АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 2°C
Харьков: 2°C
Днепр: 4°C
Одесса: 5°C
Чернигов: 1°C
Сумы: 1°C
Львов: 0°C
Ужгород: 3°C
Луцк: 1°C
Ровно: 1°C

Сонька — Золотая Ручка. Екатеринославского новостроя и не только

Сонька — Золотая Ручка. Екатеринославского новостроя и не только
Сонька — Золотая Ручка. Екатеринославского новостроя и не только

Зовут её Ириной. Фамилия: Малоголовкина.Статус: профессиональная общественница.

До недавнего времени — днепровский координатор Общественного объединения «Антирейдерский союз предпринимателей Украины» (АСПУ).

Впрочем, наша героиня была изгнана оттуда

за деятельность, не вписывающуюся в Устав,

однако ей это не мешает действовать!

…А вот с этого места поподробнее: 

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! 

Феномен по имени «ТЕЛЕВИДЕНИЕ» влиятельнее всех из СМИ. Пока — во всяком случае. Или хотя бы на тот момент, когда взошла звезда телеэкрана, возглавлявшая днепровское подразделение «АСПУ». Скоро у неё скромный юбилей — 10-летие авторского имиджмейкерства. Телеколлеги (ведомые) при ней (ведущей) разве, что канву сюжета влачащие. Она ведь и тон задаёт, и задуматься по-своему заставляет зрителя, который поверил

СТОП.

…Побеждает тот, кто врёт первым…

Кто сказал?

Вопрос на засыпку.

Думайте, уважаемые мои читатели, думайте…

Технологии воздействия на вашу психику давно разработаны с убойной силой и работают на поражение, определяя беззащитные цели, прежде всего, и среду массовой несопротивляемости агрессии по имени ЛОЖЬ.

…Итак: очень скорый юбилей.

В телесюжете 51-го канала 25.12.2007 — сенсационная информация. Дескать, в 6 часов утра жители дома по улице Гоголя в Днепре проснулись от грохота работающего экскаватора…

Из авторского дневника: «Журналистка даже не задумалась, что в такую рань работать априори невозможно, поскольку ещё темно. Потом безапелляционно утверждала, что на месте детской площадки собираются построить кафе — «развлекательное», по её убеждению, заведение. Один из жителей дома в телекамеру гневно вещал, что вырытый котлован не ограждён и представляет опасность для прохожих. При этом (вопреки тщетным усилиям оператора!) лента, ограждающая траншею, всё равно перечёркивала верх телеэкрана… Далее — красной нитью сюжета: малыши навсегда лишились детской площадки. Чтобы у телезрителей не возникло никаких сомнений в правдивости репортажа, продемонстрированы: гараж во дворе дома; экскаватор, роющий недалеко от него землю; в отдалении — пустырь. Для пущей убедительности к процессу раскрытия преступления привлекли даже Ирину Малоголовкину (координатор «АСПУ», Днепропетровск). Ирина Борисовна без тени смущения заявила, что предъявленные ей строителями документы вызывают сомнения. Далее она утверждала, что строители «захватили кусок улицы Гоголя». А ещё антирейдершу Малоголовкину более всего возмутило, что «снесено здание старой исторической застройки». В финале своего сенсационного репортажа журналистка, чувствуя себя ещё и судьёй, выносит приговор: «Как врач, представитель самой гуманной профессии, может уничтожать детскую площадку в угоду собственному бизнесу?»

«Выстрел» с позиции государственного телеканала: в «десятку».

…В кадре «обвиняемой» не было, ей дали возможность лишь по телефону подтвердить наличие всех необходимых разрешительных документов, что в контексте показанного на экране выглядело, мягко говоря, неправдой…

Конечный результат: главврач одного из областных медицинских учреждений уже на следующий день ощутила сквозь перспективу своей судьбы влияние СМИ на умы начальства!

Ещё более конечный: тормозится строительство, вся территория в непонятке… Надобно расследовать, что к чему, а это — время. А время — деньги.

