АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 3°C
Харьков: 3°C
Днепр: 4°C
Одесса: 6°C
Чернигов: 2°C
Сумы: 2°C
Львов: 2°C
Ужгород: 3°C
Луцк: 3°C
Ровно: 3°C

В Донецкой области сослуживец застрелил 22-летнюю девушку-контрактницу

В Донецкой области сослуживец застрелил 22-летнюю девушку-контрактницу
В Донецкой области сослуживец застрелил 22-летнюю девушку-контрактницу

На территории воинской части 53-й отдельной механизированной бригады ВСУ в городе Бахмут Донецкой области 13 апреля выстрелом в голову была убита старший солдат контрактной службы — 22-летняя Алина Сургучева. Девушка родом из Великоновоселковского района Донецкой области, контракт подписала в конце сентябре 2016 года, сообщает Обозреватель.

По одной из версий трое военнослужащих (двое мужчин и девушка — все трое из «секретки») на территории воинской части, в КУНГе, праздновали присвоение очередного воинского звания. Один из мужчин взял в руки табельное оружие, пистолет Макарова, и якобы случайно выстрелил в голову девушки. Убийцей оказался 39-летний старший сержант Олег П.

Военная служба правопорядка задержала убийцу и передала его местной полиции. Свидетель, сослуживец Алины и Олега, 36-летний Сергей П., рассказал правоохранителям, что они втроем праздновали присвоение ему очередного воинского звания «сержант». В какой-то момент Сергей вышел на улицу покурить, а когда вернулся, то увидел как Олег выстрелил в голову Алине из пистолета. Алина осталась сидеть за столом… Стрелял же Олег из пистолета Сергея, который он снял на время застолья с пояса и положил на полку рядом со столом.

Подозреваемый в убийстве утверждает, что выстрел произошел совершенно случайно. Якобы, когда Сергей вышел на улицу, Алина сказала Олегу, что рядом идет война, а здесь как-то тихо, никто не стреляет — мол, скучно. Вот он и взял в руки пистолет, который попался ему на глаза, чтобы показать, как… обращаться с оружием. Странное объяснение. Впрочем, что произошло на самом деле — покажет следствие. В настоящее время полиция проводит досудебное расследование в рамках уголовного производства, зарегистрированного по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 115 УК Украины – умышленное убийство. Олег П. задержан и содержится в следственном изоляторе Бахмута.

 
 
фото: Обозреватель
 
 

Согласно официальной версии, всё, увы, достаточно «банально»: нарушение воинской дисциплины, застолье, алкоголь, небрежное отношение к боевому оружию и, как результат, случайный выстрел в голову и смерть. Есть виновник, есть признательные показания, свидетель. И таким образом преступление (несчастный случай) практически раскрыто. Однако родные погибшей девушки считают, что дело «постараются замять». Вернее, сомневаются в «случайности» выстрела. Хотя и признают: отношения у сослуживцев были хорошие.

ЧТО ИЗВЕСТНО ОБ УБИЙЦЕ

Олег П. родился и жил в городе Лозовая Харьковской области. Как он указал на своей странице в соцсети ВКонтакте, до службы в армии работал фотографом. Источник «Обозревателя» утверждает, что в 2014 году Олег привлекался к уголовной ответственности за изготовление и сбыт наркотиков, а несколькими годами ранее его жена обращалась в полицию с заявлением о том, что муж угрожал ее убить.

сослуживцы Алиныфото: Обозреватель

Сослуживцы Алины: слева убийца, справа — свидетель преступления

Тетя Алины — Инна Петровна — рассказала «Обозревателю», что племянница очень тепло отзывалась о сослуживцах.

— Алиночка мне рассказывала, что и Олег, и Сергей ее очень поддерживали.  Подбадривали , когда было тяжело,  помогали, что- то вкусненькое покупали… Расстраивалась,  что они собирались уходить  —  у них заканчивался контракт. Говорит:  «Ой, уйдут, а другие придут типа начальники, непонятно какие люди, а так уже сработались». Понимаете, они ей были очень близки: не как мужчина с женщиной, а как друзья, люди, которые постарше и чему-то могут ее научить. Сергей больше внимания ей уделял (свидетель преступления – прим. Ред.). Ну а Олег… Она мне как-то сказала: «Тетя Инна, он очень похож на твоего мужа». А я ей: «Ну хоть пришли фотографию, чтобы посмотреть».  И она всегда говорила – Олежка, Олежка, Олежка. Она бы мне призналась, думаю, если бы была с ним в каких-то более интимных отношениях. Понимаете, я не могу понять за что он ее убил, я очень зла на этого человека. Он лишил жизни нашу девочку и разрубил нашу жизнь пополам — это ужас. Но я не могу и не буду на него наговаривать. Алина всегда отзывалась о нем хорошо».

ПУЛЯ «ПОТЕРЯЛАСЬ»

На месте преступления не обнаружили пулю, которой была убита девушка. Гильза, пистолет есть, а пули нет — хотя она прошла навылет. И это не открытая местность, а кузов автомобиля.

