АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал

Банкротство "Дельта Банка" стало крупнейшим на банковском рынке за всю историю независимой Украины

Банкротство "Дельта Банка" стало крупнейшим на банковском рынке за всю историю независимой Украины
Банкротство "Дельта Банка" стало крупнейшим на банковском рынке за всю историю независимой Украины

Банкротство "Дельта Банка" стало крупнейшим на банковском рынке за всю историю независимой Украины (Приватбанку, как известно, было подставлено многомиллиардное госбюджетное плечо).  

И сопровождалось оно столькими всплывшими наружу скандальными обстоятельствами, что в отношении его мажоритарного собственника Николая Лагуна возникает непреодолимое желание воскликнуть классическое жегловское "Вор должен сидеть в тюрьме!". Однако по прошествии уже почти двух с половиной лет после выведения "Дельты" с рынка Н.Лагун не обременен серьезными претензиями со стороны правоохранителей, по крайней мере, какие-либо обвинения ему лично не предъявлялись. Более того, несмотря на обилие пострадавших крупных вкладчиков, перед ним не закрывались и двери самых крутых тусовок, ресторанов, гольф-клубов… 

"Любі держдрузі" 

В комментариях в ответ на запрос ZN.UA Лагун отвергает наличие злого умысла в его действиях, предшествовавших выведению с рынка принадлежавшего ему финучреждения, заявляя об отсутствии сомнений в законности своих действий и действий большей части менеджмента "Дельта Банка". При этом он подчеркивает, что "одни и те же операции могут быть интерпретированы по-разному, поскольку очень многое зависит от контекста: когда принималось решение, какие задания решались, учитывать прогнозы и ожидания, а также нормативную базу, действовавшую на момент их проведения". Видимо, это следует трактовать таким образом, что если нарушения и были, то лишь чтобы капитал "надуть" или какую-то "почти безобидную" финансовую схему провернуть. Но ни о каком воровстве у вкладчиков, ни даже о масштабном инсайдерском кредитовании речь не идет — у героя нашего нынешнего повествования, как он заявляет, якобы просто не было собственных крупных интересов вне банковского бизнеса. (С полной версией комментариев Н.Лагуна можно познакомиться на сайте ZN.UA в публикации "Банкротство "Дельты": версия Николая Лагуна"!). 

Опытные банкиры — собеседники ZN.UA эту версию отчасти поддерживают, отмечая, что главной причиной банкротства "Дельты" было точно не кредитование связанных лиц, а в схемах по выводу капитала надо бы поискать высокопоставленных интересантов на высочайших должностях в украинской власти. Но очень маловероятно, чтобы это было рефинансирование НБУ, — слишком резонансной и рискованной еще с 2008–2009 гг. стала эта "тема". 

Лагун же, как и его крупные вкладчики, стал в итоге жертвой собственных амбиций и склонности к (не)здоровому авантюризму. А ведь именно эти два качества вкупе с казначейским бэкграундом и хорошо известной на рынке лагуновской способностью договариваться "хоть с самим чертом" в свое время помогли ему обзавестись не только собственным банком, но и весьма полезными связями в высоких чиновничьих коридорах.  

Неофициальный статус главного коммуникатора между проблемными банками и топ-распорядителями рефинансирования НБУ во время кризиса 2008–2009 гг. стал только одной из отправных точек для восхождения звезды Лагуна. Во времена Януковича он уже активно собирал-скупал проблемные кредиты и банки, крутил схемы рефинансирования "Нафтогаза" и входил в сотню самых богатых украинцев, по версии местного Forbes. 

Но как очень часто бывает в таких случаях, во время высокого взлета уходит земля из-под ног и теряется ощущение реальности. И если на старте "Дельта Банк" был очень высокорискованным и узкоспециализированным, но вполне работоспособным и высокодоходным бизнесом (хотя, по сути, НЕбанковским), то начавшийся впоследствии период собирательства всего и вся плохо лежащего на рынке закончился в итоге для банка плачевно. Админресурсом (особенно высоким и высочайшим) пользоваться очень заманчиво, удобно и прибыльно. Да вот только он обычно в конечном итоге подводит. Причем наступает этот "конечный итог" в самый неподходящий момент… Эти же ассоциации возникают сейчас, когда наблюдаешь за собиранием "мертвых и не очень тушек" группой ТАС Сергея Тигипко. И судя по тому, что ограничивать этот "неорганический" рост никто из слуг государевых даже не пытается, происходит это с высочайшего соизволения и, весьма вероятно, с учетом высочайших интересов. Но это уже — совсем другая история. Лагуновская же история хотя и очень показательная, но высокие и высочайшие украинские госчины так ничему и не научила. Как говорится, "учились-учились, а ошибки те же". 

Примечательная особенность, отличающая Лагуна от владельцев других банков-банкротов, — отсутствие персонального поручительства по рефинансированию. Любопытно и то, что Лагун — один из немногих владельцев банков-банкротов, о котором все еще пока значащаяся главой НБУ Валерия Гонтарева отзывалась как минимум нейтрально (если не сказать с симпатией). В частности, осенью 2015-го, то есть уже после признания "Дельта Банка" неплатежеспособным, Гонтарева в интервью ZN.UA произнесла дословно следующее: "Лагун построил банк, бизнес, да, построил суперрисково, но у него реальные портфели. Когда вывели "Дельту" в Фонд, на корсчетах был ноль, но проходит шесть месяцев — и уже более 2 млрд поступлений. То есть портфель рабочий, ничего не происходит с банком, бизнес работает, он — реальный". 