…О деньгах, впрочем, поговорим гораздо позднее и не только в плане «тормоз деятельности». Есть ещё и отягощающие нюансы, скажем так.

Пока. 

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ 

Методы борьбы со стройками, как и вообще с любым созидательным бизнесом,  в Украине никогда не стояли на месте. До середины 2000-х годов, в моде были своеобразные бандитские привычки, когда на руководителей строительных компаний и инвесторов нападали физически или требовали от них деньги и долю в бизнесе. Со второй половины 2000-х годов, когда в стране начался строительный бум, на первое место вышли силы, которые сейчас можно назвать «профессиональной общественностью». Численность и возможности этой «общественности» росли пропорционально количеству строек в городе и области.

Армия протестующих, именующих себя активной общественностью, неоднородна. Ее костяк – так называемые профессиональные протестанты, которые поднаторели в уличных баталиях, организуемых политическими партиями и движениями. Это люди, которые давно ничего другого делать не умеют, многие из них – с криминальной биографией. Они кочуют от одного конфликта к другому, от одного заказчика к следующему, с чего и живут. Им безразлично, чьи интересы отстаивать и чью репутацию топить. В минувшем году их число заметно выросло.

Внушительности и солидности группе псевдоактивистов придает массовка, которую нанимают на одну акцию или даже на один день (на несколько часов) проведения акции. В массовку вербуют бывших торговцев, «крикунов», студентов, пенсионеров, «заробитчан», прибывших в Днепр по той или иной причине не занятых по основному месту работы.

Наконец, еще одна группа участников акций протеста – местные жители, которые реально возмущены ми обеспокоены началом стройки. Их можно найти почти в любой компании протестующих. Сколь бы правильной и законной стройка по факту ни была бы, возмущенные жители найдутся всегда.

Что бы компания ни делала для местной общины, для района – это не имеет никакого значения. Вы можете тысячу раз показывать документы, дающие право на строительство, представители компании могут множество раз приходить на встречи с местными жителями, но все равно никто не застрахован от того, что придет кто-то и от имени общественности будет кричать, что он «против». И совершенно не важно, что при этом 80% жильцов близлежащих домов «за».

Недовольные жители – это чаще всего самая малочисленная группа, но она – «золотой фонд» организаторов акции. Именно этих людей выставляют перед телекамерами и объективами. Местные жители не берут деньги за участие в акции. Их цель, как правило, – не заработать на застройщике или на акции, а добиться закрытия стройки или каких-то существенных уступок от застройщика (уменьшение этажности новостройки, строительство новой детской площадки, обустройство зоны отдыха, парковки, бювета и пр.).

А вот в том случае, если не удаётся найти недовольных местных жителей, на их роль могут сгодиться профессиональные общественники со стажем, выдающие себя за местных жителей. 

Как правило, методы их были бесхитростны и прямолинейны, но оказались чрезвычайно эффективными в информационном плане. Особенностью такой «профессиональной общественности» является отсутствие интереса к реальным проблемным «мертвым стройплощадкам» и застройщикам по причине отсутствия там финансовых выгод.

Как только становилось известно, что в том, или ином районе Днепра начинается стройка, к строительным площадками начинали подтягиваться «неравнодушные граждане», часто это были молодые люди, крепкого телосложения, по совместительству еще и члены разных политических сил. Их ряды разбавлялись профессиональными активистами, кочующими от одной стройки к другой. Они постоянно рассказывали, что, то или иное строительство — незаконно… потому, что незаконно. В качестве массовки обычно выступало небольшое количество жителей окрестных дворов, часто людей пенсионного возраста, плохо понимавших, почему конкретная стройка плохая и против нее надо протестовать. Истинные организаторы эти сходов «общественности», как правило, оставались за кадром, а организаторами часто выступали абстрактные «жители улицы N» или неизвестные общественные организации. Впрочем, то, что за подобной «неравнодушной общественностью» часто стоят конкуренты, политические недоброжелатели или откровенные вымогатели застройщиков, секретом не являлось.

В обществе растут «уличные» настроения, подпитываемые верой горожан в то, что методом уличных протестов можно достичь нужного результата.

