АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 0°C
Харьков: 1°C
Днепр: 2°C
Одесса: 2°C
Чернигов: 0°C
Сумы: 0°C
Львов: 0°C
Ужгород: 0°C
Луцк: 0°C
Ровно: 0°C

Независимость страны: для нас все только начинается

Независимость страны: для нас все только начинается
Независимость страны: для нас все только начинается

Ровесники возобновления независимости Украины и эксперты — об утраченных и будущих шансах страны.

Война, которую сегодня переживает Украина из-за российской агрессии, — это трагический метод ускоренного дозревания народа и расплата за предыдущие ошибки. Тысячи смертей и потери территориальной целостности можно было избежать, если бы воспользовались возможностями после распада СССР. По словам первого президента Украины Леонида Кравчука, события московского ГКЧП ускорило провозглашение, хотя по факту правильнее говорить — возобновление независимости Украины 24 августа 1991 года. Не будем забывать и о том, что еще 16 июля в 1990 года была провозглашена Декларация государственного суверенитета Украины.

Дальше началось самостоятельное плавание: с одной стороны, страна оказалась один на один с «кучей» проблем, которые нужно было решать, а с другой — это был шанс, за который боролось веками много поколений украинцев, отдавая свои жизни, самим строить будущее государства. Почему мы не смогли его использовать  как, например, те же страны Балтии, которые на сегодня являются членами Евросоюза и НАТО? Потому что они смогли поручить перестройку своих государств — державникам, и даже если таких не было на то время внутри их стран, они приглашали «своих» с Запада. В Украине к этому не были готовы. В отличие от балтийских обществ, наше было более пораженным — постколониальным и постгеноцидным.

Тем не менее, у нас все равно была небольшая возможность пройти между Сциллой и Харибдой, сделать ставку на нужных людей (их было мало, но они были). Однако мы пошли ошибочным путем. На 25-летие независимости в статье «От Киевской Руси — до европейской Украины!»(«День» № 150 за 22 августа в 2016 г.) мы подробно ответили на вопрос — какими были этапы уничтожения украинского шанса. Если кратко, то на заре независимости тогдашние деятели стояли далеко не на государственнических позициях. Именно в 1990-х были заложены или получили развитие: клановость, коррупция, кумовство, уничтожение оппонентов, привлечение «российского влияния».

И если во времена достаточно короткого президентства Леонида Кравчука шансы еще оставались (при всех проблемах, именно он сделал вклад в получение независимости, запретил компартию и сумел выйти из политического кризиса путем досрочных президентских выборов в 1994 г.), то во времена президентства Леонида Кучмы была окончательно сформирована система с перечисленными выше болезнями. Поэтому не удивительно, что когда Кучма захотел остаться на третий срок (не удалось) и продвинуть Януковича, восстал оранжевый Майдан. Дальше уже были потеряны шансы времен президентства Ющенко (правда, мины замедленного действия для него были заложены еще во время круглого стола в 2004-ом Кучмой и его другом Квасьневским), который так и не смог привнести новые правила в украинскую политику.

Чем и воспользовались Янукович и его покровители в Москве. Приход к власти «донецких» Кремль фактически использовал для активной подготовки войны против Украины. Перед этим они еще использовали порыв украинского общества, спровоцировав кровавый Евромайдан (это была часть спецоперации). И когда сегодня спрашиваешь у политиков или экспертов — а как так случилось, что первый Майдан выступил против Кучмы, а после второго он опять оказался «при делах» (представляет Украину в Минске), то правильного ответа не услышишь. Ориентируются только единицы.

В действительности, это свидетельствует о том, что мы до сих пор находимся на ошибочном пути, которым пошли в 1990-х. Не изменила систему ни первый, ни второй Майдан. Президентство Петра Порошенко с точки зрения объявления правильных слов и учреждение реформ по большей части носит символический и косметический характер. А те существенные сдвиги, которые мы наблюдаем в Вооруженных силах или в сближении с Западом, являются результатом борьбы общества и требованием времени и обстоятельств. В ошибочном пути мы зашли настолько далеко, что легко соскочить с него уже не удастся. Выруливать придется через большие испытания.