С этими словами Гонтаревой не очень коррелирует официальное заявление НБУ о признании "Дельта Банка" неплатежеспособным. В нем отмечалось: "Агрессивное развитие корпоративного бизнеса АО "Дельта Банк" и нехватка опыта в выбранном сегменте привели к значительному ухудшению качества кредитного портфеля и сокращению ликвидности банка". 

НБУ, кстати, был основным драйвером идеи национализации "Дельты", которую, однако, заблокировал Минфин во главе с Наталией Яресько (читайте — МВФ). Гонтаревой не удалось убедить Ощадбанк купить "Дельта Банк" даже за одну гривню. Глава правления "Ощада" Андрей Пышный, комментируя такой вариант, был недвусмысленным: "Активов ("Дельта Банка") недостаточно для выплат по существующим обязательствам. Любой из вариантов предполагает необходимость значительной докапитализации Ощадбанка". 

По данным Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), рыночная стоимость числящихся на балансе 85,5 млрд грн активов "Дельты" — 29 млрд (34% от балансовой стоимости). В их числе кредиты физлицам оценены в 11,3 млрд грн (из балансовых 29,5 млрд), юрлицам — в 9,94 млрд (37,8 млрд). 

Аудиторы "Эрнст энд Янг" (EY) по время forensic audit обнаружили, что "Дельта Банк" за последние три года жизни (с марта 2012-го по март 2015-го) скрыл убытки как минимум на 42 млрд грн. И, по крайней мере, с апреля 2014-го, учитывая реальные показатели нормативов ликвидности, "Дельта" была неплатежеспособна. А если смотреть на реальный показатель достаточности регулятивного капитала, то банк был неплатежеспособным еще... с апреля 2012-го. 

В EY также указывали на такие практики в работе "Дельты", как отсутствие договоров залога в кредитных делах заемщиков, завышение стоимости залогов, двойной залог активов, выдача кредитов после присвоения банку статуса проблемного и т.п. 

Абсурдность ситуации доходила до того, что "Дельта Банк" по нацстандартам финотчетности за 2014 г. декларировал... прибыль в 46,3 млн грн. Хотя то, что с банком не все в порядке, было понятно еще по итогам 2013-го, когда его процентные расходы превысили доходы на 303,8 млн грн. И доводы, что банк был "заточен" на получение комиссионных доходов, которые "зашивал" в свои продукты, выглядят, мягко говоря, неубедительно. 

Одной из возможных причин одобрительных отзывов главы НБУ о Лагуне и его обанкротившемся банке злые языки называют давнее сотрудничество в операциях (схемах?) с ОВГЗ, причисляя обоих к неформальному клубу казначеев, работавших во времена Януковича на "Семью" (через Колобова). Здесь участники рынка вспоминают в том числе о "прогонке" ОВГЗ, выпущенных для докапитализации "Нафтогаза", через ICU и "Дельта Банк". Ну а выводом через операции с ОВГЗ прибыли из госбанков сейчас интересуется даже Генпрокуратура... 

В этом же контексте вспоминаются нашумевшая "депозитная" история близких родственников Гонтаревой, выдача НБУ уже под ее руководством рефинансирования для "Дельты" под 2 млрд грн (на что Валерия Алексеевна в случае других банков была обычно скупой), отсутствие персональной гарантии Н.Лагуна по рефинансированию, уголовные производства ГПУ и НАБУ по сомнительным операциям "Дельта Банка", в которых правоохранители считают соучастниками преступлений в том числе должностных лиц НБУ. 

Суды и пересуды 

На 1 июля 2017 г. ФГВФЛ в пределах гарантийной суммы выплатил вкладчикам "Дельты" 15,58 млрд грн, а совокупные выплаты потянут на 16,1 млрд. Это самые большие расходы Фонда по банкам-банкротам. 

Читайте также: Коллекторы или банки?

По данным ФГВФЛ, объем средств физлиц в "Дельте" из категории "200+" — 8,8 млрд грн, а долг банка перед НБУ по рефинансированию на начало апреля составлял 8 млрд (на момент введения временной администрации — 9,3 млрд грн). Учитывая вышеприведенные неутешительные оценки Фонда о реальной стоимости активов "Дельты", очевиден риск, что либо вкладчики "200+", либо НБУ свои средства не получат (между ними как раз идут тяжбы по этому поводу в судах). Не говоря уже о юрлицах, среди которых также Ощадбанк и Государственное ипотечное учреждение (ГИУ), также рассчитывающие на возвращение своих миллиардов. Суммарные требования кредиторов к "Дельта Банку" — 53,7 млрд грн. 