По оценке конфликтологов, уличные протесты получили свое небывалое распространение по той причине, что они находят понимание и молчаливую поддержку общества. После революции люди осознали, что многие проблемы можно и стоит решать, выходя на улицу с плакатом и булыжником. 

ВЕТЕР ПЕРЕМЕН 

Новая эволюция борьбы с застройщиками произошла несколько лет назад, когда эту «тему» оседлали профессиональные политики. Они поняли, что борьба со строительством может приносить массу политических дивидендов, а также наладить бесперебойное поступление денег в личный и партийный карман. Строек в Днепре много, конкуренция большая и недовольных тем или иным застройщиком тоже хватает. Политики и новое поколение «профессиональных активистов», не скрываясь отрабатывавших свои «заказы», поставили атаки на стройки и офисы строительных компаний на поток. Это были уже не только пикеты или блокирование въездов на стройки. Часто это были настоящие нападения с участием десятков и сотен человек на строительные площадки, сопровождавшиеся погромом строительной техники, разрушением строящихся объектов и массовыми драками с охраной и милицией. За такие акции, как признавались сами активисты, они получали от 200 до 700 грн, а непосредственные организаторы, соответственно, получали свою долю, причём в валюте или квадратными метрами строящегося жилья. Часто ко всему этому процессу подтягивались, явно не безвозмездно, журналисты и юристы, которые, по сути, прикрывали такие действия и доводили градус давления на застройщика до настоящей истерии.

Во время борьбы со стройками прослеживались, как правило, четыре характерные тенденции. Во-первых, активизация борьбы со стройками часто начиналась перед выборами, во-вторых, подавляющее большинство участников всех этих митингов, пикетов и нападений,  не имели никакого отношения к району, где проходило строительство. Часто это были люди вообще из пригорода или даже других областей. По этой причине, понять, что конкретно не устраивает «активных граждан» в той или иной стройке, часто было просто невозможно. В-третьих, кампания против застройщиков часто прекращалась после того, как «вымогателям-активистам» таки удавалось договориться с застройщиком и что-то с него получить. В таких случаях акции внезапно сворачивались, а стройки продолжались, даже если перед этим политики и лидеры «общественности» громко кричали об их «незаконности» и «опасности». В-четвертых, и это особо не скрывалось, на мероприятиях по борьбе с застройщиками часто были одни и те же участники, в том числе и активисты конкретных партий. 

ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ   

Формальный повод у организаторов протестов, как правило, всегда один и тот же: строительство ведется незаконно, документы куплены, правила и нормы нарушаются и т.п.. Это становится толчком для разогрева темы. Потом застройщику приходится доказывать очевидные вещи и опровергать слухи.

Если оснований для протеста нет в принципе, их просто придумывают.

Их «работа» перекрывать дороги и ходить с транспарантами. Но почему люди должны страдать от того, что кто-то протестами зарабатывает себе на жизнь? Почему власть имущие реагируют на громкие крики горстки профессиональных активистов, но забывают о тысячах других горожан?

Еще одна распространенная причина акций – банальное желание определенных людей «заработать» денег. Об этом говорят все без исключения застройщики. Технология проста и отточена: раздувается конфликт, создается проблема, которая потом «решается» за материальное вознаграждение. И если раньше девелоперы шли на это и тихо решали проблему, то сейчас пишут на вымогателей заявления в полицию, а для новых желающих поживиться даже вывешивают объявления на стройплощадке.

Ситуация дошла до крайнего абсурда: наличие всего пакета разрешительной документации на руках у застройщика совершенно не выступает гарантией того, что стройку дадут продолжать. Завтра протестующие могут выбрать в качестве жертвы любую площадку, которая им приглянется, и «законсервировать» ее. И это совсем не обязательно будет площадка, где строят с нарушениями.

