АНТИКОР — национальный антикоррупционный портал
Киев: 2°C
Харьков: 6°C
Днепр: 8°C
Одесса: 10°C
Чернигов: 1°C
Сумы: 4°C
Львов: 1°C
Ужгород: 4°C
Луцк: 3°C
Ровно: 3°C

После Майдана Медведчук начал зарабатывать огромные деньги на украинцах

После Майдана Медведчук начал зарабатывать огромные деньги на украинцах
После Майдана Медведчук начал зарабатывать огромные деньги на украинцах

Анонсированная вчера изданием «Новое время» статья о причинах резкого подорожания сжиженного газа и о масштабных махинациях на этом рынке была сегодня, 1 сентября, опубликована в журнале с таким же названием.

Действия СБУ помогли компании, связанной с Медведчуком, кумом российского президента, подмять под себя рынок автомобильного газа, говорится во вступлении к этому разоблачительному материалу…

Александр Басюк, юрист из Киева, в августе занялся перепланированием личного бюджета. Заплатив $ 700, он переоборудовал собственный автомобиль Mitsubishi Outlander на сжиженный газ. Надеялся сэкономить. А цены на этот вид топлива неожиданно резко выросли — за последний месяц лета сразу на 45 %. “Неприятно,— говорит Басюк.— И я думаю, что это только начало”. 

Вместе с киевским юристом пострадали еще около 1,3 млн украинцев—собственников автомобилей, которые выбрали жидкий газ как дешевую альтернативу бензину. Это не просто люди, а, по данным консалтинговой компании UPECO, 16 % от общего количества автовладельцев. В их число входят почти все сотрудники столичных служб такси, едва ли не поголовно выбравшие автогаз.

Целая армия пользователей создает гигантское потребление: объем рынка этого топлива составляет около $ 1 млрд в год, что делает его интересным для больших игроков.

За счет роста цен увеличивается и привлекательность рынка. Оптовая цена на сжиженный газ недавно достигла отметки в 30 тыс. грн за тонну. Это означает, что на заправке его будут продавать по 17,5 грн за литр, хотя еще две недели назад он стоил 11 грн.

В Одесской, Николаевской и Луганской областях можно увидеть на ценниках и цифру “18”. Доходит до того, что заправки не хотят продавать автогаз, ведь если его весь раскупят, придется стоять в “сухом” состоянии, что с технологической точки зрения недешевое удовольствие.

По данным Украинской энергетической биржи, сжиженный газ в Украине стоит уже дороже, чем в Словакии и Польше, и приблизился к ценам стран Балтии, где доход у населения больше. Даже немцы на своей богатой родине платят за него немногим больше, чем водители на украинских заправках.

Сливки снимают поставщики. Для них, по словам Игоря Чернявского, совладельца сети АЗС КЛО, премия за тонну выросла с $ 20–40 до $ 200–300.

“Слишком высокий спрос на топливо породил дефицит”,— отмечает Александр Сиренко, аналитик UPECO. Многие автомобилисты в последние годы переходили на газ: в 2017‑м рынок рос на 15 % в месяц.

Главным выгодополучателем от сложившейся ситуации стал, как утверждает целый ряд экспертов и народных депутатов, Виктор Медведчук, бывший глава Администрации президента Леонида Кучмы и действующий кум хозяина Кремля Владимира Путина.

Господин выгодополучатель

29 августа премьер Владимир Гройсман собрал по газовому вопросу экстренное совещание, где назвал происходящее “диверсией против Украины”. Там же он дал указание до 15 сентября стабилизировать ситуацию с ценами.

“Наконец‑то в Кабмине поняли, что жидкий газ — это стратегический ресурс”,— подчеркивает Олег Широков, исполнительный директор Украинской ассоциации сжиженного газа.

Примечательно, что на заседании Гройсман обратился к Службе безопасности Украины (СБУ), потребовав, чтобы та “прекратила вмешиваться в рынок”.

Слова эти прозвучали неслучайно. Скачкообразный рост цен спровоцировала монополия, которая возникла на рынке в начале года. А ее, в свою очередь, создала СБУ, которая в ноябре 2016‑го потребовала от энергетической таможни остановить цистерны со сжиженным газом из России и Беларуси, принадлежавшие разным поставщикам, чтобы проверить топливо на наличие “отравляющих и сильнодействующих средств”. “Это абсурд, ведь жидкий газ сам по себе является отравляющим средством”,— комментирует Виктор Журавлев, финансовый директор газового трейдера УкрГазПетролеум. 