Справедливости ради отметим, что кредитный портфель "Дельты" действительно не полностью "мертвый". Признаки жизни показывает, прежде всего, его розничная часть, что и обеспечило некоторое уменьшение долга банка перед НБУ (на 1,3 млрд грн) и погашение 25% (на сумму около 

3,7 млрд) обязательств "Дельты" перед ФГВФЛ (этот долг в 14,8 млрд образовался из-за гарантийных выплат Фонда). В феврале В.Гонтарева заявляла об уменьшении долга "Дельта Банка" перед ФГВФЛ и НБУ на 5,3 млрд грн. 

Объединение этих сумм в одну вряд ли было случайным, учитывая масштабные судебные баталии между НБУ и Фондом, которые никак не могут поделить, кому же достанется "выручка" банка. Чаще в судебных противостояниях побеждает ФГВФЛ, о чем свидетельствует в том числе решение Киевского апелляционного хозсуда от 14 февраля 2017 г. по делу, где предмет спора НБУ и ФГВФЛ — 3,36 млрд грн, которые ликвидатор "Дельта Банка" перечислил Фонду, а не Нацбанку. 

НБУ проиграл Фонду даже в Высшем хозсуде — по делу на 220 млн грн, полученных "Дельтой" в результате погашения облигаций Харьковского государственного авиационного производственного предприятия, которые выпускались под гарантии Кабмина. Такие судебные споры между НБУ и ФГВФЛ отнюдь не редкость и в случае других банков-банкротов (в частности, "Финансы и кредит", Златобанк, "Надра"). Предпосылка для конфликтов — противоречие норм различных законов. Если НБУ как обеспеченный кредитор может претендовать на средства банков-банкротов вне очереди на основании Закона "О залоге", то ФГВФЛ апеллирует к Закону "О системе гарантирования вкладов физических лиц", согласно нормам которого Нацбанк может оказаться лишь в седьмой очереди кредиторов. 

Сейчас суды Киевской области рассматривают, по крайней мере, пять исков НБУ к Н.Лагуну об обращении взыскания на предмет ипотеки. В прошлом году Нацбанк заявлял о попытках взыскать с него 767 млн грн по имущественному поручительству (земельные участки). Тогда же НБУ жаловался, что направил Лагуну три требования о необходимости выполнения обязательств, но "Укрпочта" вернула их "из-за невозможности вручить адресату". 

НБУ хвастался, что в первом квартале 2017-го выиграл три судебных спора с имущественными поручителями "Дельта Банка" об обращении взыскания на ипотечное имущество, которое оценщики оценили в 63,6 млн грн. НБУ судится, в частности, с ООО "Крем-1", среди учредителей которого — Лагун Антонина Ивановна. Следует понимать, сестра Н.И. Лагуна? 

Отсутствие же персонального поручительства по рефинансированию Гонтарева объясняла тем, что займы предоставлялись в том числе под залог бумаг ГИУ с госгарантией, благодаря чему, мол, получалась "максимально возможная оценка залога". Но важный нюанс: бумаги ГИУ не покрывали весь долг "Дельты" перед НБУ. 

Криминал 

"Дельта Банк" — как минимум один из "лидеров" среди банков-банкротов по количеству уголовных производств, открытых правоохранительными органами после его банкротства. Причем, в отличие от многих других финучреждений, в данном случае силовики интересуются не только топ-менеджментом. 

Следствие по одному из наиболее резонансных уголовных дел — №12014100000000703 — осуществляет Генпрокуратура. Это производство охватывает ряд сомнительных операций "Дельты", в частности, возможное использование 4,1 млрд грн рефинансирования НБУ (из полученных в 2014-м 10 млрд грн,) на приобретение валюты 

(535 млн долл.) с последующим ее перечислением за границу в интересах 12 связанных компаний, отдельные должностные лица которых были сотрудниками "Дельта Банка". Это — данные следователей. В этих операциях фигурировало также ООО "Бони и Клайд", о котором публично упоминали в ГПУ. 

Генпрокуратура не исключает, что соучастниками указанных преступлений были должностные лица НБУ. Нынешний зампред которого Екатерина Рожкова, в свою очередь, не исключала в публичных заявлениях, что из "Дельта Банка" могло выводиться рефинансирование. 

В рамках этого дела уже сообщено о подозрении экс-председателю совета директоров "Дельта Банка" Елене Поповой. В феврале прошел обыск в помещении, используемом "бывшим владельцем "Дельта Банка". В судебных материалах он обозначен как "ОСОБА_4" (в формате "ОСОБА_Х" обычно шифруют именно физических лиц). То есть следует понимать, речь могла идти именно о Н.Лагуне?.. 

"Дельта Банк" также фигурирует в списке десятка банков, подозреваемых НАБУ в растрате 12 млрд грн рефинансирования НБУ при содействии работников Нацбанка (уголовное производство №52016000000000119). По данным детективов НАБУ, растрата рефинансирования происходила с использованием корреспондентских счетов банков, открытых в Meinl Bank (Австрия), Bank Frick&Co. AG (Лихтенштейн), Bank Winter&

Co AG (Австрия), East-West United Bank SA (Люксембург). 