Застройщик – любой – выступает в роли заложника. Он, прежде чем начать строить, год или больше разрабатывает проект, обивает пороги зачастую коррумпированных чиновников, он хочет строить законно, он получает все документы, несет расходы. Наконец разрешения получены, все идет согласно букве закона – можно, казалось бы, со спокойной душой начинать строительство, но – нет. Находятся три-четыре недовольных местных жителя, к которым тут же подключаются нездоровые политические силы или просто общественные группировки – и все.

Власти самоустраняются – при том, что накануне никто иной как они выдавали все разрешения. А значит – должны нести такую же ответственность, как и сам застройщик. Но они оставляют застройщика один на один с псевдообщественниками. Дескать, договаривайся с ними сам! А как договариваться? Они включают примитивный шантаж костоломов: хочешь, чтобы разблокировали стройку? – плати 50-60 тысяч долларов, и послезавтра можешь начинать строить дальше. Спрашивается: с какой стати застройщик, который полностью соблюдает закон и имеет все подтверждающие документы, должен еще и откупаться от «обеспокоенной общественности»?

Разве это нормально, когда коррумпированные чиновники и профессиональные общественники, «шаталы» и псевдоактивисты нередко зарабатывают на строительстве намного больше, чем девелопер?

По мнению ключевых застройщиков, такая ситуация может обернуться бедой для всего рынка уже в течение этого года. Паралич на стройплощадках, вызванный инсценированными «уличными шоу», рано или поздно может обрушить компании, ведущие эти стройки. А уход одного или нескольких игроков обрушит рынок как таковой.

Последствия не заставят себя долго ждать, и они будут – без преувеличения – катастрофическими и для города, и для общества. Без работы останутся десятки тысяч людей. Только одних строителей, занятых на площадках, в Днепре больше 5 тысяч – не говоря уже о людях, работающих в смежных отраслях. Как результат: городской и государственный бюджеты лишатся солидных поступлений. Еще десятки тысяч рискуют остаться без крыши над головой.

Девелоперы призывают власть и правоохранительные органы в конфликте «девелопер-общественность» сместить акценты и повернуться лицом к тем, кто не нарушает закон. Если общественные псевдоактивисты – вопреки здравому смыслу и всем имеющимся документам – создают для застройщика непреодолимые препятствия в его работе, это, согласно законодательству, следует трактовать как серьезное правонарушение. И – привлекать нарушителей к ответу. В противном случае коллапса в отрасли не избежать 

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР 

Ирина Борисовна сложна и непредсказуема лишь настолько, насколько «На каждого мудреца довольно простоты». Дамочка работала когда-то в Доме быта, в последствии даже судилась с приватовцами, оспаривая в судах приватизацию этого объекта. К тому же поднаторела на торговле ювелирными изделиями, что-то удавалось реализовать из-под полы — возможно, вполне успешно. Вкус к тому не притупляется даже вдали от прилавков. Как золото мыть, образно говоря, знает она чётко: ценных крупиц в песке мало, но важно видеть их и во тьме тьмущей того самого песка. Тогда хоть и по зёрнышку, да самое главное — в кормушку. Не брезгуя ничем, песком считая любые нематериальные ценности, легко свой глаз-алмаз универсально сосредоточить лишь на предмете главного интереса. Как в ювелирном магазине, где драгоценности с бижутерией не путают.

В бытовухе оно всё даже проще: никаких умелых ручек не надобно, важно, лишь ювелирно рулить ситуациями, где лохи водятся массово, а разводятся — тоже не в порядке исключения. Особенно при помощи СМИ. Если журналистам чуток ручки позолотить, конечно же…

Конкретизируем сказанное, ответив на вопрос «Почему жители улицы Красной испугались «Ермолаевской» стройки?» предельно просто: люди не хотят рисковать жильём. Никогда и никаким. На том и здание интриги, образно говоря, возводится аж на миллион до неба!

Уточним, что сейчас Красная уже Троицкая, но пока нумерация домов та же, что и тогда, когда… Опять — факты, лишь факты!

