АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 7°C
Харьков: 9°C
Днепр: 10°C
Одесса: 10°C
Чернигов: 7°C
Сумы: 7°C
Львов: 5°C
Ужгород: 5°C
Луцк: 6°C
Ровно: 6°C

Медицинская реформа: почему президент считает нас дебилами?

Медицинская реформа: почему президент считает нас дебилами?
Медицинская реформа: почему президент считает нас дебилами?

Как сама концепция медицинской реформы, так и команда, которая ее собирается воплощать, оценивается украинским обществом очень неоднозначно. Немало известных украинских медиков, мягко говоря, не симпатизируют и.о. министра здравоохранения Ульяне Супрун, и на это есть свои причины.

О том, кто действительно готовил и даже начинал пилотное воплощение медицинской реформы, как строит диалог и.о. министра и что собираются делать дальше авторитетные медики Украины, «First Truth&Transparency Committee» расспросил у врача-психиатра, диссидента и правозащитника Семена Глузмана.

Вы категорически не согласны с госпожой Супрун в вопросах медреформы. Что конкретно вам не нравится?

Проблема не в нашей личной симпатии или антипатии. Я с ней знаком, мы обменялись мнениями. Но дальше пошло, по моему мнению, что-то страшное – имею в виду по своим последствиям для страны.

С одной стороны, считается, что пришла команда честных людей, которые не берут денег и не занимаются торговлей медикаментами с коррупционными схемами. Похоже, что это правда. Но вдруг оказалось, что они несут гораздо более серьезную угрозу.

Команда у нее просто дикая – это не только заместители, там и эксперты есть, некоторых из них я знаю. Там есть и очень милые и искренние молодые люди, врачи – я не имею права называть их фамилии. Они пытаются работать в этой команде, давать советы, но уже даже для них это становится невыносимым. Там внутри команды хамство, оскорбления, нежелание слышать мнение специалистов.

Тем не менее, Супрун все же предложила концепт реформы отрасли

Понимаете, сама реформа была подготовлена отнюдь не Супрун. Еще во времена Януковича, когда было объявлено, что все реформы – сразу и навсегда, первый заместитель главы Администрации президента Ирина Акимова создала небольшую группу экспертов. Ее возглавила наша блестящая профессор из Днепра Валерия Лехан – ведущий специалист в сфере общественного здравоохранения (это не только мое мнение, но и, например, экспертов Всемирного банка, которые с ней работали). И эта группа очень осторожно все просчитывала – потому что, не зная расходов, сегодняшних или завтрашних, невозможно делать какую-то систему реформирования.

Самый большой позитив – что группа не имела никакого фактического отношения к Минздраву. Потому что когда какое-то ведомство или мы с вами пытаемся сами вытащить себя за волосы из болота, то это возможно лишь в известной сказке. МЗ как структура не может исправлять себя. Это вроде очевидные вещи, и тогда это худо-бедно было сделано. Были созданы условия для подготовки и написания реформы. Но закончилось это все не очень хорошо. И дело даже не в падении режима Януковича, а в том, что были препятствия со стороны Минздрава.

Какие-то наработки на практике им удалось воплотить?

Напор тогда был только на первичное звено, скорую и неотложную помощь, ну и немного на семейных врачей. Инициаторы мудро поступили, когда взяли сначала только три области, пилотные – ну вдруг что-то не удастся? Всякое может случиться, не стоит разрушать сразу всю систему! Потом появился еще и четвертый регион – новый глава Киевской горадминистрации Александр Попов почему-то решил, что он большой специалист по реформе здравоохранения, и по приказу сверху Киев приобщили к пилотных регионов. Это было ужасное решение: в различных государствах когда проводят «пилот» реформы, никогда столицу не берут. Столица – это неуправляемый монстр. Но Попову захотелось – вот и сделали.

Что же такое реформа скорой помощи? Была разработана очень серьезная и одновременно простая схема распределения станций скорой в каждой области. Но извините – для этого же нужно было дороги делать! Уже не говоря о качестве машин, которые тогда были. И хотя тогда руководители областей клялись, что улучшат хотя бы основные дороги, в итоге оказалось, что никто ничего не сделал. Потом был Майдан, антимайдан, и все заглохло.

Были еще какие-то попытки помочь со стороны Всемирного банка – там же не только деньги, а еще и экспертная помощь. Кое-что было отработано ошибочно, но эти ошибки были связаны не с намерениями, а с, во-первых, непониманием реальной ситуации, а во-вторых – с нежеланием местных властей. И третье – произошло то, от чего предостерегали Лехан и Акимова: они умоляли – в остальных областях ничего не делать. Но почти все остальные решили, что они тоже хорошие и умные. И начали у себя какие-то реформы – не имея советников, финансов, ничего.