Схема в общем виде реализовывалась следующим образом. Украинский банк размещал свои средства на счете в иностранном банке. Последний под залог этих денег выдавал кредит для компании, так или иначе связанной с украинским банком. Когда же компания-заемщик не возвращала иностранному банку кредит, он списывал с корсчета украинского банка заложенные средства. По "странному" стечению обстоятельств, такое списание часто происходило даже после того, как НБУ признал соответствующий украинский банк неплатежеспособным. 

С "Дельта Банком" была похожая история (правда, списание средств произошло незадолго до официального признания его неплатежеспособным — в январе 2015 г.). По данным НАБУ, с корсчета "Дельты" в Meinl Bank были списаны 87 млн долл. из-за невыполнения компанией Silisten Trading Limited (Британские Виргинские Острова) своих кредитных обязательств перед Meinl Bank. 

Что это было — "классическое" выведение средств из банка или один из примеров схемы "рисования" капитала, которую использовали немало украинских банков для искусственного улучшения показателей капитализации, сейчас, следует понимать, пытаются выяснить детективы НАБУ. 

ФГВФЛ заявлял, что с корсчетов "Дельта Банка" в иностранных банках были списаны средства на 437 млн долл. И тут возникает вопрос: действительно ли банку требовалось рефинансирование НБУ? И мог ли он устоять, если бы не сомнительные операции? 

В.Гонтарева рассказывала, что одна из операций "Дельта Банка" "вообще должна войти в историю мирового мошенничества". "31 декабря 2014 г. мы установили, что корсчет в размере 227 млн долл., которые банк показывал у себя как актив, никогда не существовал. То есть банку не хватало капитала, и он с помощью технических проводок запутывал нас. Но в итоге не дожил даже до стресс-теста", — пояснила она. Сложно понять, как подобные факты соотносятся с нейтральными или даже положительными характеристиками "Дельты" и ее владельца... 

Кстати, к Лагуну есть претензии не только у правоохранителей Беларуси (из-за банкротства тамошнего "Дельта Банка"), но и Украины. В рамках уголовного производства №12015100060007940 Нацполиция проводит расследование по фактам завладения "бывшим главным акционером "Дельта Банка" (цитата из судебных материалов) средствами в сумме 241,8 млн долл. и последующей легализации этих средств. Напомним, 70,6% акций "Дельты" принадлежали Н.Лагуну. 

Постановлением от 5 апреля 2017 г. Печерский райсуд предоставил следователям доступ к документам о регистрации договоров "Дельта Банка" и кипрской Kalouma Holdings Limited о привлечении средств на условиях субдолга. Эта же компания фигурирует в упомянутом выше производстве ГПУ №12014100000000703 о выводе 535 млн долл. из "Дельты". 

С банком-иностранцем — Bank Winter&Co AG — связано и уголовное производство №12015100060007565, в рамках которого полиция подозревает бывшего первого заместителя главы совета директоров "Дельты" Виталия Масюру в выводе 50,6 млн долл. Еще в началу 2016 г. он был объявлен в розыск. Банкир в комментарии для ZN.UA обвинения отвергал и предполагал, что дело может иметь заказной характер, намекая на Н.Лагуна. 

В неоднозначных операциях засветилась и корпорация Cargill, которая была владельцем 29,39% акций "Дельта Банка". Cargill переуступила право требования к банку заемщикам "Дельты", в результате чего те получили возможность засчитать "однородные встречные требования", что для банка означало потерю активов. Из серии судебных споров по этому поводу значительная часть продолжается. Cargill высказывала мнение, что эти операции соответствуют украинскому и международному законодательству. ФГВФЛ классифицировал эти операции как вывод активов (2,5 млрд грн). 

В поисках инсайда 

Один из открытых вопросов: какой была реальная доля инсайдерских кредитов в портфеле "Дельта Банка"? Даже в официальных материалах ФГВФЛ по forensic audit, в отличие от других банков, эти данные не приводились. Что, не исключено, можно считать следствием хитросплетений операций, которые были проведены в банке в том числе перед банкротством. 

В.Гонтарева публично уверяла, что в "Дельта Банке" "практически не было кредитов связанных лиц". А пресс-служба НБУ в ответе на запрос ZN.UA решила избежать конкретики, отметив, что ужесточение требований НБУ по связанным лицам было утверждено постановлением от 12 мая 2015 г., тогда как "Дельта" была признана неплатежеспособной в марте 2015-го. 

"НБУ не осуществляет банковский надзор за банком, в котором введена временная администрация, осуществляется ликвидация, кроме получения отчетности в установленном Нацбанком порядке. Вместе с тем Фонд гарантирования осуществлял форенсик-аудит "Дельта Банка". Возможно, в процессе этого аудита были обнаружены связанные с банком лица", — предполагают в Нацбанке. 

Ранее источники ZN.UA неофициально сообщали, что объем "инсайда" в портфеле "Дельты" может быть как минимум 11,2 млрд грн, или около 30% корпоративного портфеля. Но если учесть средства, выведенные через иностранные корсчета инобанков, эту сумму можно умножать, по крайней мере, на два. 

И здесь вопрос даже не в качестве розничных кредитов. Гонтарева заявляла: "…банк выдал 4,5 млрд грн фиктивных кредитов частным лицам через одно отделение банка. 63 тыс. человек "получили" кредиты, даже не узнав об этом. А сам банк эти деньги просто обналичил и вывел". 