Из авторского дневника: «…16-этажную высотку «втискивают» в местность исторической застройки. Старые дома могут не выдержать такого соседства — есть такая версия. Компания, имеющая непосредственное отношение к днепровскому бизнесмену Вадиму Ермолаеву, получила разрешение возводить на территории исторической застройки современную высотку с подземным паркингом. Несколько лет назад из-за строительства гостиницы с таким же паркингом на этой же самой улице рухнула стена дома, — сообщает. Неделю назад на улице Красной в Днепре (территория домов №5 и №7) строители начали проводить работы. Жители близлежащих домов — старинных «екатерининок», переживают, что из-за этих самых работ в скором времени лишатся крыши над головой.».

Пока тайное не стало явным, очень многие успешно ловят рыбку в мутной воде. Знакомая нам Ирина Малоголовкина сориентировалась по соседству настолько успешно, что дом № 9 по улице Троицкой, 1825 года постройки, признанный не подлежащим эксплуатации как аварийный ещё с 1988 года, постоянно пополняется новосёлами. Живут они тут либо нет, хоть и проверить бы — да некому, что ли?

Зато квартиры в связи с проживанием на непригодной для эксплуатации территории самые проворные уже получили. А наипроворнейшие из самых проворных, полученные от городских властей и наивных застройщиков квартиры, продали-перепродали — и… Снова тут!

И снова — без крыши над головой, бедолаги… Без крыши, но с надеждой, что крышевание Малоголовкиной обеспечено, будут у них ключи от новых квартир… Сколько же можно возвращаться на круги свои?

Ой, да свои ли…

Видит Бог, что исторический центр уже давно рвут на части грязными когтистыми лапами. Екатеринославская карма что-то замесила в нас такое, претендующее на третью столицу великой империи, хоть и вопреки, если не благодаря!

Однако времена, когда проекты развития города утверждались на императорском уровне, в далёком прошлом. Уникальный центр утвердился как Екатерининский проспект, а шаг влево, шаг вправо — бомжарня или трущоба. Отсюда и жуткая идеология нелюбви к малой родине, менталитет негражданина, который живёт, как партизан, на кем-то завоёванной территории, даже не желая создать страну, где человек знает свои права и обязанности. Где закон уважает человека, а человек — чтит закон.

Малоголовкина — олицетворение партизанщины, разрушающей город, страну, души наши, уже взывающие «SOS!» в мутном потоке бытия без сознания и осознания, кем и какими быть. 

ПРЕТЕНЗИЯ НА СТОЛИЧНОСТЬ ИЛИ СИНДРОМ ЗАКРЫТОГО ГОРОДА?  

И то, и другое. Всё вместе: Днепр — не первый город в Украине, но и не второй. Когда в «Евро-2012» мы не вписались, ироничное «Не два — не полтора» кого-то протрезвило, а кому-то ещё и до похмелья впрок пошло. В частности, активизировались обитатели старого центра. Здесь что-то да «по-евро» строить будут, а нам — куда-то ведь положено за причастность к истории?

Как оказалось, кому-то и положено… Всего мы не охватим данным экскурсом в ретроспективы, но вот вернуться на Троицкую — самое время.

Из авторского дневника: «…Уникальность дома № 5 по ул. Троицкой в том, что его признали памятником архитектуры местного значения. В 1913 году оно было построено как доходный жилой дом на 17 квартир, цокольный этаж которого занимали торговые учреждения. Своё предназначение здание сохранило и после революции. Сначала в нём располагались коммунальные квартиры, а с 1970-х, после проведения перепланировки — индивидуальное жилье. Но годы сделали своё… Как узнал корреспондент, здание начали реконструировать, но местные жители вышли на протест.

— Мы не против реставрации здания, но не таким методом, - говорит корреспонденту жительница соседнего дома Ирина Малоголовкина. - Дом №5 взят на реконструкцию с постройкой многоэтажки и подземными паркингами. Но документов, в которых бы говорилось о новой застройке, на сегодняшний момент не предоставили. Есть только декларация, в которой указана реконструкция, а не постройка нового здания.

Женщина также переживает и за своё жилье (Троицкая, 9). Отметим, что дом, в котором она проживает, находится впритык со строительной площадкой, а само здание построили без фундамента еще в 1825 году. Также он соединён с домом, который реконструируют.