Далее появилась проблема семейных врачей. Ведь семейные врачи – это не просто те, кто вчера был отоларингологами, урологами или педиатрами, и им вешают табличку, что они завтра семейные врачи.

Так когда руководство в Киеве решило, что надо выслужиться перед президентом. И вечером забрали таблички врачей в поликлиниках – еще вчера они были урологами или отоларингологами, а утром все стали семейными врачами! Ну это же издевательство над реформой!

— Это реальный случай?

Так, по всему Киеву было, да и, наверное, не только в Киеве. А у нас же не было даже специальности «семейный врач». Да и семейный врач в нашем исполнении – это совсем не то, что где-то в Европе.

Это совершенно другая система подготовки врачей. Тогда же закрыли и педиатрию – потому что «должно быть как на Западе». На самом деле, это было совсем неправильно: надо было делать две категории врачей – для взрослого населения и для детей. То есть, менять постепенно: ну нельзя делать социальные революции, они заканчиваются катастрофами.

Поэтому после смены власти реформа прекратилась?

Так, все затихло, потом другой министр, потом – грузин, который все подписывал… Однажды по моей просьбе один из коллег Квиташвили, тоже грузин, который работал в другом министерстве, спросил у него: «Сандро, зачем ты подписываешь все документы? Кто знает, что тебе кладут на стол». И этот министр ответил своему соотечественнику: «Ты же понимаешь, я на украинском не читаю, вот все и подписываю». То есть, понимаете? Это характеристика не Квиташвили, а нашей страны. Ведь его к нам привел президент! Не американский, а наш президент!

Потом был в.а. Шафранский – он пытался что-то делать. У него, что важно, сложились хорошие отношения с парламентским комитетом здравоохранения, а также с рядом очень важных структур и людей. Но впоследствии его просто выбросили.

А дальше вмешались… Ну, я фамилии не знаю, но думаю, что это американская диаспора. И появилась мадам Супрун. В узком кругу было известно, что она – не врач, но это не имело значения. На самом деле, врачи должны лечить больных. А систему должны лечить другие специалисты – менеджеры, экономисты, юристы, в предварительной группе они как раз и были. А тут возникла совершенно другая ситуация.

Приехала на белом коне Супрун, и привела команду патриотически настроенных молодых людей, которые не имеют ни знаний, ни таланта менеджмента. Это же совсем иначе! И они решили, что настолько умны, что внутри Минздрава будут сами себя тащить из болота.

В этой команде есть хотя бы медики?

Есть и медики. Но это неважно, не об этом речь. Есть система Минздрава, она плохая. Но чтобы ее менять, нужен не министр. Вот смотрите – Обамакер (защита пациентов и доступное медобслуживание) в США, новая конструкция, по моим данным, ее готовили 10 лет. При чем, не врачи этим занимались. Врачей до таких реформ привлекают, чтобы объяснить отдельные детали менеджерам, которые не все понимают.

То, может, и к лучшему, что – как вы сказали – Супрун не является врачом?

Я не союзник Супрун, и не ее противник, я занимаюсь только своим узким направлением – психиатрией. Мы уже давно осознали, что она нам помогать не будет. Надеялись, что по крайней мере не будет мешать, но ошиблись.

Когда я посмотрел одно из ее первых интервью Соне Кошкиной в телеформате, я понял все. Во-первых, это была ложь, совершенно наглая. Она не отвечала на вопросы. Кроме того, был эпизод, о котором мне Соня не рассказывала. Но там на канале сидели другие люди, и я об этом узнал за несколько дней. Так вот, когда была первая рекламная пауза, Супрун сказала: «Соня, если вы еще попробуете один раз задать мне неприятный вопрос, я встану и уйду».

Она так делала несколько раз, шла даже из парламентского комитета. Да, там не все гении или нобелевские лауреаты, не все высокоморальные. Но и она тоже, вообще-то, обычный человек. Только, когда ей неприятно, просто встает и уходит. Ну так нельзя! Понимаете, если ты менеджер, то должна выстраивать не монолог, а диалог.

Дальше возникли уже морально неприятные вещи. Она и ее помощники, заместители начали вслух и с гордостью говорить, что это их реформа. Но они использовали акимовскую реформу!

То есть, они взяли за основу предыдущие наработки?

Ну конечно, но только их исказили — потому что они слишком умные. И только через какое-то время (я также несколько раз публично говорил, что извините, уважаемые, но вы к этому не имели отношения) они уже начали в этом признаваться.

