует…


Теги статьи: Насалик ИгорьКоррупцияЛДНРблокадаДНРКонтрабанда в зоне АТОКонтрабандаУгольДонбассВолынко НиколайРинат Ахметовбатальйон ТорнадоТригубенко СергейГуменюк ИгорьКропачев ВиталийКраснолиманскаяКононенко Игорь

Дата и время 27 марта 2017 г., 14:40     Просмотры Просмотров: 1622
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

В сеть выложили жуткие фото авдеевской промзоны
В Кривом Роге доцент кафедры попалась на взятке в $400
"Все четко прописано": у Путина сделали новое заявление по миротворцам на Донбассе

Шабунин: Борьба с коррупцией в Украине, о которой говорил Трамп, предусматривает антикоррупционный суд, а не палату
Директор госпредприятия задержан за вымогательство 1,5 млн
Коррупционные проблемы Киево-Печерской лавры

Кандидаты на премию Дарвина. Как судья по делу Корбана пытался подкупить зама Луценко прямо у него в кабинете
Высший совет правосудия не допустит одесского «судью-дельфиновода» в Верховный Суд
За минувшие сутки потерь среди украинских воинов нет. Враг 16 раз открывал огонь по позициям ВСУ, - штаб

Трамп считает, что Порошенко плохо борется с коррупцией
Нужны свидетели: правоохранители задержали террориста, пытавшего АТОшников
Новый "груз 200": на Донбассе ликвидировали террориста "ДНР" Чаплина

Комментарии:

comments powered by Disqus
22 сентября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Кто на ваш взгляд самый большой враг Украины?









Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.12193