Следователь Бахмутского отдела полиции ГУНП в Донецкой области Александр Бирюков рассказал «Обозревателю», что досудебное расследование по материалам указанного уголовного производства проводится силами Национальной полиции, а процессуальное руководство осуществляется прокурорами военной прокуратуры.

«По состоянию на 4 мая 2017 года назначенные экспертизы еще не готовы, поэтому нет информации о том, был ли алкоголь в крови убитой. Также не пришли ответы на запросы по поводу наличия судимостей у подозреваемого, поэтому на этот вопрос я также ответить не могу. Что касается пули, которой была убита девушка, то неоднократно предпринимались попытки ее найти, но пока безрезультатно», — уточнил следователь. .

«МАМА, Я ВИЖУ СЕБЯ ВОЕННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

Журналистам «Обозревателя» удалось поговорить и с мамой Алины Сургучевой — Светланой Петровной. Она рассказала о том, как ее дочь попала в армию, о службе и что ее тревожит в расследовании дела об убийстве ее дочери.

Далее — от первого лица.

— Алина была не замужем, ее молодой человек служил. И она тоже приняла для себя решение пойти в армию. Она же бросила Донецк, до войны училась там в индустриально-педагогическом техникуме, а потом эти события…  Алина решила не продолжать учебу по специальности, сказала: «Мама, это не мое». А когда стал вопрос, что делать дальше (когда вернулась домой — в нашу область, в зону АТО), она сразу же сказала, что хочет пойти служить. Я спросила, почему, а она  ответила: «Мама, вот я себя вижу военным человеком. Я люблю строгость, я люблю порядок, мне это нравится». Вот такая была. Я еще удивлялась, откуда у нее такой мужской стрежень, как не девочка.

У нее были такие планы… Поверьте, она шла в армию не денег заработать. Этим летом собиралась поступать.

Алина очень изменилась, говорила: я крепче стала, я сильнее, я всего добьюсь, я все смогу… Она меня поддразнивала: «Мама, ну чего ты хныкаешь?»  И не я ее, а она меня подбадривала. Я, как мама, конечно же, беспокоилась. Все-таки не женское это дело – в армии воевать и служить. Часто спрашивала дочку: «Никто тебя не обижает, никто не пристает?» Она отвечала: «Нет, мама, у меня все нормально!»

В армии она из обычной домашней девчонки, которая любит помаду, кошек и конфеты, превратилась в более сдержанную и здравомыслящую девочку.  Да и слова ее настолько взрослыми стали: я сильнее, я все смогу

Последний раз я разговаривала с Алиной в тот злополучный вечер — 12 апреля в 22 часа. Обычный разговор: все нормально, все хорошо. Понимаете, она же сразу предупредила меня, что они будут находится в этой зоне (АТО — прим. ред.) – поменьше телефонных разговоров и расспросов. Голос был бодрый. Просила рассказать о домашних делах…

Я не верю, что Алина могла сказать что-то такое, что  могло спровоцировать убийство.  Разве что нужно было «зацепить» что-то очень личное…  Ну, не была она «ядовитой».  ЧТО можно было такое сказать, чтобы человека застрелить в упор? Может быть действительно у этого человека (убийцы – прим. Ред.) была тайная страсть — я не знаю. Я не верю в то, что она спровоцировала, не верю, что она могла оскорбить словами о «зоне АТО», о том, что он недостойный солдат. Не верю.

Когда мы были  в части, нас ни на секунду не оставляли одних. С нами все время находились военные. Даже когда я сказала, что отойду в туалет,  все равно со мной рядом шли.  С кем-то из сослуживцев поговорить – наедине – не сильно получалось.

 
 
Фото: Обозреватель
 
В справке из морга сказано, что причина смерти — размозжение мозга и перелом свода черепа. В общем, пуля вошла в лоб, вышла через затылок

С отцом Алины не общаемся уже очень-очень много лет. Я даже не знаю, где он находится, если честно. Где-то в России, мы не искали и не сообщали, не до того было.

Вы понимаете, ну так же не должно происходить!  Ну, как так, как свои убивают своих?! Ладно война, ладно положение, ладно фронт, передовая, ну а это? Этого же не должно быть в конце то концов, надо же какой-то порядок навести!

Я осталась одна, я потеряла единственного ребенка. Я так мечтала, что она приедет с друзьями, со своей семьей… Я посадила сад, сделала виноградник дома.  Ради чего все это теперь мне нужно? Хожу по дому — такое все холодное и ненужное теперь стало.  Все же ради дочки было. И самое ужасное, мой дом находится на краю улицы, а дальше кладбище. Выхожу во двор и вижу ТАМ своего ребенка…

Как сообщали ранее, во Львовской области на территории Международного центра миротворчества и безопасности (Яворовский полигон) военнослужащий зарезал женщину–медика.


Теги статьи: Сургучева АлинаВСУ53 бригадаУбийство

Дата и время 04 мая 2017 г., 16:41     Просмотры Просмотров: 5541
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.077947