Мы опросили ровесников независимости. Что для вас независимость Украины, учитывая, что вы являетесь ровесниками возобновления нашей государственной самостоятельности? Стала ли Украина за 26 лет действительно независимой страной? Почему, по вашему мнению, Украина вовремя не воспользовалась своими шансами и оказалась в состоянии войны, хотя действительно рядом имеем агрессивного соседа? Что бы вы изменили? Частично адресовали мы эти вопросы и  известным экспертам.

«БОЛЬШЕ ВСЕГО ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ НАШИ ЛЮДИ ИЗБАВИЛИСЬ ОТ РАБСКОЙ ПРИХОЛОГИИ»

Николай СОБУЦКИЙ, депутат Луцкого городского совета, родился 2 января 1991 года, поэтому говорит, что успел пожить при советской власти. Окончил исторический факультет Восточноевропейского национального университета имени Леси Украинский, его выбор был определен жизнью. Поле в селе Коршев под Луцком, принадлежащее семье Собуцких, находилось рядом с древним городищем. Николай ребенком игрался, как оказалось, артефактами, найденными в их земле, после собрал коллекцию этих находок, которые оценил заезжий археолог, и предложил ему помогать в раскопках. В университете у него было свободное посещение, потому что работал в археологических экспедициях.

Кто мог подумать, что через много лет Николай с группой волонтеров из Волыни поедет в составе гуманитарной миссии «Черный тюльпан» на восток Украины, где будет разыскивать уже не артефакты, а останки погибших в этой необъявленной войне: как украинских военных, так и тех, кто воевал с другой стороны ... Больше года провел он в «Черном тюльпане». Собуцкий был и не самой яркой личностью луцкого евромайдана. Весь этот предыдущий опыт — революционный и военный — закономерно привел его в политику. Он стал депутатом Луцкого городского совета, но так и не начал бояться высказывать собственное мнение, а не то, которое требует партийная дисциплина. Сейчас он начал сотрудничать с организацией «Госпитальеры», собирается работать водителем-ассистентом в зоне так называемого АТО.

— Особых чувств по поводу того, что я родился в год, когда Украина обрела независимость, не испытывал и не испытываю. Потому что эти 26 лет мы на самом деле не были независимыми. Независимость полученная на бумаге, получена достаточно легко, потому и не ценится. За нее еще нужно бороться и бороться. Но я чувствую гордость за людей, которые борются за независимость Украины. Это они в 2014 году пошли добровольцами на фронт, пошли за Украину, а не за льготы, за землю, потому что тогда еще никто не мог знать, выживет ли вообще, не говоря о каких-то материальных благах. О них не думали. Думали о государстве. Наша беда — в наличии агрессивного соседа, а имея и правительство, и Верховную Раду, которые не являются независимыми, мы обречены бороться за независимость именно таким образом. Воевать с оккупантом, с агрессором.

Евромайдан еще не закончился. Мы же видим, кто оказался у власти, как одни олигархи воюют с другими, и для всех них Украина является лишь географической территорией, а не государством. Поэтому у нас одни очень богатые, а другие, и их немало, до неприличия бедные. У нас не воспитан средний класс, он не имеет поддержки. Я скажу о своем селе. Когда уничтожили колхозы и раздали людям земельные паи, то очень многие крестьяне были психологически просто не готовы к этому. Несколько поколений (дед, отец, сын) привыкли ходить в колхоз, что-то там украсть для себя, выпить... А земля требует большого труда. Землю получили, а на приобретение техники для ее обработки нет денег. Поэтому и отдали свои паи олигархам и на своей земле работают на них, как рабы. Больше всего мне хочется, чтобы наши люди избавились от своей рабской психологии.