Сегодня продолжаются судебные споры ФГВФЛ с заемщиками, которые могут иметь те или иные признаки связанности с бенефициарами и экс-топ-менеджментом банка. 

Так, еще в июне 2016-го Хозсуд г. Киева частично удовлетворил иск "Дельта Банка" к ООО "Факториал М" (ранее называлось ООО "Бони и Клайд") и решил взыскать с ответчика 3,19 млрд грн. Вот только нюанс — "Факториал М"/"Бони и Клайд" уже на ликвидации... По данным госреестра, основной вид деятельности "Факториал М" — производство кино- и видеофильмов, телевизионных программ. Уставный капитал — 10 тыс. грн. 

Среди "дорогих" историй — иски ФГВФЛ под 2 млрд грн к структурам, связанным с агрохолдингами ТАКО и "Инсеко". Н.Лагун рассказывал, что привлек ТАКО к управлению "Инсеко", который достался ему за долги. Предполагалось, что активы "Инсеко" должны были перейти к ТАКО после выплаты долгов. Но, следует понимать, не сложилось. По крайней мере, значительная часть долгов осталась, заемщики обанкротились, перспективы возврата средств туманны. 

Еще один непростой крупный должник — ООО "Днепрметаллсервисгрупп". Предприятие было ликвидировано еще в начале 2016-го, а большие долги перед "Дельта Банком" (по оценкам ФГВФЛ, 3,6 млрд грн) остались. 

Согласно материалам уголовного производства №12015100060003249, кредит для ООО "Днепрметаллсервисгрупп" "Дельта Банк" предоставлял Нацбанку как обеспечение под его ссуды. И как отмечали следователи МВД, хотя оценка долга ООО "Днепрметаллсервисгрупп" указывалась в реестрах НБУ на уровне 2 млрд грн, "в действительности это имущество стоит в несколько раз меньше". "Такая завышенная оценка была предоставлена банком с целью уклониться от формирования резервов под данный кредитный портфель, а также под такой дорогой актив легко было получить рефинансирование", — констатировалось в материалах дела. 

 Дельта-банк 

Среди крупных заемщиков/должников "Дельта Банка", с которыми судился ФГВФЛ, — структуры, связанные с В.Новинским ("Херсонский судостроительный завод"), Р.Ахметовым (ООО "ЭСУ" — владелец "Укртелекома"), В.Нусенкисом ("Донецксталь"), В.Хмельницким и А.Ивановым ("Крымская девелоперская компания"). СМИ писали, что среди заемщиков "Дельта Банка" были и структуры Д.Фирташа, вместе с тем его обанкротившийся банк "Надра" сам предъявлял требования к "Дельте" (на 17 млн долл.). 

Едва ли не самая яркая долговая история последнего времени — признание судами недействительными договоров залога, которые заключали с "Дельтой" предприятия из корпорации "УкрАВТО" Т.Васадзе. Как следствие, из-под залога "Дельта Банка" "выехали" сотни автомобилей Mercedes-Benz, Chevrolet, Opel, ЗАЗ. И на таком фоне ФГВФЛ продал право требования к "УкрАВТО" почти на 1 млрд грн за 244 млн грн структуре, в которой прослеживалась опосредованная связь с... дочерью Т.Васадзе. При этом в "УкрАВТО" отрицали связь корпорации с покупателем его долгов. С формальной точки зрения, возможно, и корректное утверждение (вопрос юридических вкусов), а по сути — более чем сомнительное. 

Залогово-депозитные баталии 

Фонд гарантирования вкладов физлиц сообщал, что признал ничтожными сделки "Дельта Банка", которые были заключены для вывода активов, на 19,3 млрд грн, 

93,6 млн долл. и 18 млн швейцарских франков. ФГВФЛ указывал, в частности, на сделки обременения активов "Дельты" залогом в пользу отдельных кредиторов банка: в случае ГИУ — на 3,9 млрд грн, Ощадбанка — на 2 млрд. То есть фактически речь шла о передаче "Дельта Банком" своих кредитных портфелей в качестве обеспечения под депозиты отдельных вкладчиков. При этом в Фонде рассказывали, что в "Дельте" зависли средства ГИУ на 3,5 млрд грн, Ощадбанка — на 3,3 млрд, Укрэксимбанка — на 1,6 млрд. 

Судебные войны ФГВФЛ, например, с Ощадбанком и ГИУ с переменным успехом продолжаются уже несколько лет. И в целом выглядит довольно забавно (если не сказать глупо), что госструктуры не могут мирно между собой договориться. Трагикомичности добавляет креатив юристов. В частности, ГИУ в рамках одного из исков требует у суда... частично отменить постановление НБУ об отнесении "Дельта Банка" к проблемным. 

Все эти истории превратило в фарс удовлетворение Высшим специализированным судом по рассмотрению гражданских и уголовных дел иска Н.Лагуна к Ощадбанку и отмена его поручительства перед госбанком по долговым обязательствам "Дельты" на сумму около 4 млрд грн. Сейчас это дело рассматривает Верховный суд. 