Дальше начались другие вещи, публичные споры – с тем же Тодуровым, который ни на что не претендовал, а просто высказал свое мнение, мы же в демократической стране живем! Или еще ситуация, о которой мне рассказывали ее участники: собрали замечательных врачей высокого уровня, известных в Украине. Приходит какая-то девушка – советник или заместитель министра. Сидит и разговаривает с ними, как с муравьями или клопами. А эти же молчат, понимаете – они еще помнят советскую власть и то, что было сразу после нее.

Супрун с командой сумела возмутить против себя практически всю медицинскую общественность. Так, часть ее – коррумпированная. Но мы не об этом должны говорить! Если есть факты коррупции – надо разбираться. Но Супрун пришла не для этого, она – не полковник правоохранительных органов. Ее задача в другом – дать возможность изменить систему. А этого она сделать не может. И главная причина – в полном непонимании того, что изнутри это сделать невозможно. Это такая же ошибка, которую допустил в свое время Горбачев – он решил немного «подрихтовать» советскую экономику. И чем это закончилось – распадом империи. Так не делается. Надо поступать так, как во всем мире привлекают какую-то общественную или коммерческую организацию, приглашают специалистов. И тогда у них за несколько лет выходит Обамакер.

В своей статье на УП Ульяна Супрун также обещает за несколько лет все изменить – если сейчас принять соответствующие законы.

Они сначала обещали одно – что реимбурсация (возмещение стоимости лекарств) будет тогда-то, потом дата передвигалась. При чем эти сроки… знаете, это напоминает мне, как наш замечательный президент все время нам обещает: «Вот завтра будет безвіз». Затем через неделю, затем – через месяц и т.д. Вот это характеристика работы и группы Супрун.

Национальную дискуссию предлагалось провести за каких-то 1,5 месяца – это действительно возможно?

Да какая дискуссия, с кем? Посмотрите – в.а. министра будто получила поддержку от ряда общественных организаций медицинского профиля. Так это же купленные организации! Один из этих – господин Шерембей (Дмитрий Шерембей, глава ОО «Пациенты Украины» — ред.) – с тремя судимостями. Ну, вы понимаете, так нельзя! У нас много людей с судимостью , так что, будем привлекать и их?

А советоваться – они не советуются. Они привлекают каких-то иностранных специалистов, мальчиков-девочек.

На данный момент имеем то, что имеем: проект реформы и неприятие общественности. Наконец, во что это может вылиться? Кто продавит свое?

Продавит – это хороший вопрос… Продавит жизни. Совершенно понятно, что и не такие люди уходили в небытие. Мы часто вспоминаем Александра Мороза? Или Кучму, если бы он не принимал участия в Минском процессе? Конечно, некогда и Супрун пойдет, тем более, что она уже у нас где-то во втором десятке министров здравоохранения. Были и более яркие: вот был министр, который по ночам ходил по кабинетам и открывал шкафчики в поисках алкоголя. Был другой, который никогда не ездил на работу. За ним в Кончу-Заспу приезжала машина, и ему напоминали, что он когда-то договорился через международный отдел, приехала делегация… и его привозили. Он не был больным, просто вот таким. Папа купил ему у Ющенко должность министра – это же известно, что он продавал должности.

Потому как это все закончится? Плохо! Почему? Потому что мы же не знаем, что дальше будет. Прежде всего, население получило еще один негативный урок слова «реформа». И это очень серьезно, потому что реформа нужна. Но и сейчас делаться та же ошибка, что и была у команды Лехан-Акимовой, мы не раз об этом говорили, что нужно работать с населением, объяснять людям. Тем более, что при Януковиче это было просто: спустили бы указание – и все каналы с утра до вечера говорили бы. Хотя достаточно вечером 15-20 минут по различным каналам регулярно выступать экспертам (не чиновникам), которые бы это объясняли – это не сложно и не стоит денег.

Похоже, что опять имеем ситуацию, когда на фоне отсутствия реформ в стране хотя бы что-то нужно показать…

Конечно! Вы будете первыми, кому я это рассказываю, потому что я хочу, чтобы об этом страна знала. Есть группа людей, и это не только врачи, но и менеджеры и др. 10-15 человек разных специальностей, при чем даже если там будут профессора или академики, мы не будем указывать. Из разных регионов, не только из Киева. Эта группа уже подготовила небольшой меморандум, который мы вскоре опубликуем. Это – обращение к власти: «Ребята, мы здесь живем». Речь идет уже не только о Супрун, мы говорим шире: «Когда будете назначать следующего министра, советуйтесь с нами! Вы не имеете права принимать такие решения без нас».

Недавно будучи в американском посольстве по своим делам, я рассказал им об этой идее. Они аж подскочили. Так это же и есть демократия – то, чего у нас нет.