«НАШ РАССВЕТ СРЕДИ САМОЙ ТЕМНОЙ НОЧИ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ»

Александр ФЕДОРИШЕН, руководитель Центра истории Винницы, председатель ОО «Спільнота «Iсторія Вінниці»:

— Я не помню день 24 августа 1991 года, потому что на тот момент был 4-месячным младенцем. Но сочетание собственной «точки отсчета» с общегосударственным событием восстановления независимости Украины всегда позволяло делать определенные выводы относительно нашей коллективной зрелости. Независимость для меня — это прежде всего память о тех, кто веками за нее боролся. Кстати, в этом году исполняется 25 лет со дня архиважной и незаслуженно забытой церемонии — передачи полномочий Президента УНР в изгнании Николая Плавьюка избранному украинцами Президенту Леониду Кравчуку. То есть еще в 92-м мы декларировали неразрывную связь Первой Республики с днем сегодняшним.

Жаль, что в дальнейшем все начало возвращаться к постсовку, разрушить который мы смогли только в 2014-м. Цена этого «отрезвления» — кровь наших соотечественников и агрессия Российской Федерации. Но мы меняемся к лучшему, быстрыми темпами. У нас есть уникальная способность к самоорганизации, выработанная веками в статусе «ворот Европы». Это позволяет мне, как историку, прогнозировать, что наш рассвет среди темной ночи еще впереди. В следующие 25 лет Украина обязана превратиться в не менее мощного субъекта региональной политики Балтийско-Черноморского региона, имея сбалансированную экономику и уникальную культуру, которая уже сейчас привлекает мир.

«БЕЗ СОБСТВЕННОЙ ИНИЦИАТИВЫ НИЧЕГО НЕ СДВИНЕТСЯ С МЕСТА»

Светлана ЯРОВАЯ, депутат Винницкого городского совета, участник проекта правительства Японии «Корабль молодых лидеров мира», общественный активист:

— Быть ровесницей независимости всегда для меня почетно и символично, потому что мой возраст и состояние отражает молодость и осознание процесса преобразований. 26 лет — это такое время, когда молодой человек должен был уже найти себя, выбрать свой вектор в жизни и двигаться к заданной цели. Словом, 26 — это время, когда есть силы, потребность и возможность работать не покладая рук. Так и наша страна сейчас на этапе преобразований и становления себя как независимого игрока на карте мира.

Украинцы уже воспользовались шансом отстоять свою независимость и не раз. Но 2014 стал последней кровавой каплей. Вспомните, тема украинской борьбы за независимость в течение полугода не сходила с экранов мировых СМИ. И сейчас послы и имиджмейкеры Украины в мире постоянно борются со стереотипом, что Украина это не где-то за Россией, это отдельное суверенное государство в центре Европы, с европейским видением и глубокой древней культурой. Это я почувствовала в нынешнем году, когда представляла Украину на проекте «Корабль молодых лидеров мира» (SWY). Сейчас мы ищем средства на то, чтобы этой осенью отправить хотя бы двух человек на Генеральную ассамблею проекта SWY, чтобы они представили Украину на международной арене среди всех стран — участников SWY. А особенно перед Россией, делегирует большое количество участников, поскольку их участие финансируется на уровне государства.

Если говорить об изменениях, то каждый должен начинать с себя. Я постоянно слышу нарекания в адрес нашей страны от граждан — при первом вызове и задачи, связанные с системой правил или законодательством, в которой мы сейчас живем. Да, мы движемся к упрощению процедур, стремимся к повышению жизненного комфорта. Но это сложно делать, когда собираются «единомышленники», которые при первой же возможности начинают жаловаться на «все и вся». Возьми и сделай! Вот я — винничанка, я люблю свой город, я не уехала в Польшу или Швейцарию, а пошла на выборы и осталась в родном городе, чтобы его развивать. Так сложно, так бывает криво, но вместо того, чтобы критиковать, лучше посоветуйте, самоорганизуйтесь, покажите пример. Так, у всех есть свои обязанности, но очень важно понимать, что без собственной инициативы ничего не сдвинется с места. Надо ориентироваться на результат, а не ждать, что кто-то сделает все за меня!

