АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 1°C
Харьков: 2°C
Днепр: 3°C
Одесса: 4°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 0°C
Ужгород: 1°C
Луцк: 0°C
Ровно: 1°C

Украинские силовики все чаще провоцируют людей на совершение преступлений

Украинские силовики все чаще провоцируют людей на совершение преступлений
Украинские силовики все чаще провоцируют людей на совершение преступлений

Украинские правоохранители массово организовывают "подставы", устраивая запрещенные законом провокации взяток. Для этого используются специальные "подсадные утки" на службе у силовых органов.

Как раз с помощью такой уловки сегодня власти пытаются сфальсифицировать уголовное дело в отношении главного редактора "Страны" Игоря Гужвы. Отличие его случая от многих других лишь в том, что главред не поддался на провокацию и не взял деньги.

На самом же деле система "подстав" и "провокаций" представителями правоохранительных органов поставлена на поток. О том как она работает - в материале "Страны".

Госпожа провокация

На законодательном уровне в Украине запрещена провокация взяток. Но сотрудники правоохранительных органов массово пользуются этой уловкой. Особенно в "политических" делах и борьбе с неугодными. А также в погоне за ростом статистических показателей по раскрываемости преступлений.

"Подставы" активно использовались во времена Советского Союза, особенно сотрудниками ОБХСС, а позднее - ОБЭП. После обретения независимости законодатель запретил эти деяния, установив за них уголовную ответственность. Она предусмотрена в квалификации сразу трех статей УК Украины - 369 (предложение взятки), 370 (провокация взятки) и 383 (заведомо неправдивое сообщение о преступлении).

Анализ судебной практики показывает, что большинство этих статей - "мертвые". Уловки, блеф и шантаж силовиков не расследуются в должной мере их коллегами по цеху. Складывается впечатление, что этого явления не существует.

Опрошенные "Страной" ветераны сыска говорят, что это не так. По их наблюдениям, "торпед" - штатных и внештатных провокаторов, засылают все без исключения правоохранительные органы. Но бить по рукам своих коллег, никто не стремится. Все просто - аналогичные инструменты для повышения уровня раскрываемости и профилактики преступлений, используются повсеместно: от райотделов полиции до главка СБУ.

В роли подсадной утки - рецидивисты

Каким образом документируется и доказывается взятка в Украине? Согласно устоявшейся практике, главную роль в этом процессе традиционно играет третье лицо. Это посредник, которого называют сами правоохранители называют "торпедой". Он выходит на персону, которая интересует силовиков, ведет с ней какие-то разговоры, и затем происходит передача взятки. Далеко не всегда это реально является вымогательством или получением неправомерной выгоды.

Изучая принцип осуществления провокаций взяток нельзя не обратить внимание на еще одну повторяющуюся закономерность. Заявления о вымогательстве пишут одни и те же люди, имеющие проблемы с законом. Они же выступают главными свидетелями по делу. Встречаются даже истории, когда одни и те же правоохранители задерживали вереницу "коррупционеров" по мотивам жалоб одного и того же лица.

Такая схема по организации провокаций с помощью "многоразовой" подсадной утки была налажена на Львовщине. В середине 2000-х годов группа сотрудников областного УБЭПа данным образом боролась со взяточниками.

В большинстве эпизодов, которые были выявлены милиционерами, жертвой вымогательства взятки был один и тот же человек. Это некая Зоряна Кустик, которая параллельно находилась в розыске по делу о мошенничестве. На счету этой "торпеды" уголовные дела о якобы коррупции мэров Сосновки и Равы-Русской, главы сельсовета Жовкивщины, и нескольких чиновников рангом пониже. Например, методиста Аграрного университета в Дублянах.

Свой профессиональный пострадавший от коррупции есть и на юге Украины. Одессит Павел Серебреник трижды был осужден за мошенничество, но уже более десяти лет выступает главным фигурантом многих резонансных дел о взятках в Южной Пальмире.

В послужной список "жертв" бывшего милицейского спецназовца входят заместитель мэра Одессы, начальник транспортного управления горсовета, два главы РГА, начальник областного управления юстиции, заместитель руководителя городского управления охраны культурного наследия, высокопоставленные сотрудники СБУ, милиции и даже начальник военного лицея.