И кто такой вообще этот Петр? Ну так, он – гениальный менеджер, в области шоколада. Но это же совсем другое! Ну как можно так принимать решения? Он может не послушать меня, это нормально – потому что мы плохо изложили аргументы, допустим. Но не имеет права не спросить, и не вора-форточника – ибо какое он имеет отношение к этому? Да, он еще и болен ВИЧ, потому что кололся. Так он что, моральный авторитет, рядом с Гузаром?

Поэтому все на самом деле может быть очень страшно. Я не хочу сказать, что мы обязательно достигнем этого дна. Но это возможно.

Есть еще и другие вещи, о которых Супрун не говорит, а мы знаем, и должны говорить! У нас же медицинская служба есть не только в Минздраве. Она есть в Минсоцполитики, и там работают врачи и медсестры, интернаты. В тюремном ведомстве и т.д. Только психиатрическая служба есть в 7 или 8 ведомствах. А это все не шутки, это деньги налогоплательщиков, а не какие-то частные лавочки.

Вот мы начали сотрудничать относительно психиатрической службы с Мінсоціполітики – при чем по их просьбе – но… в тайне от госпожи Супрун! Потому что она побежит жаловаться, не знаю, Гройсману или еще куда-то выше, и будет кричать, что — как это, без нее?

Медицинская реформа не коснется медицинского образования?

Конечно, к реформе нужно готовиться. Очень важно – мы должны изменить подготовку специалистов. Если у нас во многих случаях преподают недалекие люди, а мы потом говорим, что у нас плохо образованные врачи. Так погодите – а кто виноват? В психиатрии есть многих таких «проффесоров», они не имеют права вообще близко к кафедр подходить и что-то рассказывать.

Молодые врачи смеются над ними, они же уже другие, понимаете? У них есть литература, они интернет читают, куда-то ездят. Они уже хотят быть лучшими не потому, что они такие моральные. А просто понимают, что когда они станут хорошими специалистами, они будут хорошо зарабатывать. Все же просто в этой жизни.

Можно ли как-то улучшить ситуацию с оказанием неотложной медпомощи? Чтобы людей по крайней мере от смерти спасали эффективно.

Была у нас популярна идея – ввести в Украине парамедиков. Так, парамедики существуют, я их видел в Америке.

Это замечательная система, но речь идет не о лечении, а только о спасении тех, кто может не дожить до больницы. Это может быть острое состояние инфаркта или инсульта, автокатастрофа и многое другое. Это – не очень хорошо квалифицированные люди, молодые как правило. Которые получили образование гораздо меньшую, чем американская медицинская сестра, но получили. И их автомобиль заполнен только важнейшей аппаратурой для спасения, самой современной. Они знают, как с этой аппаратурой работать, как спасать. И когда они уезжают, они едут по хорошей дороге. Когда есть угроза, что они не успевают, то прилетает такой же вертолет и доставляет их туда, где они нужны. Это не так часто, конечно, потому что дорого и каждый раз нет необходимости.

Но система как работает? Хорошей дорогой везут больного, «раскатывают» его – чтобы он не успел умереть. И сразу сообщают в тот госпиталь, до которого везут, все детали. А там уже ждет соответствующая бригада, которая подхватывает пострадавшего на каталку и везут в реанимацию или куда нужно.

У нас еще в дороге (если она будет нормальной) все будет хорошо. Но когда они доедут, то могут полчаса искать врача, который лег поспать, например. Супрун – не советский человек, она не понимает этого. Это – специфика нашей страны, нашего воспитания. Что, умирающему будут говорить – расшатываем его? Он умирает, а тут: «Дорогой, немедленно звони своим родственникам – нам нужны такие и такие медикаменты». Ну разве это возможно? Которые парамедики? Поэтому я так и назвал свою статью – «Команда парамедиков».

Они сейчас пугают население, угрожают, что закроют фельдшерско-акушерские пункты (ФАП). Я тоже считаю, что нужно закрывать, но прежде чем забирать – дайте что-то другое взамен. Так, часть этих участковых больниц должна быть переименована. Они не являются больницами, там никто не может оказать медицинскую помощь, даже если есть врач. Ну что у него есть, кроме фонендоскопа? Это хоспис! Не для тех, кто умирает, но такой, социальный. И мы это все давно обсуждали, без всяких Супрун — она еще жила там у себя где-то в Штатах. Все это известно, и в Украине тоже есть классные специалисты. Ну почему президент считает, что мы – дебилы?

fttc.com.ua


Теги статьи: МедицинаРеформаМедицинская реформаСупрун Уляна

Дата и время 10 апреля 2017 г., 22:35     Просмотры Просмотров: 2969
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Какой из кандидатов уже заявивших о своем участие в президентских выборах самый достойный?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.062998