«МЫ НЕ УМЕЕМ БЫТЬ ДЕМОКРАТАМИ. НО УЧИМСЯ»

Инна ЗЕЛЕНАЯ, сотрудник управления общественных связей Херсонского городского совета:

— Всегда считала, что мне повезло, потому что я не помню всех этих «прелестей коммунизма», о которых говорят пожилые люди: дешевая колбаса, «настоящее мороженое», сироп из одного стакана. Я родилась, и у меня уже была моя страна, со всеми достоинствами и недостатками. И с самого детства я знала, что хочу жить именно здесь, видеть, как она крепнет, сделать в ее развитие свой вклад.

Не думаю, что мы стали полностью независимыми. Возможно, потому, что Украина еще очень молодая как отдельное государство. 26 лет независимости — не такой уж и долгий путь. Нас еще держит колониальное прошлое, мы не обучены самостоятельности и не умеем быть демократами. Но мы учимся. Доказательство тому, конечно же, Революция Достоинства.

Кроме того, чрезвычайно популярный сегодня родной язык, чего раньше в Херсоне, например, не было. Это очень важно: молодые люди сознательно выбирают украинский, учат языку своих детей. Это один из компонентов, формирующих нацию и государство.

Так же радует большое количество волонтеров, активных общественных организаций, разумной креативной молодежи, с которыми приходится сотрудничать или просто восхищаться их талантами.

Сегодня Украина платит высокую цену за свое преобразование. Но меняется. Нам сложно дается восприятие собственной свободы именно потому, что в историческом плане мы долгое время были подчинены Советскому Союзу. Эта привычка, что есть какая-то рука, которая постоянно указывает нам, что делать. В этом, наверное, и кризис, который возник уже после Революции Достоинства. Мы поднялись, заявили о праве быть самостоятельными, готовы отстаивать свои права с деревянными щитами против огнестрельного оружия, заявили о том, что мы заслуживаем лучшей власти. Впрочем, контроль за властью, которая пришла на смену старому, нам дается гораздо труднее. Именно низкое качество правящего класса все годы независимости, на мой взгляд, привело к значительным внешним долгам, потере части территорий, войне на востоке, коррупции. И сегодня у нас есть проблемы с прогнозированием и стратегией будущего.

Я хочу, чтобы все изменения мы начинали с себя. Мы — те, кто родился уже в годы независимого государства. Нам дано творить историю. Мы должны учиться, развивать страну, делать ее сильной в гуманитарном и научно-техническом плане. И помнить, что другого государства у нас нет. Без пафоса. Нас не ждут в других странах. Не думайте даже, как наши родители, о том, в какой стране будут жить их дети. Мы должны сделать так, чтобы хорошо жилось нам уже сейчас.

«УКРАИНА ДОЛЖНА РАЗВИВАТЬ СВОЮ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ВО ВСЕХ СФЕРАХ — ОТ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ДО КУЛЬТУРНОЙ...»

Аля ЛОГИНОВА, работает в отделе аналитики и адвокатуры Кировоградского областного отделения ВБО «Всеукраїнська мережа ЛЖВ», занимается защитой прав людей, больных ВИЧ, и паллиативных больных, осуществляет мониторинг публичных закупок больницами города и области через систему «Prozorro»:

— Для меня Независимость, как новый отсчет времени, как 12.00 на циферблате, после чего начинается новая эпоха, как начало вызова и целая вечность впереди, чтобы сделать что-то хорошее ... Совершенно верно определена эмоция, которую я чувствую, — гордость. Больше — ощущение окрыленности и вдохновения, а также благодарности нашим предкам за то, что имеем возможность строить нашу собственную страну. Думаю, что за 26 лет Украина не стала полностью независимой, и было бы нечестно утверждать другое. Но что такое 26 лет для цикла жизни целой страны, а тем более для вечности?..

