АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

Жертва строительной аферы «Укогрупп»: «Самое ужасное, что нам никто не может помочь»

Жертва строительной аферы «Укогрупп»: «Самое ужасное, что нам никто не может помочь»
Жертва строительной аферы «Укогрупп»: «Самое ужасное, что нам никто не может помочь»

Деснянский райсуд столицы приступил к рассмотрению дела Анатолия Войцеховского. Войцеховскому, который год назад оказался под следствием, инкриминируют целый ряд статей Уголовного кодекса.

Его вместе с двумя соучастниками обвиняют в захвате земельных участков в Киеве, самовольном строительстве и присвоении средств инвесторов, которые покупали квартиры в жилкомплексах «Укогрупп».

Как раньше утверждали в прокуратуре, строительные аферы Войцеховского в несколько раз превышают по масштабу махинации печально известного «Элита-Центра». В отношении деятельности Войцеховского открыто 46 (!) уголовных производств. Застройщику предъявили подозрение в уклонении от уплаты 12,5 миллиона гривен налогов, а также в организации преступной группировки, самовольно захватывавшей земельные участки по всему Киеву. На этих участках строились жилкомплексы.

Летом прошлого года, когда Анатолия Войцеховского задержали, многих больше всего интересовал вопрос: почему это сделали только сейчас? В прокуратуре утверждают, что незаконным строительством подозреваемый занимался больше десяти лет. Возводил высотные дома, не имея на то никаких разрешений. Так почему же все годы МВД, прокуратура и столичные власти закрывали на это глаза? Ведь люди, поверив рекламе, продолжали покупать у Войцеховского квартиры.

После задержания скандально известного застройщика вопросов появилось еще больше. Строительство домов, в которых купили квартиры тысячи человек, остановилось. На некоторые объекты недвижимости наложили арест. На других объектах строительные работы запретили столичные власти, чем, по сути, навредили пострадавшим еще больше. Люди остались без денег и без квартир. Уже год как все стройки заморожены. По словам пострадавших, обещания столичных властей помочь им (а подобные заявления звучали не раз) закончились тем, что в КГГА им посоветовали… искать альтернативное жилье. Такой совет дали людям, большинство из которых вынуждены ютиться на съемных квартирах, потому что вложили в строительство все свои сбережения.

Почему они решили инвестировать деньги именно в дома Войцеховского? У каждого потерпевшего история своя. Людей прельщали относительно доступные цены, реклама, рекомендации знакомых. А вот киевлянка Ярослава Вильховая о стройках Войцеховского и не узнала бы, если бы ее туда не направили… столичные власти.

Ярослава — артистка балета. Танцевала в Ансамбле имени Вирского, затем — в Украинском академическом фольклорно-этнографическом ансамбле «Калина».

*Солистка ансамбля «Калина» Ярослава Вильховая

О доме на улице Руданского в Шевченковском районе столицы, который строила одна из фирм Анатолия Войцеховского, Ярославе рассказали в Киевском городском управлении культуры.

— В профсоюзе рассказали о возможности купить квартиру по схеме 70 на 30, — рассказывает «ФАКТАМ» Ярослава Вильховая. — То есть 70 процентов плачу я, а 30 — государственная помощь. По закону я как артистка государственного ансамбля имела на это право. Стала на очередь еще в 2005 году. Через год у нас с мужем родился сын, и вопрос собственного жилья стал еще актуальнее. В 2009 году в управлении культуры, наконец, обрадовали — мол, есть квартира, можете заключать договор. Речь шла о новостройке на улице Малой Китаевской. Нам уже даже сказали номер будущей квартиры, но в последний момент что-то произошло и эта квартира досталась другому человеку. А я осталась ждать своей очереди.

Эта неопределенность продолжалась три года, пока я не обратилась за помощью к журналистам. Тогда обо мне наконец-то вспомнили и вскоре дали направление на две квартиры: либо в жилкомлексе «Флагман», либо в новостройке на улице Руданского. Оба дома строил Анатолий Войцеховский. Мне на тот момент эта фамилия ни о чем не говорила. Взвесив все за и против, мы с мужем выбрали дом на улице Руданского. Оба понимали, что вкладывать деньги в строящийся дом — дело рискованное. Но подкупило то, что нам этот дом рекомендовали в управлении культуры. Мы наивно решили, что здесь не может быть обмана.

— Вы полностью оплатили квартиру?