В постмайданный период Серебреник пошел на повышение своей внештатной деятельности. Сегодня он фигурирует не только как "торпеда" в коррупционных уголовных производствах, а и выступает свидетелем по делу о якобы похищении народного депутата от БПП Алексея Гончаренко. Причем это дело само по себе является провокацией. 

Ранее "Страна" писала об этом фейковом преступлении, в рамках расследования которого были арестованы Александр Кушнарев и Анатолий Слободяник. Обвинение по делу строится на показаниях залегендированного "свидетеля Жукова", под этой личиной скрывается Серебреник. Фигуранты утверждают, что именно он спровоцировал их на организацию похищения (в качестве мести за смерть 2 мая 2014 года сына Кушнарева Геннадия), выполняя роль наживки в организованной СБУ "подставе".

"Эту ситуацию... постоянно провоцировали. Сидел... этот Серебреник, который втерся в круг общения Кушнарева и его провоцировал: давай, мы поможем сделать, я все сделаю, ты только дай согласие", - говорит адвокат одного из подозреваемых.

"Консервы" НАБУ и военной прокуратуры

Есть законсервированные "торпеды" у силовиков и среди представителей "третьего сектора" - активистов и антикоррупционеров. Именно совместными "усилиями" представителей "Автомайдана" за якобы дачу взятки в размере $10 тысяч членам конкурсной комиссии по отбору детективов НАБУ в феврале прошлого года был задержан действующий сотрудник Генпрокуратуры Павел Матюшко.

Суд в отношении надзорника все еще продолжается. Он заявляет, что стал жертвой провокации со стороны членов Общественного совета при Антикоррупционном бюро. Которые сначала через посредников потребовали у Матюшко взятку, а параллельно - снимали переговоры скрытой камерой.

Нечто подобное случилось и с главврачом Ровенского областного лечебно-диагностического центра Романом Шустиком. В начале июня он был задержан при странных обстоятельствах. По версии следствия, Шустик вымогал $2 тысячи за трудоустройство женщины на должность биолога в возглавляемом им учреждении.

Медик же утверждает, что военная прокуратура подсунула ему "торпеду". "Ко мне пришел человек и попросил любовницу устроить ее на работу. Давал 500 долларов, но я отказал. Уже на следующий день снова пришли и давали 1500 долларов, я в очередной раз отказался. Эти деньги лежали в шкафчике в коридоре, что зафиксировано в протоколе, но меня схватили и назвали взяточником", - рассказывал Шустик.

Суды уличают силовиков в провокациях

Анализ Единого реестра судебных решений позволяет сделать выводы о массовости распространения явления провокаций взяток. Даже в обвинительных приговорах целый ряд подозреваемых говорят о том, что пали жертвами "подстав" силовиков. Встречаются также примеры, когда судьи соглашаются с этими доводами, и признают факт провокации взятки. Они носят единичный характер, но такие прецеденты имеются.

Так, своим приговором Кременской суд Луганской области 10 ноября 2015 года оправдалглаву Новоастраханского сельсовета Луганской области, которую милиция обвиняла в получении взятки в размере 3 тысяч гривен за разрешение торговать в селе секондхендом. В решении указывается, что собранные правоохранителями доказательства "не могут быть приняты судом во внимание и быть использованы в уголовном производстве, поскольку со стороны работников правоохранительных органов имела место провокация".

29 декабря 2016 года Коминтерновский райсуд Одессы оправдал экс-прокурора прокуратуры Суворовского района Эмму Михайлову, которой вменялось вымогательство $5 тысяч. Эти деньги изъяли на полке шкафа в ее кабинете, надзорница утверждала - их подкинули.

Согласно фабуле обвинения, женщина требовала деньги у директора ООО "Одесское специализированное управление экскаваци". В момент задержания два года назад она порезала себе руки канцелярскими ножницами. На суде она заявила, что стала жертвой провокации военной прокуратуры и СБУ, и действительно пыталась свести счеты с жизнью. Служители Фемиды признали факт провокации, и оправдали Михайлову.