Наши отношения с Россией строились в течение очень долгого периода, и даже понимая настроения с «той стороны», еще пять лет назад никто и представить не мог, что эти отношения можно разрушить таким позорным и ужасным способом. Несмотря на это, я считаю, что Украина, разорвав отношения с РФ, имеет все шансы для развития. И это — ответственность молодого поколения воспользоваться этими шансами. Используя все методы и рычаги влияния на нынешнюю и будущую власть, от которой зависит принятие официальных решений. И даже на неофициальном уровне мы тоже можем многое…

Будь моя воля — я сделала бы все возможное, чтобы прекратить войну на востоке, перевела бы часы назад — спасла тех, кто заплатил жизнью за нашу Независимость. Но как бы я это все делала? Очень сложно сейчас об этом говорить. После того, видимо, инициировала настоящую люстрацию, а не на бумаге. Смена власти неизбежна, особенно на местах нужно создавать новую систему управления. Украина должна развивать свою самостоятельность во всех сферах — от энергетической до культурной…

«НАМ НУЖНО УЧИТЬСЯ НЕЗАВИСИМОСТИ»

Игорь КАБАНЕНКО, адмирал, бывший первый заместитель начальника Генштаба ВС Украины:

— Много факторов влияло на формирование системы безопасности и обороны Украины. В разные времена они были разными, иногда — диаметрально противоположными с разрушением того, что уже было создано и отходом назад. Но, по моему мнению, основной фактор был связан с влиянием политиков и политики. Именно политики убеждали: Украина — миролюбивое государство, и нам ничего не угрожает. То есть тезис миролюбия почему-то был привязан к нелогичному и необоснованному тезису отсутствия угроз. Уже в первые годы независимости огромный военный потенциал Украины начал сокращаться. В разных интерпретациях сокращения (оптимизация, реформирование и др.) Украина двигалась все 26 лет. Поэтому из года в год политики определяли параметры сокращения численности Вооруженных Сил Украины, голосовали за крайне недостаточный оборонный бюджет, которого хронически не хватало на минимальные потребности войск (сил), — были годы, когда на боевую подготовку в бюджете вообще был определен нуль гривен. На рубеже веков военные в прямом смысле этого слова выживали — смешное в рыночных условиях денежное обеспечение задерживали кварталами и полугодиями.

В целом, военное руководство было зажато с одной стороны — политическими указаниями по сокращению войск (сил), с другой — существенными бюджетными ограничениями. Во время сокращения из состава Вооруженных Сил выводилось вооружение и военная техника, которые потом размещались на так называемых «базах и складах избыточного и непригодного вооружения и имущества», которые не принадлежали Вооруженным Силам. С них военное имущество шло на реализацию и утилизацию.

Ситуацию усложняла непубличная политика, которая является опасным постсоветским феноменом. Помню, как в 2010-м в Администрации Президента нас принуждали отказаться от общих мероприятий с НАТО, угрожали. Ужасные вещи, ведь за ними не было ни государственных интересов, ни личной позиции со стороны тех, кто требовал всего этого, только желание угодить конкретным политикам, которые стояли выше. Часто, особенно в 2013 году, политическая позиция украинского истеблишмента по отношению к РФ вырисовывалась из информационных клише Кремля: «мы — славянские народы-братья», «нас связывают исторические корни» и т.п., хотя на практике с той стороны много чего делалось с точностью до наоборот. Влияло ли это на мировоззренческую позицию украинских военных — риторический вопрос, это крайне негативно отразилось на готовности войск (сил) защищать государство во время событий в Крыму и начальной фазы  конфликта на Донбассе.

Даже в таких непростых условиях в доконфликтные годы военные искали пути поддержания боеспособности и боевой готовности войск — неслось боевое дежурство, проводились командно-штабные учения, полевые выходы, полеты авиации и походы кораблей, поддерживалась исправность вооружения и военной техники. Наши военные принимали участие во всех (!) операциях Альянса, Силах реагирования НАТО и Боевых тактических группах ЕС, в миротворческих операциях ООН, проходили службу в штабах НАТО. Ежегодно в Вооруженных Силах Украины проводились учения оперативно-стратегического уровня.

В то же время стратегическая ошибка в определении внешнеполитических векторов и пренебрежительное отношение к своим Вооруженным Силам привели к утрате территорий в 2014 году.

Считаю, что Украина нуждалась и нуждается сегодня в крепком потенциале для своей обороны — таково геостратегическое положение нашей страны.  В последнее время много сделано для укрепления боевых возможностей Вооруженных Сил Украины, это факт. Но стали ли мы сегодня реально независимыми как государство — вопрос не только военный, даже значительно больше, чем военный учитывая всесторонний формат новой генерации войн. В сугубо военном контексте этого вопроса следует еще много сделать, потому что ряд вопросов остается открытым и нуждается в вынесении уроков.