— Любые действия, что будут происходить, уничтожат здание, - рассказывает женщина. - Если несущая стена, что соединяет 2 дома, упадёт, неизвестно, что будет. Ведь по этой стене — газовые трубы... Может быть утечка газа, может быть взрыв, может просто разрушиться наш дом. В этом доме живет 15 семей, не одна я. И мы неоднократно обращались к руководителям, но нас никто не услышал. Вызывали полицию, но никаких документов, кроме декларации на реконструкцию предоставить правоохранителям они не смогли. Несмотря на это, на объекте стоит тяжёлая техника для строительства.

По словам женщины, проектную документацию никто не видел, общественных слушаний — не было. Также нет документации, как будет укрепляться старое здание. Но если и есть нужные документы, то они должны соответствовать закону, всем необходимым нормам.

В свою очередь, адвокат фирмы заказчика застройки Вячеслав Кохляков говорит, что все необходимые документы есть, а сама территория в аренде:

— Троицкая, 5 — там находится полуразрушенное здание, которое реставрирует компания «Центр — Инвест 2005». Эта компания является заказчиком реконструкции, она взяла в аренду земельный участок под этим зданием, то есть: является законным пользователем и законным заказчиком строительства…»

По словам адвоката, фирма зарегистрировала в ГАСКе декларацию о начале подготовительных работ и отдельную декларацию о начале строительных работ. Но местные жители подали на них в суд иск, считая, что у компании — застройщика нет документов на строительство. Вместе с иском подали заявление об обеспечении иска путём запрета строить по адресу: ул. Троицкая, 5.

— Суд поддержал иск, запретив фирме и другим юридическим, физическим лицам проводить любые действия, связанные с застройкой по этому адресу. Суд не требовал от компании никаких документов, не получил подтверждение из открытых реестров ГАСКа о том, что декларации зарегистрированы, стройка ведётся законно, земля находится в аренде, - рассказал корреспонденту Вячеслав Кохляков.

Пока будет рассматриваться заявление компании «Центр — Инвест 2005» об отмене определения судьи по застройке, пройдёт время.

— Разрешение на реконструкцию, строительство должно быть при письменном согласии владельца, в данном случае горсовета. Но где в документах этого дела разрешение? Ведь нужно проверить, что указано в разрешении: строить новый дом или реконструировать памятку архитектуры Днепра, - говорит истец.

В свою очередь, ответчик заверил, что эти документы есть в документах этого дела.

Также ответчик предоставил «Заключение по результатам обследования строительной конструкции здания» по Троицкой, 9. Данное заключение было составлено, когда к жильцам дома № 9 приходил эксперт. Тогда было сделано полное обследование дома, где проживает истец, сделаны соответствующие выводы о том, как должна проводиться стройка, чтобы здание не разрушилось, какие необходимо провести действия для укрепления и неразрушения этих конструкций.

В документе значится: «На основании выполненого обследования здания по ул. Троицкая, 9 и полученных результатов можно сделать следующие выводы: здание построено в конце 18-го — начале 19-го века, по строительным подходам, действовавшим на период возведения. В процессе эксплуатации наблюдались неравномерные деформации с повреждениями ограждающей конструкции различной интенсивности. На состоянии здания оказывает влияние физический износ строительных конструкций. Фундамент здания традиционно во время постройки является продолжением несущих стен. При условий сохранений природной влажности грунтов у основания прогнозируется нормальная работа фундаментов в процессе его дальнейшей эксплуатации. Стены здания имеют локальные ставни, осадочные повреждения, физические разрушения материалов, локальные разрушения фрагментов планки. Общее состояние типичных стен оценивается как удовлетворительное (категория К2), в зоне участка парабирной вкладки — состояние, непригодное для нормальной эксплуатации (категория К3). В третьем этаже здания следует предусмотреть состояние парапета и при необходимости его усиления. Деревянные перекрытия, перегородки, состояние внутренней отделки на момент обследования были недоступны для наблюдения. Исполнительные чертежи отображают фактические повреждения по состоянию на октября 2016 года».