— Да. Продали родительское имущество и заплатили 51 тысячу долларов. Строительство дома в тот момент только начиналось. Документы, которые нам показали, вопросов не вызывали. Обрадовало еще и то, что земля была в собственности застройщика, а не в аренде. На тот момент у застройщика было разрешение на строительство девятиэтажного дома, но представитель компании сказала, что они добиваются разрешения на 26 этажей. В договоре, который мы заключили, было сказано, что дом введут в эксплуатацию в 2015 году.

Но этого не случилось. По словам Ярославы, строительные работы велись очень медленно. А когда летом прошлого года в отношении Войцеховского открыли уголовное производство, стройка остановилась.

Этот дом на Руданского, 9а, в столице, в который жильцы должны были заехать еще в 2015 году, до сих пор не достроен. Стройка заморожена

— Когда Войцеховского задержали, дом был готов на 60 процентов, — продолжает Ярослава. — Люди, естественно, запаниковали. Одни были уверены, что Войцеховский — аферист, потому что не сдал дом в обещанные сроки. Другие доказывали, что ему просто помешали: дескать, если бы не это задержание, он рано или поздно стройку закончил бы. Действительно, есть много объектов, которые Войцеховский строил, не имея на это никаких разрешений. В некоторых случаях он разрешения получил, но вовремя не продлил их.

По сути, людей, которые вкладывали деньги в эти дома, обманули. Но у нас тот редкий случай, когда документы были в порядке. Тем не менее после задержания Войцеховского столичные власти разрешение на строительство аннулировали.

Сначала стройку приостановили, обязав застройщика устранить незначительные нарушения: натянуть сетку, чтобы строительный мусор не мешал соседям, установить ограждение и так далее. Застройщик это сделал, но в сроки, установленные КГГА, не вложился. Разрешение на строительство отменили. Сейчас все нарушения устранены, а стройка все равно заморожена. Нам негде жить, но это никого не волнует.

— Сразу после задержания Войцеховского киевские власти обещали помочь пострадавшим…

— В КГГА всем предложили вариант: организовать кооператив и подать на Войцеховского в суд. Люди из других жилкомплексов так и сделали, и в результате на их дома наложили арест. Теперь они с этими объектами ничего не могут сделать. Киевские власти тоже пожимают плечами: мол, чем мы можем помочь, если дома арестованы? Продолжать строительство незаконно. Люди сделали так, как им сказали власти, а получилось только хуже: теперь их стройки заморожены на долгие годы.

Вскоре после задержания Войцеховского я увидела заявление одного из советников киевского мэра. Он называл инвесторов лохами — дескать, сами виноваты, не проверяли документы, легкомысленно отнеслись к своим деньгам. Это заявление окончательно вывело меня из себя. Вложить деньги в эту стройку мне посоветовали именно столичные власти! А теперь оказывается, что это исключительно мои проблемы.

— По документам владельцем компании-застройщика был Войцеховский?

— Нет. Фамилии Войцеховского в документах нет, хотя всем известно, что курировал стройку он. Генеральный директор компании — совсем другой человек. Он рассказывал, что так, как Войцеховский, работают почти все столичные застройщики. Просто он не договорился с киевскими властями. Раньше договаривался, и к его стройкам не было претензий. А тут власти якобы попросили передать им сразу два объекта, а Войцеховский не согласился. Кстати, с самим Войцеховским мы тоже встречались.

— Уже после открытия уголовного производства?

— Да. Как вы, наверное, знаете, он вышел из-под стражи под залог. Живет в селе Красное Обуховского района Киевской области, ни от кого не скрывается. В этом селе ему принадлежит много домов, гостиничный комплекс, рестораны и даже частный зоопарк. Сначала мы нашли человека, который раньше работал у Войцеховского юристом. Он рассказал нам, что цели обмануть людей и забрать их деньги, не построив дома, у Войцеховского не было. Но ко многим вопросам он подходил, мягко говоря, безответственно. Например, деньги, которые люди вкладывали в строительство одного жилкомлекса, он мог отдать на возведение совсем другого объекта — а первый оставался недостроенным. Поэтому он никогда и не укладывался в указанные в договорах сроки. Кстати, когда я спросила у Войцеховского, почему наш дом не был построен в 2015 году, как было обещано, он пожал плечами: «А почему мы не в Швейцарии живем?» Вот и весь ответ.