Один из них — это морское пространство Украины. Идет речь об исключительной морской экономической зоне государства, на которую распространяется суверенитет Украины. Для простого сравнения: это территория почти в 3 раза больше, чем Крым. Она содержит залежи полезных ископаемых на морском дне, в первую очередь газа и нефти, огромные возможности развития морехозяйственного комплекса Украины, портовой перевалки, доставки грузов по морю, которые в 22 раза дешевле авиационных, в 12 — автомобильных и в 6 раз — железнодорожных. Это огромное количество рабочих мест и социально-экономических аспектов.

Следует отметить, что уже после аннексии Крыма, пользуясь слабостью военно-морского потенциала Украины, Россия захватила активы «Черноморнефтегаза», месторождения возле Одессы и добывает там украинский газ — около 2 миллиардов кубических метров в год.

Вызывает обеспокоенность развитие ситуации вокруг Керченского пролива, где Россия активно строит мостовой переход. Этот мост существенно влияет на экономику Украины, так как его арка ограничивает проход крупных судов в порты Мариуполь и Бердянск. После ее установки суда типа Panamax по своим габаритам не смогут проходить под этим мостом, это приведет к сокращению на 25-30% объемов оборота Мариупольского порта. Введенное Россией в одностороннем порядке закрытие Керченского пролива в августе-сентябре этого года в связи со строительством  моста принесет полумиллиардные убытки экономике украинского Приазовья.

Все это грубо нарушает Конвенцию ООН по морскому праву, регламенты Международной морской организации и негативно будет влиять на социально-экономическую ситуацию на севере Украины. Дестабилизационные прогнозы, к сожалению, не добавляют проактивности к деятельности государственных структур Украины в решении упомянутой проблемы. В то же время следует констатировать: наблюдение за развитием событий будет провоцировать наихудшие сценарии.

Указанное является исключительно политико-военными угрозами, так как давление на экономику является лишь способом дестабилизации ситуации с открытием другой стороне политико-военных возможностей использования ее последствий в рамках новой генерации войн. Один мой хороший товарищ, он британец, сказал: «Что люди бы сделали, если бы другая страна перекрыла Ла-Манш или Дания перекрыла Балтику? В Великобритании это было бы немедленный отзыв парламента».

Нам нужно учиться независимости. «Мы не можем», «у нас этого нет» — неправильные фразы. На самом деле мы можем много, потому что у Украины есть огромный потенциал. Вопрос в другом — почему он не реализуется? Ведь в начале независимости все говорили об «экономическом чуде», которое обязательно продемонстрирует независимая Украина. Не так много лет назад каждые 8 месяцев со стапелей только одного кораблестроительного завода в Николаеве сходил эсминец, а на другом строили авианосцы. Но, потеряв 70% своего военно-морского потенциала в Крыму, за три с половиной года Украина не построила (не закупила) ни одного патрульного катера, который сейчас пригодился бы. Это политики и политика. Независимость любой страны не измеряется красивыми лозунгами, она формируется нацией — единой, сильной, живучей. «Мы должны добиться того, что нужно, — и только потом мы получим настоящий успех» — когда-то сказал Уинстон Черчилль. Золотые слова. Как раз о независимости Украины.

«ВЛАСТЬ НЕ ВРЕТ, КОГДА ГОВОРИТ, ЧТО РЕФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЯЮТСЯ»

Юрий ЩЕРБАК, публицист, дипломат:

— В мире очень мало по-настоящему независимых стран. Ведь любая страна, вступающая в международную организацию или систему международных договоров, не является полностью независимой. В большой степени эта страна зависит от тех положений, которые она подписала. Украина намного более независима, чем многие другие страны в мире, и нам не нужно посыпать головы пеплом и кричать, что нами руководит Вашингтон. Считаю, что Вашингтон сейчас вообще никем не руководит. Мы являемся независимой страной с определенными ограничениями, с определенным лимитом нашей свободы, возможности выбора, потому что мы сейчас находимся под давлением, под агрессией огромной злой силы.

