АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 12°C
Харьков: 11°C
Днепр: 12°C
Одесса: 15°C
Чернигов: 12°C
Сумы: 11°C
Львов: 14°C
Ужгород: 16°C
Луцк: 14°C
Ровно: 13°C

Олег Гороховский: У госкомпаний нет цели делать бизнес. И это приговор

Олег Гороховский: У госкомпаний нет цели делать бизнес. И это приговор
Олег Гороховский: У госкомпаний нет цели делать бизнес. И это приговор

Бывшие топ-менеджеры ПриватБанка Олег Гороховский и Дмитрий Дубилет нашли себе новое занятие почти сразу после национализации банка.  

Сначала они вместе с коллегами задумали книгу с воспоминаниями о работе в Привате, а затем стали финтех-стартаперами. И уже пообещали Украине «бомбу» — розничную платформу, способную затмить даже Приват24. 

Релиз назначен на осень. Сам Гороховский любит цитировать по этому поводу Билла Гейтса с его пророчеством о схватке классических банков и цифровых технологий: «Банки умрут. А банкинг — нет». 

Что это за проект и кому он нужен? Насколько пророчество Гейтса применимо к Украине? И действительно ли государство не имеет шансов стать эффективным собственником IT-бизнеса? 

«Минфин» задал все эти вопросы Олегу Гороховскому напрямую.

*** 

Расскажите непосвященным – чем в Украине занимаются финтех-стартапы? Чувствуете ли вы разительную разницу между работой в Привате и тем, что вы делаете сейчас? Или все же сама суть работы сглаживает различия?

В Украине финтех-стартапы занимаются тем же, чем и во всем мире — предоставляют решения для удобной работы с финансовыми сервисами. Разница между прошлой жизнью и новой есть. В Привате многие проекты, особенно те, в которых были задействованы сотрудники филиалов и отделений, «взлетали» за счет «энергии системы». Она была настолько заточена на продажи и результат, что почти любой продукт мог быть продан сотнями тысяч только за счет введения его в нормативы для сотрудников и в показатели, измеряющие эффективность работы филиалов и отделений.

Сейчас все зависит от «энергии личности», точнее личностей, которые занимаются реализацией проекта. Хотя, конечно, то, что мы делаем — это выжимка нашей компетенции в розничном банкинге.

Ваша компания Fintech Band – она уже полноценно работает или все еще формируете команду/проходите регистристрацию/ищете партнеров? В чем ее концептуальное отличие от множества других украинских финтех-стартапов?

Мы уже завершили стадию создания, регистрации, формирования команды и даже поиска партнеров для начала проекта. Нам удалось собрать по-настоящему звездную команду. Кроме разработчиков, это бизнес-аналитики и менеджеры проектов.

И мы действительно очень сильно отличаемся от других финтех-стартапов, и не только украинских. Есть такой журналист, который пишет о финтехе, Мэттью Хьюз. Он написал, что успешно запустить финтех-стартап — это все равно что забить трехочковый с закрытыми глазами, связанными за спиной руками и в состоянии алкогольного опьянения. Так вот, в нашем случае мы абсолютно уверены в правильности выбранной модели и успехе нашего проекта.

Этот мегапроект — расскажите о нем. Говорили, что это будет некий аналог Приват24, но вне рамок одного банка, то есть, по сути, универсальный интернет-банк – все ли правильно в этом описании? 

Мы не делаем просто аналог Приват24. Такого добра в мире хватает и без нас (от Monzo до Рокетбанка). Приложения для управления финансами, в которые можно добавить карты своей эмиссии или карты других эмитентов и совершать платежи, видеть красивые графики PFM и прочие удобные штуки, появляются как грибы после дождя. Игра на этом поле нас не особо вдохновляет.

Мы создаем «коробочное решение» для розничного банка в формате white label. То есть мы делаем для партнеров розничный онлайн-банк под ключ — от разработки продуктов до их продажи, оценки рисков, процессинга, учета, поддержки проекта и клиентов. Все находится в нашей «коробке». Мы не предлагаем решение по частям — только розничный банк целиком. Мы понимаем трудность b2b продаж и не продаем куски компетенции. 

Потенциальные заказчики в Украине — это только банки?

Наш продукт — это готовый банк без отделений, весь розничный блок, что очень выгодно для заказчика. Это средние украинские банки и все у кого есть ресурсы, чтобы развивать розницу в Украине. Это может быть интересно крупным ритейлерам, телекомам, агрохолдингам.

Ориентируетесь только на украинского заказчика или есть планы работать для иностранцев? 

Мы рассматриваем Украину как полигон для старта, и мечтаем сделать бизнес в США. Очень многое из того, что мы сейчас делаем в Украине будет востребовано и на Западе. Сложность выхода эти на рынки прежде всего в том, что для этого нужна решимость плюс понимание того, что ты там предлагаешь, а дальше по многим вопросам там не сложнее, а даже проще.

В Украине уже есть универсальные платежные приложения, но они распространены сравнительно слабо. В чем будет ваша фишка, кому это будет нужно среди конечных потребителей?

Это будет нужно всем, кого достали очереди, монополия и дороговизна классических банков, которые тянут за собой нереальный груз издержек и наследия прошлого. И в итоге перекладывают это все на своих клиентов.

Мы понимаем, что сегодняшний багаж украинских банков представляет собой «чемодан без ручки». Поэтому мы предлагаем не модифицировать старые модели, а строить новый цифровой банк рядом со старым. И постепенно, по мере того, как эффект станет очевиден и старый банк перестанет выдерживать сравнение с новым, он сможет переезжать в новый цифровой мир целиком. Это позволит избежать конфликта со старой структурой и командой. Плюс нет риска погрязнуть в переделках и согласованиях.