Но таможня заблокировала цистерны. А в марте текущего года Минэкономики по инициативе все той же СБУ запретило импортировать сжиженный газ 16 крупным украинским компаниям и 8 фирмам-нерезидентам.

Претензиями к качеству топлива СБУ не ограничилась, обвинив импортеров в неуплате налогов, выведении денег в офшоры и финансировании терроризма.

После давления со стороны депутатов и участников рынка заблокированные ранее цистерны таможня все же пропустила.

Но СБУ оставила в силе одно важное ограничение: сжиженный газ у Роснефти, чей ресурс составляет около 40 % украинского рынка, теперь имеет право покупать лишь одна компания — Протон Энерджи, принадлежащая израильскому гражданину Нисану Моисееву. Та, в свою очередь, реализует топливо своим украинским трейдерам — фирмам Глуско и Креатив Трейдинг.

Таким образом и образовалась монополия: фактически 40 % рынка оказалось в руках одного израильтянина и двух трейдеров. Причем сразу несколько участников рынка, а также народный депутат Сергей Лещенко уверены: компании Моисеева связаны с Медведчуком, пророссийским политиком и кумом Путина.

“Эти компании — Глуско и Креатив — однозначно медведчуковские,— говорит Журавлев из УкрГазПетролеум.

А ведь еще в прошлом году доля Глуско и Креатива на рынке сжиженного газа составляла 1 %.

В действиях СБУ отечественные поставщики газа видят “злой умысел”. “Задача была зачистить рынок под Медведчука”,— объясняет Сергей Михалик, собственник полтавской трейдинговой компании СВГ-Плюс.

Решение украинских силовиков с российской стороны “поддержала” Федеральная служба по техническому и экспортному контролю, разрешив продавать сжиженный газ в Украине только компании Роснефть, которая может иметь дело исключительно с Протон Энерджи. Россияне объяснили свое решение так: они, мол, не хотят, чтобы их жидкий газ использовался для военных целей.

И даже если теперь заставить украинские госорганы демонополизировать рынок, те скажут, что они тут ни при чем, жалуются в один голос украинские трейдеры.

Сам Моисеев дефицит автогаза объясняет рыночными факторами. “Украинский кризис подхлестнули сезонный рост потребления и нехватка подвижного состава [для перевозки топлива],— утверждает бизнесмен.— Отдельная тема — хранилища. При пиковом потреблении 150 тыс. т в месяц резервуарный парк составляет всего 40 тыс. т”.

Но отечественные трейдеры считают, что израильтянин лукавит. “Все резервуары облгазов [бизнесмена Дмитрия] Фирташа залиты газом Моисеева,— подчеркивает Михалик из СВГ-Плюс.— Вот так и получается “дефицит хранилищ”.

При этом обе компании Моисеева часто недопоставляют обещанные объемы автогаза, чем дезориентируют рынок.

Эксперты говорят, что от дефицита сжиженного газа выиграли не только структуры Медведчука, но и украинские производители этого ресурса, в частности государственная Укргаздобыча и Укрнафта, мажоритарная доля в которой также принадлежит государству.

Однако отечественные добытчики покрывают потребности рынка не более чем на 30 %. А спрос растет, а вместе с ним — и импорт. За 20 дней августа 70 % автогаза, по данным UPECO, зашло в Украину из России — напрямую от Роснефти и через посредника — Беларусь. А значит, победу вновь празднует тандем Моисеев—Медведчук, а также государственная российская Роснефть.

Тем временем в самой СБУ проигнорировали запрос НВ относительно мотивов скандальных решений службы в газовом вопросе.

Фактор рынка

Не только правоохранительные органы и российский регулятор, но и рыночные факторы сыграли свою роль в повышении цен на сжиженный газ: мировые котировки на этот ресурс также растут. Кроме того, остановились на плановый ремонт заводы, у которых украинские трейдеры закупали товар,— несколько производств Роснефти, Сургутский ГПЗ, Мозырский НПЗ.