Некоторые другие крупные вкладчики банка тужатся спасти свои средства "окольными путями". В частности, право требования компании "МТС" к "Дельте" на 1,5 млрд грн через финансовых посредников перекочевало к заемщикам банка, в том числе с Helen Marlen Group. Конфликтует с ФГВФЛ совладелец сети "Фокстрот" В.Маковецкий, который пытается в судах отстоять право на активы, переданные "Дельтой" в качестве обеспечения по депозитам на 1,2 млрд грн. 

Перед банкротством "Дельта Банка" тысячи более мелких вкладчиков "химичили" более традиционным способом — путем дробления депозитов, чтобы вписаться в гарантийные суммы. Причем из материалов уголовного производства НАБУ создается впечатление, что подобным могли заниматься также родственники В.Гонтаревой... Фонд гарантирования заявлял о замораживании выплат вкладчикам "Дельты" на сумму около 3 млрд грн из-за подозрений в дроблении депозитов. У Фонда были вопросы к 18 тыс. вкладчиков. Но в конце концов три четверти из них получили доступ к гарантийным выплатам. 

На фоне всего этого букета сомнительных операций в "Дельте" возникает вопрос: неужели НБУ оттягивал решение о признании банка неплатежеспособным не только из-за продолжительной дискуссии по поводу системности, возможной национализации, передачи его под контроль Ощадбанка, ГИУ, других структур и т.д.? Возможно, все банальнее — время затягивали, чтобы "успешно" завершить сомнительные операции в банке, которых было ну очень много?.. 

На запрос ZN.UA в Фонд гарантирования вкладов физических лиц редакция получила официальное письмо за подписью заместителя директора-распорядителя Светланы РЕКРУТ. 

Представляем краткое содержание ответов на наши вопросы. Следует отметить, что комментарии ФГВФЛ содержат, мягко говоря, несколько иной взгляд на события вокруг "Дельта Банка", чем у его бывшего мажоритарного акционера. 

Кредитный портфель АО "Дельта Банк" является разнородным по структуре. Он состоит из собственного и приобретенного кредитных портфелей. 

Так называемые инсайдерские займы входят в собственный портфель банка. При этом проблемы такого кредитования связаны не только с кредитами прямо (по законодательству) связанных с АО "Дельта Банк" лиц, но и с кредитами потенциально связанных лиц. 

Что же касается операций со связанными лицами, то следует отметить, что наиболее известными и значительными по результатам являются операции с аккредитивами на сумму более 110 млн долл. США, открытыми в пользу одного из акционеров банка. Часть таких операций не отображена в учете банка, какая-либо документация, которая подтверждала бы такие операции, вообще отсутствует... 

В дальнейшем связанное лицо использовало фиктивные аккредитивы для проведения отдельными крупными заемщиками банка операций по одностороннему зачислению требований, что привело к прекращению обслуживания кредитов и может привести к полной потере крупных активов банка... 

При проверке договоров, заключенных на протяжении года до признания банка неплатежеспособным, были выявлены факты вывода активов при участии связанных с банком лиц (сотрудников, отдельных финансовых учреждений, связанных с менеджментом банка). 

Так проводились операции по погашению кредитов с высоколиквидным обеспечением средствами поручителей, находившимися на счетах банка. Вследствие чего банк потерял права требования к заемщикам и высоколиквидное обеспечение, при этом поручители приобретали право регресса по кредитам, а реальных средств, которые можно было бы использовать для обеспечения деятельности банка, на погашение кредитов не поступало. 

Таким образом, были выведены активы банка, которые могли быть использованы для удовлетворения требований кредиторов, а некоторые вкладчики были поставлены в более благоприятные условия, чем другие, — вместо средств на счетах в проблемном банке им было предоставлено право регресса к заемщику в то время, когда другие кредиторы могут получить удовлетворение своих требований в общем, определенном законом, порядке... 

В отдельных случаях со связанными лицами проводились операции по продаже кредитного портфеля (отступлению имущественных прав по кредитным договорам). При этом такое отступление могло осуществляться по значительно заниженной цене, без проведения оценки имущественных прав, а покупатели рассчитывались за имущественные права средствами со счетов в самом банке, т.е. без реального внешнего привлечения средств. 

В частности, к никчемным были отнесены следующие операции: 

— по продаже/отступлению прав требования по кредитам — на сумму 1,4 млрд грн; 

— по погашению кредитов с нарушением действующего законодательства — на сумму 5,8 млрд грн; 

— с незаконным перекредитованием — на сумму 34 млн грн. 

По всем выявленным фактам банком поданы заявления в правоохранительные органы о совершении преступлений. 

При проведении анализа выявлено 14 контрагентов, проводивших операции с банком. При этом инсайдер банка был директором и/или акционером такого юридического лица. Банк их не определял как связанных лиц. В целом расчетная сумма ущерба, определенная ООО "Эрнст энд Янг Аудиторские услуги" в результате анализа деятельности банка (не только по операциям с инсайдерами), за проанализированный период составила 42,1 млрд грн (эта сумма ущерба рассчитана на основе выборочного анализа и не может считаться суммарным убытком банка).