Чем вообще можно объяснить тот факт, что украинские банки за 27 лет создали только один порядочный интернет-банкинг на всех? Почему никто не хотел в это вкладываться даже в хорошие времена? Что должно случиться сейчас, чтобы финучреждения массово перешли на конкуренцию за счет удобства онлайн-сервисов?

Это очень хороший вопрос. Когда мы сделали Приват24, наш CEO думал, что Авалю понадобится два года, чтобы его повторить. Но ему не хватило и десяти лет. Секрет в том, что украинские банки не осознавали необходимости становиться IТ-компаниями. 

Да, сделать это, особенно банку, невероятно сложно. И даже Привату было до этого далеко (а сейчас стало намного дальше). Но главное — невозможно делать технологичные решения не имея insource разработки. И не просто insource, а разработчиков и инженеров на всех уровнях менеджмента компании.

В этом смысле интересно выглядит, как и в мире, и в Украине конкурируют между собой Visa и Mastercard. И те, и другие много вкладывают в инновации, но Visa – больше в безопасность, а Master – в платежные сервисы. При этом в мире лидирует Visa, а в Украине – Mastercard. Чем это можно объяснить? Получается, что наш потребитель (читай, банки) отдают предпочтение сервисам и прочим потребудобствам, а не безопасности? Или причина в другом?

Успех на том или ином рынке зависит от команды менеджеров, которая отвечает за регион. Успех Mastercard в Украине объясняется сильной командой менеджеров и более тесным сотрудничеством с ПриватБанком, который последнее время эмитировал больше карт Mastercard чем Visa.

Что зависит от самого банка в плане безопасности платежей? У Привата был кейс с «нетипичностью» – насколько это сложная для банка вещь с точки зрения технологий? Какие еще есть действенные методы по уменьшению фрода?

В части безопасности платежей все достаточно очевидно. Если у тебя клиентов немного, используй стандартные инструменты платежных систем и этого более чем достаточно, так как процент фрода всегда очень низкий по сравнению с общим количеством транзакций.

Но важно, сколько клиентов в абсолютном выражении сталкивается с такими проблемами. В Привате 0,01% фрода означало тысячи огорченных клиентов. Это требовало интеллектуальных усилий не только подразделений, классически делающих эту работу, но и бизнесменов-технологов. Так появилась нетипичность, и сотни других правил антифрода, которые серьезно снизили количество случаев потери денег клиентами.

Кого сейчас, кроме Привата, можете отметить в смысле «повышенной технологичности» среди украинских банков? Кроме интернет-банкинга в чем эта технологичность может выражаться? 

Отметить, к сожалению, не могу никого. Второй банк после Привата по количеству пользователей мобильным клиент-банком — это Ощадбанк. Технологичность, прежде всего, должна выражаться в цифровом лидере и собственном IТ. Самое сложное сделать всех руководителей IT-шниками или бизнес-аналитиками.

Многие переживали, что качество онлайн-сервисов Привата после национализации ухудшится. Замечаете ли вы нечто подобное? Есть ли  какие-то нюансы, незаметные обычному человеку, но очевидные для вас?

Главное изменение, которое может происходить в банке — это нежелание менеджмента брать персональную ответственность за решения. Любые мало-мальски рискованные решения ждут коллективного принятия на правлении, а сложные — на набсовете. Скорость — это то, что может пропасть в самом начале. Это изменение технологии управления.

Происходит это или нет, надо спросить у тех коллег, которые там остались. Я же вижу только то, что и клиенты — у меня в мобильном приложении Приват24 шрифт уменьшился в три раза после последнего обновления. Но я вижу и большие возможности, которые открылись перед банком в связи с отменой неформального запрета госструктурам контактировать и вступать в совместные проекты с Приватом.

Ваш коллега Дмитрий Дубилет предложил правительству создать альтернативную площадку для e-деклараций чиновников. Причем по цене в 4 раза меньшей, чем на это потратило НАПК. Если отбросить коррупцию, в чем заключается это глубинное и бессмысленное транжирство госкомпаний?

Кроме желания лиц, которые принимают решение, обогатиться, транжирство госкомпаний также связано с отсутствием 10 000 часов в том вопросе, которым они занимаются («правило Малкольма Гладуэлла» — чтобы добиться успеха в определенной деятельности, необходимо потратить на это 10 000 часов). Главная проблема всего государственного в том, что почти на всех уровнях, «как бы чего не вышло» намного важнее результата и эффективности.

Государство без вариантов безнадежный финтех-инвестор? Есть ли в мире успешные кейсы технологичного государства, которое способно не только поддерживать, но и развивать инновационные проекты? Или главная функция правительства в этом плане – просто не мешать?

Кейсы, когда государство делает успешный бизнес без монополии, да еще и технологично, откровенно говоря, не на слуху. Зато когда оно не прикасается своими руками к бизнесу и создает благоприятный климат для предпринимательства - такие государства занимают высокие места в рейтинге doing business.

Госбанки на длинной дистанции сразу стоит отбросить в плане технологической конкуренции? Или вопрос чисто в ресурсах и наличии менеджера, который будет продвигать инновации?

В Украине у госкомпаний нет самой главной цели — делать бизнес. И это приговор.


Теги статьи: Стартапфинтех-стартапыПриватбанкДубилетГороховский Олег

Дата и время 04 апреля 2017 г., 21:28     Просмотры Просмотров: 1107
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Какой из кандидатов уже заявивших о своем участие в президентских выборах самый достойный?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.061036