Но местные жители утверждают, что эксперта не пустили.

— Приходил к нам мужчина, представился от фирмы застройщика, но документы свои не показал, - утверждает Ирина Малоголовкина. - Жильцы его просто не пустили в квартиры. Да и приходил он не осенью, а вот, недавно.

Документы на реконструкцию с достройкой многоэтажки и подземным паркингом обвиняемая сторона передала в суд, но вот корреспонденту 056.ua их не смогли показать даже в электронном виде. В то время, как истец предоставил копии заявлений и жалоб, которые писали в прокуратуру и мэру Днепра с подписями жильцов.

Решением Бабушкинского суда, руководствуясь ст. 218 УПК Украины, суд отказал ответчику.

А далее-то что?

Пока суд да дело, СТРОИТЬ НЕЛЬЗЯ ОТЛОЖИТЬ. Где в данном предложении точка либо запятая, никто не знает!

Чтобы узнать, строители выходят уже на свои пикеты.

Только это уже совсем другая история (продолжение следует)!

Точнее — не совсем. Просто: продолжение следует.

Даже если Малоголовкина так-таки против!

...А ведь её криминальный талант, согласитесь, нельзя не признать.

Пока на поверхности океана второго сектора бушуют волны, подъедаются (просим воспринять этот троп как предостережение!) многочисленные ихтиандры третьего сектора где-то на дне, зная нишки да ямки оседания крох с барского стола. Их не тревожит судьба строительной отрасли, в целом страдающей от мышиной возни дерибанщиков разных рангов и уровней. Им не нужны ценности, которые в основе государственности, поскольку вряд ли читали басню про то животное, роющее корни дуба, — были бы жёлуди... Подохнет дуб — так разве он единственный?!

Были бы дубы!!!

Из ихтиандров третьего сектора самые талантливые умеют уходить от всего того, что погубило классического героя классического произведения. Обученная опытом дерибана Дома быта и сумевшая заработать на защите пострадавших вследствие пожара Славянского рынка Ирина Малоголовкина —  в числе наиталантливейших. Непотопляемая, она хорошо знает, где именно залечь на дно. Когда именно. С кем в первом секторе сдружиться, а тем более — во втором. А ещё лучше знает она, как играть на чувствах и слабостях людей, считающих себя истинными екатеринославцами. Хозяевами города, годами закрытого от вредного влияния извне и зашоренного лучшим, чем где-то в незакрытом, снабжением. Хозяевами центра, который... Ну, не пуп земли, да всё же — о-о-очень доходное место, если хорошо подумать. Если объединиться...

Не подумать ли ещё лучше всем, кто уже пострадал в результате действий подобного рода псевдоактивистов и профессиональных шатал? 

P.S. 

Стройки все чаще становятся объектом информационных, а иногда и прямых физических атак со стороны так называемой «профессиональной общественности». В этих атаках часто принимают участие известные и не очень общественные организации, политики, стремящиеся набрать вес в глазах электората, бизнесмены, решающие свои вопросы с конкурентами под видом «борьбы за справедливость». Обычному человеку в потоке информации, как правило, трудно понять, что именно не устраивает эту самую «общественность» и политиков в конкретной стройке. Никто не задумывается, что крупное строительство — это локомотив экономики, что его прекращение — удар по развитию конкретного города, района, двора.

Если общественные псевдоактивисты вопреки здравому смыслу и всем имеющимся документам создают для застройщика непреодолимые препятствия в его работе, это, согласно законодательству, следует трактовать как серьезное правонарушение. И привлекать нарушителей к ответу.

В противном случае коллапса в отрасли не избежать.

Как видите одна маленькая голова - в состоянии погубить одно большое дело!

Руслан Якушев


Теги статьи: НовостройкиЗастройкаЗастройщикДнепрАнтирейдерский союз предпринимателей Украины АСПУМалоголовкина Ирина

Дата и время 19 июля 2017 г., 12:30     Просмотры Просмотров: 2001
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
18 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.055507