Кредитный портфель АО "Дельта Банк" является разнородным по структуре — он состоит из кредитов юридических и физических лиц, а также из собственного и приобретенного кредитных портфелей. Приобретенный у других банков кредитный портфель является проблемным из-за низкого качества проверки кредитов при их покупке. Сейчас банком проводится работа по восстановлению прав по приобретенному кредитному портфелю, но качество портфеля довольно низкое. Он стал проблемным еще задолго до введения временной администрации, а его объемы очень значительные. Общая сумма поступлений от погашения кредитов за период со дня признания банка неплатежеспособным составляет почти 6 млрд грн. 

Когда проблемность банка стала очевидной, и он фактически не имел возможности исполнять свои обязательства, с отдельными кредиторами были заключены договоры залога, согласно которым банк передал в обеспечение выполнения собственных обязательств ипотеку, ценные бумаги, имущественные права на кредитный портфель банка. 

Почти все договоры были заключены под отложенное обстоятельство — введение в банк временной администрации. Договоры заключались или в период фактической неплатежеспособности, или несколько ранее, в некоторых случаях — с нарушением правил учета. 

Следовательно, целью таких договоров является "закрепление" наиболее ликвидных активов банка в случае начала процедуры вывода банка с рынка по отдельным кредиторам в обход остальных кредиторов. 

К никчемным были отнесены договоры по обременению активов "Дельта Банка" залогом в пользу отдельных кредиторов с нарушением действующего законодательства: 

— ГИУ: сумма никчемных договоров — 3,9 млрд грн; 

— Ощадбанк: сумма никчемных договоров — 2,04 млрд грн; 

— "Банк Авант": сумма никчемных договоров — 0,6 млрд грн; 

— пять отдельных кредиторов: сумма никчемных договоров — 4,5 млрд грн. 

Стоимость активов, обремененных залогом на условиях никчемных договоров, может принципиально повлиять на возможность удовлетворения требований кредиторов четвертой очереди, поэтому банк активно оспаривает в судах такие залоги и пытается изъять записи об обременениях из государственных реестров обременений движимого имущества. 

Банкротство "Дельты": версия Николая Лагуна 

— Как вы можете прокомментировать ряд уголовных производств относительно операций "Дельта Банка"? 

— Вопрос банкротства "Дельта Банка" резонансный, а потому внимание со стороны правоохранительных органов абсолютно закономерно. Отсутствие таких расследований было бы странным и нелогичным. 

Сейчас существует много слухов, предположений, версий и взглядов относительно отдельных операций банка. А потому само расследование в рамках уголовных производств должно всесторонне их рассмотреть и дать правовую оценку. 

При этом нужно понимать, что одни и те же операции могут быть интерпретированы по-разному, ведь очень многое зависит от контекста: когда принимались решения, какие задачи решались, учитывать прогнозы и ожидания и нормативную базу, действовавшую на момент их проведения. 

Все озвученные миллиарды и сотни миллионов смущают воображение, но не выдерживают проверки фактами и логикой.

Например, предположение, что полученное рефинансирование от НБУ было якобы выведено из банка, и называется фантастическая сумма свыше 4 млрд грн. При этом статистика показывает совсем другие цифры. Достаточно просто посмотреть на баланс банка в динамике, чтобы увидеть, что в период с начала 2014 г. по начало марта 2015-го (дата введения временной администрации) средства клиентов уменьшились на 5 млрд грн и на 650 млн долл. Вместе с тем прирост кредитов рефинансирования от НБУ составил всего 2,5 млрд грн. Кроме того, за этот же период "Дельта Банк" уплатил НБУ проценты за пользование его ресурсами на сумму около 1,1 млрд грн. О каком выводе средств можно говорить, если банк привлек 2,5 млрд грн рефинансирования и заплатил из них НБУ проценты на сумму 1,1 млрд грн, а потом профинансировал отток клиентских денег на сумму 5 млрд грн и 650 млн долл.? 

Это простая логика и математика! Хотя понимаю, что версия о выводе миллиардов звучит намного интереснее, но не хочу никого огорчать, она не имеет ничего общего с реальностью. 

Кроме того, в пределах указанных уголовных производств проведены многочисленные экспертизы, подтвердившие отсутствие убытков "Дельта Банка" и законность таких операций. 

— Согласны ли вы с тезисом/предположением, что если бы не было в том числе этих сомнительных операций, то "Дельта Банк" мог бы избежать банкротства? 

— Для меня было крайне важным сохранить жизнь "Дельта Банка" любым способом (национализацией, присоединением, разделом, продажей активов и обязательств и т.п.). Однако, к величайшему сожалению, события и противостояние оказались более сильными. 

Причины банкротства "Дельта Банка" были объективными, в частности: 

— почти треть кредитного портфеля банка находилась в Крыму, Донецкой и Луганской областях; 

— качество кредитного портфеля, который был сформирован в других областях, катастрофически ухудшилось (девальвация, потеря значительной части экспорта и рынков сбыта, общее ухудшение экономики); 

— заемщики, даже высококлассные, включая предприятия государственного сектора, прекратили обслуживать свои кредиты; 

— из-за девальвации пассивы банка в эквиваленте выросли почти в 1,5 раза (валютная часть пассивов банка составляла почти 50%), а активы, особенно валютные, существенно обесценились; 

— обострение процесса принудительного взыскания (права кредиторов). При этом для банка поступления из проблемного портфеля были весомым источником поступлений; 

— неподконтрольная паника и массовый отток средств вкладчиков вследствие серии информационных атак, обострение политической ситуации в стране и на Востоке Украины. 