9 января 2017 года Белоцерковский райсуд Киевской области уличил правоохранителей в провокации взятки и оправдал всех фигурантов коррупционного дела на Киевской таможне. Тогда на скамье подсудимых оказалось замначальника отдела таможенного оформления поста "Святошин" фискального ведомства, один инспектор и торговый агент, которым инкриминировалось неоднократное вымогательство взяток в размере от 100 до 1600 гривен за оформление таможенных деклараций.

Судья постановил, что вместо проведения досудебного расследования возможно совершенного преступления, о котором правоохранителям сообщил заявитель, правоохранители внесли в ЕРДР искривленные сведения. Они проводили ряд следственных действий с элементами подстрекательства и провокации преступления. Это делалось с целью последующей регистрации новых уголовных производств, чтобы "закошмарить" жертву.

Подстава для Игоря Гужвы

Случай Игоря Гужвы - из этой части. В отношении главреда "Страны" и коллектива редакции расследуется сразу несколько дел, которые на регулярной основе вносятся в ЕРДР.

На 14 июля перенесено апелляционное слушание в истории с якобы имевшим место вымогательством денег у представителя Радикальной партии. Прокуратура в нарушение закона настаивает на утяжелении меры пресечения Гужве, хотя целый ряд юристов и правоведов ставят под сомнение сам факт наличия в действиях журналиста состава преступления.

После анализа видеороликов, обнародованных ГПУ, и рассказа политолога Константина Бондаренко стало окончательно очевидно - главред "Страны" не вымогал деньги и изначально видел в предложении посредника Антона Филипковского провокацию. Гужва говорит, что поддерживал беседу с Филипковским в рамках профессиональной деятельности. Главреда интересовали существующие на рынке расценки за размещение "джинсы" и установку "стопов" в отношении политических деятелей.

При этом на записи аудио четко слышно, что как раз его собеседник всячески склонял Гужву к тому, чтобы он согласился взять деньги от нардепа Дмитрия Линько. Такая линия поведения во многом напоминает классику работы "торпед" на крючке у силовиков.

Игорь Гужва отказался от предложения Антона и тогда ему деньги просто подбросили.

Адвокат Гужвы Елена Лукаш утверждает, что ее клиент деньги не вымогал и не получал их. А факт обнаружения некоей суммы в кабинете главреда "Страны" - результат типичной "подставы". Доллары мог подкинуть ранее Филипковский. Либо (если Антона использовали "втемную") эти купюры принесли с собой сами правоохранители, вломившись с обыском в офис на Владимирской.

Юридическая оценка провокации

В подобной логике выражают свое отношение и пользователи соцсетей, имеющие опыт взаимодействия с юридической машиной.

Бывший заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин полагает, что "дело Гужвы" - классика провокации силовиков. "Уголовный кодекс предусматривает ответственность не только за получение взятки, но также и за дачу взятки, а также и за провокацию взятки сотрудниками правоохранительных органов с целью последующего "изобличения" взяточника", - заявил он.

Журналист Владимир Бойко также квалифицирует диалог главреда "Страны" с Филипковским по двум статьям УК Украины. По его оценке журналист ничего ни у кого не вымогал.

"К Гужве подослали СБУшного агента исключительно с целью "сознательного создания должностным лицом обстоятельств и условий, которые предусматривают предложение или получение неправомерной выгоды". В таком случае агент, если он является штатным сотрудником правоохранительных органов, должен быть привлечен к ответственности по ст. 369 УК Украины, глава СБУ Василий Грицак и генеральный прокурор Юрий Луценко - по ст.370 УК Украины, а Гужва не несет никакой ответственности даже в том случае, если он взял деньги", - отмечает Бойко.

В современной истории Украины прецедентов привлечения столь высокопоставленных правоохранителей-фальсификаторов за провокацию взяток еще не встречалось.

И может быть "дело Гужвы" станет первым подобным прецедентом, и закроет тем самым лазейку для использования "подстав" со стороны силовиков.

Иначе от этой проблемы трудно будет избавиться. Ведь провокация - удобный способ для правоохранителей показать, что они "ловят преступников" и еще более удобный способ для выполнения различного рода политических или коммерческих заказов.


Теги статьи: НАБУМилицияСБУУкраинаГужва ИгорьПреступность

Дата и время 04 июля 2017 г., 21:34     Просмотры Просмотров: 1373
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.113907