При встрече Войцеховский заверил нас, что рано или поздно все было бы достроено, если бы власти не ставили ему палки в колеса. Говорил, что хотел обеспечить людей доступным жильем, создавал другим застройщикам большую конкуренцию, за что, дескать, и пострадал. Пообещал, что никуда не исчезнет, — мол, власти связали ему руки, но он все равно будет нас поддерживать. Вот только обещанной поддержки мы не увидели. Стройка заморожена. А после того, как мы вместе с другими пострадавшими провели в селе Красном акцию протеста, куратор стройки вместе с охраной вообще сбежали. Теперь мы вынуждены самостоятельно охранять дом, чтобы никто не разворовал стройматериалы и не разрушил то, что есть. Что будет дальше, неизвестно.

Здесь как минимум две стороны проблемы. Первая — сам Войцеховский и то, как он вел свой бизнес. А вторая — то, что Войцеховский не договаривается с властями, а власти хотят много и постоянно. В результате этих разборок пострадали больше 25 тысяч человек. Мы с мужем и сыном вынуждены жить в однокомнатной съемной квартире. Еще одна пострадавшая, Наташа, оказалась в такой же ситуации, а у нее трое детей! Только представьте, в каких условиях они сейчас живут.

Купить здесь квартиру нас убедило то, что рядом были уже построенные Войцеховским дома. Кто мог подумать, что проблемы начнутся в тот момент, когда будет строиться наш дом? Старшей дочке сейчас 16 лет, средней — шесть, а сыну всего три годика. Он родился в январе 2014 года. Мы надеялись, что в это время уже будем делать в новой квартире ремонт и вскоре туда переедем. А сейчас впятером снимаем однокомнатную. Уже устали жить в постоянном стрессе, жаловаться, писать заявления, чего-то ждать… И самое ужасное, что нам никто не может помочь.

Еще одна пострадавшая Ксения Волошина собиралась вместе с мужем жить в новой квартире. Они купили ее осенью 2013 года. Отдали все сбережения. Муж Ксении Андрей Волошин служил в АТО, был в горячих точках. Демобилизовавшись, надеялся, что ему будет куда возвращаться. Но неожиданно узнал, что долгожданной квартиры не будет.

— Муж уходил на войну здоровым человеком, а вернулся тяжелобольным, — рассказывает Ксения. — То, что у нас не будет квартиры, на которую мы годами собирали деньги, окончательно его добило. Он ночами не спал, не мог с этим смириться. В результате заболел раком… В этом году на Рождество его не стало.

Ксения по-прежнему живет в съемной квартире. Таких, как она, Наталья и Ярослава, сотни только в одном доме. Если говорить о других объектах Войцеховского, — тысячи. А в некоторых случаях уже после задержания Войцеховского люди неожиданно узнали, что их квартиры в недостроенных домах вообще перепродали другим.

Такая ситуация произошла, например, в жилкомплексе «Стародарницкий» на Харьковском шоссе. После задержания Войцеховского на стройку пришел никому не известный человек по фамилии Голенков и сказал, что теперь именно он владеет компанией-застройщиком. Заявил, что стройку замораживает. Голенков пришел не один — с ним были молодчики с нашивками «Безпека ПС». Они представились якобы «Правым сектором» и стали крушить все, что попадалось им под руку. Со стройплощадки вывезли оборудование, а дом отрезали от воды и электроэнергии.

— Во время захвата стройки Голенков во всеуслышание заявлял, что действует от имени столичных властей, — говорит один из пострадавших Сергей. — Известно, что раньше он занимал должность директора одного из коммунальных предприятий в Подольском районе Киева и владеет в столице несколькими недостроенными жилыми объектами. В конце октября Голенков пропал. Но тут выяснилось, что в соседнем жилом комплексе «Стародарницкий», который он тоже захватил, Голенков успел провернуть масштабную аферу. Девять человек из жилкомплекса «Стародарницкий» случайно обнаружили, что их квартиры… им больше не принадлежат! Голенков успел перепродать их по поддельным документам.

В прокуратуре Киева открыли уголовное производство по статье «Мошенничество в особо крупных размерах», на квартиры потерпевших наложили арест. Вот только Голенков почему-то до сих пор не задержан. Хотя, как выяснилось, он вовсе не скрывается. «ФАКТЫ» нашли его на одном из строительных объектов в Бортничах. Там он вовсю руководит стройкой дома на улице Харченко, 47—59, который, вопреки его обещаниям, никак не подключат к коммуникациям. Люди, купившие в этом доме квартиры, подозревают, что стали жертвами очередной аферы.

Автор: Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»


Теги статьи: СтроительствоНедвижимостьУголовный кодексВойцеховский АнатолийУкогрупУкогрупп

Дата и время 01 августа 2017 г., 15:12     Просмотры Просмотров: 673
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Что нужно сделать с Саакашвили?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.081942