У банка действительно была крайне агрессивная стратегия, направленная на органичный прирост (собственного кредитного портфеля) и неорганичный рост (покупка других банков и кредитных портфелей), и мы не были готовы к такому макроэкономическому сценарию падения. Но эта стратегия, планы и прогнозы были открытыми для клиентов банка, СМИ и одобрены регулятором. 

А вот вероятность макроэкономического падения была крайне невысокой и даже, в некоторой мере, форсом-мажором. В сложившейся ситуации хотелось бы больше поддержки от государства не для акционера, а для кредиторов и вкладчиков. И, на мой взгляд, это было бы вполне логично и обоснованно. 

— Объявляли ли вам правоохранители подозрение? Если да, то в рамках какого уголовного производства? 

— Нет, мне не вручали сообщение о подозрении ни в одном уголовном производстве. 

Однако у меня нет сомнений в законности моих действий и действий большей части менеджмента "Дельта Банка". 

А потому, со своей стороны, я всячески сотрудничаю со следствием, предоставляю всю информацию, которая у меня есть, и являюсь на все вызовы правоохранителей. Если в "Дельта Банке" и было корпоративное мошенничество, то разобраться в этом я хочу больше, чем кто-либо другой. 

— Как вы можете охарактеризовать свои отношения с Валерией Гонтаревой? Можете ли подтвердить или опровергнуть информацию о деловых контактах до ее назначения главой НБУ (в частности, в контексте общей работы "Дельта Банка" и компании ICU на рынке операций с ценными бумагами, в том числе ОВГЗ)? 

— Финансовый мир довольно тесен, все друг друга знают и общаются. Валерию Алексеевну, как и многих других коллег на рынке, я знаю давно, и отношения у нас всегда были исключительно деловыми.

 — Почему, в отличие от других владельцев крупнейших и крупных банков, НБУ не требовал от вас персональной гарантии по кредитам рефинансирования? 

— Рефинансирование "Дельта Банк" получал на общих основаниях, согласно действующим инструкциям. Как обеспечение НБУ были предоставлены высоколиквидные залоги, которые в два раза и больше покрывали рефинансирование. 

Надеюсь, что в процессе ликвидации залоговое имущество будет реализовано по приличной цене. 

Сейчас вопрос сохранения и эффективности реализации имущества лежит в зоне ответственности ликвидатора. Ни я, ни бывший менеджмент банка не имеем возможности проконтролировать и повлиять на этот процесс. 

— Какой объем инсайдерских кредитов в портфеле "Дельта Банка" вы признаете? 

— У меня как акционера банка не было другого бизнеса. Я занимался только банковским бизнесом, соответственно, потребности финансировании других направлений у меня не было. 

— Как вы прокомментируете результаты forensic audit "Дельта Банка", выполненного компанией "Эрнст энд Янг", согласно которым "Дельта Банк" в последние три года скрыл убытки, по крайней мере, на 42 млрд грн? 

— Я не ознакомлен с результатами аудита, поэтому мне трудно что-либо комментировать. Тем более я не знаю, какие конкретно задачи стояли перед аудиторами, какие методы использованы для его проведения, что именно аудиторы считают убытками и какие события повлияли на такое толкование, — все эти моменты важны для принятия оценочных суждений. 

Но из опубликованных в открытом доступе фрагментов аудита видно, что сами аудиторы дают раскрытие относительно невозможности точно определить цифры и их применить по  разным причинам, в том числе из-за продолжительности периода, отсутствия достаточных данных для анализа, неопределенности курса валют и событий. 

Говорить об убытках сейчас преждевременно, так как процедура ликвидации не завершена, а на балансе банка остается много активов. Повторюсь, что сейчас вопрос их сохранения и эффективности реализации лежит в зоне ответственности ликвидатора. Ни я, ни бывший менеджмент банка не имеем влияния на этот процесс. 

Если ликвидатор банка принял решение продавать ликвидный актив с дисконтом около 75%, возможно, и с соблюдением установленных процедур, то это исключительно его зона ответственности. 

Хотя я убежден, что есть другие, более эффективные варианты реализации активов. Ну, а такие действия влияют на наполнение ликвидационной массы и на определение окончательной суммы убытка или вообще его отсутствия. 

— Будете ли вы готовы как поручитель выполнить долговые обязательства перед Ощадбанком, если Верховный суд отменит решение ВССУ, которым было признано недействительным ваше поручительство? 

— На сегодняшний день есть решение суда, вступившее в законную силу, поэтому говорить о возможных сценариях преждевременно.

ua-banker.com.ua


Теги статьи: Финансовые аферыЛагунНиколай ЛагунДельта банкБанкиДельтаБанкБанкротствоБанкрот

Дата и время 21 августа 2017 г., 14:10     Просмотры Просмотров: 1375
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

Что нужно сделать с Саакашвили?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.063162