Есть проблемы и со стороны Укрзализныци (УЗ). Железнодорожный оператор страдает от дефицита локомотивной тяги, отмечает Артем Куюн из консалтинговой компании А-95. И даже если привезти танкерами более дорогой сжиженный газ из Казахстана или Алжира в Одессу, УЗ не сможет доставить его на автозаправки по всей стране. Кроме того, государственная железнодорожная монополия сама страдает от дефицита топлива, поэтому ее операционные возможности ограничены.

Небольшое количество газа трейдеры закупают в Польше, однако везти его приходится на автомобильных газовозах, что значительно сокращает объемы поставок. Так что с задачей диверсификации поставок украинский рынок не справился, резюмирует Куюн. 

Потребители же переходят на бензин, рассказывает Инна Коваль, директор ТРТ Ойл Ритейл, которая продает талоны и смарт-карты на автомобильное топливо. “В августе стабильно, на протяжении восьми лет, цена на газ поднималась. Но чтобы подняться так, как в этом году,— такого не было никогда,— признается она.— И теперь мои клиенты вернулись к бензину”.

Мечты о независимости

Александра Устинова, один из лидеров Центра противодействия коррупции, которая заправляет газом свою шестилетнюю Mazda, жалуется, что теперь она вынуждена переплачивать в месяц 1,4 тыс. грн, чтобы удовлетворять свои логистические потребности. Но на бензин пока не переходит: экономия от газа стала на 40 % меньшей, но все равно, мол, осталась. “Я очень зла от всего этого”,— признается Устинова.

Она задумывается: могло ли правительство как‑то повлиять на ситуацию на рынке автогаза?

Ответ есть у Журавлева из УкрГазПетролеум: не могло, а должно было повлиять. “Простейшее, что напрашивалось, чтобы остудить пыл Медведчука,— повысить акциз в два-три раза и забрать маржу, за которую все борются”,— отмечает представитель трейдинговой компании. Он также предлагает полностью заблокировать импорт жидкого газа из России, чтобы рынок перешел на альтернативные источники.

Руководитель агентства ExPro Геннадий Кобаль с такой мерой не согласен. “Резко закрывать поставки из России рискованно, пока нет альтернатив”,— считает он. Но добавляет: в ситуацию должен вмешаться Антимонопольный комитет, ведь в вопросе поставок российского автогаза действует реальная монополия Протон Энерджи.

Эксперты предполагают, что в сентябре рост цен на жидкий газ прекратится, и, возможно, они немного просядут. Уже законтрактованы поставки из Казахстана и Алжира. “Когда котировка достигает $ 500 за тонну, к нам едет Казахстан,— комментирует Сиренко из UPECO.— А в Украине котировки уже превысили этот уровень”.

Адекватная цена жидкого газа в Украине — 11 грн за литр, считают в отраслевой ассоциации. При такой цене рынок сбалансирован.

Куюн из А-95 считает, что если цены на топливо, которое всегда было символом экономии, не вернутся к прежним уровням, то люди предпочтут сократить поездки либо же вообще откажутся от использования личного автомобиля. “Сжиженным газом пользуются не от хорошей жизни”,— говорит эксперт.

Для крупных продавцов ресурса конечному потребителю — группы Приват, БРСМ, ОККО, WOG — ситуация является опасной, ведь в их бизнес-модели на один литр продаваемого бензина продается один литр сжиженного газа, по данным А-95. Поэтому падение объема продаж критично.

Рынок должен сделать выводы из создавшейся ситуации. Необходимо наращивать украинское производство жидкого газа, отмечает Кобаль из ExPro.

И трейдеры, и эксперты сходятся в одном: необходимо сокращать зависимость от российских поставок и монополии Моисеева—Медведчука. “Рынок адаптируется, и ситуация станет понятной”,— делает вывод Журавлев из УкрГазПетролеум.


Теги статьи: МонополистМоисеев НисанПротон ЭнерджиРоснефтьПодорожаниеЦеныавтовладельцыСБУМахинациисжиженный газНовое ВремяМедведчук Виктор

Дата и время 01 сентября 2017 г., 21:46     Просмотры Просмотров: 2330
Комментарии Комментарии: 0

Комментарии:

comments powered by Disqus
loading...
Загрузка...

Наши опросы

На чьей вы стороне в событиях под Радой?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте
0.093576