Эта злая сила не остановится даже после падения режима Путина. Нам нужно с этим считаться и быть готовыми, что давление и агрессия против нас со стороны РФ не прекратится в течение всего столетия. Мы находимся в большой войне не просто за нашу свободу и независимость, а за наше право существования на этой земле. Поэтому мы должны в большой степени уважать, оберегать и улучшать качество нашего государства, которое является единственной защитой украинцев в этом мире. Никто другой нас не защитит — никакая Европа, ни Меркель, ни Макрон, ни Трамп. Поэтому мы должны понимать, что нужно полагаться на собственные силы.

За 26 лет мы строили по крайней мере три государства. Первое — продолжение УССР, то есть постсоветское государство со всеми «прелестями» правоохранительных органов, которые фактически являются карательными со времен Дзержинского, с абсолютно несправедливой системой судопроизводства, с коммунистическими остатками ментальности. Эта коммунистическая ментальность заключалась в неприятии дискуссий со своими оппонентами. Вторая — это дикая капиталистическая жестокая действительность, когда бизнесмены думают, что все политические вопросы, особенно такие деликатные, как национальное самосознание, можно решать путем денежных компромиссов. И все это в условиях того, что частная собственность является предметом рейдерских атак. Одним из ярких представителей этого этапа был Янукович, который пытался построить полностью бандитское государство. При этом внешнюю политику он полностью отдал РФ. Таким образом мы становились очень опасным объектом манипуляций со стороны Кремля.

Третье государство мы начали строить сейчас. Началось оно от Революции Достоинства и войны с РФ. Прошло лишь три года, и это государство еще очень слабое, но это новая Украина. Эта Украина имеет шанс стать европейской страной, имеет шанс подать заявку на членство в ЕС и НАТО не позднее 2022 года. Но для этого нужно провести огромную работу. Власть не врет, когда говорит, что реформы осуществляются. Они действительно идут, но медленно. Через 10 лет люди заметят, что реформы действительно происходили в течение всего этого времени. Но нужно каждому гражданину начинать с себя. Не может быть так, что у себя во дворе человек строит рай, а рядом за воротами оставляет помойку.

Я не понимаю постановку вопроса, когда некоторые обсуждают, стоит ли эту страну покидать. Миллионы людей не собираются уезжать из Украины, но не говорят об этом как о каком-то подвиге. В этом нет никакого подвига. Это норма для любого сознательного и порядочного гражданина.

Подготовили: Наталья Малимон,, Луцк; Олеся Шуткевич, Винница;, Иван Антипенко, Херсон; Инна Тильнова, Кропивницкий; Иван Капсамун; опубликовано в газете «День


Теги статьи: СССРНезависимостьУкраинаДень Независимости

Дата и время 24 августа 2017 г., 14:51     Просмотры Просмотров: 598
Комментарии Комментарии: 0

Похожие статьи

«Особая двадцатка»: Кто в Украине ездит со спецсигналами
"Мы все делали одну работу - ложь": сотрудник кремлевской "фабрики троллей" рассказал, как выдумывал фейки про Украину
Скоро зима. Полиция обещает проверить всех перевозчиков страны

Украина планирует подписать соглашение о "безвизе" еще с несколькими странами, – Порошенко
Стало известно, когда в Украине заработает 4G
Шкиряк не чувствует себя в безопасности в Украине, но говорит, что в США и Европе еще хуже

Страна терпил! Ни в одной стране не видела подобного, - блогер
"Пусть они себе под Верховной Радой могильник поставят!"
Почему Путин не хочет мира в Украине

"У россиян истерика": блогер рассказала, как Украина стала для Турции важней помидоров
Варшава не может указывать Киеву, каких героев себе выбирать, - глава Института нацпамяти Польши Шарек
Спецоперация на Закарпатье: всплыли интересные данные о владельце частной границы

Комментарии:

comments powered by Disqus
20 ноября 2017 г.
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.074734